14.02 Новое объявление администрации, поздравительное. Непосредственно поздравления и признания ищите в блокноте приятностей.
11.02 Новое объявление: у нас праздник, но подарок, кажется, будет завтра ^^
Дорогие гости, добро пожаловать в «Аркхем». Мы играем мистику, фэнтези, ужасы и приключения в авторском мире, вдохновленном мистическими подростковыми сериалами, вроде «Волчонка» и «Леденящих душу приключений Сабрины», и произведениями Г. Ф. Лавкрафта.

На форуме может присутствовать контент 18+
Квест: призрачная охота

Множество активных героев, которые не побоялись рискнуть
Активисты недели:
Новый рекорд Аркхема:
Стоит обратить внимание:
Мы не знали, что здесь писать. Но что-то да надо было. Потому мы здесь и пишем. Если вы это читаете, значит будете знать, что др Илая наконец-то прошло!
полезные ссылки

Arkham

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Arkham » Аркхемская история » Я подаю на развод!


Я подаю на развод!

Сообщений 1 страница 13 из 13

1

Я не такая! Меня едой не заманишь в брак без любви!
http://sg.uploads.ru/zfsBh.gifhttp://s9.uploads.ru/VdzIJ.gif

Алисия Мур х Асгейр Маклафлин
31.10.2018, вечер, ресторан "Royal house"


День рожденья, грустный праздник... Или немного о том, что муж и жена - одна сатана, и все такое прочее.

Отредактировано Alycia Moore (02-02-2019 11:16:59)

+7

2

Утро началось с букета.
Само по себе это не было удивительным событием. Алисии часто дарили цветы, тем более в ее день рождения, однако, когда она спустилась на кухню, чтобы выпить чашку кофе, то обнаружила на обеденном столе вазу, а в ней букет.
Букет вереска.
- Ох, мисс Алисия, Вы уже проснулись, - расплылась в улыбке старая Нэн. – С днем рождения! Уже начали присылать подарки. Я хотела занести букет Вам, но Вы спали…
- Когда его принесли? – перебила Алисия старушку.
- Рано утром, еще не было и семи. Я как раз подметала дорожку к дому, курьеру даже звонить не пришлось. Повезло, верно? Было бы нехорошо, если бы звонок кого-то разбудил, - Нэн вгляделась в лицо Алисии, замолчала и отошла от холодильника, в котором до этого усиленно копалась. – Мисс Алисия?.. Что-то не так?..
- Все в порядке, - сказала ведьма, подходя к столу и касаясь нежных соцветий. Карточка без подписи была ожидаемо-черной. На ней были только цифры. Алисия с трудом удержалась, чтобы не смять ее в кулаке. Вереск, значит. Она могла бы побиться об заклад, что цветы, стоящие в вазе, перевязаны траурно-черной лентой.

Забить координаты в навигатор – дело нехитрое. Поэтому в семь вечера Алисия Мур, прекрасная в своем боевом облачении из черного кружевного платья и алых каблуков, стояла у стойки регистрации в ресторане «Королевский дом».
- Проверьте еще раз, - терпеливо повторила она. – Алисия Мур. Я уверена, что мой… спутник сделал заказ на мое имя.
- Но, мисс Мур, я проверил уже трижды, Вашего имени нет в списке, - благожелательность потихоньку сползала с менеджера.
Алисия закрыла глаза. Глубоко вдохнула. Переложила клатч от «Шанель» из одной руки в другую и сказала:
- Алисия Маклафлин. Посмотрите.
- Да, действительно, - менеджер удивленно на нее взглянул. – Заказан отдельный кабинет. Вы уверены, что…
- Да! – Алисия сжала зубы, словно от приступа острой боли. – Увы, совершенно уверена. Ведите.
Ее проводили в просторную, со вкусом прошлых веков обставленную комнату. Много белого, золотого, лепнины и мягкой ткани. Вышитая скатерть на круглом столе. Свечи. Свечи! Алисия потерла лоб и откинулась на спинку стула.
- Меню, мисс?
- Позже.
Официант удалился, а Алисия подвинула поближе пепельницу и достала сигареты. Конечно, курить здесь, вроде как, не полагалось, но вот именно что «вроде как». Учитывая баснословные цены, здесь, кажется, можно было все что угодно. Пока оно остается в пределах приватного кабинета.
Когда дверь открылась вновь, Алисия как раз докурила половину сигареты.
- Надеюсь, ты принес подарок? – спросила она. – Только не говори, что за годы нашей разлуки, ты решил, что сам являешься для меня лучшим подарком. Достаточно уже и того, что я оплачиваю ужин.

