Horror News №1К грядущим переменам
ПерекличкаУспей отметиться до 31.08
ЛотереяИспытай свою удачу
Poenitentia: Aurelion Rodricks до 21.08
Necessary evil: Theo Ives до 23.08
Last chance: GM до 24.08
«Казалось бы очевидно, что в университетской библиотеке не будет и намёка на литературу по пикапу и с этим логичнее обратиться в локальный книжный магазин. Но людская логика никогда не перестаёт изумлять самыми неожиданными поворотами и решениями. Подросток пришедший в университет за уроками пикапа ещё не самое шокирующее, что доводилось видеть Тео.» читать дальше

Ночь, трасса, заправка
Garet Hart & Megara Waldorf

Дорогие гости, добро пожаловать в «Аркхем». Мы играем мистику, фэнтези, ужасы и приключения в авторском мире, вдохновленном мистическими подростковыми сериалами, вроде «Волчонка» и «Леденящих душу приключений Сабрины», и произведениями Г. Ф. Лавкрафта.
Aiden

Ведение сюжетных квестов, анкетолог, местный тамада-затейник, мастерски орудует метлой правосудия.

Debora

Анкетолог, в активном поиске брутального мужика с бородой. Консультирует по вампирам, оборотням, магам, вендиго и древним, а также тёмной ночью может подержать за коленку.

Jennifer

Ведение сюжетных квестов. Консультирует по драконам и на тему того, как выжить в тяжелые будни Аркхема.

Misty

Анкетолог, изредка тамада-затейник. Расскажет о том, как размножаются русалки (без икры). Консультирует по магам, перевертышам, суккубам и древним.

Arkham

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Arkham » Сгоревшие рукописи » [AU] Our episode knows what you did in the Dark


[AU] Our episode knows what you did in the Dark

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

http://66.media.tumblr.com/tumblr_m70yvoeSIN1qe45aro3_r8_500.gif

Berthold Ackermann, Daniel Grizzels, Elias Moore, Cole C. Moore
12.01.2019, день, дом Муров


Эпизод трагических неловкостей.

+6

2

Бертольд никогда не собирался бывать в доме Муров, ни когда там кто-то был, ни когда они с Илаем там должны были быть одни. Это место казалось ему чем-то вроде Чернобыля: оттуда можно было либо не выйти, либо выйти каким-нибудь мутантом. Ну, знаете, когда начинаешь всем улыбаться и расшаркиваться перед каждым ублюдком. Высоко задирать нос и брезговать общаться с простолюдинами. Бертольду бы такая мутация не пошла, так что для себя он решил всеми способами того дома избегать.
Но с Илаем вообще ничего не получалось сделать так просто- просто согласиться, просто отказаться. Просто следовать каким-то принципам.
Илай сказал, дома никого не будет. Илай сказал, дом в их распоряжении. Илай сказал, что хочет показать, как теперь живет. Хотя лично у Бертольда было подозрение, что его просто возбуждает идея потрахаться под крышей, где живут его жена и дети.
В общем, он согласился. Не сразу, и с кучей дополнительных условий - в основном, касающихся секса. В основном, касающихся того, где они точно трахаться не будут. В список изгоев вошли спальни детей, спальня Вивьен, спальня Илая(там ведь тоже могла спать Вивьен). Да, возможно, он был немного старомоден, но ему было намного спокойнее так, нежели потом, если вдруг все же кто-то из семейства Муров узнает и этот вопрос всплывет.
Дома и правда никого не было - это уже радовало. По ольшей части потому что они не виделись уже целую неделю и, по правде сказать, предложение ужина и занимательной беседы он не то чтобы отверг - просто даже не услышал, впечатав Илая поцелуем во входную дверь, стоило той только закрыться изнутри. Ему буквально сносило крышу каждый раз, когда Илай пропадал так надолго, и, несмотря на то, что их уровень отношений давно не подразумевал подобные сцены, Бертольд просто теря контроль. Ему нужно было убедиться, что все все еще в порядке, что Илай все еще хочет быть с ним также сильно, как и неделю назад, что нет никаких оснований полагать, что он собрался его бросить, потому что даже спустя полтора года он все еще не мог привыкнуть к тому, что они снова вместе. Что у них все хорошо. Что Илай не сбежит, что Бертольду не придется бежать.
Он рад, что Илай все же прислушался к ео пожеланию, и не стал их тащить ни в одну из "запрещенных комнат" - это было понтяно сразу по простенькому дизайну, отсутствию каких-либо личный вещей, плакатов или фотографий. Гостевая комната была в самый раз.
После шевелиться абсолютно не хотелось, так что он просто улегся поудобнее и подтянул Илая ближе.
-Определенно удобнее моего дивана, - сообщает он, поцеловав мага в макушку - но ты это и так знал.
В этом доме он впервые, но уже всеми фибрами души чувствуется фирменную давящую муровскую атмосферу отчужденности - все могут быть здесь вместе, но каждый будет один. В одной из таких одиноких комнат, правда совсем в другом доме и в другие времена, Бертольд нашел своего собственного Мура и делал все для того, чтобы никогда его не оставлять одного. Не сложилось. Но теперь у него был второй шанс, и он использовал его на полную катушку.
Бертольд даже почти засыпает - он ведь с ночной смены сразу к Илаю на встречу поехал. Стоило наверно подумать о том, что так получится, но в тот момент, когда Илай написал, что они наконец могут встретиться, он вообще уже ни о чем думать не мог. Да и вряд ли Илай сильно обидится, если он...
Шкрябание ключа в замочной скважине он слышит раньше Илая, но поначалу принимает его за галлюцинацию. Однако когда он заменяется вполне себе натуральным топанием, игнорировать очевидное становится невозможно.
-Илай, - только и успевает позвать он прежде, чем дверь в комнату распахивается.
Сонливость как рукой снимает.

