Poenitentia: Albert Calvert до 22.06
19.06 Не проходим мимо новостей. Обращаем внимание на новую акцию.
06.05 Перекличка и многие другие приятные новости с:
01.05 Первомайские новости и очередные изменения
24.04 Не проходим мимо, расширяем Аркхем описанием своих любимых мест
19.04 Любуемся трейлером к предстоящим событиям, а заодно спешим узнать новости о пополнении среди АМС
18.04 Недельное объявление. Не упустите возможность придумать свой стикер!
12.04 Просим всех обратить внимание на свежие новости и предстоящие события. Начинаем готовиться к переводу времени с:
01.04 Мы решили немножко пошалить ;) С 1 апреля!
25.03 Мы меняем дизайн и поздравляем Лота!!!
О всех найденных ошибках и пожеланиях можете сообщить в теме баг-репорта!
Дорогие гости, добро пожаловать в «Аркхем». Мы играем мистику, фэнтези, ужасы и приключения в авторском мире, вдохновленном мистическими подростковыми сериалами, вроде «Волчонка» и «Леденящих душу приключений Сабрины», и произведениями Г. Ф. Лавкрафта.
[AU] fuck society

Elijah Fontaine & Rick Elgort
полезные ссылки

Arkham

Объявление


Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Arkham » Аркхемская история » закономерная неслучайность


закономерная неслучайность

Сообщений 1 страница 15 из 15

1

http://s7.uploads.ru/FfaI2.gif http://sg.uploads.ru/8zug4.gif
http://sg.uploads.ru/efCZ1.gif http://s5.uploads.ru/nzp7K.gif

Debora Hayes & Aiden Moss
Дата, Очень ранне утро 31 октября 2018, дорога где-нибудь на окраине Аркхема


Есть люди, которые притягивают неприятности, а есть люди, которые их создают. Причем достигают в этом умении невероятных высот. Собственно, почему бы не сесть за руль в состоянии тяжелого подпития? И почему бы не оказаться тихим ранним утром на пустой дороге именно в нужном месте и в нужное время?

+2

2

Аркхем ее душит своей убогостью. Сдавливает легкие, внушает какое-то странное отвращение от пересечения улиц и одноэтажных домов. Ее раздражает цветастое покрывало и фотография на стене. Ей хочется ходить взад-вперёд по комнате, мерить ее шагами в попытке подавить желание вырваться. Ей хочется сорваться в какой-нибудь бар и торчать там до самого закрытия, но ей до одури страшно наткнуться там на него. Этот страх нерационален, уверяет она себя. Лишённый всякой почвы. Бессмысленный. Но ей все еще страшно. В этом хреновом городе слишком мало людей судя по справочной информации, да она и сама видит это проехавшись кругами и увидев, кажется, все мало-мальски значимые достопримечательности. Деб чувствует себя не в безопасности просто прогуливаясь по улице и ее страх явно перерастает в нечто нервное бесконтрольное. Перманентное состояние тревожности.
Все нормально.
Когда ей надоедает ходить сложив на груди руки по номеру, она предпочитает необходимому побегу (как можно быть такой трусливой сукой) мнимую свободу и схватив ключи спускается к машине. Воздух пробирает насквозь, просачиваясь сквозь распахнутое пальто и тонкую ткань блузки. Ночью по прогнозу нулевая температура, так и до зимы недалеко. Выдыхая в холодный воздух облако ментолового дыма, Деб садится в машину.
До Бостона не так долго и еще только темнеет. От него веет спокойствием крупного города с развилками и автострадами, сверкающими витринами, но от этого ни сколько не легче. Она прожила когда-то в этом городе слишком много лет и, удивительное дело, не обнаружила, что рядом с ним был тихий малочисленный городок, полный магии к которой ее так тянуло.
Деб врет даже себе.

Она выруливает на одну из тихих улиц, по памяти выстраивая маршрут и курит, глядя в темные закрытые окна квартиры на последнем этаже. Когда-то она там жила, но с тех пор прошло слишком много времени, хоть она все еще может вспомнить себя в голубой форме официантки, спускающейся с крыльца и в спешке идущей на смену. Волосы убраны в хвост, глаза раскрашены розовыми тенями. Воспоминания оставляют в душе опустошенность.
Дебора залезает в машину и едет до самого приличного бара, который только знает в Бостоне. Там просит себе двойную порцию виски с водой и просто пьет бокал за бокалом. Потом, покачиваясь идет в ближайший клуб. Самый приличный клуб, который она знает в этом долбаном городе. Народу не слишком много в будний день, так что даже не приходится никого расталкивать руками. Это завтра Хэллоуин и будет не протолкнуться. Все разоденутся в разноцветные и вульгарные костюмы и будут толпиться здесь в ожидании чего-то. Деб не нравится Хэллоуин. Хэллоуин вызывает зловещие сны с черными вытянутыми тенями по углам. В эту ночь ей обычно совсем не весело.
Потолок мигает разноцветными огнями, пока в ушах гудит тягучий мотив приятной мелодии. Она тянет руки вверх, собираясь не то улететь не то упасть на пол...

Бостон ничем не лучше. Все такой же как и в ее памяти.
Деб помнит что намерена уйти на своих двоих из клуба, сесть в машину и уехать обратно. Назад в Аркхем, а не куда-то там. Она помнит что дорога полупустая и что свет фонарей почти успокаивает ее воспалённый рассудок. Она обещает, клянется себе исправится, как будто ее клятвы когда-то срабатывали. Потом слезы текут по лицу и она смазывает их рукой. Ей хочется, ей нужно развернуться и взять билет до Чикаго и сделать вид, что с ее жизнью ничего не произошло и она все та же. Или в Лос-Анджелес к родителям, которые очень сильно удивятся когда увидят, что она способна запустить в воздух обеденный стол.
Просто. Подальше. От этого города. И все. Разве это так сложно?
На горизонте теплится рассвет, делая небо на пару тонов светлее. Аркхем кажется зловещим и пасмурным с раскиданными по окраине домами каждый из которых проносится мимо, не оставляя в памяти ничего примечательного.
Момент, когда руки слабеют и она теряет управление как отрывок из дурного сновидения. Просто раз и все - как в замедленной съемке глаза закрываются и пропускают пару секунд прежде чем снова распахнуться и увидеть перед капотом машины стремительно приближающийся белый знак с ограничением скорости. Столкновение происходит с тихим щелчком, от которого ее бросает на руль прежде, чем появляется подушка безопасности. От внезапно удара перехватывает дыхание, благо она все-таки пристегнулась, хоть и не помнит как это делала.
Мир окрашивается калейдоскопом ярких вспышек когда в лицо бьет белое, точнее уже серое, а затем черное и все вокруг погружается в кратковременную и холодную темноту.