+5

3

— Да? — Асгейр закрыл за собой дверь и остановился. Снял шляпу. Запустил, как фрисби, её через комнату на подоконник. Как будто бы в рассеянности повернул пару раз кольцо на пальце. Разглядывал лепнину на потолке и резьбу по краю спинки кресла. Держал паузу.
Привычка. Асгейр прислушивался к следам возможной магии — рунное колечко помогало. Лучше перебдеть, чем жахнуть в капкан со всей дури. Пауза затянулась на три вдоха, но леди, кажется, пришла с миром. Хм.
Асгейр всерьёз рассматривал вариант, что Алиса или не явится, или явится с сюрпризом. На забывчивость или, Один отведи, прощение (ха-ха три раза!) этого кошачьего семейства он не ставил. Ставил на любопытство и выгоду. Улыбнулся — широко. Такое щедрое предложение из уст дражайшей супруги! Скучала, наверное.
— Желание дамы — закон, — отвесил короткий шутовской поклон и уселся напротив. Поставил кейс около ножки кресла. Стулом называть это сооружение не получалось. Откинулся на спинку. Разглядывал Алисию. Забавно получалось.
Асгейр явился на «романтическое свидание» в молочно-белом костюме с золотыми пуговицами. Под интерьер, надо думать.

— Затуши, — Асгейр брезгливо поморщился. Сигареты! Вот так запросто! Руками! Ещё и в пепельницу ей тыкать. Прямо пальцами. Вонища... Сам он предпочитал трубку. На крайний случай, сигару. Плебейство, фу.
— Подарить тебе мундштук? Вместо... — он вытащил из кармана шёлковый платок, взмахнул туда-сюда, кинул на стол, потом картинно, жестом фокусника, поднял. Под платком обнаружилась резная деревянная шкатулка. — Всё равно ведь носить не будешь.
Лёгкий вздох — мол, столько трудов напрасно. Шкатулка поехала по скатерти, затормозила на вышитом вензеле слева от пепельницы. Конечно, не будет. Но если даже брошь в виде кусающего себя за хвост змея попадёт в мурчательное жилище, это уже будет хорошо. Разглядывать драгоценную супругу Асгейр не переставал — открыто, с любопытством. Так и хотелось отвесить что-то вроде «не постарела ни на день», но он сдержался. Вместо этого нажал на кнопку вызова официанта. К подаркам, особенно деньрожденьским, нужен тост. Сколько там исполнилось малышке?

Следующие минут пятнадцать официант горько, горько жалел, что устроился в ресторан работать. Что не сломал шею по пути к приватному кабинету. И вообще вышел сегодня из дому. Асгейр решительно не понимал нервозности молодого человека и задавал ему сто восемьдесят шестой вопрос по поводу букетов и виноградников, степени прожарки стейка и откуда у них свежие овощи. Конкретнее, пожалуйста. Асгейр терпеть не мог официантов. Прислуга должна радовать глаз, где белый передник и девичьи коленки? А ещё приличное место, тоже мне.
Когда несчастный двинулся к двери, прижимая к сердцу блокнот с заказом, Асгейр пришёл в крайне благодушное настроение. Сытое такое, с расслабленной улыбкой.
— Я скучал, — сообщил он драгоценной супруге, а официант на этих словах поспешил просочиться за дверь. Вдруг этот хмырь решит заказать ещё шампанское, чтобы отметить встречу?

