Poenitentia: Albert Calvert до 22.06
19.06 Не проходим мимо новостей. Обращаем внимание на новую акцию.
06.05 Перекличка и многие другие приятные новости с:
01.05 Первомайские новости и очередные изменения
24.04 Не проходим мимо, расширяем Аркхем описанием своих любимых мест
19.04 Любуемся трейлером к предстоящим событиям, а заодно спешим узнать новости о пополнении среди АМС
18.04 Недельное объявление. Не упустите возможность придумать свой стикер!
12.04 Просим всех обратить внимание на свежие новости и предстоящие события. Начинаем готовиться к переводу времени с:
01.04 Мы решили немножко пошалить ;) С 1 апреля!
25.03 Мы меняем дизайн и поздравляем Лота!!!
О всех найденных ошибках и пожеланиях можете сообщить в теме баг-репорта!
Дорогие гости, добро пожаловать в «Аркхем». Мы играем мистику, фэнтези, ужасы и приключения в авторском мире, вдохновленном мистическими подростковыми сериалами, вроде «Волчонка» и «Леденящих душу приключений Сабрины», и произведениями Г. Ф. Лавкрафта.
[AU] fuck society

Elijah Fontaine & Rick Elgort
полезные ссылки

Arkham

Объявление


Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Arkham » Аркхемская история » [AU] sweet sixteen


[AU] sweet sixteen

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

http://s9.uploads.ru/jWFng.png

young! Elijah & Rick
лето 2018 года, Аркхем


We are young
So let's set the world on fire
We can burn brighter
than the sun

[icon]https://i.imgur.com/ND6sI2F.png[/icon][sign]tnx rick[/sign][lz]Элай, 16 годиков, тупенький некромант с тягой к селфхарму[/lz]

Отредактировано Elijah Fontaine (19-02-2019 22:19:35)

+3

2

Быть новичком всегда тяжело. Особенно если тебя буквально вырвали из привычного тебе мира, от людей, которых ты хорошо знаешь, и забросили в какую-то дыру в Америке. Канада и Штаты всегда вели негласную борьбу, соревнуясь кто лучше, и новичку из страны, отмеченной кленовым листом, приходилось бы очень тяжело, если бы не природное обаяние Рика, крепкое телосложение, которое помогло ему попасть в футбольную команду, и лёгкий акцент, потому что там где они жили, преимущество отдавалось французскому, а не английскому языку.

Высокий худощавый парень со светлыми глазами не сразу привлек внимание. Рик вообще впервые увидел его на биологии, когда ему не хватило места и пришлось сесть рядом с ним. Тут же ему кто-то прислал сочувствующее сообщение и предупреждение, что «этот Фонтейн странный, будь осторожнее». Ричард не понимал что в нем странного, поэтому искренне улыбнулся ему, представляясь, и даже порадовался, что теперь до конца года они будут работать в паре.

Кто же мог подумать, что мальчишка так западет ему в душу. Рик пытался с ним подружиться, садился с ним во время ланча, вызывая недоумение у остальных и лишь потом снисходительное понимание, что он же новенький, канадец к тому же, что-то рассказывал, спрашивал, но Элай его отталкивал, что вызывало только недоумение у парня.

Он бесцеремонно плюхался на место рядом с Фонтейном на всех уроках, отвадив какого-то из девчонок, но за милую улыбку мальчишке с красивым акцентом и светлыми глазами прощали почти все. Будь Ричард чуть более продуманным и хитрым, он бы уже завоевал всю школу, став ее королем и купался бы во всеобщем внимании. Но Элгорт был простой как полено. обаятельный, милый, красивый, но простой соседский парень с кукурузной фермы, который ездит на тракторе по полям и улыбается всем вокруг. Этим он и подкупал всех, кроме Элайджи, который, кажется вообще не обращал внимания на новенького, разговаривая с ним только на уроках, а после убегая так, будто Рик его под столом за коленку лапал. Не то чтобы он не хотел, и даже пару раз почти случайно задел свои коленом его, но ничего такого. Но Рик упорно продолжал налаживать контакт, и однажды у него получилось вызвать у него улыбку, когда они доделывали проект, сидя в библиотеке, и Элгорт пытался смастерить макет, но только измазался в клею и краске, ругая свою неуклюжесть и косолапость, на что Фонтейн лишь слабо улыбнулся, стукнув парня по пальцам и показывая как надо. Именно этот момент убедил Рика, что он хочет дружить с Элаем, хочет чтобы тот чаще улыбался ему да и вообще, ведь все должны видеть, что он вовсе не странный, а очень интересный собеседник, который раскрывается не сразу и не всем. Рику понадобилось несколько недель, чтобы расположить его к себе хотя бы для простых разговоров в библиотеке.

Запах чего-то нового и одновременно знакомого тянул его на опушку. Рик знал этот запах — это Элайджа. Обладая слишком сильным обонянием даже в человеческом теле, Элгорт мог с точностью сказать как пахнет человек, запавший ему в душу, и сейчас ко всем этим, так приятным ему запахам, примешивалось что-то новое. Ладан, еще какие-то травы, которых он не знал, костер, земля и металлический отвратительный запах крови. Его Ричард мог отличить от какого угодно другого.