+5

3

По сравнению с последними днями, полными новых и удивительных открытий в жизни Эйдена Мосса, дежурство выдалось на редкость спокойным. В Аркхеме за последние сутки ничего не пыталось сгореть, взорваться или рухнуть. Кошки не застревали на деревьях (ну а что? Вы разве не знали, что пожарные иногда и такими вещами занимаются?), так что они успели даже поспать, пару раз нормально поесть по-человечески, потренироваться и привести в порядок машины. Мосс, конечно, знал, что любое затишье - предвестник бури. А потому предпочитал особо не радоваться раньше времени.
Эйден с коллегами выпили утренний кофе в компании заступающих на следующее дежурство, передали им смену и поехали по домам. Аркхем еще спал, улицы были пустынными и тихими, даже для этого небольшого городка. Мужчина помнил, как впервые в жизни оказался в Бостоне. Это было совершенно не похоже на все, что он к тому моменту своей жизни вообще видел. Огромное количество машин, звуков, спешащих по своим делам разномастных людей. Для мальчика, выросшего в приюте, и не видевшего мест больше, чем Аркхем, Бостон стал городом невероятного количества впечатлений. Сейчас же ему было приятно и комфортно ехать по этим тихим улочкам родного маленького города.
Собственно, ровно до того момента, пока не пришлось экстренно тормозить, из-за автомобиля, врезавшего в столб. Есть определенные рефлексы, которые срабатывают даже быстрее, чем человек успевает подумать. Даже если мозг у него работает быстро и слаженно. Эйден резко затормозил, успев остановить свою машину на обочине. Выбежал, недальновидно даже дверь не закрыв, но ситуация его, пожалуй, оправдывала. На первый взгляд повреждения у машины были не особо серьезными. Даже несмотря на то, что ее, пожалуй, проще было бы продать, чем ремонтировать. Но сейчас это было не слишком важно.
Эйден попытался открыть дверь со стороны водителя, но та поддалась не сразу. Девушка, к ее счастью пристегнутая, кажется была без сознания. Беглый осмотр не показал каких-либо серьезных травм, видимо, ремень безопасности все же сделал свое дело. - Эй, с Вами все в порядке? - и пусть это был не самый логичный вопрос, но первый, который пришел в голову. - Не пытайтесь вылезти из машины, я сейчас вызову скорую, - Эйден убедился, что девушка его слышит, но пока особо не планирует выбираться самостоятельно, поэтому вернулся к своей машине, чтобы достать телефон.
Что ж, вот и начиналась череда событий, подтверждающих неминуемость бури после затишья. Мобильник был разряжен. Мосс, кажется, забыл поставить его на зарядку в пожарной части, и теперь попытки включить были бесплотны, а автомобильная зарядка сломалась еще на той неделе. Мужчина все собирался заехать и купить новую, но как-то руки не доходили. Теперь понятно, что зря. Оставалась лишь надежда, что у той девушки есть с собой работающий телефон.
- Чтобы вызвать скорую, мне нужен Ваш телефон. Мой, к сожалению, не работает. Вы меня слышите? - визуально каких-либо травм у нее заметно не было, но Эйден все же не хотел рисковать. - Хорошо, я понял. Давайте я попробую Вам помочь вылезти из машины, - сейчас Моссу стало более или менее понятно, как можно было рано утром, на совершенно пустой дороге встретиться с одиноко стоящим на обочине столбом с дорожным знаком. Вообще вариантов было два: либо человек уснул за рулем, либо выпил, из-за чего потерял должную концентрацию. Правда, оставался еще вариант "два в одном", но смысл от этого особо не менялся.
- Вы пили, прежде чем сесть за руль? - не то, чтобы его это должно было сильно волновать, но был ряд нюансов, которые необходимо было выяснить, чтобы, как минимум, оценить состояние здоровья этой девушки. Эйден видел воистину страшные аварии, виною которым становились беспечные водители, решившие, что их мастерства хватит, чтобы управлять автомобилем после пары стаканов бренди или бутылок пива. Иногда это заканчивалось очень и очень плохо, так что можно сказать, что этой девушке еще повезло.

+3

4

Ничего особенного в ее кратковременном забытье нет. Только тьма и тошнота, с которой она выныривает из нее будто из холодной воды, пробирающейся к самому нутру, где бьётся в замешательстве испуганное сердце. Страх накрывает одной мощной волной, заставляя с трудом понимать что вообще происходит. Дебора фиксирует взгляд на самых простых вещах, которые видит будто через наложенный фильтр из-за которого не выходит как следует присмотреться ко всему вокруг.
Белый надувшийся шар перед лицом сдавливающий грудь жёсткий ремень, мешающий сделать лишнее движение. Дверь распахнута настежь и кто-то заглядывает ей в лицо в попытке что-то объяснить. Голос будто издалека, из другого измерения полного то ли жутких монстров, то ли случайных спасителей вдруг оказавшихся рядом. У неё немного саднит бровь под налипшими на лицо волосами, до которых не дотянуться и никак не убрать в сторону.

Она вся неприятно влажная и насквозь холодная, с замерзшими ногами и заледенелыми руками. Некто говорит с ней выразительно вскидывая брови и округляя рот. Деб не понимает, что он вообще от неё хочет, поэтому бессмысленно хлопает глазами не представляя что ответить. Потом он вдруг отдаляется и теряется из вида и она остается наедине с собой, пытаясь хоть немного привести мысли в порядок. Глубокий вдох и медленный выдох. Она контролирует ситуацию. Все еще здесь, все еще в машине. Все еще живая.
Когда мужчина внезапно возвращается, тени перед глазами понемногу расходятся позволяя увидеть чужое лицо четче, яснее. У него обеспокоенные зеленые глаза и длинные темные ресницы.
Телефон. Он говорит телефон. Ее телефон. Ему зачем-то нужен ее телефон.
Он говорит скорая. Ему нужен ее телефон для скорой. Ребус разгадывается даже легче, чем она предполагала. Пальцы не без труда нащупывают холодную поверхность застежки ремня и жмут на неё с напором. Поддаётся не сразу. Мужчина помогает ей выбраться поддерживая за плечи, чтобы она не завалилась на дрожащих коленях прямо на дорогу, продолжая задавать вопросы. Его губы двигаются быстро отчего Деб кажется, что мир движется со скорость за которой она не поспевает. Слишком вялая и неспешная, из-за чего момент выходит до ужаса растянутым и неестественным.
У его вопросов точно есть какое-то двойное дно. Из-за него она и присматривается к нему внимательнее, как будто обычная одежда вдруг магическим образом обратится в форму полицейского, а машина неподалёку заискрится предупреждающими мигалками. Опираясь спиной о свое авто Деб пытается думать, но выходит слишком туго. А еще ей нужно говорить, а не вдыхать утренний освежающий воздух в попытке прислушаться к своему сердцебиению и другим ощущениям.

Вы пили?  - вопрос отличается удивительной проницательностью. Нет, она не пила. Совсем? Разве только самую малость.
Деб смотрит куда-то за плечо мужчины, различая высокие деревья на другой стороне дороги и даже просачивающееся сквозь их ветви солнце. Это помогает отвлечься от ощутимого тошнотворного комка в горле, который она сглатывает, прежде чем вообще что-либо сказать.
- Не нужно скорой. И полиции. Я пила и я пьяна и я... - запнувшись, она умолкает, а потом едва заметно кивает головой на открытую дверь машины. - Не поможете достать сумочку?
На соседнем с водительским сиденьем ее нет, хоть и была, значит завалилась куда-то на пол. Предлог уважительный и ее спаситель кажется даже соглашается, когда отвлекает свое внимание, а Деб  думает что побег самый отличный вариант, который только можно предложить. Ей не хочется в больницу, но больше всего ей не хочется встречаться с полицией и одна только эта мысль гонит ее прочь.
Так что огибая мужчину она направляется вперед, чувствуя удивительную лёгкость первые несколько секунд ее быстрого шага даже не взирая на каблуки туфель, пусть и мало похожего на медленный бег, но все же. Увы, ноги подгибаются спустя ничтожно мизерное расстояние. Светлеющее с каждым мгновением небо оказывается каким-то чудесным образом на секунду внизу, затем резко переворачивается и Деб падает прямо в него.
Конечно же, не в небо, а на твердый и мокрый после ночной росы асфальт встречаясь с ним своими коленями.
- Твою мать...