+5

4

Выглядел любимый супруг так же как и всегда. Алисия смотрела на него сквозь сигаретный дым вдумчиво, но без любопытства. Та же идеальная укладка, та же манера претенциозно одеваться, жесты, взгляды и улыбки. Ведьма ощутила толику досады, когда поймала себя на мысли, что годы преследования никак не сказались на Асгейре Маклафлине. А мог бы сделать ей приятное, и явиться на встречу заросшим и потрепанным. Это было бы так мило с его стороны.
Если бы, конечно, Асгейр вообще умел быть милым.
- Выглядишь, как хост, - она смерила взглядом его наряд еще раз. Пиджак сидел отлично и явно был пошит под какой-то известной маркой, но, совершенно точно, не у тех лондонских частных портных, услугами которыми предпочитал пользоваться Маклафлин в былые времена. Алисия усмехнулась и добавила. – Не из элитных. Есть проблемы с гардеробом, дорогой?
Она усмехнулась, сделала демонстративную затяжку, но все же затушила сигарету о край пепельницы. Намеренно, чтобы пепел и табак упали осквернили девственно-белую скатерть. Алисия бросила на Асгейра умеренно-равнодушный взгляд, тем же взглядом наградила шкатулку, щелкнула декоративным замком и откинула крышку. Ядовитый туман оттуда не полез, а ведь его вполне можно было бы ожидать. Кажется, именно таким способом Асгейр умертвил одного из своих конкурентов. А ядовитый туман – могильная мгла – был одним из небольших секретов семейства Мур.
На черной бархатной подушке лежала брошь. Змея, кусающая собственный хвост. Алые глазки-рубины поблескивали в электрическом свете ламп. Алисия бросила на мужа еще один взгляд, провела ладонью над шкатулкой. Магию, исходящую от вещицы она ощущала очень хорошо, так же как ее направленность. Лично ей брошь ничем не угрожала, и Алисия взяла ее в руки. Покрутила. Вернула обратно.
- Змеи. Пауки. Серьезно, это кажется кому-то сексуальным? – она откинулась на спинку кресла. Следующую вечность она украдкой позевывала, стараясь не вслушиваться в пытки, что Асгейр устроил официанту. Даже не подала голос, когда измученный мальчишка умирающим тоном обратился уже к ней, только махнула рукой. О том, что Маклафлин уже все выбрал за нее, Алисия нисколько не сомневалась. Он всегда так делал.
- Зачем явился? – наконец, спросила она. – Если уж набрел на это захолустье и обнаружил нас, мог бы сделать вид, что тебе померещилось, и проехать мимо. Награда за твою голову все еще не перестала казаться мне соблазнительной, знаешь ли.

Отредактировано Alycia Moore (02-02-2019 13:22:28)

+2

5

— Поздравить тебя, душа моя, — Асгейр ответил таким тоном, каким разговаривают с маленькими капризными девочками, которые спрашивают очевидные вещи, но не злиться же на ребёнка за это? Любопытство всегда похвально. Жажда нового, все дела. — Я же скучал, помнишь? Ужасные лишения, нищета и постоянные опасности — это, знаешь ли, пробуждает сентиментальность.
Подначивать драгоценную супругу ему никогда не надоедало. А тут ещё перерыв в целых два года, а поди ж ты, ничего не изменилось. Вон, несчастного бессловесного Йорика обидела. Асгейр послал сочувственный взгляд мифологическому змею, который, наверное, подавился своим хвостом от такого неуважения. Шпильки, иголочки, показное равнодушие. Очаровательно.

— И что они сейчас предлагают? Я как-то замотался в своих ужасных лишениях и перестал следить за новостями, — Асгейр оправил манжету рубашки. В ужасных лишениях ему приходилось довольствоваться золотыми запонками без всяких украшений. — В прошлый раз было оскорбительно дёшево. Или сейчас кризис?
Тактичность и вежливость, да. Хорошие манеры. От семейства Мур-мур так и разило величием и собственным достоинством. Стоило приехать в Аркхем хотя бы для того, чтобы это всё ещё раз услышать. Лицезреть.

— Представляешь, сколько трудов мне стоило добраться сюда, когда все думают только о награде. Между прочим, торговать мёртвыми головами негигиенично. И с каких пор ты стала такой мелочной, душа моя? Или ты собираешься продать им голову, а всё остальное спустить на чёрном рынке? — кажется, Асгейр говорил только для того, чтобы слушать звук собственного голоса. Он и не думал, что сможет какой-то из этих банальностей задеть драгоценную супругу, всего лишь ждал вино. Вёл светскую беседу. Чем ещё могут заняться цивилизованные колдуны после такой долгой разлуки?

— А ты? Пришла за моей головой, да? И сейчас вынешь из декольте что-то ужасное и убийственное, чтобы страшно отомстить? Начинай, — Асгейр взмахнул рукой, такой жест он видел в цирке, когда выпускали на арену очередную зубастую беднягу прыгать через кольца. — Только выполни мою последнюю просьбу: не испачкай костюм. Страшные лишения, остался последний приличный.

