Охота I: GM до 30.04
Охота II: Asgeir McLaughlin до 26.04
Ведьма: Berthold Ackermann до 27.04
Сумерки: Albert Calvert до 20.04
Атлантида: Lot Whitefern до 28.04
Аукцион: Lot Whitefern
Восточный экспресс: Aiden Moss до 28.04
24.04 Не проходим мимо, расширяем Аркхем описанием своих любимых мест
19.04 Любуемся трейлером к предстоящим событиям, а заодно спешим узнать новости о пополнении среди АМС
18.04 Недельное объявление. Не упустите возможность придумать свой стикер!
12.04 Просим всех обратить внимание на свежие новости и предстоящие события. Начинаем готовиться к переводу времени с:
01.04 Мы решили немножко пошалить ;) С 1 апреля!
25.03 Мы меняем дизайн и поздравляем Лота!!!
О всех найденных ошибках и пожеланиях можете сообщить в теме баг-репорта!
Дорогие гости, добро пожаловать в «Аркхем». Мы играем мистику, фэнтези, ужасы и приключения в авторском мире, вдохновленном мистическими подростковыми сериалами, вроде «Волчонка» и «Леденящих душу приключений Сабрины», и произведениями Г. Ф. Лавкрафта.
my blood

Rosamund & Logan Hale
полезные ссылки

Arkham

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Arkham » Сгоревшие рукописи » Слабая плоть


Слабая плоть

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

http://risovach.ru/upload/2019/02/mem/matylyok_199789647_orig_.jpg

Samantha Ryan & Hector Einarsson
06.11.2018, близко к вечеру, где-то между домой и работой


Раз-два-три-четыре-пять!
Я иду вас расчленять!

+5

2

[indent] Здесь каждое существо считало себя вершиной эволюции, пропитанное гнилым самомнением и эгоизмом, она видело себя на самом верху горы, но это лишь замкнутый круг, цикл, который никогда не прекратится. Такое она уже видела во множестве миров, которые оказались ей доступны или лишь едва приоткрыты - глупые создания шли наперекор своему предназначению. Кто-то пытался уподобится богам, некоторые искали средства от всех болезней, другие жаждали стать богами сами, но все они потерпели крах и становились заложниками этого порочного круга. И среди всего этого разнообразия, именно человек был самым отвратительным существом, при всей своей внешней привлекательности. Он нагло вмешивался в жизнь вселенной, давал имена тем вещам, которые в них не нуждались, словно присваивая ее себе. Но у человечества нет абсолютно ничего, за исключением знаний, даже так называемая Земля не принадлежит им, ведь это часть невообразимо огромного Космоса. Даже знания были лишь порождением законов и правил, которые с давних пор существовали на этом голубом шарике, их человек тоже присвоил себе. Все это было прекрасной причиной к полному уничтожению людей с лица этой прекрасной планеты.
[indent] И тем не менее, люди пробуждали любопытство у Сайнатоглис, хотелось ей понять причины такого вот поведения - инструмент адаптации, ведь она в данный момент находилась в чужом теле. Да она наблюдала за ней и после открытия разрыва сразу же выбрала ту, кого знала наиболее хорошо, но древней предстояло научится социальности, без нее по началу никак. Способ обучения человечности был выбран неоднозначный, правильнее сказать - совершенно неверный, но останавливаться уже было поздно. Полезные для нее данные она решила узнать у своей будущей жертвы, за которой она начала следить пару-тройку дней назад. Она чувствовала от него животный запах, напоминающий ей один из миров, где ей доводилось побывать. В нем люди нашли лекарство в крови, но только вот она же их и превратила в лохматых чудовищ, лишенных разума и воли. Но этот был не таким, в этом городе многое не поддавалось логическому обоснованию, совершенно не удивительно, что Отец выбрал начинать именно с Аркхема. И пока прочие древние занимались своими делами, а Отец скрывался от чужих глаз, Сайнатоглис решила найти себе занятие по силам. Например, похищение тренера, а что уж дальше делать она придумает.
  [indent] — Gnaiih, он не человеческая тварь, ты видишь? - древняя прошептала большую часть слов на человеческом языке, побочные действия от сосуда. Прежде чем начать всю эту затею, слабейшая великая подготовила подвал в доме, где жил ее сосуд. Инвалидная коляска с крепкими кожаными ремнями, на всякий случай кляп и стульчик для нее самой.
  [indent] Она не позволила тренеру вернуться домой, оказавшись в нужный момент за спиной и приложив к его голове обломок деревянного бруса, а после ухватив тело за ногу, потащила в подвал, совершенно не переживая, что их могут обнаружить. По правде говоря, это стоило бы зевакам переживать по поводу встречи с Сайнатоглис, которая совершенно не собирается мешкать и давать шанс им. К счастью для всех, древняя смогла без приключений дотащить мужчину до подвала, где закрепила его в инвалидной коляске и уже после взялась приводить в чувства.
  [indent] — Живой? - она пощелкала пальцами рядом с его ушами, а после снова надела перчатки,  одно случайное прикосновение ее пальцев к нему и есть шанс, что он в ближайшие два часа сохранит свое буйство, - Просыпайся, чудовище.