+2

5

- Тогда Вам еще очень повезло, - Эйден был немного растерян. Он обязан был сообщить об аварии, но технически не мог этого сделать. Точно также, как по идее, девушка могла отказаться давать ему свой телефон, при условии, что он у нее вообще был. А он же, в свою очередь, явно не имел ни малейшего права настаивать или, тем более, искать телефон у нее в машине. Патовая ситуация. И оттого не особо понятно, что делать дальше. – Хорошо, но я могу отвести Вас в больницу на своей машине, - в первую очередь его волновал не состав преступления, тем более, исключая управление автомобилем в нетрезвом виде, пострадал по сути только сам автомобиль, ну и столб заодно. Причем аккурат на том участке, где даже камер видеонаблюдения нет в наличии. А потом первичным все-таки было убедиться в том, что с водителем все в порядке.
- Это я и так понял, - Эйден кивнул, что-то его смущало в состоянии девушки, она меньше всего походила на особу, всю ночь находящуюся в центре танцпола, а теперь возвращающуюся с той шумной вечеринки домой отсыпаться. Как будто бы с ней случилось что-то, от чего спастись можно было только беспамятством. И это ощущение брало верх, заставляя не настаивать на своем, но прислушиваться. Эйден помог ей выбраться из машины, придерживая за плечи, не было ни малейшей уверенности, что девушка способна удерживать вертикальное положение тела в пространстве самостоятельно.
А правильного решения все никак не приходило в голову. Как будто две противоборствующие стороны столкнулись в сознании, споря до умопомрачения. Одна утверждала, что нужно вызвать соответствующие службы, что вождение в нетрезвом виде неизменно провоцирует аварии, и если в этот раз ей повезло никого не покалечить, в том числе и саму себя, это вовсе не означает, что в следующий раз последствия алкоголя не будут куда более плачевными. А другая, тем временем, взывала не к закону, но к человечности. Требовала войти в положение, прислушаться к интуиции, вторившей о том, что с этой девушкой что-то не так, и она не беспечная тусовщица, которой плевать в каком виде садиться за руль своей машины. От нее веяло странной смесью безысходности и разочарования. А разум Эйдена тем временем представлял из себя ничто иное, как поле битвы. Исход зависел лишь от него самого, но мужчина все еще не мог определить, на чью сторону он хочет встать, чтобы быть в согласии с собой и своей совестью.
- Сейчас я посмотрю, - было несколько боязно оставлять ее без поддержки, и вовсе не потому, что Эйден боялся, что девушка сбежит. В конце концов он прекрасно видел ее физическое состояние. Да и если бы и сбежала, в этом не было бы его вины. Но скорее он опасался, что стоит убрать руки с плеч, как она просто сползет на асфальт. Сумки видно не было, и мужчине пришлось практически залезть в машину, минуя раздутую подушку безопасности, чтобы поискать необходимое где-нибудь на полу и под сидениями. Это заняло некоторое время, и Мосс прекрасно слышал, как девушка сделала несколько шагов, и ровно в тот момент, как его рука коснулась ручки так необходимой сумки, он услышал звук падения, который ни с чем невозможно перепутать.
- Твою мать, - кажется, они оба сказали это в унисон, что было даже несколько забавно. Оставив сумку возле машины, Эйден подошел к девушке, снова помогая ей подняться. – По-моему, в Вашем состоянии бегать – не самая хорошая идея, - он говорил спокойно, надеясь, что его спокойствие как-то сможет передаться и ей тоже. Если такое вообще возможно. – Больно? – Мосс аккуратно подхватил ее под руку, отводя к все той же машине и усаживая на заднее сиденье, боком, чтобы было больше воздуха от открытой настежь двери.
- Как Вас зовут? – спрашивать о том, что случилось, было практически бесполезно, и Мосс это понимал, решив пока что ограничиться вопросами другого рода. Он протянул девушке ее сумку. – Если пообещаете не пытаться сбежать, я дойду до своей машины и принесу Вам воды, - бежать, конечно, громко сказано. Но меньше всего Эйдену хотелось, чтобы она своим упрямством покалечила себя не в аварии, так в очередной встрече с асфальтом. Мужчина взял бутылку минералки, а заодно свои сигареты. По его ощущениям, сейчас было самое подходящее время, чтобы устроить перекур.

+2

6

Да ладно, идеальный же был план. У него слишком законопослушный вид, хотя Дебора и не может сказать по каким таким приметам она привыкла определять законопослушность людей: росту, весу, тому, как они моргают во время разговора? Не исключено. Деб считает себя проверенным экспертом в людях (и поэтому всегда попадает и попадается на один и тот же крючок). Но как-то уж больно осторожно он разглядывает ее, как будто стоит отвернуться или снова провалиться в обморок и он в два счета вызовет скорую, потом полицию, а потом Деб будет торчать на исправительных работах хренову тучу часов. Нет, неа, у нее и так график довольно плотный, чтобы откладывать все дела на потом, наряжаться в исправительный костюмчик и вооружаться мешком для мусора.
Поэтому она и сбегает. После собственного постыдного признания, за которое, впрочем, ей не так чтобы стыдно. Просто это всегда неприемлемо с общественной точки зрения - когда ты пьян, а еще садишься за руль. А еще когда ты женщина. Об этом всем она успевает подумать уже после, когда ноги соприкасаются с дорогой, а вытянутые вперед руки хоть немного, но позволяют смягчить падение. Тошнота становится ощутимее из-за резко усилившегося головокружения, но это пройдет. Деб знает, что это пройдет. Она разглядывает как темные волосы падают на светлые руки, замечает сломанный ноготь с красным подтеком вокруг и думает, что в этот момент, раскорячившись на коленях на дроге она удивительно жалкая для всех и каждого, кто захочет на нее взглянуть.
Это все алкоголь (но это не он).

Потом ее с силой тянут вверх и она подает свою руку, находя устойчивость в ногах. Её внезапный спаситель наверняка даже не понимает насколько выразительно звучит «в вашем состоянии» произнесенное им, потому что состояние у нее действительно что надо.
- Больно, - почти смиренно отвечает Дебора, но у нее даже сил морщиться при каждом шаге нет  - ее ведут в сторону машины и никуда не испарившегося поваленного знака. Живописная картинка будто из хроники дорожных происшествий. Она не удивится, если в таком задрипанном городке как Аркхем про это напишут в газете, смакуя и обсасывая все мало-мальски правдивые детали, в чем-нибудь да и привирая.
В сидячем положении созерцать мир и того, кто решил помочь ей гораздо приятнее. Он симпатичный. Не мир, конечно же, а мужчина. А судя по безымянному пальцу еще и женат. Дебору этот факт не слишком расстраивает, скорее она всего лишь предпочитает подмечать очевидные детали. Вроде тех, что у нее разбито колено, а по черной поверхности капрона ползет живописная стрелка, оголяя кроващую ссадину. Очень очевидная деталь.
- Тогда пообещайте не звонить в скорую, если я сообщу свое имя, - Деб зачем-то общается с ним подчеркнуто вежливо, наверное потому что и он сам, вместо того, чтобы сесть в машину и вдарить по газам, желая побыстрее оказаться в теплой постели со своей любимой или не очень женой торчит здесь с ней.
- Обещаю больше не сбегать, - ей сейчас легче отыскивать ответ в его же словах, нежели выдумать нечто свое. Или сопротивляться.
- Дебора, можно просто Деб, - тихо замечает она, прежде чем он отходит. У нее тоже есть небольшое дело, а именно перебрать спутавшиеся предметы в своей сумке и отыскивает зеркало.  Из маленькой округлой поверхности на нее взирает ужасно бледное лицо. с размазанной по лицу тушью, комками скатавшейся по векам. На брови ссадина, ощупав которую на пальцах остается лишь небольшое красное пятно. Скинув со ступней туфли, с тихом стуком приземлившиеся на дно машины, девушка подтягивает колени к груди, обхватывая себя руками в попытке унять озноб.