Что-то случилось? Это первое что подумал медведь, выпуская когти и сгребая землю лапами. Он еще не очень хорошо контролировал себя в медвежьей шкуре, но отец терпеливо учил сына, и иногда позволял выходить без присмотра, чтобы в будущем быть самостоятельнее. Медведи не стайные животные, и Рик даже в человеческом теле демонстрировал некую отстраненность от всех компаний, хотя и старался быть приветливым со всеми. Он любил одиночество, и выбирал общество только тех людей, что были ему интересны.

Он уже бежит на запах огня, Элая и крови, она тянет сильнее всего, почти заставляет потерять контроль и выпустить зверя, но в нескольких шагах он резко тормозит и трясет мордой, прогоняя из головы медведя. Нельзя терять контроль, нельзя показываться в таком виде, нельзя упустить шанс, хочется есть, запах пьянит и заставляет вспоминать ту рыбешку, что он поймал пару часов назад. Зверь берет верх и вырывается на опушку с тихим рыком и отлетает назад, ударившись во что-то невидимое, но бьющее так больно, что зверь отступил, пропуская человека. Рик превращается в самого себя даже сам того не осознавая, взвыв от боли, и прижимает к себе левую руку, скорчившись на траве в нескольких метрах от места действа. Что это было? Почему так больно? Костер оказался жарче, чем он думал. Спасибо регенерации оборотней, которая восстановит сожженную кожу за пару часов.
[icon]https://i.imgur.com/KhMwboe.png[/icon][sign].[/sign][lz]Рик, 16 годиков, оборотень, новичок[/lz]

Отредактировано Rick Elgort (17-02-2019 21:58:19)

+1

3

Юный наследник дома Фонтейн не задавался целью прослыть изгоем, просто так вышло. Его отношения со сверстниками не складывались никогда, но вместо того чтобы приложить усилие и попытаться завоевать их симпатию ему было проще смириться, что он не такой как все и пустить ситуацию на самотёк. Вскоре это вынужденное одиночество ему даже начало нравиться – никто не хочет возиться с зашуганным мальчишкой, явно теряющимся на фоне своей яркой, красивой и пользующейся популярностью у парней сестры, для него всегда прибережено место за последней партой, и никто уже давно не спрашивает почему его тонкие предплечья всегда спрятаны под слоями бинтов. Наверное, думают, что Элайдже не терпится побыстрее расстаться с жизнью.

Правда куда более прозаична, он ведьмак, а стихия его – общение с умершими, некромантия, так часто упоминаемая в книгах, однако пресловутые писатели слишком романтизируют этот дар, наделяют его обладателя бледной кожей, острыми чертами лица и невероятной харизмой. Правда такова, что каждый ритуал по воскрешению мёртвых или связи с так называемыми духами требует крови того, кто его устраивает, и забирает невероятное количество сил. Именно после таких фокусов Фонтейн обычно отсыпался несколько дней и не приходил в школу.

Ему нравилось собственное одиночество. Над ним не издеваются, но и не трогают без повода, лишь иногда одёргивают, прося списать домашку или одолжить конспекты по биологии, иногда лебезили и подсаживались к нему на лабораторной, чтобы получить хорошую отметку, но Элай прекрасно это знал и не сопротивлялся. Это нисколько не ущемляло его эго.

Всё шло по плану, пока в Аркхем не переехал этот новенький. Яркий. Солнечный. С пшеничными волосами, сухими как солома, небрежно торчащими в разные стороны, и широченной улыбкой, словно его жизнь – это какой-то рай на земле, а чёртов хвастун хочет рассказать об этом каждому. Такие уникумы всегда вызывают у мага только хмурый взгляд исподлобья и тихое фырканье, от них не ждёшь ничего хорошего, но Рик удивляет. Нет, не так. Он заставляет его опешить каждый раз, когда садится за одну парту или напротив за столом в школьной столовой. Его привычное место расположено прямо возле мусорки, куда никто больше не садится, но канадца это нисколько не смущает, он даже не кривит носом и улыбаясь от уха до уха предлагает:

- Давай теперь всегда будем напарниками?

Не научившийся за свои шестнадцать лет давать отказ Элайджа бездумно кивает головой, сам не до конца понимая на что себя обрекает.

Но Ричард оказался не так плох, как он думал. Его чувство юмора странное и шутки дурацкие, он много разговаривает и часто рассеян, из-за чего может то плеснуть себе щёлочью на руку, то склеить пальцы мгновенно застывающим клеем, однако человек он открытый, без тени лукавости и настроенный сблизиться с некромантом. Это подкупает. Сам зануда Фонтейн, как его прозвали, падает жертвой его очарования и не может прятать за хмурой физиономией, что ему приятно общество Рика, приглашает его в гости чтобы якобы закончить проект и всегда берёт с собой не одно яблоко, а два, сразу делясь с другом.