+4

6

Театр одного актера всегда был фишкой Асгейра, здесь он был просто бесподобен. Алисия говорила ему пару раз, что он неверно выбрал для себя сферу деятельности. Выступления в «Глобусе» принесли бы ему куда больше удовлетворения, чем ежедневные кривляния перед чистоплюйскими глазами магических семейств, чем имел обыкновение занимать свой досуг Маклафлин. Обидно, все-таки, когда человек идет против своего призвания.
- Ты знаешь, немного, - поделилась Алисия с супругом последними сводками по поводу покупательской способности некоторых жителей Ирландии. – Я бы сказала, что цена даже упала. Думаю, многим твоим недоброжелателям оказалось достаточно того, что ты не мозолишь им глаза, чтобы поверить в твою ужасную скоропостижную кончину. Я, как ты понимаешь, не верила ни секунды. А так хотелось!
Их с Асгейром совместная жизнь была мало похожа на брак, как его себе представляют простые смертные, сложные смертные, бессмертные, вампиры, оборотни и все остальные чудовища этого мира. У них не было сложившихся семейных традиций, общих привычек, памятных дат и, конечно же, они не отмечали дни рождения друг друга, негласно раз и навсегда определив, что нет ничего более нелепого, чем этот праздник. Иногда Асгейр дарил ей какие-то баснословно дорогие драгоценности или отрезы расписанного вручную китайского шелка. Иногда Алисия «забывала» в его кабинете или в их общей гостиной галстуки или запонки. Этим дело и ограничивалось. До сегодняшнего дня.
Их брак не был тем, чем являлся для миллиардов людей на планете. Это было средство. Способ. Жертва. Все что угодно – ради цели. Цели Асгейра, конечно, цели Алисии традиционно никто не учитывал. Предполагалось, что у нее их нет вовсе. Именно по этой причине, она всегда совершенно твердо знала, что Асгейр жив и явится – рано или поздно. Она не могла даже сказать, что очень удивлена.
- Сомневаюсь, что самого последнего некроманта заинтересует твое тело, дорогой, - обронила она, протягивая руку и наливая воды в стакан с тонкими стенками. Пить ей не хотелось, но хотелось занять руки. – Жизнь в лишениях тебя изрядно потрепала.
Вранье, конечно, откровенное, но почему бы ему не сделать ей приятное и согласиться?
- Даже атомная бомба будет прекрасна в моем декольте, - веско ответила Алисия, поднося стакан к губам. – Очень мне нужно пачкаться в твоих потрохах. То есть, конечно, это доставит мне некоторое удовольствие, но не решит главную проблему, - она внимательно взглянула на Асгейра и, наконец, сказала то за чем пришла. – Маклафлин, я хочу на свободу. Дай мне «развод».

+4

7

— Покажи мне того, кто спорит! — это он про декольте. — Это у меня из-за жизни в ужасных лишениях на чебуреках из KFC вырос этот... Как его? Целлюллоз?

Семейная идиллия была нарушена совершенно бесцеремонно и в квадрате. Во-первых, драгоценная супруга за эти десять минут продемонстрировала своё аристократическое всё в который раз? Ужас. Несколько лет жизни в диких местах — и всё. Хорошо, что кабинет приватный. Во-вторых, бедолага официант притащил-таки вино с бокалами. Как-то даже умудрился постучать сначала. И старательно мимикрировал под торшер или сервировочный столик. Старался не коситься на господина в белом. А это было сложно. Потому что господин в белом хохотал в голос. Как будто только что услышал что-то очень, очень смешное.

Вот зачем драгоценная супруга явилась по указанным координатам и даже не забыла про кружева. Так просто? Асгейр не помнил, чтобы кто-то говорил ему: «Дай». Ну серьёзно! Что это за «дай»? Кто так делает? Девочка считает его совсем глупым? Ужасные лишения отбили думалку? Но больше всего его развеселила свобода. Девочка хочет на свободу!

Их брак действительно был странной штукой, но Асгейра устраивало. Даже более, чем. Детей он не хотел, проблем — тоже. Поводов для шантажа — тем более. Девочка Алиса воспринималась как «моё», как дорогой инструмент. Ценный. Но без сантиментов. Моё не трогать, развлекать сколько угодно. Или мурчательное семейство держит её в подвале на цепи из-за брака с вдруг неугодным, а тут малышка сбежала?