+4

3

Коул знал, что у Муров не бывает дней, когда не происходит какая-то хрень. Знал, но все равно старательно надеялся, что вот сегодня ему повезет, и все будет в порядке. Не повезло.

Сначала все началось с того, что в его студии (очень модное название для обычной комнате под самой крышей, куда запихнули все, что только нужно современному человеку для жизни) прорвало трубу, и пришлось вызывать мастера. Мастер по закону жанра опоздал, потом поцокал языком и сказал, что до завтрашнего дня ничего тут поделать нельзя. С Коулом скандалить он не стал, просто пожал плечами, сказал, что пусть ищет тогда другую контору, собрался и уехал, предупредив напоследок, что завтра приедет другой мастер. Оливия в этот день решила устроить вечеринку только для девочек, куда не допустила даже Коула, сначала долго рассматривая его длинные волосы, но в итоге все равно ответила отказом. Не то, чтобы Коул находил какую-то прелесть в том, чтобы быть надсмотрщиком за толпой девочек и терпеть флирт от их мамочек, но деваться куда-то надо было. А деваться было некуда, потому что Дэнни тоже выгнали с закрытой вечеринки для девочек. И тогда Мур решил переходить к тяжелой артиллерии.

Особняк Мур пустовал крайне редко, но был настолько большим (по американским меркам, конечно, потому что в Ирландии у них был дом побольше), что там можно было жить и не пересекаться с семьей никогда при должной сноровке. Коул, будем честны, никогда не горел желанием притаскивать Дэниэла к себе в родовое гнездо, но не потому что стеснялся или что-то такое, просто был уверен, что мягкий Гриззлс не сможет пережить случайную встречу с матушкой или сестрами. То, как отец отреагирует на черного любовника своего сыночки Коул не знал, да и не стремился узнать.

- В доме не кричать, не хлопать дверями, а то появится призрак нашей бабули и разозлится, - с очень серьезным лицом объяснял правила Дэниэлу Коул. Его бабули все еще были живы и счастливы, будучи вдовами в Ирландии, но Дэнни совсем не обязательно было об этом знать. Мур поправил воротник пальто и недовольно скривился от ветра, - Прислуги не пугаться, животных не трогать - это зуги, в подвал не лезть, я не знаю, что там делает тетя Сильвия, не хотелось бы выпустить мор на город. И главное, встретишь кого-нибудь рыжего - не шути про семейку Аддамс и Уизли, если не хочешь закончить как экспонат в галерее матушки.