Лишь одна сторона жизни, в которую он не позволяет Элгорту ступить и шага – это собственный убийственный дар, опасный, жуткий, пугающий до чёртиков тех, кто с ним не знаком, хотя даже некроманта он нередко вгоняет в ужас.

Выложенные кругом посреди поляны камни практически одинакового размера создают своеобразный алтарь, в центре которого – мёртвая кошка. Сюзи Хейл попросила воскресить её любимицу, попавшую под машину, умоляла, захлёбываясь слезами и прижимаясь к нему грудью, и Элай просто не смог ей отказать.

Тонкий острый нож в ладони оставляет на коже один порез, следом ещё один. Кровь медленно стекает по предплечью, собираясь в тяжёлые капли, которые под собственным весом падают вниз с кончиков пальцев на землю и теряются в траве. Не открывая глаз, мальчишка быстро шепчет заклинание, и по мере того, как усиливается его голос, становится ярче пламя костра поблизости, в лицо бьёт жар, а на лбу выступает испарина. Хочется надеяться, что в этот раз всё получится. Юный маг так сосредоточен, что не слышит хруста сухих веток под тяжестью лап, гула земли под ногами зверя, и вскрикивает, сбиваясь напрочь, только когда медведь вылетает к нему, поднимая вверх своим боком шквал искр. Фонтейн пятится назад, проезжаясь задницей по земле, пачкая штаны, испуганно прижимает к груди самое ценное – свою книгу – забыв как дышать смотрит неотрывно на зверя и ждёт, что же будет дальше. Убежать он точно не успеет. Разорвёт его в клочки?

Однако густой подшёрсток медленно исчезает, звериная морда сглаживается и человеческие черты лица проступают всё отчётливее. Юноша, ещё недавно бывший медведем, совершенно раздет и беззащитен, скулит от боли, и на свой страх и риск Элайджа подходит ближе, держа наготове в голове несколько проклятий или ударных заклинаний, которые мигом поджарят оборотню пятки. Но растерянные глаза, уставившиеся на него, маг знает слишком хорошо, поэтому только выдыхает сдавленно:

- Рик?! Какого чёрта ты тут делаешь?
[icon]https://i.imgur.com/ND6sI2F.png[/icon][sign]tnx rick[/sign][lz]Элай, 16 годиков, тупенький некромант с тягой к селфхарму[/lz]

Отредактировано Elijah Fontaine (19-02-2019 22:19:18)

+1

4

Боль отступает также быстро, как появилась. Рик все еще корчится на земле, сжимая руку, но чувствует как обожженный бок больше не так сильно горит, а новая кожа заменяет пузыри старой. Спасибо регенерации. Будь ранения сильнее, он бы так легко не отделался. Но ощущения все еще живы и, хотя физически ничего не болит уже, в голове все еще отдается мысль, что он едва не сжег себе руку и половину тела.

Идиот. Что повело его? Зачем ринулся в самое пекло? Ведь отец учил его, что осторожность превыше всего, что нужно разведать и посмотреть. Но он поддался волнению и страху за близкого человека, а Элайджа несомненно был ему близок. Они успели подружиться, или Рик просто заставил юного Фонтейна дружить с собой, навязав ему свое общение. Но в голове такого валенка, как Элгорт это не откладывалось. Он с удовольствием принимал из всегда холодных рук яблоко, делился половиной своего сэндвича, приносил из дома кусочек знаменитого мясного пирога, что испекла его мать, чтобы Элай попробовал как готовят в Канаде. Часто звал его к себе, а потом провожал домой, если Фонтейн не желал оставаться на ночь.

Я бы задал тебе тот же вопрос, — хрипло ответил парень, наконец, отпустив уже полностью зажившую руку, упираясь ладонями в примятую траву. Он не стеснялся своей наготы никогда. Они рождаются такими, а оборотни большую часть своей жизни проводят в таком виде, так чего же тут стесняться.

Какого черта тут происходит? — Элгорт потирает еще свежую розовую кожу на предплечье, глядя на мага снизу вверх. Пока что не решается встать, потому что еще не видел что с ногами. Еще помнил, как на левой ноге горела шерсть. Не самое приятное ощущение. — У тебя кровь. Он протягивает руку, но останавливается на полпути, видя растерянные глаза Фонтейна. — Что? Ты сам все видел. Или мне нужно проговорить это словами? Канадец развел руки в стороны, а от нервозности ситуации его акцент и говор только усилились. Он прикусил язык клыком. они всегда уходили не до конца. Отец говорил, что это проблемы организма, и либо все пройдет с возрастом, либо так и останется на всю жизнь. Рик привык к ним, и уже не особо хотел, чтобы они исчезали. К тому же это придавало его образу изюминку.

Он не понимал, что делал Элай. Почему у него кровь, что за книги, зачем труп кошки, костер, какие-то рисунки. Где-то в глубине сознания, наверное, догадывался, но сейчас в организме бурлил адреналин, страх, все еще ломило мышцы от резкого превращения и мозг вообще отказывался думать.