Небо стремительно заполнялось тучами и все, что нарушало утреннюю тишину это едва слышный гул работающего двигателя чужого авто, да протяжные крики птиц, облюбовавших окружающие деревья. Конечно, она предполагает, что если этот мужчина не дурак, то он просто сядет в свою машину и уедет. В свою жизнь, по своим делам, а она, в конце концов, действительно выберет меньшее из двух зол - либо вызовет скорую, либо найдет другой способом свалить с места своего нечаянного преступления. Это было настолько очевидно, что когда он внезапно возвращается вместо с бутылкой воды, зажав в руке пачку сигарет и самую обычную зажигалку, из тех которые с легкостью можно покупать на маркетах на заправках, Деб смотрит с нескрываемым удивлением, забывая, что вообще нужно моргать.
- Я думала, ты искал предлог уехать, - сказано это немного туповато, словно очевидные вещи в таком состоянии ей кажутся вовсе не такими очевидными. - Вот ведь я дура, - Деб хрипло хохочет вовсе не от смеха, потирая ладонью глаза, как будто в попытке скрасить собственную неловкость. Или констатируя факт того, что она и правда вела себя как дура и продолжает вести сейчас.

+3

7

- Будете? – мужчина закурил, кивая Деборе, и протягивая ей вместе с сигаретами и зажигалкой бутылку минералки. Вторая такая же была припасена для самого себя. Не то, чтобы его мучила жажда, но вода была холодной, и казалась самым лучшим, что только можно было сейчас придумать. – Эйден, - он кивнул, вот и познакомились, как бы странно это не звучало. Мосс пока не особо понимал, что делать дальше. Он не мог вызвать соответствующие службы по причине своей собственной невнимательности, точно также как не мог силой отбирать телефон у Деборы. Да и, что вполне логично, бросить ее тут тоже не мог. Хотя было крайне сомнительно, что она собралась бы идти домой отсюда пешком, к примеру. Очень и очень сомнительно. И все же необходимо было что-то решать, но идеи упрямо не появлялись, потому Мосс с удовольствием пил воду и курил, больше все равно ничего не оставалось.
- А в людей Вы не верите, да? – Эйден усмехнулся, чуть более грустно, чем следовало бы. Он был всегда убежден в том, что нет на свете ничего страшнее и опаснее безразличия. Нет ничего ужаснее тех, кто видя чужое горе, видя, как кто-то нуждается в посторонней помощи, отворачивается и проходит мимо. Предпочитает не замечать. Предпочитает как можно скорее захлопнуть входную дверь, закрыть окна в автомобиле, выкрутить на максимум громкость музыки в наушниках, лишь бы не слышать и не смотреть. Эйден так не умел. Кто-то мог бы сказать, что в этом была его проблема, помимо основной работы, он умудрялся и вне ее влипать во всяческие истории. Вот даже как сейчас. Однако сам мужчина был совершенно иного мнения на этот счет. Он полагал, что иначе и быть не может. Для него оказание помощи было непреложной истиной, и делал он это не потому что мог получить похвалу или вознаграждение, а потому что это было его обязанностью, его сутью как человека. Когда-то Иммануил Кант писал об этом явлении, назвав его категорическим императивом. Мосса наименования не волновали в данном случае. И факт оставался фактом, он не мог просто так взять и уехать, а то, что другие восприняли бы это как само собой разумеющееся, было для мужчины вдвойне странно.
Еще раз критически осмотрев Дебору, он пришел к выводу, что кроме воды и сигарет, было бы неплохо прихватить аптечку. И это будет явно проще, чем искать оную в ее машине. Эйден уже услышал обещание больше не сбегать, а потому спокойно направился снова к своему автомобилю за той самой аптечкой. – Держи, - они как-то молчаливо перешли на «ты», но это, вероятно, никого не смущало. Эйден протянул девушке антисептик, вату и упаковку пластырей. Не хватало еще, чтобы в ссадины попала какая-нибудь грязь. Не самая большая вероятность, но и ее исключать было нельзя.
- Ну и что будем делать? – Эйден уже прекраснейшим образом для себя понял, что никуда отсюда не денется, пока ситуация не получит какое-то адекватное решение. – Я все еще могу отвезти тебя в больницу. Ну или может сама позвонишь кому-то, кто тебя заберет отсюда? – не факт еще, что Дебора хотела бы с ним куда-то ехать, с ей, по сути, незнакомым, пусть и участливым, человеком. Потому Мосс предлагал и другие варианты. – Тебе повезло, что тут нет видеонаблюдения, но эвакуатор все равно придется вызывать ведь, - скорее он рассуждал вслух, прислонившись боком к той самой машине, ставшей камнем преткновения. Руки машинально снова потянулись к сигаретам. Забавно, при всей своей видимой положительности, Мосс никак не мог избавиться от этой вредной привычки, хотя, откровенно говоря, он и не пытался особо.
- Я не хочу показаться назойливым, но, - Эйден вздохнул, - Не очень похоже, что ты веселилась всю ночь, а потом в том же веселом состоянии села за руль. Извини, - мужчина пожал плечами, он не хотел лезть в чужую душу, но будто бы больше для самого себя хотел понять, что случилось на самом деле. Потому что по мнению Мосса человек, который садится за руль пьяным, просто потому что считает себя недосягаемым, и человек, находящийся в состоянии потрясения, горя или чего-то похожего, что так привычно пытаются заглушить большими дозами алкоголя, и садящийся за руль автомобиля, чтобы иллюзорно убежать от проблем, находящихся на самом деле внутри, - это, как говорится, две большие разницы.

+2

8

Наконец-то незнакомец представляется и теперь его можно называть Эйденом. Деб не знает зачем ей его имя, но она сама только что назвалась, так что у них вроде как акт обоюдодобровольного знакомства. Он может называть ее Деборой и правильно выставлять ударение в имени, а она будет называть его Эйденом когда поблагодарит за потраченное на нее время. Теперь у нее есть бутылка воды и внезапное острое желание выпить ее залпом, так, как будто у ее организма обезвоживание или что-то сильно на него смахивающее.
Неясное состояние жажды.
Обычное похмелье. Курить ей не хотелось. Но это пока.

«А в людей Вы не верите, да?»
Звучат удивительно звонко в ее пустой голове. Она смотрит на него исподлобья, сосредоточенно, пытаясь определить он прикалывается над или это его способ разговора
Деборе все хочется спросить этого парня кто его учил говорить так. С таким непередаваемым налётом эмоциональности в коротком и сжатом вопросе утверждении. Или она все еще пьяна и теперь залипает как ненормальная на чужих чересчур сложных словах. Нет, тут другое. Тут он сам как будто то ли пытается отчитать ее, используя для этого слишком витиеватые формулировки, то ли воззвать к совести.
Вряд ли это требует ответа, хотя Деб кажется, что почти наверняка требует, но она сейчас не в том состоянии, чтобы изречь нечто хотя бы немного умное и поэтому почти сразу прикрывает было открывшийся рот. Вместо этого трагически вздыхает, видимо признавая за ним правоту. В людей ей, в последнее время, действительно сложно верить. Все ее клиенты выглядят прилично (и это даже не характеристика их внешнего облика или одежды), улыбаются ей, кому-то даже хочется поделиться подробностями своей биографии и жизни, как будто она какой-то специалист по психологии. Дебора думает обычно, что так они хотят сгладить ситуацию и оправдать себя. Правда же такова, что ничего они не хотят сгладить. Они всего лишь настолько уверены в своей правоте, что им нет смысла отрицать очевидное. Да, они будут гораздо счастливее, если кто-то будет страдать по их воле. В конечном счете всю грязную работу делают не они, а кто-то другой. Не это ли величайшее в мире оправдание?