Коул бросил взгляд на Дэнни и увидел, как он побледнел и закивал, словно китайский болванчик. Муру даже стало его чуть-чуть жаль. А еще Коул отметил, что в этой куртке плечи Гриззлса выглядят еще шире и крепче. Облизнувшись, он коротко коснулся его руки.

- Ну, не переживай сильно, сегодня никого не будет дома. Может, Нэн на месте, но ты ее знаешь уже. Самое страшное, что она может тебе сделать - откормить до смерти.

Дошли они до особняка за пару минут. Поднимаясь по лестнице, Коул искал в кармане пальто ключи, надеясь, что не забыл их где-нибудь. К счастью, они оказались на месте, и дверь открылась. И, едва она за ними закрылась, Коул сразу же полез раздевать Дэнни, мимоходом трогая его за все возможные места. Секса у них не было уже прилично из-за того, что трахаться, когда этажом выше спит малолетняя племянница, Дэнни отказывался, или делал это настолько осторожно и тихо, что Мур сдавался и просто отодвигал Гриззлса, брал чипсы и включал телевизор. Так что сегодня Коул решил, что гори оно все синим пламенем, он получит свой секс, и моментально начал приводить свой план в действие.

- До моей комнаты отсюда далеко, - впервые в жизни Коул пожалел, что выбрал себе самую дальнюю часть дома, чтобы его никто не трогал. Облизнувшись, он снова чмокнул Дэнни в губы, держа его за воротник, - Идем в гостевую спальню.

И они пошли, так и не отрываясь друг от друга. Довольно ощутимо приложившись спиной о косяк двери, Коул зашипел, на ощупь нажал на ручку и завалился в комнату, притягивая Дэнни к себе. Тот почему-то притягиваться не хотел и пялился за спину Коула, да так, словно там его мамуля устроила оргию с монстрами. Муру тоже стало интересно, и он резко обернулся.

И замер.

Наверное, лучше бы тут была мамуля и ее монстры, чем отец и его... любовник? Он выглядел так, словно пришел ограбить этот дом и случайно похитил еще и отцовскую невинность. Смотрелись они довольно колоритно, Коул не мог этого не признать. Отпустив Дэнни, Мур резко повернулся весь и широко (и очень нехорошо) улыбнулся.

- Неожиданная встреча, отец, - Коул тряхнул головой, поправил сбившуюся рубашку, старомодные подтяжки и задвинул Дэнни себе за спину.