Прости, — наконец, выдавил из себя медведь. Он догадался, что испортил что-то важное, хотя и не понимал что. — Я почуял тебя и кровь… и подумал, что что-то случилось. Так глупо он последний раз чувствовал себя в первый день в их школе. Новичок канадец, деревенский болван, которого никто не хочет знать, и ему пришлось завоевывать себе репутацию. Спорт помог, обаяние и открытость. Но здесь другое. Это обратная сторона их с Элаем жизней, и каждый из них скрывал секрет. Была бы воля Ричарда, он бы все сразу рассказал ему, даже показал бы, но отец запретил, запугал, что не все спокойно относятся к оборотням и тем, кто не похож на других людей, тем, кто не обычный и обладает чем-то. Им пришлось уехать из Канады именно потому что за ними устроили охоту те, кого называют охотниками. Каждое полнолуние они уходя как можно дальше в леса, отец контролирует сына-подростка. Если он узнает, что мальчишка так выдал себя сегодня, то больше никогда не отпустит его в лес одного.

В очередной раз Элгорт нагло ворвался в личное пространство Элайджи. Только теперь это было не место на химии или один столик за ланчем. Теперь это было нечто другое, куда серьезнее для них обоих. Но Рик чувствовал себя сейчас таким идиотом, что готов был снова перекинуться в медведя и сбежать, а потом не появляться в школе и запретить родителям пускать Элая к нему, говорить, что он заболел, уехал, умер. Что угодно.

Судя по всему, у нас у обоих есть секреты, — виновато улыбается парень, поднимая глаза на друга. Он считал его другом, но теперь не ясно что будет. Может быть Элай решит, что избавиться от лишнего свидетеля будет проще, чем поверить что он не наболтает лишнего. Или же доверится, узнав Ричарда за эти месяцы лучше, узнав, что он не из тех, кто распространяется о себе, о семье, и не любит болтать на личные темы, а значит и секреты хранить умеет. Все было сейчас в руках Фонтейна. — И это было чертовски больно, знаешь ли, — снова потирает голый бок, пытаясь перевести все в шутку, немного разрядить атмосферу.
[icon]https://i.imgur.com/KhMwboe.png[/icon][sign].[/sign][lz]школьник, оборотень, новичок[/lz]

+1

5

Мальчишка в панике и хочет бежать прочь как трусливый щенок, чувствует себя хулиганом, которого словили с поличным на месте преступления, однако готов поклясться намерения у него чистые, если даже не сказать благие. Впрочем, роли это уже не играет – кострище разрушено, слова заклинания застряли от ужаса в горле, руки трясутся и сам Элайджа весь будто стал меньше, пытаясь сжаться в комок, царапает через тонкую ткань рубашки лопатки о кору дерева, с которым мечтает в эту самую секунду слиться как хамелеон, пряча собственный стыд, испуг и жалкое положение, в котором он очутился как в ловушке.

Что скажет на это всё Рик, когда разберётся что к чему? Какие слухи распустит по школе, узнав, что завёл знакомство он не с простым мальчишкой, а с самым что ни на есть магом-некромантом. Будто Элаю было мало головной боли из-за того, какие сплетни гуляют про его семью, и в отличие от Маргарет он не умел стойко улыбаться и не принимать на свой счёт каждую колкость, брошенную в спину ему вскользь.

Впрочем, всё это выбивает из его головы как жалкую пыль от удара кулаком по боксёрской груше, когда мальчишка скользит взглядом по уже человеческому телу, с которого слезла звериная сущность, старается не опускать взгляд ниже дозволенного и густо краснеет. Даже собственная нагота вызывала в Элае отвращение, он избегает отражения в зеркале и прячется под слоями мешковатой одежды, а Ричард держит осанку прямо, вытягивается, будто ходит так каждый день, выглядит непринуждённо, если даже не сказать самоуверенно.

- Ты оборотень? – голос дрожит, а осознание ударяет по голове, едва ли не крича на него «чёрт подери, да! Вот ты умник!». Действительно глупый вопрос, отвечать на который Элгорту смысла уже нет, все факты налицо, не каждый день перед его глазами белый как первый снег медведь скидывает шкуру. Впрочем, это скорее удивление, смешанное с восторгом от встречи с первым представителем иного вида.

Не так это должно было всплыть, не в сыром лесу вечером в самом разгаре ритуала. Теперь уже всё бес толку, и некромант почти небрежно делает взмах рукой. Тело кошки тут же загорается, вспыхивает как конец спички, не оставляя даже горстки пепла, только круг опалённой сухой травы, почерневшей от гари. Заметает он улики хуже, чем собака прячет собственное дерьмо, но в силу возраста юному магу это можно простить.