Теперь уже он не предупреждает ее, что отойдет к своей машине, а лишь осматривает почти что профессионально, хотя она и не может сказать, почему у нее возникло такое ощущение.
Она как раз успевает обтереть размазанную тушь салфеткой, предполагая, но скорее надеясь, что выглядит уже не так отвратительно.
- Сейчас, - Деб вытягивает пострадавшую ногу, отчего ей самой вдруг неловко кажется, что она так негласно сама предлагает ему помочь с раной, но на деле просто засовывает руку под плотно прилегающую юбку. Ткань задирается, пока она нащупывает край чулка, спуская его вниз к ступне, оголяя кожу и приоткрывая старательно выведенную каким-то профессионалом в своем деле татуировку стаи птиц - не просто черных силуэтов, а с очерченными перьями и клювами и даже тонкой едва заметной черточкой глаз. Вряд ли подобное может вызвать смущение у женатого мужчины, так что Дебора чувствует себя ни в чем не виновной, когда коротко благодарит его и начинает промывать ссадину. Кровь совсем тихо шипит и стекает по колену, а Эйден уже не берется спрашивать у нее больно или нет. Скорее терпимо, учитывая тот факт, что она могла в теории стукнутся головой прямо об переднее стекло машины, если бы не пристегнулась.
Деб не реагирует на вопрос что делать и предложение отвезти в больницу, протирая ватой ногу и силясь прилепить ровно пластырь, когда ее настигает предложение кому-нибудь позвонить. Она громко хмыкает и смеется, чем явно способна вызвать недоумение у кого угодно, а уж такого порядочного мужчины как Эйден точно. Бросает на него взгляд, пока он просто курит рядом, выдыхая в воздух облако дыма. Сложно понять каким образом от наблюдения по поводу видеокамер, он переходит к наблюдению за ее состоянием и тем более жизнью. Теперь уже самой Деборе приходится взглянуть на него с большей тщательностью, может она тоже что-то проглядела? На вид - самый обычный мужской представитель общества. На пару пунктов выше среднего, сказала бы она даже. Высокий, подтянутый, никакого лишнего веса, какой порой образуется от долгой и совместной жизни с женщиной и регулярного плотного питания. Одет просто, без особых изысков, но стоит думать изысканный джентльмен к ней бы рано утром и не подошел, проверить жива она или уже пора выносить тело. Ну а дальше все было уже ясно: приятный на вид, симпатичный на лицо (из тех кому никогда не откажешь в разговоре если он подсядет к тебе в баре). Решительный. Сочувствующий. Женатый.
- А ты не очень похож на того, кто хочет побыстрее вернуться домой к своей жене. Извини. - Деб скривила улыбку, не спуская с него глаз просто чтобы убедиться, что ее слова произвели должное впечатление. Так же как и его.
- Не поможешь? - Она протягивает ему полоску пластыря, загнувшегося со всех концов, потому что ее руки то и дело дрожат, стоит лишь попытаться заклеить рану. - Пожалуйста.
Дебора смотрит на мужчину с мольбой, пододвигая к нему ногу.
- Мне некому звонить. В этом чертовом городе нет никого, кто мне бы захотел помочь, - смешок выходит на удивление веселым и почти не отдает горечью. Конечно нет. Хотя произнеся это, она вдруг вспоминает Роя. Да уж, вот была бы потеха, если бы она после всего произошедшего между ними, после всех этих лет без общения, вдруг позвонит ему как раньше, когда ей было восемнадцать или двадцать и начнет рассказывать про аварию. Об это даже думать не стоит. - И в больницу я не собираюсь, - говорит уже серьезнее. Кажется, он ей уже предлагал, а теперь предлагает еще раз. Выходит, куда-то, но он все же намерен ее довезти?
- Подбросишь меня к гостинице?
Просить было неловко, учитывая тот факт, что она ему почти что нагрубила. А он, вроде как, искренне хотел ей помочь.

+2

9

- Может еще воды? - не факт, что не получилось излишне бестактно, но больше предложить Эйдену было нечего. Ситуация все больше напоминала патовую. У мужчины были свои устоявшиеся представления о том, что делать в подобной ситуации. И все казалось просто: произошла авария, значит нужно оказать возможную помощь пострадавшим, сообщить в соответствующие службы, дождаться их, тем самым выполняя свой как гражданский, так и просто человеческий долг. Все до предельного просто и ясно. И совершенно не так, как получается в данной конкретной реальности. Перед ним уже не стоит вопрос убедить Дебору прибегнуть к правильной помощи, поступить по алгоритму, соответствующему законам и порядкам, общепринятым и известным. Потому что Эйден прекрасно видел, и это понимание в нем успело укорениться за столь непродолжительный отрезок времени, что она не согласится. Максимум, опять попробует убежать, и не факт, что в этот раз получится сильно лучше, нежели чем в первый. И тогда получится, что Мосс, пусть и опосредованно, но будет виновен либо в очередной разбитой коленке, либо в окончательной потере веры в то, что все может быть лучше.
- Я понял. Если бы я бросил тебя тут, то выглядел бы, вероятно, хорошим мужем? - сам Эйден ни в коем случае не хотел ее задеть, но и слова Деборы, пожалуй, не произвели того впечатления, на которое могли бы быть направлены. Мужчина очень сильно хотел домой. Он отработал полную смену, и сейчас ему действительно хотелось оказаться у себя дома, принять душ, заварить себе чай, а затем лечь и поспать хотя бы три-четыре часа. С таким рабочим режимом привыкаешь спать урывками, и даже такого малого количества времени хватает, чтобы чувствовать себя бодрым. Мисти вряд ли еще будет дома к тому моменту, как он приедет. В крайнем случае, будет экстренно собираться, нарезая круги от комода к дивану и обратно. На самом деле это невероятно милое и забавное зрелище. Их отношения не были такими, какими их себе, вероятно, представляет Дебора. Но это явно не было темой, приемлемой для обсуждения в сложившейся ситуации, тем более с малознакомым человеком. Еще и потому, что теми отношениями, что сложились у них с Малоун он по-настоящему дорожил, как ничем другим. - Закончим игру в психологов? - Мосс примирительно улыбнулся.
Ему не сложно было помочь, потому мужчина спокойно забрал пластырь, коротко кивнув. Клеить пластырь - не роды принимать. Уже одно то, что это сравнение мимолетной мыслью пронеслось в голове мужчины, лишь свидетельствовало о том, что история полуторамесячной давности укоренилась некой психологической травмой в легкой форме. - К гостинице, так к гостинице, - почему-то Эйден решил больше не спорить. Откуда-то взялась непоколебимая уверенность в том, что спор не приведет ни к чему хорошему, даже отдаленно напоминающему компромисс и здравое решение. Он искренне пытался, и это должно бы успокаивать, но волнение мужчина как-то не замечал за собой. Как будто бы смирился, что не все и не всегда складывается так, как он считает единственно правильным и логичным. Таков мир, как бы смешно это не звучало.
- В какую гостиницу ты хочешь поехать? - не то, чтобы в Аркхеме был богатый выбор, но при желании можно было найти и обычные придорожные мотели, в которые зайти-то страшно, не то что пытаться там ночевать или жить. Вплоть до отелей, достойных достаточно высоких оценок, чуть ли не на международном уровне. - Кроме сумки что-то будешь забирать из машины? - в итоге все как-то решилось само собой. Эйден решил, что при прочих равных условиях будет верным просто отвести Дебору по желаемому ей адресу, сделав вид, что не было никакой аварии, а он просто помог человеку, подвез по доброте душевной. Так будет проще. И с какой-то стороны даже правильнее.
Они наконец-то сели в машину. Дороги все еще были вполне пустынны, как будто бы жители Аркхема решили в этот день вообще не выходить из дома. Впрочем, так было даже лучше. Не то, чтобы это был город, склонный к многокилометровым пробкам, но наткнуться на весьма плотное движение вполне было можно. - Откуда ты, если не секрет? - ехать в гробовом молчании было не слишком уютно, а про радио мужчина как-то подзабыл. Вообще он мог бы посмотреть на номера машины, чтобы получить ответ на свой вопрос, но было не до того, а сейчас они уже тронулись с места.