+2

3

Признаться, Гектор был чертовски уставшим за день. Сначала пришлось возиться с перевязками для пожилой пары, затем вправлять вывихнутый сустав молодому дурню, который решил погеройствовать и полез под обвал вытаскивать жертву катастрофы. Эйнарссон еще долго отчитывал парня, который, весь красный от стыда, сидел напротив него с зажатым между зубами кожаным ремнем. Конечно, вывих вправить дело нехитрое, особенно для бывалого спортсмена, но все же, после процедуры, герой-недоумок был отправлен к настоящим хирургам, благо, к вечеру их стало ощутимо больше.

Все потому, что из Бостона была прислана бригада врачей.

Работы хватало всем и всюду. Особенно к концу дня, когда стала собираться небольшая поисковая бригада. Гектор решил отправиться вместе с ней, чтобы меньше появляться в университете. Ему хватило позавчерашней встречи с жуткой твариной. После нее так и хотелось приложиться к хмельному, чтобы горькой отравой утопить все воспоминания о произошедшем. Но времени, на самом деле, не было даже на то, чтобы помыться и побриться, потому Гектор выглядел как настоящий доисторический человек – едва ли не под глаза заросший бородой, со спутанными волосами, давно не видевшими горячей воды и уже ощутимо попахивающий потом. Наверное, не будь у него такого чуткого нюха, он бы даже не заподозрил такого.

Впрочем, прогулка была ему явно по душе.

Четыре часа ползания на брюхе стали продуктивными. Он нашел в одном подвале семью из трех человек, а в другом – пожилого дедушку, который оказался придавлен балками к полу и изнемогал от боли и голода. По признанию самого исландца, совершать такие поступки было очень приятным. Казалось, что так он заглаживает свои ошибки в прошлом. Но самообман остается сам собой, какая бы попытка по его подавлению не была предпринята. Гектор не стал копаться в себе в очередной раз. С него и так хватало этих моральных дилемм.

Он спас четыре жизни от смерти, так что есть, как минимум, чем гордиться.

Домой он решил добраться самостоятельно, несмотря на предложения парней из поисковиков довезти его до искомого места. На самом деле, Гек снова старался произвести на старушку Гвиневру, которую хлебом не корми, но дай полюбоваться на театральные драмы. Актрисы бывшими, к сожалению, не бывают. Эйнарссон решил сократить путь через переулки, и шагая по темным закоулкам, думал над тем, что его ждет завтра.

Наверняка, его снова отправят в поисковые бригады. Или может быть…

Удар со спины оглушил его. В глазах резко потемнело, и мир померк. Гек провалился в небытие, потеряв счет времени. Оборотень ощущал, как его вроде бы волокут, а может ему просто показалось? В любом случае, удар был неожиданным и когда Эйнарссон пришел в себя, голова начала тотчас гудеть, как колокол.

- Живой? – голос, вроде бы женский, прозвучал над самым ухом, заставив мужчину отпрянуть в сторону от громкого звука, но что-то не дало ему уйти слишком далеко. Тугие ремешки на руках и ногах надежно зафиксировали его в одном положении на каком-то кресле.
- Что? Что происходит? Какого черта тут творится? – первой, не до конца оформившейся мыслью Гека было именно это – непонимание, непринятие ситуации, - И какого черта ты меня связала?

И только спустя мгновение до Гека дошло. Его назвали чудовищем.
Стало не по себе.

