14.02 Новое объявление администрации, поздравительное. Непосредственно поздравления и признания ищите в блокноте приятностей.
11.02 Новое объявление: у нас праздник, но подарок, кажется, будет завтра ^^
Дорогие гости, добро пожаловать в «Аркхем». Мы играем мистику, фэнтези, ужасы и приключения в авторском мире, вдохновленном мистическими подростковыми сериалами, вроде «Волчонка» и «Леденящих душу приключений Сабрины», и произведениями Г. Ф. Лавкрафта.

На форуме может присутствовать контент 18+
Квест: призрачная охота

Множество активных героев, которые не побоялись рискнуть
Активисты недели:
Новый рекорд Аркхема:
Стоит обратить внимание:
Мы не знали, что здесь писать. Но что-то да надо было. Потому мы здесь и пишем. Если вы это читаете, значит будете знать, что др Илая наконец-то прошло!
полезные ссылки

Arkham

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Arkham » Прошлое » Отцы и дети


Отцы и дети

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

http://sg.uploads.ru/t/tmeuS.gif http://s8.uploads.ru/t/uJ16d.gif http://s8.uploads.ru/t/0Gk64.gif

Leona, Leo & Sebastian Valentine
31 октября 2018, вечер, дом Валентайна


В 94 года Себастиан Валентайн узнает, что он впервые стал отцом. Двоих.

+3

2

***

- Прошу прощения? – вопросительно переспрашивает Себастиан Валентайн в трубку мобильного телефона.
- Себастиан, дорогой, пойми – у нас нет другого выбора. Мы находимся на исходе своей жизни и не можем взять на себя такую ответственность, - умоляющий женский голос на другом конце провода прерывается всхлипами. – Они еще совсем дети, а уже видели так много. Потерять родителей настолько рано очень страшно.
- Не рассказывай об этом мне, Патриция, - тон врача звучит слишком холодно для человека, который в первый раз за много лет услышал голос родственника. – Фергус умер, когда мне было 18.
- …Поэтому ты поймешь их как никто другой! – Патриция уже захлебывается слезами. - Мы можем прислать деньги, Себастиан. Столько, сколько нужно. Можем оплатить им лучшую школу, институт, купить отдельный маленький дом в Аркхеме. Только пожалуйста, будь с ними рядом. Уже в 18 они смогут жить самостоятельно, просто не бросай их одних... Они же так обожают науку – как и ты. Как мы все, Себастиан. Пожалуйста, я прошу тебя…

Доктор Валентайн с шумом втягивает воздух в легкие, пытаясь справиться с поступающим приступом паники.

***

Каково это – впервые стать отцом? Вероятно, очень волнительно и радостно. Если ты ждешь этого ребенка, конечно.

А если не ждешь? А если тебе уже 94 года и ты полностью состоявшийся в жизни психотерапевт с огромным багажом знаний? А если у тебя до этого никогда не было семьи и даже жены?

Слишком много «если» сошлись, как звезды на небе сходятся в созвездия – Себастиан Валентайн совершенно не ожидал того, что его жизнь так внезапно развернется в совершенно противоположную сторону.

Патриция позвонила ему 30 октября, когда доктор проводил свой 15-минутный перерыв между приемами в курилке больницы Святой Анны. Позвонила сообщить неприятную новость о том, что двоюродного дядю Себастиана Эллиотта Валентайна и его жену Катарину зверски убил какой-то ненормальный псих, пробравшийся в хорошо охраняемый особняк через окно. Сумасшедший был пойман сразу же, но даже этот факт не мог отменить главного события, логически вытекающего из вышеописанного – двое детей-близнецов Эллиотта и Катарины остались круглыми сиротами в свои 16 лет. И все бы ничего, если бы ближайшие к ним родственники – бабушка Патриция и дедушка Краус – не были бы поражены тем самым проклятием семьи Валентайн, связанным с преждевременным старением, именно поэтому в свои 300 с небольшим они действительно находились на исходе собственной жизни.

И кроме них – какая ирония! – на этой планете оставался всего лишь один родственник этим несчастным детям, которые «уже видели так много».

И этот человек после звонка тетки срочно свернул свою терапевтическую деятельность, перенеся вечерних пациентов на резервные дни, почему чего быстро вернулся в родную одинокую обитель, по дороге выкуривая сигареты одну за одной.