+6

4

За прошедшую неделю Илай успел поставить миру довольно неутешительный диагноз – он определённо сошёл с ума. Магическое общество, сообщество коллекционеров Америки да даже Вивьен – казалось, что все они специально пытаются поскорее свести Мура со свету, то и дело скидывая ему какие-нибудь неприятности. И он храбро сражался со всеми выносимыми и не очень невзгодами, пока наконец не пришёл к выводу, что устал настолько сильно, что хоть закапывайте прямо сейчас и на этом месте, только не трогайте меня больше пожалуйста.
Когда он наконец сложил все факты и выяснил, что сегодня дома кроме его одного никого не будет, Мур был в шаге от того, чтобы сменить все замки и больше никого обратно не впускать. Надоело. То не так, это не так, папа, ты опять опростоволосился, у меня шампунь закончился и да, в этом ты тоже виноват. Несмотря на уже приличный срок их нахождения на территории Штатов, всё также продолжало идти не по плану и лучше как-то не становилось. Илаю нужен был перерыв, отдушина, которая помогла бы ему взять себя в руки и с новыми силами вернуться ко всеобщему бичеванию его.
На самом деле, пригласить Бертольда к себе Мур подумывал уже давно. Ну а почему бы, собственно, и нет? В его родном доме он был, даже жил в нём и связано это жилище для мага было исключительно с самими лучшими их общими воспоминаниями. Так что ему стоит показать Аккерману своё нынешнее место обитания? Есть в этом что-то интимное, может быть даже сакральное, показать другому человеку свой собственный дом. Так сказать, поделиться сокровенным и знать, что хуже от этого точно не будет. А с кем ему ещё делиться такими вещами, если не с Бертом? Да и потом, в его квартире он бывал уже так много раз, что впору уже было бы там окончательно прописаться, а от старого дивана начинала болеть спина – почему бы им не сменить обстановку и не потрахаться в каком-нибудь новом месте? Ладно, мысль о том, чтобы затащить его в уже собственную постель Илая порядком заводила, но это совершенно неважно.
Стоило только последней рыжеволосой красавице Мур ступить за порог, как глава семейства тут же схватился за телефон. Номер он давно уже знал наизусть, а потому не прошло и пяти минут, как Илай уже принялся ожидать своего самого желанного гостя. Ряд условий, выдвигаемый Бертольдом, если честно, слушал он как-то краем уха. Да-да, спальни детей, Вивьен, собственная… подожди, как собственная? А, к чёрту, только приезжай. За всю эту дурацкую неделю Илай его так ни разу и не увидел, а потому готов был согласиться на любые условия, чтобы поскорее заманить Аккермана в свой дом.
Как хороший и радушный хозяин, он встретил его ещё на крыльце, проводил к месту, где лучше было бы оставить мотоцикл. Всю прислугу он предварительно отпустил – кто знает, к каким выводам может прийти чернокожая кухарка, заметив своего хозяина, затаскивающего в спальню какого-то подозрительного мужчина. Слухов и огласки Илай действительно боялся, не хватало Вивьен ещё узнать, что он притащил Бертольда к ним домой – скандалом дело кончится в лучшем случае.
И как позже оказалось, в своём решении он уж точно не прогадал. Стоило только входной двери за ними захлопнуться, как Аккерман тут же полез к нему целоваться, а Илай, естественно, никак не могу его противостоять. Ну ладно, не очень-то он противиться и хотел. Ближе всего находилась гостиная, но этот вариант Мур отмёл слишком уж быстро, наскоро соображая, что место им нужно чуть более уединённое. Что он там говорил? Спальни детей, его собственная спальня, спальня Вивьен… Вроде гостевая комната в этот ряд запретов не входила, и это уже хорошо.
Одна усталость сменяется другой, на эта Илаю вовсе и не в тягость. Он укладывается головой на грудь Бертольда, перекидывает через него руку и мысленно благодарит человека, придумавшего когда-то удобные кровати. Всё, что он сейчас может – это улыбнуться его словам и поцелую, ведь разговаривать как-то сосем не хочется. Хочется спать и в этом желании Мур отказать себе не смеет. Ни одной из представительниц семейства в ближайшие пару дней здесь не будет, Коул давно уже живёт отдельно, а значит можно вздохнуть спокойно и разрешить себе расслабиться.
То, что он его зовёт, Илай слышит через дымку дремоты и даже не сразу понимает, звучит этот голос в реальности или он всё-таки уже успел заснуть. Он со страшной неохотой открывает глаза и хочет уже выказать своё негодование относительно собственного пробуждения, но сделать этого не успевает – новый голос мгновенно сгоняет любую сонливость.
Блять.
Он приподнимается, оборачивается очень и очень медленно, будто за это время наваждение в виде собственного сына всё-таки развеется, и он сможет вновь вернуться к оборвавшемуся сну. Но Коул, почему-то никуда исчезать не собирается, стоит себе в дверном проёме и как-то неприятно так улыбается.
- Это не то, о чём ты подумал.
Хочется ударить себя ладонью по лицу, да посильнее, ибо более тупой и заезженной фразы вырваться у него, ну конечно же, не могло. Так он и застывает на месте, с по-детски горящими ушами, непередаваемым выражением лица и простынёй, сбившейся ну как-то совсем уж к ногам.
Его собственное «я» судорожно ищет, за что бы зацепиться, как бы оправдаться, а потому всё-таки начинает судорожно оглядывать Коула на предмет того, за что бы выгнать сына за дверь. Сделать это просто так, будучи застигнутым врасплох, как-то не позволяет совесть.
Вид у него, безусловно, какой-то помятый, но привлекает его внимание не столько сбившаяся рубашка или расстёгнутые штаны, сколько чернокожий парень, стоящий у младшего Мура за спиной.
- А это ещё кто?
Теперь у него есть право немного понегодовать?