+1

10

Каким образом у них вдруг вышел разговор о хороших мужах Деб не понимает. Она предполагает, что ее остроумие проявляется проблесками, то затухает, то вновь становится ярче. Тошнота, с которой, как она думала, удается справиться вновь напоминает о себе. Возможно, она все же не от недавнего обморока и Дебору встряхнуло куда сильнее, чем она рассчитывала. Большим специалистом в области медицины она никогда не была - ее максимум это посетить врача и получить заветный лист с рецептом, а затем глотать таблетки горстями в ожидании скорейшего исцеления. На этот раз будет примерно так же, разве только она просто сходит в аптеку и возьмет там все, что ей может понадобиться.
Не хватало еще проблеваться прямо на глазах мужчины, так что Деб отпивает воды из бутылки, выдавливает из себя улыбку и кивает.
- Как скажешь, босс.
Ей не хочется рассказывать, что ее так сильно расстроило ночью в Бостоне. И что ее расстраивает в этом долбанном Аркхеме.
Она не собирается рассказывать какому-то малознакомому человеку о том, что ее действительно волнует. Деб вообще за последние годы отвыкла от такой роскоши как искренность в описании собственных чувств. Все ее мнимые друзья/знакомые являлись теми людьми, с кем она переставала общаться как только переставала ходить на чинные встречи или расставалась с очередным парнем. Конечно, как показывают в фильмах гораздо легче порой поделиться тем, что пролегает на душе глубокой раной с человеком, который ничего не знает о ней, а она о нем (даже если он какой-нибудь серийный убийца, разделывающий своих жертв ножом для снятия кожуры с овощей). Ей даже смешно представить, как будет выглядеть ее внезапная откровенность для мужчины. Стоит ей начать, как она расплачется, будет захлебываться рыданиями и тогда Эйдену только и останется, что отбирать у нее мобильный или в срочном порядке вести в больницу, где с явно сбежавшей из психушки истеричкой смогут справиться гораздо лучше обученные этому специалисты.
Теперь у нее еще и одна нога голая, так что для симметрии приходится стащить второй чулок, прежде чем запихнуть ноги в туфли и выпрямиться. Повесив на плечо сумочку, она неуверенно склоняется к приборной панели, вытаскивая ключи, а потом захлопывает дверцу.
Нет, ничего больше в машине ей не нужно.
- В ту, в которой я остановилась.
Она не ерничает, просто ей сложно отвечать развернутым и подробным ответом, поэтому выходит то, что есть. Подкравшееся похмелье напоминает о себе пульсирующими висками.
- Я не помню точного адреса, но помню как до нее доехать. Два этажа, пять номеров, слышно как неподалеку спускают воду, - бездумно Деб берется описывать ее так, как уже описывала. Не Эйдену, конечно. - Хозяин мистер Эверетт. Забавный дедуля.
Проглядывающие предрассветные лучи солнца полностью заслоняет вереница свинцовых непроницаемых туч, наползших на Аркхем непроницаемой пеленой. Вот уж действительно злачный городок.

Соблазн опереться на мужское плечо слишком велик, когда они идут до машины. Дебора прижимается к нему телом, непроизвольно, но ей хочется почувствовать себя слабой, найти опору и защиту.
После освежающей улицы, в чужой машине тепло и это при ее нынешнем состоянии даже плохо. Перед глазами плывет, а на лоб давит какая-то невидимая тяжесть. Прислонившись плотнее лбом к стеклу, она рассматривает проносящиеся мимо пейзажи и ей уже не хочется рыдать. Ей просто хочется подобрать под себя ноги, свернуться в кресле и прожить на этом месте как минимум вечность. Тишина ее не напрягает, но она поворачивает голову, когда слышит адресованный ей вопрос.
- Из Чикаго, - ей кажется, что это у Эйдена такое удивленное лицо. - Да, далековато отсюда. Но Лос-Анджелес еще дальше.
Причем здесь Лос-Анджелес ей объяснять лень. Да и вряд ли ему это может быть интересно.
- Приехала навестить...
Тут Деб замолкает, старательно пытаясь понять как ей обозвать Роя. Братом? Другом? Одним человеком? Так и не придя к единственно-верному ответу, мысль уже перескакивает с одной на другую:
- А ты значит живешь в этом городе давно?
Она вовсе не утверждает, скорее предлагая ему самому либо подтвердить, либо опровергнуть данный факт.
- Здесь, кажется, нужно повернуть, - тычет пальцем в стекло.

+1

11

Странное утро. С нелепой аварией, с тучами, все сильнее затягивающими серое, едва очнувшееся от ночной тьмы небо. С бутылкой минералки, оставленной на всякий случай, и отчего-то не такими крепкими как должны бы быть сигаретами, вместо горячего чая с тостами. Пустынное шоссе и водительское кресло автомобиля вместо мягкой постели. Странное и неправильное утро.
Утро с чужой болью, чтобы ощутить которую, вовсе не нужно было обладать какими-то сверхъестественными способностями. Со своими собственными мыслями. И очень нехорошим предчувствием, едва уловимым и ускользающим сразу же, как только пытаешься обратить на него более пристальное внимание. Утро, больше всего напоминающее те мало понятные артхаусные фильмы, в которых смысл зарыт настолько глубоко, что иногда для того, чтобы докопаться до задуманной создателем истины, очень и очень многого не хватает. Самой истины, как вариант.
Утро с не самыми удобными и корректными вопросами, призванными остаться без ответа. И это правильно. Едва знакомая девушка вовсе не обязана рассказывать о том, что ее терзает. Не обязана делиться с первым встречным переживаниями, какими бы сильными и тяжелыми они не были. Даже в том случае, если опосредованным следствием ее переживаний мог стать далеко не только помятая машина и пострадавший столб. Тем более, в последнем случае, это больше походило бы на оправдания. И Эйден точно также не намеревался отвечать на не менее некорректный для него вопрос. Возможно, он и не требовал ответа на самом деле. Обмен любезностями, как говорится, был начат и окончен.
- Хорошо, - остается лишь пожать плечами. Аркхем не огромный мегаполис, где можно найти на каждом углу как пятизвездочный отель, так и мотель, на который и без слез не взглянешь. Даже такого смутного описания было достаточно, чтобы мужчина примерно представил места три в городке, которые могли бы быть их пунктом назначения. Но если Дебора готова показывать дорогу - почему бы и нет? Ехать в любом случае не слишком далеко.
Возможно, ей просто тяжело идти. И сейчас очевидно, что дело отнюдь не в количестве выпитого алкоголя за ночь. А возможно, это просто чисто женское - желание почувствовать поддержку. Эйден не хотел, наверное, знать наверняка, что из этого имело место быть здесь и сейчас. Этим утром вообще практически все, что происходило, не требовало логических объяснений, не было никакого смысла пытаться разложить все по полочкам, переформатировать в привычный и понятный вид. Странности? Пусть будут. Наверное, иногда это действительно нужно. Мужчина приобнял Дебору одной рукой, тем самым давая ей столь нужную опору, пока они идут до его автомобиля.
- Если хочешь, можно приоткрыть окно, - то ли дело было в чернеющих тучах - предвестниках грозы, перед которой, как известно, становится нестерпимо душно, то ли в чем-то куда менее приземленном, но Моссу показалось, что ей просто не хватает воздуха. Он даже не думал включать музыку, это уж точно было бы лишним. Сюда подошел бы какой-нибудь блюз, такой, какой играют в соответствующих заведениях как раз под утро, когда большая часть посетителей, разной степени вменяемости, разбералсь по домам. Где-то в темном углу, несмотря на недопитый бурбон в потертом стакане,уронив голову на согнутые в локтях руки, спит мужчина. Возле барной стойки женщина лет сорока, так отчаянно пытающаяся выглядеть моложе и свежее, с выбеленными до отлива желтизны волосами, устало взирает на бармена, тихо требуя очередную порцию виски. Ей хотелось бы сейчас накинуть на плечи дорогую шубу из натурального блестящего меха, а не пальто с облезлым крысиным воротником. Ей хотелось бы не ловить попутку, не зная толком, доберется ли она до дома живой, но садиться в такси класса люкс, в котором открывают двери и подают руку. Она устало осматривает опустевший зал, понимая, что посетителей бара куда меньше, чем морщин вокруг ее когда-то ярко-голубых глаз. На небольшом помосте, приспособленным под сцену, чуть покачиваясь взад-вперед, играет саксофонист. Он находится будто бы в ином измерении, отрешившись от того полного и окончательного дна, в котором он вынужден зарабатывать на хлеб и сигареты. Тлен. Тяжелая, черная грусть, как те самые пресловутые тучи, сковавшие небо над Аркхемом. Вот только блюза в памяти магнитолы не было.
- Чикаго - очень красивый город, совсем не похожий ни на наш, ни на Бостон, - Эйден пожал плечами. Вопросов было много, и это повторять можно бесконечно, именно поэтому мужчина не стал уточнять, кого именно Дебора решила навестить в их городишке. - Да, живу и работаю здесь, - Мосс согласно кивнул, прикидывая, что еще можно добавить к столь емкой фразе. Машина плавно поворачивает в указанном направлении и едет дальше, по все также слишком пустым дорогам. Не хватает еще тумана, чтобы поверить в локальный Сайлент Хилл. - Я родился здесь, правда почти сразу же уехал, - мужчина улыбнулся одними уголками губ, это все еще были не самые приятные воспоминания. Насколько они вообще могут быть, учитывая на тот момент младенческий возраст. - Чем ты занимаешься?