+2

4

[indent] — Живой, прекрасно, - древняя обошла мужчину вокруг, рассматривая, как подопытную мышь, - видывала я подобных тебе, немного иного толку, а ты прекрасно справляешься со своей звериной сущностью.
Бывала она в иных мирах, где были твари подобные той, что сейчас сидела перед ней и задавала нелепые вопросы. Те, что встречались ей ранее были абсолютно лишены рассудка из за своей чудовищной сущности, а причиной тому были бледноликая луна и кровь, которая сводила с ума, заставляя превращаться в нечто, что едва ли имело обозначение на языке человеческом. Этот же, которого она похитила, оказался сильнее своего настоящего облика и она бы изменить это, однако, это будет слишком опасно для столь удобного сосуда. Сейчас ее больше интересовало человечество и то на что оно способно, пусть судить об этом по единичному экземпляру было глупо, но ведь это лишь начало, да и Отец сам сказал. что его дочь может делать что угодно и как угодно, лишь бы люди меньше думали о том, что там на болотах, заботясь лишь о том, что тут - в городе, который был явно не в порядке.
    [indent] — Что ты? - ухватив его пальцами за подбородок, она повернула его одной стороной к тусклому свету, потом другой, как же ей хотелось снять перчатки и прикоснуться к этому телу пальцами, заставить то биться в агонии и желании сдохнуть как можно быстрее, но идти за новой мышкой для опытов совершенно не хотелось, - Знаю, что в тебе сидит звероподобная тварь, только вот не могу понять какая. Поможешь мне с этим?
[indent] Однажды ей встретилась женщина, произошло это в далеком или параллельном этому мире, она могла обращаться в большую и красивую кошку. Женщина была монахиней в церкви исцеления больных от распространяющейся заразы, днем и ночью она занималась спасением человечества от падения в безмолвную пучину тьмы. Она была самой настоящей святой при жизни, город только и делал, что говорил о ней, что и сыграло с ней злую шутку. Это все привлекло любопытную Сайнатоглис и она сделала то же самое, что и сейчас с этим мужчиной. Похитила, приковала и начала спрашивать, но вот ответов в тот раз не получила, а только лишь отпор.
[indent] Монахиня приняла свой звериный вид, что стало для нее самой огромной ошибкой, щелчок пальцев древней прервал злобный рык кошки, которая рухнула на землю и скрючилась в агонии боли, что пронизывала ее тело. Сначала захрустели кости, заставляя конечности выгибаться чудовищным образом, после начала отслаиваться плоть вдоль позвоночника и свисая лоскутами вниз - теперь получившееся существо едва ли напоминало кошку, а монахиню и подавно. Обезумевшее и потерявшее рассудок от той боли, что пришлось перенести и своего нового лика, существо в ярости своей превратило церковь в свою обитель, а среди людей начали ходить слухи о чудище, что Кровоглотом зовется и пожирает всякого, кто осмелился сделать шаг на территорию бывшего храма божьего.
  [indent] — И будь любезен, не пытайся освободить своего зверька, это паршиво кончится, - сев прямо напротив человека, древняя закинула ногу на ногу и мило улыбнулась, насколько позволял ей сосуд, - Давай просто поговорим, а потом я тебя отпущу, а если повезет, то мы станем хорошими друзьями, - богиня осеклась на секунду, - я же не представилась, можешь звать меня Самантой.

+1

5

Слова женщины доходили до мужчины все еще с опозданием. Голова продолжала гудеть и ныть от удара, связанные руки начинали понемногу затекать от постоянного нахождения на одном месте. Глаза понемногу привыкли к полутьме, и отморгавшись, Гек понял, что они находятся в каком-то то ли подвале, то ли сарае. Запахи сырости и какой-то неопределяемой вони тотчас забились в ноздри, мешая здраво мыслить. Но самым ужасным было другое – чувство паники. Внутренний зверь метался в диком ужасе, будто бы знал, что здесь их не ждет ничего хорошего.

Впрочем, женщина снова напомнила о себе, заставив Эйнарссона заворочать головой. Он все еще не понимал, какого черта эта блондинка решилась на такую аферу, да еще и говорит какие-то странные вещи.
- Я не знаю, о чем вы, мэм, тут лопочете. Может быть, вы под наркотой? Потому что я не понимаю, о какой звериной сущности вы говорите, - неприятно было признавать, но оборотень вдруг ясно осознал, что она не лукавит и не пытается его разговорить. Она действительно знает, кто он такой. От этого стало еще страшнее. Гектор никогда не распространялся о том, кто он такой, и эту тайну знали всего пара человек на целом свете, но он точно знал, что никогда не рассказывал ничего о себе этой женщине. И хотя ее лицо ему показалось знакомым, вспомнить ее он не смог.
Да и какой памяти идет речь, когда пальцы безжалостно сжимают его лицо. Гектор буквально ощущал, как от женщины исходит сила. Власть. Мощь. Такое ощущение, будто бы это не человек, а…

Маг!