— А ты мне что? — спросил он абсолютно беззаботно, когда смог говорить. Но всё ещё смеялся. Вопрос вырвался бесконтрольно и был самым честным, что Асгейр сказал сегодня вечером. Да и, наверное, в этом месяце. И даже в этом году.

— И как зовут эту твою свободу? — продолжил он уже почти спокойно. — Из элитной хост-службы, надеюсь? Всё так серьёзно, что тебе потребовался ажно развод? Брось! Мы же не при Виктории. Я, можно сказать, даже не против...
Асгейр усмехнулся. Это нужно было переводить: могу не ломать твоей свободе шею, только рёбра. А то жизнь в ужасных лишениях, она такая, дикая.

Отредактировано Asgeir McLaughlin (02-02-2019 21:25:46)

+4

8

То что Асгейр будет смеяться Алисия предполагала. Асгейр смеялся всегда, даже когда ему было совершенно не смешно, а потому она бы удивилась, если бы он отреагировал на предложение о «разводе» как то иначе. Правда, она не рассчитывала на такой разгул веселья. Официант уже опасливо демонстрировал бутылку, омывал ее водой, разливал вино по бокалам, а Маклафлин все никак не мог успокоиться. Алисия закатила глаза, подхватила со стола бокал и, как только за официантом закрылась дверь, отошла к окну, ожидая, пока приступ истерики у дорогого супруга как-то схлынет. Возраст, наверное. Расшатанная нервная система. Опять же эти… как их… лишения.
- Ты совсем дурак? – тихо и даже как то опасливо спросила Алисия, когда Асгейр вновь притворился кем-то более-менее адекватным. – Или это что-то вроде шутки? Мою свободу зовут «Гримуар Морганы» и тебе об этом известно. Или я с кем-то другим прожила под одной крышей двенадцать лет?
Алисия сделала глоток из бокала, ощущая на языке отчетливый ежевичный привкус. Она уже пила это вино – довольно часто. Баснословная цена ничего не значила, но Асгейр привозил его домой довольно редко. Только в случаях, когда ему что-то было надо от жены. Любопытно. Алисия вгляделась в глубину бокала и повернула голову к Маклафлину.
- Начинаем, наконец, деловой разговор? Давай сначала. Зачем ты сюда приехал?

+3

9

Она так весомо говорила о двенадцати годах под одной крышей, как будто они действительно прожили их вместе. Или всерьёз интересовались делами друг друга. Или ещё что-то. Плевать. Всякие сравнения и предположения — то ещё удовольствие.
Асгейр поднял свой бокал, наклонил, разглядывая вино на свет. Смех ещё не выветрился до конца, поэтому он сейчас слушал. Ничего не говорил. Посмеяться было приятно, потому что Асгейр смеялся искренне. А это достаточно редкое удовольствие.

— Ну допустим, — согласился он, когда Алисия сказала всё и начала задавать вопросы. Всё тем же очаровательно прокурорским тоном. Только фуражки не хватало для полноты картины. Или ещё каких-нибудь любопытных атрибутов. — Вот ты получаешь развод и по-настоящему возвращаешься в род Мур. Но кто сказал, что твой драгоценный гримуар достанется именно тебе. План? Гарантии? М? Давай даже допустим, что ты его получишь. Ты ведь у нас умница-девочка. А дальше? Будешь сидеть здесь, в Аркхеме и играть в курицу-наседку?
Не то, чтобы он спрашивал всерьёз. Или ждал, что умница-девочка возьмётся отвечать. Не хотелось отвечать на её вопрос вот прям сразу. Слишком скучно. И к тому же, вопрос-то был по теме. Развод со стороны Асгейра — невыгодное предприятие, практически вложение. Вложение должно обещать дивиденды. А какие могут быть дивиденды, если акции — такое себе?