Какой из него отец? Себастиан совершенно не был готов разрастись огромным семейством. У него сейчас только-только начали развиваться отношения с Ноэлем Найтшейдом и он хотел тратить все свое время на кудрявого мага из семьи вампиров, пытаясь собственнолично прочувствовать первые базовые человеческие эмоции. И прямо сейчас, в тот момент, когда этого меньше всего ожидаешь – дети? Даже не дети, а подростки, которые имеют свое собственное мнение относительно жизни, самостоятельно принимают решения и владеют магией достаточно умело, чтобы в порыве юношеской ярости спалить к чертовой матери дом, который бедный доктор так старательно оберегал все эти 8 лет?

Эту ночь Валентайн не спит совсем. Он нарочно не стал пить снотворные таблетки, позволяя своему мозгу максимально разгуляться в анализе происходящей ситуации. Прочего решения, кроме предложенного Патрицией, действительно не было, но отчаявшийся врач никак не мог с этим смириться.

Он сделал себе выходной в среду. Встал около 5 утра, до 9 занимался перестановкой вещей в доме – освобождал собственную большую спальню с огромной кроватью для малышей, перетаскивая все свои немногочисленные пожитки в маленькую кладовку-чердак-гардеробную с крошечным окном, в которой помещалась только двуспальная кровать и комод с одеждой. Двигал мебель, стараясь облагородить холостяцкое жилище по-максимуму. Менял постельное белье, протирал пыль и полы, мыл окна (в конце октября!), доставал из закромов наборы с посудой, полотенцами и прочими хозяйскими принадлежностями – когда-то их подарила ему Форрест с надеждой, что Себастиан скоро перестанет жить один и ему потребуются дополнительные плошки для еды.

«- Прокляла, старуха,» - Доктор помянул подругу добрым словом, крутя в руках плоские стеклянные тарелки.

Уже к полудню квартира была полностью готова к гостям. Конечно, это были совсем не гости, а будущие полноправные жители валентайновского жилища, но доктор никак не мог себе в этом признаться. Он лишь каждые пятнадцать минут выходил на крыльцо, закуривая очередную сигарету, и провожал взглядом уходящую вдаль аркхемскую дорогу, на которой в какой-то момент должен был показаться автомобиль, везущей детей с вокзала в захолустный городок.

Себастиан совершенно не знал, как он будет жить дальше. Все перевернулось настолько внезапно, что даже врачебная прагматичность и уверенность дали сбой, и сейчас добрый доктор был похож скорее на загнанного в угол зверя, которого заставляют выйти из своей зоны комфорта ради хрен пойми чего. И эти перспективы мало того, что не радовали – они буквально с силой вгоняли в тоску.

В 15:15 по аркхемскому времени Валентайн в очередной раз вышел на деревянное крыльцо возле входной двери и закурил. Его напряжение достигало практически критических размеров, и в данный момент хотелось только одного – собрать сумку и сбежать. К Ноэлю, Форрест или даже Родерику. Куда угодно.

Но сбежать бы так и не получилось – на горизонте неожиданно возникла черная точка, которая с каждой секундой увеличивалась в размерах и в итоге приобрела силуэт черного автомобиля с тонированными стеклами. Такси уверенно приближалось к единственному жилому дому в этом районе, поэтому ошибиться в том, кто находился внутри, было уже невозможно.

«- Блядь,» - он выругался впервые за очень долгое время. Выругался и потушил половину сигареты о деревянную створку крыльца. После чего выпрямился во весь рост и скрестил руки на груди, ожидая тех, кто должен был полностью поменять его жизнь.

Детей.

Отредактировано Sebastian Valentine (05-02-2019 15:56:22)

+5

3

Среда.
Не тот день, когда хочется выходить из своего дома и что-то делать в принципе.
Как раз тот момент, когда пора начать жизнь действительно с чистого листа.

Последние дни комом накапливали негативные эмоции - там были грусть, отчаяние, неуверенность в завтрашнем дне, но самым сильным оттенком, как ни крути, являлся обычный первобытный страх.
Леона который день трясется над кровью на своих руках. Ее там нет.
Она там есть! Вы не видите?

Она не отмылась. Эта неприятная красная жижа, которую наполняет вонь, преследует ее еще из дома.
Леона трет, трет, трет свои руки под струей воды до сих пор и все равно если и не видит, то чувствует ее на своих руках. Да, ее совесть чиста - убийства-таки не было ведь благодаря ей, но на душе неспокойно, оглядываясь на трупы, что они, такие худые и слабые, тащили с братом со второго этажа в гостиную.
Она отмывает руки, находясь в самолете.
- Ты так часто отходишь.
Брат отвешивает вполне уместный комментарий, а Леона и может-то всего лишь неловко улыбнуться и сказать, что ей не очень хорошо. По ее покрасневшему лицу он подумает, явно подумает, что у нее скрутило живот, да отстанет с лишними расспросами. Она продолжит бегать в туалет каждые минут двадцать, утешая себя, что не соврала.
Леоне ведь и правда нехорошо. В плане эмоций.