- Чёрт… - руки всё ещё мелко дрожат, как и плечи, пальцы едва сжимают ритуальный нож, а тяжёлые капли крови бегут по предплечью и спадают под собственной тяжестью на одежду вниз. Голова паршиво кружится, поэтому парень уже даже не вслушивается в мягкий, будто боящийся его потревожить голос. Он чувствует, что Рик боится ничуть не меньше, и в то же время он пытается успокоить его, но неудачная попытка подчинить себе саму смерть забрала слишком много сил. Зря потраченное время и ресурсы, новые порезы на руках, для которых ему пришлось бы сочинять очередную легенду, реши кто-то из одноклассников или учителей спросить что с ним произошло.

Губы ослабшего мага кривятся в улыбке. Хватаясь рукой за ствол дерева он неуклюже поднимается на ноги и виновато опускает взгляд в землю, всё ещё стыдясь его внешнего вида: - Ты меня прости, я испугался, - но, чуть подумав, добавляет, - И скажи спасибо, что не запустил в тебя огненным шаром, а то осталось бы то же самое что от кошки, - указывает на заметное пятно на земле кивком головы, но впредь решает с ненужными телодвижениями повременить. Слабость и головокружение буквально валят с ног, Фонтейн наваливается на свою сомнительную опору плечом и жмурится с наивной надеждой, что так будет лучше.

Если Рик до сих не сбежал, значит ничего непоправимого не случилось и ставить на их дружбе крест ещё рано. Элайджа очень этому рад, хочет сказать, но побелевшие губы не слушаются, а продолжающая вырываться короткими толчками из свежих царапин кровь не добавляет сил.

[icon]https://i.imgur.com/ND6sI2F.png[/icon][sign]tnx rick[/sign][lz]Элай, 16 годиков, тупенький некромант с тягой к селфхарму[/lz]

+1

6

Ага, — отзывается на вопрос Рик, потирая бок, на котором уже и следа не осталось от ожогов. Ужасно хочется есть, а рюкзак с одеждой спрятан в дереве всего в десятке или двух метров отсюда. Не голым же до туда идти. Но и уйти от Элая сейчас он не может, да и не хочет. Кажется, что это новое откровение повязало между ними еще одну ниточку, куда более прочную, чем совместные уроки, два яблока вместо одного, теплая толстовка Элгорта на худых плечах Фонтейна, когда тот засыпает в библиотеке. Все это мелочи их дружбы, которую Ричард сам навязал мальчишке, которого избегали все. Он готов был глотки за него рвать, хотя знал его всего несколько месяцев. Было в нем что-то такое, что заставило медведя поверить, довериться, почти что дать клятву вечной преданности.

Канадец вздрагивает, когда рядом вспыхивает огонь, но не дергается с места, знает, что этот огонь вреда ему не причинит. В полумраке леса Элайджа выглядит еще более худым, осунувшимся, будто сама смерть пришла. Наверное, отчасти так и есть, если Рик все правильно истолковал, и понял какого рода ритуал проводил Элай на поляне. Запах крови щекочет нос, и парень морщится. Его никогда не прельщал металлический привкус крови, он не желал убивать и охотился только ради пропитания вместе с отцом. Они когда не трогали людей, и старались уходить как можно дальше в лес, чтобы случайно никого не встретить. Но Рик оказался слишком глуп, и забрел на огонек к некроманту.

Спасибо, — совершенно честно и искренне говорит Рик, снова внимательно глядя на Элая. Ему плохо. Он дергается было вперед, но медведь все еще голый, а это смущает нормальных людей. Вот и Фонтейна смутило, раз он так резко отвел глаза, глядя куда-то в сторону кошачьего пепла. — Я… Ты подождешь? Я быстро, правда.

Оборотень резко подрывается на ноги и бежит туда откуда пришел, в чащу леса, оставив своего приятеля одного. Рик мог бы снова обернуться медведем и пробежать это расстояние в шкуре, но это займет время. Он еще не умеет перекидываться на ходу, как это делает отец, и это больно, чертовски больно, поэтому решено было бежать как есть. Что ему десяток метров.

А что если Элай его не дождется? Соберет вещи и убежит, и никогда больше не захочет с ним говорить. Отец рассказывал ему, что некоторые пренебрегают общением с им подобными, считая оборотней глупыми животными. Вдруг и Элайджа так думает? Хотя если бы думал, что сжег бы его сразу, или ушел, не стал бы говорить с ним. С этими мыслями, Элгорт едва не пробежал мимо нужной коряги, куда затолкал свой рюкзак. Быстро натянув джинсы, даже не озаботившись бельем, он кинулся обратно, кеды надевая уже буквально на ходу.

Мысль, что Элаю плохо не покидала его всю дорогу. И как же он был благодарен природе, наделившей его выносливостью медведя, и что он может пробежать это расстояние туда и обратно за рекордно короткий срок. В школе его таланту цены бы не было, но отец запретил высовываться, поэтому Рик на тренировках и занятиях как мог сдерживал свою физическую силу.

Ты... еще здесь… Он буквально вывалился из-за деревьев, падая на колени, чтобы отдышаться, но улыбался своей самой счастливой улыбкой, видя, что Фонтейн никуда не делся. Старая толстовка болтается на голых плечах, джинсы, поношенные кеды. Это снова тот школьный Рик. Разве что без очередной дурацкой футболки. Не успел надеть.