— Аркхем, кстати, любопытное местечко. Вы же не зря перебрались именно сюда, правда? Слишком много совпадений и загадочных обстоятельств для маленького города. Сначала одно, потом второе, потом третье, — Асгейр сделал глоток, перекатил вино на языке, поставил бокал на стол. Улыбнулся. — Это же просто. Двенадцать лет под одной крышей. Вдруг я тоже хочу... ну, не знаю. Приобщиться к загадочности? Провинциальные городки — такое удобное место для всяких разных дел. К тому же, кочевая жизнь утомляет. Ужасные лишения, чебуреки из KFC, последний приличный костюм. Копьё, опять же, тяжёлое, через таможню не потаскаешь.
Или она ждала, что Асгейр сейчас встанет, упрёт руки в боки и в самых лучших традициях злодеев из плохих боевиков изложит Ужасный План По Захвату Мира? Со всякими развилками и заранее прописанными ролями. Ага.
Но в общем и целом, он сказал правду. Вокруг Аркхема и правда бродило слишком много загадочных событий и совпадений. Не то, чтобы у Асгейра уже были какие-то подробности или точные данные, но он подозревал. А бегать действительно надоело.

+4

10

Окно второго этажа выходило на одну из главных улиц Аркхема, которая была запружена машинами в любое время дня и ночи. Пожалуй, это был единственный район этого города, который никогда не спал. Через дорогу располагалась главная городская площадь, Алисия видела смутные очертания памятника на ней. За год она так и не сподобилась узнать, кому же он был поставлен.
Разговаривать серьезно любезный супруг, разумеется, не собирался. Разве только делал вид. Алисия вздохнула и сделала еще глоток вина. Приятный и даже некогда любимый вкус приобретал оттенок низкопробной браги. Она покосилась на развалившегося в кресле Асгейра и покачала головой, сама не зная, что означает этот жест. Огорчение? Укоризну? Отрицание? Все сразу?
- Всегда стоит иметь подробный план, да? – она допила вино и вернулась к столу, чтобы налить себе еще, но вместо этого просто поставила бокал и присела на край стола, лицом к Маклафлину. – Ты знаешь, как я не люблю торговаться. Просто скажи, что тебе нужно.
Алисия чуть склонила голову к плечу, изучая мужчину напротив. Красивый, как породистый кот, такой же наглый и очаровательный. Перед таким было сложно устоять. Вот papa и не устоял так же как и многие, многие другие. Она сама была влюблена в него – не очень долго, но сам факт заслуживал всяческого признания заслуг. Ведьма улыбнулась и протянула руку, чтобы провести ладонью по его волосам.
- Асгейр, я хочу получить «Гримуар». Ты же понимаешь смысл слова «хочу», верно? Нужно. Необходимо. Неважно – как. Я хочу этого не меньше, чем ты хочешь бессмертия. Ты и я – мы никогда раньше не смотрели в одну и ту же сторону. Но мы можем начать.

Отредактировано Alycia Moore (03-02-2019 12:34:05)

+2

11

Всё это было правильно и становилось интереснее. За одним уточнением: Асгейр понимал смысл слова «хочу». В предложении «я хочу». Где я — Асгейр Маклафлин. На все остальные «хочу» он смотрел ну... как на продукты в гипермаркете. Подходит? Берём и используем. Нет? Оставляем на полке, идём дальше.
Он скопировал движение драгоценной супруги, наклонил голову набок: гладь, гладь и ещё за ухом почеши. Поставил бокал на стол, скатерть погасила тихий звук. Коснулся тыльной стороной ладони бедра Алисии. С этого и следовало начинать, ну.

— Да нет, зачем, — улыбнулся он в ответ на подробный план. Был бы у него такой — очень подробный, может, не пришлось бы устраивать «Вокруг света за 80 дней». — Для начала хватит и набросков.
Это значило «продолжай». Асгейру всегда нравилась власть. И, в принципе, он испытывал симпатию к любому, кто разделял его маленькое безобидное увлечение. Внутрисемейные бодания — никогда не устаревает, хоть и банально до мигрени. Может, и правда держат на цепи?
Кожа у рыжих на — его вкус — слишком напоминала растаявшее мороженое. Такое, в которое пожалели сливок. Но свечи и кружево справлялись хорошо: на Алисию было приятно смотреть. Асгейр посмотрел ещё с минуту и решил, что можно продолжить перечислять очевидные факты.

— Мискатоник. Астрал. Древние, — последнее слово звучало отвратительно и не нравилось ему абсолютно. — Аркхем похож на перекрёсток. Да кому я рассказываю?
Ещё в Ирландии Асгейр всячески открещивался и плевался от упоминания любых потусторонних сутей и сущностей. В своём мировом круизе он несколько пересмотрел взгляды на способы и методы, как бы смешно это ни звучало в его отношении. И встречал приличное количество ссылок на библиотеку местного университета, который закрывался из-за пожара. И открылся снова — ремонт подзатянулся?