+1

12

Разговор не особо напрягающий. Они наконец-то переходят к тому, что обычные люди называют диалогом. Диалогом, в котором каждая из сторон что-то спрашивает и что-то отвечает. Обменивается крупицами информации больше из вежливости, потому что чужая жизнь это всего лишь чужая жизнь, даже если ты по какой-то причине вдруг стал внезапным свидетелем случайного ее проявления. Дебора с радостью бы прикрыла глаза и очнулась в другой жизни. В той, где небо синее, трава зеленее, а она не такая сволочь какой себя чувствует в последнее время. В какой-то момент успевает даже примириться с этим. Она искренне верит, что в мире живет и без того много не самых хороших людей, а она среди них очень даже хорошая, чего уж там.
Да и Эйдена она уже успела приплести к приличным людям, которые за бескорыстную на первый взгляд помощь подвезти в столь ранний час не попросят отсосать у себя за бесплатно.
Лишних вопросов он не задает, примиряясь с тем, что добиваться от нее названия гостиницы, а то и точного адреса напрасная трата времени. Честь ему и хвала.

- От меня пахнет перегаром? - Доверчиво спрашивает она после предложения открыть окно. - Если пахнет, то открой.
Последующая пауза и заминка в разговоре даже в таком состоянии как у нее сейчас кажется любопытной. Деб успевает различить на лице мужчины необъяснимую ей задумчивость, словно что-то в его мыслях всколыхнулось отражением былых воспоминаний. Впрочем, не исключено, что он задумался всего лишь о том по какой им улице ехать лучше всего. Пелена спадает, когда он вдруг упоминает о Чикаго и в его словах ей слышится малая толика узнавания. Как будто он там был и он ему действительно понравился. Ей тоже там нравится. нравилось когда-то. Да и сейчас, наверное, нравится тоже, но Деб уже мало в чем уверенна особенно в столь раннее время. По словам Эйдена сложно понять чем он занимается.
Живу, работаю, вот и все, что можно сказать. Она еще поглядывает на него какое-то время, ожидая, что он скажет что-нибудь еще. Уточнит каким-то образом свою принадлежность к городу, его важность в жизни. На его лице слабая тень улыбки и можно только предполагать, что он думает, признаваясь, что сразу же уехал. И за этим наверняка кроется больше, чем жил-родился-умер.
Деб думает, что это не ее дело. Возвращается к наблюдению за окном, особо не следя за всем пути, который они уже успели проделать.

Чем она занимается? Тут вариантов очень много. Сказать то, что она говорит обычно. Сказать что-нибудь другое. Смолчать и отшутиться.
Деб слишком неохота выбирать один из этих вариантов, она просто говорит то, что ей первое приходит на ум.
- Ну... вообще я проклинаю людей за деньги.
Вот это кажется ей действительно смешно.
- Люди платят мне деньги и говорят кого проклясть. Приносят фотографии, еще всякие штуки. Я проклинаю. Без смертельных последствий... - тут она внезапно замолкает и едва не проваливается в тягостные воспоминания, которые хочет заглушить. Не самая хорошая тема для разговора.
- Какой херней только не придется заниматься, когда хочешь заработать, да?
Почти наверняка он решит, что это шутка и она просто не хочет говорить правду. Ну да, обычные люди почти никогда не думают, что есть в мире нечто такое, что они с трудом могут себе объяснить. С другой стороны экстрасенсы-шарлатаны  это то, к чему привыкли уже все вокруг. Много бутафории, выхлопа ноль. Зато черные свечи, таинственные заклинания и нагревающиеся от тепла рук камешки.
Почему она не думала податься во все это? Сидела бы сейчас в каком-нибудь магическом салоне, тянула бы из людей деньги за гадание.
Вполне логичный вопрос. И вполне логический ответ - потому что.
- Давай я угадаю чем ты занимаешься, - снова поворачивает голову, бросая уже знакомый оценивающий взгляд. - Ты точно не коп. И не врач. Ты едешь рано утром откуда-то... Ты явно не работает банковским служащим. Поэтому ты... - она прикладывает пальцы к подбородку, почти наверняка понимая, что великого детектива из нее сегодня не выйдет. - Не знаю. Не представляю.
Эйден поворачивает руль быстрее, чем она успевает оповестить его о нужном повороте снова.

+2

13

- Что? – Эйден даже не сразу понял вопрос, а потому сначала переспросил, и лишь спустя несколько секунд до него дошел истинный смысл, - Нет. Мне просто показалось, что тебе душно, потому и предложил открыть окно, - впрочем, условностям и излишним расшаркиваниям здесь было не место. Так что, пожалуй, если бы мужчину что-то смущало с точки зрения одного из пяти чувств, он бы просто открыл окно со своей стороны. Причем молча. Не видя в этом ровным счетом ничего предосудительного.