Он подползает к Элаю, от которого разит кровью так, что еще немного и сбежится вся местная нечисть. Неужели маги не умеют останавливать кровь? Или он настолько ослаб что сам не может? Ричард бегло осматривает друга, преданно заглядывая в глаза, будто пес. — Сядь, — командует так, будто знает что делает. Его учили оказывать первую помощь, но не при таких обширных порезах. Осторожно берет за запястья, разворачивая к себе окровавленные руки, и лишь поджимает губы. Вид крови его не пугает. Скорее пугает, что это руки Элайджи, которые он считал самыми красивыми в мире. Ему нравились длинные тонкие пальцы, запястья, вокруг которых он мог обвить пальцы, как браслет. Ему нравился Элайджа, чтобы там про него не говорили, Рику было с ним интересно, и он его не опасался. От него не веяло угрозой, как от его сестры.

Достает из рюкзака футболку, одним движением разрывая ее пополам. Это вряд ли поможет, но хотя бы можно будет закрыть раны, чтобы можно было донести его до дома или до больницы. Не смотря на крупные габариты, Рик двигается очень плавно и осторожно, руки у него легкие. Он бережно обматывает раны друга кусками ткани, промывая их водой, забыв о том, что льет воду прямо себе на штаны. — Так-то лучше. Ты как? — касается щеки, чтоб привлечь внимание мага, пытается понять нужно ли его нести или он сам дойдет. — Я провожу тебя. Скажи только куда.
[icon]https://i.imgur.com/KhMwboe.png[/icon][sign].[/sign][lz]школьник, оборотень, новичок[/lz]

+1

7

Элайджа не ожидал такой реакции. Вернее, он вообще ничего не ожидал и думал, что Рик при первой же возможности даст дёру и предпочтёт больше никогда не пересекаться с ним взглядом в коридоре, если не уговорит отца собрать побыстрее свои пожитки и перебраться в другой город, каких в штатах полным-полно, выбирай любое захолустье и оседай, гуляй себе по лесу и ни о чём не переживай.

Но он здесь, рядом, опускается на колени напротив и осторожно разворачивает его слабые руки внутренней стороной вверх, опуская взгляд вдоль вытянутых порезов. Момент, когда он куда-то убежал и вернулся уже одетым, ускользнул как вода сквозь пальцы. Глаза отказывались фокусироваться на лице приятеля, из-за практически полного изнеможения картинки расплывалась как отражение в водной глади, в которую бросили крошечный камушек, и рябь исказила действительность.

Единственное, чего он боялся больше чем победа Элгорта – это потерять сознание здесь, в тени раскидистой сосны, и не успеть прибрать за собой. На запах крови и остаточный магический след сбежится вся нежить с округи, а многие будут совсем не прочь полакомиться молодым магом и его бьющей через край юношеской силой. Практически шведский стол, а не ребёнок.

- Я не могу встать, - отзывается с трудом маг, усмехаясь. Где же ему ещё быть, как не здесь. Ползти животом по сухим веткам и царапать бока о выступающие из земли корни такая себе перспектива, к тому же Рик оправдал уверенность Элайджи в нём, не оставил его умирать в одиночестве в чаще, куда Фонтейн забрёл по неосторожности и слишком далеко. 

Воспринимать это всё как глупую шутку, после которой они обязательно станут ближе друг с другом, кем-то больше, чем просто соседями по парте и напарниками, кропотливо работающими над одним проектом, друзьями, которые смотрят вместе фильмы и делятся новинками комиксов. Конечно, при условии, что уже утром оборотень не одумается и не решит стереть Элая из своей жизни, как и все другие одноклассники, которых он пугал своей скрытностью, молчаливостью и разрастающимися вокруг слухам. А ведь правды в них было с чайную ложку.

Треск рвущейся ткани. Мальчишку жмурится и втягивает голову в плечи, прижимается виском к коре дерева и судорожно выдыхает. Даже осторожные, практически невесомые прикосновения, никак не вяжущиеся в образом нерасторопного медведя, причиняют ему острую колющую боль, мальчишка сжимает крепче зубы, чтобы не застонать и не вырвать предплечье, отвлекает себя пустой болтовнёй: - Нужно к Мэгги, - и, видя немой вопрос в его глазах уточняет: - Она знает что делать, поверь. Это не первый случай.

Сперва тянется перебинтованной рукой, но тут же одёргивает себя и уже другой хватается за плечо приятеля, не без его помощи встаёт на ноги чуть покачнувшись, тычется носом в его шею и виновато бурчит: - Прости, что утруждаю тебя.