Осознание пришло на ум очень быстро, и оборотень ощутил некоторое облегчение, которое, впрочем, продлилось, всего пару мгновений. Маги не стали бы хватать первого встречного и тащить его черт знает куда. И при этом еще делать страшные выражения лица и многозначительно намекать на его природу.

- Мэм, я повторяю, я не понимаю, о чем вы говорите, - Гектор понял, что может играть в эту игру тоже, правда, не до конца понял, какие у нее правила, - О какой звериной сущности вы мне тут заливаете? Я что, похож на какого-то фрика?
Гек тянул время, потому что женщина смолкла на какое-то время, видимо обдумывая сказанное им. Быть может, все обойдется и ему не придется прибегать к своим сверхъестественным силам? Рука тем временем начала шевелиться, и оборотень стал медленно потягивать ее. Ему хватило бы сил, чтобы тотчас разорвать ее, но ему нужно было время, дабы не напугать женщину. Оглядев ту с ног до головы, он понял, что она без оружия.

Странно.
Он понятия не имел, за что эта волшебница взъелась на него. Он что-то сделал ей? Или обидел когда-то? А быть может, она мать какого-то парня, которого Гектор когда-то победил в заплыве, и теперь она решила отомстить вот таким, незамысловатым и грубым способом?
Но чего Эйнарссон не ожидал, так это приглашения поговорить. Нет, это конечно, классно и здорово, что похитительница хочет все решить мирным путем, но как бы его кража это уже преступление, если только в США вдруг не приняли иной закон, пока он был без сознания.

- Мэм, я не знаю, о чем вы мне тут говорите. Вы напали на меня, связали веревками, а теперь задаете какие-то совсем странные вопросы. – тем временем кисти мужчины стали напрягаться, - Мэм, может быть, вы одумаетесь? Может, вам нужна медицинская помощь? Просто понимаете, то, что вы делаете, тянет на психиатрическую лечебницу.

Веревка с треском лопнула и Гектор рванул вперед, чтобы своим весом придавить несносную похитительницу.

+1

6

[indent] С каким бы презрением она не относилась к человечеству, все же оно было достаточно забавным существом в бескрайних просторах Космоса. Люди, имея в своих руках ограниченный ресурс, умудрялись совершать и добиваться невероятных высот по меркам одной маленькой планеты. В Астрале бывало множество гением этого мира, все они искали просвещения и дара, готовые поплатиться самой высокой ценой - своим рассудком. Скольких встречала сама древняя, она уж и не упомнит, да и не столь важно это. Человек же пытался запечатлеть в своей голове то, что открывал ему бескрайний Астрал и в итоге появлялись шедевры искусства и громкие научные теории и достижения, чего стоят только Ван Гог и эйнштейн. И все это очень увлекало великую, заставляя сменить злость на милость, не зря же Сайнатоглис прослыла самой любопытной из древних. К сожалению, чем старше становилось человечество, тем скучнее были их открытия - уже не получится пережить тот прекрасный момент, когда человек придумал первое оружие или открыл, что там за пределами голубого неба открывается черный и необъятный Космос. Это было очень досадным ощущением, пусть древняя и не приложила особых усилий к какому-либо событию, разве что только подготавливала почву, позволяя взглянуть на Астрал тем, кто взывал к нему и Великим.
[indent] Но больше всего ее разочаровывал факт глупости человеческой и то, как они ею пользуются, заставляя ощущать эту самую глупость на себе. Мужчина на стуле был одним из таких, все его попытки сыграть в неизвестную игру, правил у которой в общем-то и не было - только отвечать на вопросы. Но тот предпочел их задавать, заводя всю затею в тупик и позволяя Сайнатоглис приближаться к чувствую гнева и желанию превратить это никчемное существо в кусок бесформенной плоти, которая станет еще одной тварью, что была создана рукой древней. По правде говоря, она была бы и рада это сделать, пусть с человеком и не удастся повторить опыт из прошлого, когда она устроила геноцид целого народа, оставив лишь одного из них, наделив того уродством и заставив бежать на Землю. Корабль того существа упал где-то во льдах и пролежал очень много лет, пока группа полярников не наткнулась на него, решив что их ждет великое открытие. Да только вот они не знали, какой твари помогли освободиться. Но великая сдерживала себя, ей было все еще интересно, чем кончится ее затея с похищением не совсем человека, но еще и не зверя. Как бы там ни было, она всегда успеет превратить его жизнь в горящую агонию на ближайшие часы.
[indent]  — Глупенький, я равнодушна к вашим законам и твоим угрозам, - древняя лишь улыбнулась, размышляя о том, что бы стало с ним увидь он ее в истинном обличье, - Я знаю, что ты зверушка диковинная, видимо условность этого маленького мирка, удивительно, да?
[indent] То что этот человек предпримет попытку избавится от пут и сбежать, Сайнатоглис предполагала, но учитывать не стала, ради собственного интереса и не прогадала. Веревка на запястьях лопнула и стул шумно повалился на бок от резкого рывка мужчины, который решил видимо идти напролом, к его счастью, древняя была в перчатках и когда тот повалил ее на грязный пол, можно было не переживать, что он в сею секунду начнет сходить с ума в поисках способов покончить с собой.
[indent] — Упс, - поваленная древняя лишь насмешливо посмотрела на него, позволяя думать, что теперь он задает тон происходящему, - я уж думала, что ты меня на куски решишь порвать, можно тебя попросить вернуться на стул и мы продолжим беседу? Я бы не хотела тебе навредить, милая зверушка.