+3

5

Очередная суббота в жизни Дэниэла Гриззлса превратилась в сущий кошмар.

Если бы его жизнь была телешоу, и у него брали бы интервью в специальной комнатке с логотипами спонсоров и стаканчиком продуктплейсмента, его речь началась бы с рыданий по крошке Оливии, оставившей любимого дядюшку снаружи своей комнаты и всего веселья.

«Ну и что, что я не женщина, я же ее дядя, что они могут такого обсуждать, о чем мне не стоит знать? Я почувствовал, как мое сердце разбивается на тысячу осколков...»

Коулу это наверняка не понравилось бы. Или уже не понравилось — этот рыжий кот читал Дэниэла без всяких слов как открытую книгу.

«Коул такой замечательный человек, но иногда он невыносимо жесток ко мне, особенно когда я волнуюсь за свою малышку. Он говорит, что я гиперопекаю ее, но разве желание присутствовать на девичнике — это слишком?»

Дэниэл потряс головой, отгоняя глупые мысли о реалити-шоу с мтв. Куда они поедут? К Коулу домой? У Дэнни едва коленки не задрожали от волнения и восторга. Ему, правда, больше хотелось познакомиться с его семьей, особенно с той ее частью, про которую милая Лета рассказывала, двусмысленно играя бровями и хохоча. Младшая из Муров, как он слышал, могла бы разнести его в пух и прах одним взглядом и единственной острой фразой. А Алисия, наверное, даже не посмотрела бы в его сторону. Что касается такого редкого зверя, как мужчина в семье Мур...Ох, черт, кажется, он погорячился с желанием узнать их лично.

По мере приближения к дому Дэнни буквально ощущал, как силы покидают его, а темная кожа теряет наполненность кровью. На зугов не кричать, двери не трогать. Он что-то перепутает, это точно. Дэниэлу меньше всего на свете хотелось встретить чей-то разгневанный призрак, особенно призрак бабушки избранника, в который он безоговорочно поверил.

- Коул, а мы...

Дверь закрывается, и Дэнни опирается на нее грузно, пока бледные пальцы расправляются с пуговицами его пальто. Он смотрит на Коула и понимает, что его самообладание — самообладание цивилизованного человека — стремительно летит ко всем чертям вместе с одеждой. Перед ним самое красивое лицо, какое он видел в жизни, и глаза смотрят на него так, будто пальцы Дэниэла должны быть не на заднице их обладателя, а в.

От этой мысли внутренний Дэниэл окончательно утвердился в решении заплыть за буйки с надписью «здравый смысл».

«Просто его тело было слишком соблазнительным, точнее, я просто не мог не, то есть...Господи.»

Холодный воздух порывом скользит по голому животу Дэнни, когда он почти вслепую следует за Коулом, не отрываясь от ласк его губ; дверь открывается, руки Дэниэла уже расправились с ремнем и пересекают пояс-препятствие, пока их хозяин проклинает человека, который придумал трусы. В комнате пахнет пылью и сексом, в нем множество запахов, на которых из-за запаха вспотевшего Коула становится невозможно сосредоточиться.

Коул тянет его к себе, а положение Дэниэла недостаточно устойчивое, и он делает крошечный шаг, смотря себе под ноги. А потом — потом он смотрит на постель. И рефлекторно замирает. Мозг отключается и сбегает куда-то за орбиту. Дэниэл ничего не понимает, точнее, понимает так много, что его разум не может с этим справиться.

«А это еще кто?»

Да, Коул, кто это?

Кто я тебе?

Дэниэл окончательно теряется и делает единственное движение, которое приходит в его напуганную голову — он поднимает руку и показывает человеку, лежащему с Бертом в одной постели, кольцо на безымянном пальце.

Подождите. С Бертом?

- Берт?! - охает Дэнни, и вот тут уже наконец-то приходит в себя. Вовремя, блять.