Ему действительно неловко, если бы он мог сейчас покраснеть, то наверняка был бы румяным по самые кончики ушей, но потерял слишком много крови в процессе провалившегося ритуала. Не так он хотел, чтобы развивалась дружба с человеком, первым за последнее время, с кем ему захотелось быть ближе, а не оттолкнуть. Дрожащими пальцами Элайджа отчаянно сжимает рукав его толстовки, будто всё ещё боится, что он его оставит.
[icon]https://i.imgur.com/ND6sI2F.png[/icon][sign]tnx rick[/sign][lz]Элай, 16 годиков, тупенький некромант с тягой к селфхарму[/lz]

Отредактировано Elijah Fontaine (10-04-2019 13:49:30)

+1

8

Рик кивает. К Мэгги так к Мэгги. Значит им нужно в дом Фонтейнов. Он знал туда дорогу из любого конца города, из этого леса, да даже с другого конца земли добрался бы с закрытыми глазами, идя только на запах Элайджи. Но внутри все невольно сжималось в комок. Он боялся его сестру, хотя та и не делала ему ничего. Она даже не особо обращала на него внимания, занимаясь исключительно своей жизнью в школе, проектами  подругами, тогда как медведь все свое время проводил с Элаем, когда его не занимали тренировки или вынужденные отлучки в полнолуние. Ну теперь хотя бы эту часть не нужно скрывать, и не придется придумывать причины почему его не было в школе и почему они не смогут сходить в кино на этих выходных. Теперь все станет проще.

Глупостей не говори, — бурчит Ричард, подхватывая парня, чтобы не дать ему упасть. Такой худой и бледный, что становится даже страшно, что Рик не успеет его довести. Он сильнее физически, и решение пришло к нему спонтанно, просто ворвавшись в голову. И едва не теряет равновесие от горячего дыхания на шее, но лишь прикусывает кончик языка, чувствуя что переборщил и во рту уже появился металлический привкус, так ему ненавистный.

Покрепче обнимает Элайджу за талию, прижимая к себе и наклоняется. буквально завалив его на себя, чтобы поднять рюкзак. — Тебе придется его нести. Справишься? — шутит медведь, пытаясь разрядить обстановку. Впрочем, если бы Элай сказал нет, то Рик без проблем одел бы рюкзак на плечи и понес бы его без разговоров.

Ночной ветер холодит голое тело под толстовкой, и Элгорт немного ежится, пока соображает как бы им побыстрее выйти из чащи и добраться до особняка. Он стоял на отшибе города, ближе к лесу. Удобно и нет лишних глаз, что им вполне на руку. Впрочем, Рик и так не повел бы друга через весь город. Он прекрасно понимал что значит секретность и как важно хранить подобные тайны.

Идти, поддерживая Элая сложно, особенно по лесу. Поэтому пройдя всего с десяток метро, Рик решает, что план, возникший у него в голове не такой уж и плохой, как ему показалось поначалу. Поэтому он как можно осторожнее перекидывает руки парня через свои плечи, намекнув, что тому лучше бы держаться крепче, и ловко подхватывает его под колени. Нести его как девицу в беде будет еще неудобнее, поэтому тащить на закорках куда сподручнее. Это одна из их футбольных тренировок — носят кого-то из команды, учатся бегать с грузом, это хорошо тренирует ноги. Так что если сравнить Фонтейна с их квотербеком, то маг вообще как пушинка, и не чувствуется.

Так дело пошло быстрее. Он старался не хватать за поврежденные руки, когда чувствовал, что парень сползает, лишь сжимать пальцами его пальцы, напоминая что нужно держаться. Не только за него, но и вообще, продержаться еще немного. Вон, уже граница леса, еще немного и покажется покатая крыша особняка.

Элгорт бывал там, но всегда находил дом ужасающе огромным и пустынным, как в фильмах ужасов. Оставаясь на ночь, каждый раз ждал, что откуда-то из темной комнаты на него выскочит призрак или чудовище, когда спускался на кухню, чтобы попить воды. Впрочем, он сам был тем еще чудовищем, так что драка с монстром была бы на равных. И приходил он туда только из-за Элая. Ему нравилось в его комнате, нравилось спать на матрасе на полу, хотя каждый раз хозяин комнаты убеждал его занять кровать, от чего Рик решительно отказывался, тут же падая на мягкий матрас и зарываясь в одеяла и подушки, которыми его щедро снабжали.

Сейчас же дом казался ему самой желанной и недостижимой целью, концом пути, который им нужно проделать. Пришлось дважды останавливаться, чтобы оборотень мог перевести дыхание, и остаток пути уже по территории возле дома Фонтейнов, он просто помогал Элаю идти, медленно и спокойно, крепко держа за талию, а второй рукой сжимая пальцы, перекинутой через плечи руки, так чтобы не касаться предплечий, обернутых уже покрасневшей тканью.

Садись, — командует Элгорт, опуская друга на ступеньки у заднего входа. — Она дома? Тут можно как-то попасть внутрь? Будь его воля, он отдал бы магу свою регенерацию, нежели искать сестрицу Фонтейн, но если Элай сказал, что она поможет и это не первый раз (о чем им тоже еще предстоит поговорить!), то Рик влезет в окно, чтобы вытащить ее, если понадобится.