+1

7

Гектор ощутил, как пальцы словно холодеют. Но нет, это была не магия, вовсе нет. Это был страх. Он не понимал, что такого в этой волшебнице, что она вызывает в нем такие ощущения. Он был сильнее физически, даже визуально – он здоровенный, почти что двухметровый мужик с охренно большой, развитой мускулатурой и эта девушка с побеленными, наверняка перекисью, волосами.
Она не казалось опасной, ни на йоту. Она выглядела обычной. Совершенно ничем не примечательной. Но все же… Внутри буквально все вопило о том, что нужно бежать, причем, как можно скорее. Гектор не понимал этого позыва, ведь перед глазами у него была просто сумасшедшая девка, которая вещала все свои слова каким-то пиздецки замогильным голосом. Ей бы пойти криповые фильмы озвучивать, а не людей красть – может, тогда бы у нее и был шанс на нормальную жизнь.

Гек не отпускал ее. Мало ли каких фортелей может выкинуть эта психически нездоровая дама, верно? Вместо этого он лишь сильнее надавил телом на нее, стараясь не слушать ее слов. Он не хотел ее слушать. Он не был зверушкой. Он не был тварью из бабкиных сказок. Он был самим собой. И никакая городская сумасшедшая не опровергнет это утверждение!
- Мэм, я в последний раз вам повторяю – я не тот, за кого вы меня приняли! Хватит нести всяку чушь! Идите домой и мы сделаем вид, что ничего не произошло, хорошо? – Гектор понял, что вот так, лежа в почти что миссионерской позиции, он находится в щекотливом положении. Он все ждал, что девушка начнет вопить о том, что он ущемляет ее женские права и что она немедленно подаст на него в суд. Но почему-то такой реакции не последовало.

Эйнарссона это напрягло еще сильнее. Он рывком, на руках, вскочил сначала на колени, а затем и на ноги, смотря сверху вниз на все еще лежащую на полу девушку. Она смотрела не него. Очень внимательно. Так смотрит хищник, когда решает, с какой стороны набросится на ничего не подозревающую жертву. Это не понравилось мужчине.

И чтобы не дразнить гусей, он наскоро размял руки и, не поворачиваясь спиной к сумасшедшей, двинулся к дверям, которые разглядел в потемках. Ему здесь было абсолютно нечего делать, и оставаться с этой ненормальной дамочкой он совсем не горел желанием.
- Мэм, я никого не хотел напугать, - как же, Гектор и сам чуть не отложил целый кирпичный завод после всего случившегося, - и вам навредить я тоже не хочу. Но полагаю, что вам стоит обратиться к психологу или кому-то, кто знает, как вам помочь.
Шаг. Еще шаг. Только не злить эту сумасшедшую, а то мало ли, может у нее в кармане ножницы? Как знать, что там у этих умалишенных в головах.

- Я думаю, вам действительно нужен понимающий человек. Всем нам бывает порой грустно и одиноко, - Гектор решил заболтать насмерть дамочку, меж тем медленно двигаясь назад. Ему нужно было выбраться отсюда как можно скорее и он совсем не стеснялся методов. Вся эта встреча была одним сплошным бредом, учитывая, что и встречей то это назвать можно было с натяжкой.
Но выбирать не приходилось – показывать свою животную сущность без лишней необходимости Гектор не собирался ни в коем случае. Не здесь. Не сейчас. Желательно, никогда.

+1


Вы здесь » Arkham » Сгоревшие рукописи » Слабая плоть