Одни — убивают только тех ведьм, которые вредят людям, другие — всех обладателей магического дара. Некоторые также охотятся и на других сверхъестественных существ.

В Салеме охотники появились примерно в одно время с магами в конце 30-х — начале 40-х годов XVII века, и чувствовали себя вполне вольготно, в отличие от ведьм и колдунов, которые были вынуждены скрываться. Охотники не считали нужным скрывать свой род деятельности. Они действительно защищали город от магов и других сверхъестественных существ и пользовались заслуженным уважением горожан.

Многие семьи охотников принимали самое деятельное участие в охоте на ведьм, развернувшейся в Салеме в 1692 году. В ту пору позиции охотников были сильны, как никогда, но уже в 1697 году, после того как судьи, выносившие приговоры салемским ведьмам, признали свою ошибку, горожане, ранее превозносившие своих защитников-охотников, отвернулись от них.
Некоторые охотники с семьями покинули город уже тогда, многие — вообще решили отказаться от своего неблагодарного занятия.
(Дело в том, что в своей охоте охотники полагались лишь на собственную наблюдательность и знания о колдовстве. Они могли определять магов лишь по косвенным признакам. Никаких сверхъестественных способов и артефактов, позволяющих со стопроцентной уверенностью утверждать, что человек является обладателем магического дара, у них не было, так что ошибки действительно случались.)
Немногие оставшиеся, искренне верившие в свое предназначение, были постепенно истреблены Ковеном.

В настоящее время в Салеме и Аркхеме не осталось ни одного рода охотников. Один такой род — род Киллигрю — остался в Бостоне.

Киллигрю с уважением относятся к семейному наследию, поддерживают связь с кланами охотников, живущими в Чикаго и Нью-Йорке, но сами уже больше пятидесяти лет не выходили на охоту. Молодое поколение семейства не воспринимает рассказы о ведьмах и демонах всерьез, считая их семейными страшилками, а одержимость родителей мыслью, что дети должны изучать оккультную литературу и уметь защитить себя, всегда считали их небольшим заскоком.
Младшая дочь Нейтана Киллигрю, Эмма, второй год учится в Мискатоникском университете.