+3

6

Бертольд запоздало вспоминает, что всегда понимал, почему у Муров женщины за главных.
Ни одна женщина этого благородного семейства ни за что в жизни не позволила бы себе оказаться в нынешней ситуации. То есть конечно не то чтобы Бертольд считал, что Илай и Коул мечтали представить друг другу своих..Кого? Парней? Любовников? Подобным образом, просто женщины Мур всегда хорошо понимали, что возложено им на плечи и не позволяли себе расслабляться. Любая женщина этой семьи скорее бы отправилась трахаться с любовником на луну, чем привела бы его вот так домой. А если бы и привела, то значит была уверена даже не на сто, на тысячу процентов в том, что никто не потревожит их и они тоже никого не потревожат.
Думал и об этом Илай? Ох очень вряд ли.
Думал ли об этом Коул? Да вот по расстегнутой ширинке тоже как-то не скажешь.
Бертольд скашивает взгляд на Илая. Серьезно? "Не то о чем ты думал" - это о чем же должен был подумать Коул, чтобы вышло "не то"? Хотя конечно ео сложно сейчас за что-либо осуждать, жизнь его к таким ситуациям не готовила.
Как у Коула, судя по стремительно краснеющим кончикам ушей.
Вопрос Мура-старшего и вовсе ставит Бертольда в тупик и он решает, что пора брать ситуацию под свой контроль. Как там учили Муровских слуг в былые времена? Господин может хоть сесть срать на свадебный торт, твоя обязанность - подать ему салфетку с невозмутимым видом. Конечно Муры себе такого не позволяли, но слуг все равно всегда учили быть невозмутимыми. У Бертольда это получалось даже лучше, чем завязывать графу шнурки.
-Коул, - кивает - Дэниэл, - практически по слогам произносит он - может, все-таки дадите нам одеться, прежде, чем вся эта неловкая сцена доставит нам всем еще больше хлопот? - он указывает на простыню, которая сейчас, фактически, даже таинственности никакой не создает.
По правде сказать, присутствие Дэниэла его напрягает даже больше, чем Коул - в конце концов, с последним он уже был знаком, да и он был уверен, что с настроениями Илая лишь вопрос времени, когда его дети о ни узнают. да, ситуация нынешняя была абсолютно идиотической, но это-то они как-нибудь переживут. А вот Дэниэл...
Он мог стать большой проблемой. Бертольда не слишком-то волновало, в курсе ли Мур-младший об истинной сущности своего избранника, но он никак не мог допустить, что бы тот хоть одному из Муров рассказал и о сущности Бертольда. И хуже всего было то, что прямо сейчас он не мог предпринять решительно ничего для того, чтобы хоть как-то на него повлиять и дать понять, что молоть языком не следует. Да и вообще оказавшись на его месте, Бертольд бы наверняка сказал, потому что в глубине души знал, что сказать стоит. Аккерман сам был виноват в своем нынешнем положении, но Илай имел право знать, с кем связывается и что, в некотором роде, подвергает свою жизнь опасности, подпуская Бертольда так близко, но...Пусть только попробует сказать что-либо, и Бертольд проверит, правда ли моно отсрочить будущее безумие путем поедания плоти сородича. Терять ему все равно уже будет нечего.
Когда мальчишки все же выходят, они не сговариваясь начинают одеваться. Молча.
Берт чувствует, что Илай хочет что-то сказать, что комментарии из него прямо-таки лезут, но сейчас не до этого.
-Спокойно, - просит он, помогая Илаю с пуговицами на рубашке. У того как-то слишком трясутся для этого руки - ты знал, что рано или поздно придется нас друг другу представить, - он берет его за подбородок двумя пальцами, заставляя посмотреть на себя - только, - он усмехается, - ты не забывай, что тоже не с ирландцем спишь.
Да уж, увидь старый граф Мур избранника внука - наверняка бы приказал его высечь. И любовника. И всех, кто вообще мог стать свидетелем этой вакханалии. В Илае Бертольд такой категоричности раньше не замечал, но нужно же было как-то...Разрядить обстановку? Напомнить Илаю, что не он один сейчас должен как-то объясниться перед сыном.
Они выходят из комнаты и, пока Илай с сыном обмениваются воистину многообещающими взглядами, Бертольд сверлит взглядом Дэниэла.

+3


Вы здесь » Arkham » Сгоревшие рукописи » [AU] Our episode knows what you did in the Dark