Время от времени, возвращаясь к Лео, она с наслаждением смотрит вниз.
Вот как выглядит свобода.
И ненадолго отпускает, с головой нахлынула волна спокойствия, погружаясь в хлопковые облака. Они тают, когда самолет подлетает к ним чуточку ближе, и снова становятся такими цельными и невероятно пушистыми, когда образуются чуточку поодаль от них.
Улыбка.
Она замечает, что Лео тоже улыбается, глядя на нее.
Тепло на душе разливается по телу вместе с объятиями.

Выйдя из самолета, они, такие вымотанные ситуациями и переездом, чуть не опаздывают на скорый поезд, в котором еще требуется толкаться несколько часов перед прибытием в сам Аркхем.
- Тяжело, - сонно сопит себе под нос Леона, удобно уместив свою голову на плече брата.
И, казалось бы, наконец проваливается в тот сон, что без ярких картинок прошлого. Только черное ничего во истину способно дать ощущение полноценного отдыха.
Та, кто обычно любит картинки и интересные сюжеты, что выдает ненасытный мозг, она впервые по-настоящему рада полному ничто. Кто же знал, что провалиться в никуда, просто потерять сознание на считанные минуты и просто спокойно посидеть будет так приятно?

Ее будит брат.
- Пора вставать.
- Еще пять минуточек.
Она расплывается в улыбке - пока что элементарно не пришла в чувства, когда ее затягивают в пучину отчаяния эмоции, мысли. Улыбается так по-детски, невинно и наивно.
Но распахивает глаза почти сразу же после своего ответа.
- Пошли, братец.
Их ждет новая жизнь. Не лишенная трудностей, нет, зато новая и действительно жизнь, а не пленение в жалкой комнатушке, пусть и просторной, укрытой многочисленными шелками и богатствами. Леона не знает, чего ждать от человека, с которым ей предстоит жить еще очень-очень долго, но уже немного больной рассудок твердит сквозь пульсацию:
"С ним все должно быть иначе. Даже если и будет плохо, явно не может быть хуже того, что было тогда".
А ведь правда.
Если подумать, то стоит просто с уважением относится к тому, кто их принял и дал дом. Не отвернулся, не отправил в детский дом, а великодушно приютил.
Она грезит быть хорошей дочерью: со всех сил помогать с уборкой и готовить ранние сытные завтраки и поздние вкусные ужины. Леона будет убираться в доме так усердно, как только сможет, и не будет мешать тем обычаям, что царят в этом доме с самого начала.
Будет той, кто пусть и не является настолько родным изначально, но обязательно станет таковым спустя некоторое время.
Время, когда за работой и стараниями безвозвратно забудется ужасное прошлое.

Поездка на такси открывает чудесный вид.
Маленький городок явно имеет то, чего никогда не будет иметь шумный мегаполис: таинственность, свежий воздух, спокойствие и чувство, что рай где-то рядом.
Стоило Леоне только приехать сюда, она слишком быстро забывала о горе. Новые места и люди, увидевшие в окнах такси незнакомцев - все это концентрировало ее внимание, заставляя глаза бегать туда-сюда и сердце биться чуточку чаще.
Восхищение бьет через край.
Ее ладони просто беспардонно прилипли к окну; бедный водитель, вынужденный отмывать отпечатки с частыми вздохами.
И вот они наконец вышли.
Лео шагнул из машины первый и в некотором трансе, как заметила про себя Леона, подошел к ее двери. Открыл, подал руку, чтобы она могла с комфортом выйти.

"В этом весь братик!" - умиленно хихикнула она так тихо, насколько вообще смогла.

Пока Лео пошел разбираться в вещами, Леона оплатила проезд и неспешно направилась к своему новому опекуну.
- Здравствуйте. Меня зовут Леона, - сказала она так, словно для надежности заучила столь простую фразу, и слегка склонила голову в знак приветствия. - Спасибо, что вы с нами.
Девочка старается говорить как можно нежнее, по-доброму улыбаясь, но ее руки предательски дрожали. Она чувствует, как ее до безумия холодные ладошки становятся слегка мокрыми под натиском волнения.
- Если вы не против, я помогу брату, - и после этих слов, подождав с секунду, развернулась и шагом, что был чуть быстрее, направилась к Лео забирать у него, завешенного багажом, как елка, сумки относительной легкости.

+2


Вы здесь » Arkham » Прошлое » Отцы и дети