Эйден с интересом слушал рассказ Деборы о тем, чем она занимается в жизни. И если с первых слов ему казалось, что девушка просто насмехается, потому что не хочет ничего рассказывать, и, стоит отметить, это было ее право. То затем он понял, что говорит она серьезно. И для него не было секретом, что такие профессии тоже существуют. Впрочем, Мосс придерживался принципа, что именно спрос рождает предложение, а никак не наоборот. И если люди обращаются к магам и гадалкам, истово в это веря, возможно, им даже помогает. Исключительно в виде эффекта плацебо, конечно же. Потому что еще ни один из этих специалистов не доказал свои способности. Где-то мужчина читал, что существует даже специальная организация, готовая выплатить круглую сумму тому, кто пройдет всяческие научные тесты в их лабораториях и при их условиях, и тем самым докажет, что обладает сверхъестественными или паранормальными способностями. Отчего-то никто к ним особо не спешил, а те кто спешил – с треском проваливались. Он был не вправе кого-либо осуждать, и никогда этого не делал. А потому рассказ Деборы его если и удивил, то уж точно не вызвал никаких негативных эмоций. Люди идут сами, сами платят деньги – это их право. И их ответственность. – Но ведь люди идут, верно? – захотелось как-то поддержать разговор, или просто высказать вслух какие-то свои мысли, - Значит им это нужно. Можно считать это своеобразным видом психотерапии, - Мосс улыбнулся, подкручивая руль, чтобы плавно войти в крутой поворот.

- Ну, давай, - мужчина даже сам несколько оживился. Во-первых, его радовало что-то разговор хоть как-то клеился, раз уж им посчастливилось ехать вместе, а, во-вторых, было действительно интересно, сможет ли по сути незнакомый человек угадать чем он занимается в жизни. – С банковским служащим согласен. А почему это я не могу быть полицейским или врачом? – это и правда было интересно, и если на менеджера среднего звена он похож был мало (ну или очень хотел на это надеяться), то почему бы ему не быть копом, который едет с дежурства, просто переодевшись и на своем автомобиле, ну или врачом, отработавшим 48 часов в приемном отделении, и теперь спешащим домой? Или он настолько криво умудрился наклеить пластырь? – Черт, ну, придется теперь сделать небольшой круг, - они и правда разговорились, и скорее именно поэтому Мосс пропустил нужный поворот, хотя, кажется, предполагал, что повернуть бы там стоило. Но дороги все еще были достаточно пусты, чтобы не переживать, что объезжать квартал придется час, а то и два. – Подожди, ты сдаешься? Или будешь угадывать дальше? – он открыто улыбнулся.

+2

14

Примерно такой реакции Деб и ожидает. Когда случайная девушка, едва не убившаяся об дорожный знак, принимается рассказывать о выбранной для себя профессии реагировать как-то иначе вообще сложно. На самом деле она редко делится с кем-то подробностями того, что приносит ей хорошие деньги и возможность жить так, как ей хочется. Наверное это звучит слишком сомнительно. А еще она боится. Этот чертов страх быть раскрытой в собственных способностях до сих пор с ней. Куда бы она не шла, что бы она не делала, этот страх преследовал ее по пятам всегда. А в какой-то момент плотно укоренился с мыслью, что никому и вовсе не нужно знать об ее необычайных умениях. Проще притвориться шарлатаном из тех, кто лишь делает вид, что что-то там колдует. Пожалуй, у нее бы это даже вышло, глядишь и жизнь была бы почти такой же безбедной.

- Можно считать и так, - эхом отвечает она на безобидное предложение мужчины о сеансе психотерапии. Он и правда ни черта не представляет как это в действительности выглядит мерзко. Да и Деб ему конечно же не расскажет. Вот об этом случайному встречному точно знать не следует. Она снова тянется к бутылке, откручивает пластиковую крышку и вливает в себя остатки потеплевшей воды. Заодно и горло прочистит, раз уж Эйден в каком-то смысле ждет от нее новых умозаключений относительно своей персоны.

- Ну, ты точно не полицейский потому что почти наверняка бы настоял на том, чтобы я не скрывалась с места происшествия, раз уж там нет камер. И не врач, потому что, врач бы пощупал мои ребра, чтобы убедиться, что одно не уткнулось мне в легкое, - Дебора озвучивает вполне закономерный вывод и не видит в нем каких-то серьезных огрехов.
- Рано утром ты едешь, очевидно, с ночной смены. Поэтому ты работаешь там, где они есть. Все просто. Еще ты не похож на какого-нибудь бармена.
На всякий случай, Деб присматривается к нему получше, мысленно примеряя его вид с теми, кто ей обычно встречались. Покачала головой. В остальном же ее умозаключения заходили в тупик снова.
- В любом случае, ты не маньяк, цепляющий невинных девушек и везущий их в свое логово. Потому что мы приехали.

Нужный отель и правда впереди со знакомой вывесок и фасадом. Пока Эйден сбавлял скорость, чтобы остановить авто рядом, Деб открыла сумочку и вытащила из нее маленькую кожаную визитницу. Распахнув ее  с тихим щелчком, она вытягивает одну из своих визиток. На плотной матовой бумаге, без указания имени и каких-либо еще координат. Просто номер телефона, втиснутый в бумагу. Следом она вытаскивает ручку и перечеркнув его уверенно поперек, пишет сверху от руки другой номер. Теперь уже свой.
- Спасибо за помощь, Эйден, - чинно, как будто благодарила его за спасение собственной жизни из тисков смерти. - На тот случай если вдруг понадобиться кого-то проклясть или же снять проклятие. Ну или если будет одиноко и не с кем выпить в баре.

Есть еще третий вариант - а если не понадобится, то можешь просто выбросить, но его Деб оставляет при себе. Кладет визитку на приборную панель рядом с собой и выбирается из машины. Впереди у нее новый непростой день, но все что ей нужно сейчас это горячая ванна и сон.

+1

15

- Вариант маньяка-неудачника не рассматривается? - попытка пошутить вышла так себе, если честно, и Эйден это прекрасно понимал. И все же логические цепочки, которые строила его новая знакомая были, пожалуй, более чем жизнеспособны. Мосс мог бы поинтересоваться, почему он не похож на какого-то там бармена, хотя интуитивно мужчине казалось, что это все же комплимент, а значит уточнять не имело ровным счетом никакого смысла. Он мог бы точно также предложить девушке не угадывать, а использовать свои эзотерические штучки, но этой темы мужчина предпочитал не касаться. Иногда не только драматические или философские произведения, но даже краткие шутки должны оставлять за собой флер недосказанности. Мосс мог сколько угодно не верить в проклятия и всякую там магию, но это не давало ему права опускаться до шуток подобного формата. - Я пожарный. Никакой экзотики, - мужчина усмехнулся, ненавязчиво наблюдая как Дебора достает из сумки визитницу, как перечеркивает на ней номер и пишет совершенно другой. Вероятно, он все же вызвал в ней определенное доверие.
Мосс достал из бардачка блокнот, быстро написав свой номер на чистом листке. Оторвал его и протянул девушке. - Если вдруг, - он на секунду задумался, - Нужна будет помощь или выпить, - Эйден чуть улыбнулся, - Лишь бы без аварий.

Странное утро получилось. Покурив, Эйден плавно тронулся, отъезжая от одного из отелей Аркхема. Даже удивительно, почему в небольшом городке существует столько разноплановых мест для ночлега и проживания. Город понемногу просыпался, на дорогах становилось больше автомобилей. А погода лишь портилась, о чем свидетельствовали серые плотные тучи, даже не думавшие пропустить сквозь себя хотя бы намек на солнечный свет. Холодный, но все такой же яркий. Больше всего сейчас Моссу хотелось добраться до дома, словно это было обязательным и единственным маркером того, что все по-прежнему, все также спокойно и хорошо в его жизни. Он вовсе не мучился угрызениями совести, что не вызвал полицию, не сообщил об аварии и о водителе, не скрывающем, что управлял машиной хорошенько выпив. Отчего-то сейчас мужчину данный факт уже нисколько не беспокоил. Ему просто было неспокойно. Как будто зарождалось предчувствие чего-то иного, чего-то нехорошего. "Я еду домой. Ты учишься сегодня? - стоя на светофоре, Мосс быстро набрал короткое сообщение.

+1


Вы здесь » Arkham » Аркхемская история » закономерная неслучайность