— Я не хочу в местный ковен и не собираюсь оставаться здесь навсегда, если ты об этом, — Асгейр усмехнулся. — И для начала мне нужно немного. Система местных координат и приглашение в местное общество. Не обязательно при этом упоминать моё настоящее имя. Но мне было бы приятно.
Вежливый стук в дверь — не торжественный гонг, но тоже вполне себе музыка. Первое блюдо. На этот раз паренёк старательно прятал глаза, благо, было куда. Вместо подноса он и впрямь толкал перед собой сервировочный столик на колёсиках. Ручки дрожат?

+4

12

«Взаимопонимание» - вот как это называлось. Алисия фыркнула и почесала любезного супруга за ухом, как большого кота. Право, очень жаль, что взаимопонимание у них всегда начиналось и заканчивалось в горизонтальной плоскости. Со всем остальным были серьезные проблемы.
- Аркхем похож на дыру, - сказала она, недовольно сморщив нос. – Это, конечно, может быть дыра в неизвестность и еще куда-нибудь, но дырой он от этого быть не перестает. Даже наоборот. Все эти древние загадки, которыми ты так неожиданно увлекся, любят уединение. Уверен, что выдержишь?
Вопрос был отнюдь не праздным. Маклафлин был из той породы людей, что жить не могли без внимания к своей персоне. Он чах и загнивал без обращенных на него эмоций и расцветал под ними. Вектор эмоций значения не имел. Только градус.
- Я познакомлю тебя с местным, как ты выражаешься, обществом, - сказала она, мягко скользя пальцами по загривку Асгейра. Хрупкий участок плоти, где голова переходила в шею. Место атаки для любого сообразительного хищника. Волоски щекотали пальцы. Алисия склонилась ближе. – Помоги мне, дорогой. А я помогу тебе. Разве это не лучше, чем воевать за магию, которая тебе, вообщем-то, не так уж сильно и нужна?

Отредактировано Alycia Moore (03-02-2019 17:00:28)

+3

13

Дыра. Значит, всё-таки малышку держат на цепи. Хорошо, хоть синяков не наставили. Или?.. Асгейр на всякий случай потянулся, нащупал вторую руку Алисии, перевернул запястьем вверх. Провёл большим пальцем по линиям сгиба, по тонким венкам. Да нет, никаких синяков. Усмехнулся. Жизнь налаживалась.
Сколько он видел, этих дыр, за своё хаотическое турне — да кучу. И чаще всего они оказывались не дырами. Отверстиями. Говорите, скучно здесь?

Асгейр довольно прищурился: от затылка вниз по хребту побежали приятные мурашки. Изобразил какой-то тихий горловой звук, подозрительно похожий на мурлыканье. Волосы потом придётся снова вымыть, но сейчас Асгейр предпочитал не вспоминать тыканье вот этими пальцами в пепельницу. Или это была другая рука?
— Не уверен, — он улыбнулся. — Буду ужасно страдать и чахнуть. Со скуки открою студию женской йоги и буду проводить вечерние занятия на свежем воздухе. Поэтому надежда только на тебя, душа моя. Или на моём надгробии напишут: не развязался после хренадишах-асаны.

Он снова скопировал движение драгоценной супруги и подался вперёд, почти коснулся губами левой скулы Алисии. Они обо всём уже договорились, но не оставить последнее слово за собой? И не ввернуть нечто загадочное и пафосное, как след ужасных лишений? Да ни в жизни.
— Нет ничего лучше, чем воевать за магию, — Асгейр улыбнулся. Приложился губами над левой бровью драгоценной супруги — жест символический, почти «аминь». И вернулся в исходное положение. Если это было начало чего-то взаимовыгодного, то началось оно неожиданно приятно. Даже без разбитых тарелок.

На позвякивание тарелок и столовых приборов они совершенно синхронно не обращали внимания. Обслуживания класса-люкс должно быть вообще незаметным. Асгейр мысленно поставил галочку: не забыть попросить книгу отзывов. И оставить своё бесценное мнение. Но это всё мелочи жизни, такие мелочи.

+2


Вы здесь » Arkham » Аркхемская история » Я подаю на развод!