Ты как? — он присаживается рядом с Элайджей, снова разворачивая его ладони к себе, осматривает ткань на запястьях и хмурится. Не нравится ему все это. Вся эта магия, ритуалы, требующие рисковать собственной жизнью.
[icon]https://i.imgur.com/KhMwboe.png[/icon][sign].[/sign][lz]школьник, оборотень, новичок[/lz]

+1

9

Ноги отказываются держать пусть и худое, но всё же имеющее свой вес тело. Странно, что Элайдже вообще удалось подняться на свои две, но ускользающее понимание реальности возвращается к нему, когда Фонтейн уже навалившись на спину Рику обнимает его шею руками, а приятель поддерживает под коленями сжимающие его бока бёдра. Воспоминание откуда-то из далёкого детства, как отец его так же носил за спиной, его звонкий смех, широкая добрая улыбка. Густав был замечательным родителем, жаль, что недолго.

Элай тычется слепо носом в загривок и шумно выдыхает, тихо бормочет дрожащими белыми губами: - Спасибо, - чувствуя приятное тепло в груди. Ему он может довериться. Всецело. Вручить в его сильные руки свою жизнь, которая болталась сейчас на тонкой ниточке, практически волоске.

Его сердце лениво качает кровь, едва пульсирует в груди, в то время как шумное, быстро стучащее сердце Элгорта он практически чувствует через ткань одежды, как оно бьётся в грудь и отлетает рикошетом куда-то между лопатками. Под немного неуклюжими медвежьими шагами то и дело хрустят сломанные ветки, Элайджа не смотрит, только слышит, и то урывками – его поплывшему от усталости сознанию всё тяжелее воспринимать окружающую информацию, но он продолжает отчаянно хвататься на толстовку Рика, словно боится не удержаться, откинуться назад и свалиться на землю.

От друга удивительно пахнет хвоей и сырым лесом. В этом запахе хочется раствориться от макушки до самых пят, но юный некромант то и дело заставляет себя поднять свинцовые веки, чтобы не отключиться совсем.

Особняк сперва кажется точкой вдалеке, затем – размытой фигуркой, как те, которые пытаешься различить среди раскидистых деревьев в бинокль. Ещё через несколько десяток метров прорисовываются очертания знакомой ограды и покатая ветхая крыша, которая готова упасть вниз, казалось бы, от тяжести нескольких капель дождя, но это всего лишь обманка для глупцов.

Немного неуклюже, но насколько это возможно осторожно Рик опускает его на ступени, маг тут же откидывается спиной на деревянные перила и вздыхает, будто выпускает из тисков рёбер застоявшийся воздух.

- Дома. Постучи, - коротко распоряжается, чувствуя, как вялый язык с трудом его слушается, и неоднозначно качает головой. Могло быть хуже, но могло быть и лучше. К счастью, Мэгги проницательная сучка, которая любит действовать на опережение – Элай уже слышит быстрые шаги по лестнице, затем открывается широко дверь, а в её руках уже тазик, наполненный водой.

- В сторону, - её голос холодный. Она всегда ни во что не ставила Ричарда, считая его никчёмным просто потому, что он не из магической семьи. Каждое её движение отточенное годами, с ранних лет воспитанная и обученная оказывать помощь она опускается на колени рядом с братом и ставит тару ему на колени, опуская в ледяную воду его предплечья. Жидкость тут же окрашивается кровавыми разводами в розовый, а слова заклинаний слетают с губ одно за другим, заставляя сверкать посудину бледным серебряным светом. Ссадины и порезы медленно стягиваются, края рубцов соединяются, останавливается кровь.

Усталость же всё ещё сковывает мышцы, но Элайджа выжимает из себя улыбку, виноватую, полную сожаления за свою оплошность, которая обеспечила головной болью сразу двух людей.

- Прости, - бурчит тихо сестре, даже не смотря в её сторону. Неприязнь между ними так очевидна, что притворяться любезными родственничками, особенно перед Элгортом, нет никакого смысла. Действительно ему жаль, что Рик стал свидетелем его неудачи и вынужден был разгребать всё это дерьмо вместо него.

- Ну вы и придурки, – словно швыряя ему обратно в лицо извинение отвечает Маргарет и разворачивается, оставляя братца наедине с его бедой и приятелем, явно чувствуя себя лишней. Слишком спокойно уходит, словно такие инциденты дело привычное, если даже не сказать повседневное, и только крупица страха в глазах выдаёт её искреннее волнение за близнеца.

[icon]https://i.imgur.com/ND6sI2F.png[/icon][sign]tnx rick[/sign][lz]Элай, 16 годиков, тупенький некромант с тягой к селфхарму[/lz]

+1

10

Рик отскакивает в сторону, едва на пороге появляется Маргарет. Он даже руку не успел занести для того, чтобы постучать, а она уже спустилась. Его отец сказал бы «Чертовы маги!» Мистер Элгорт не любил магов и у него были на то причины, о которых он не распространялся в семье, а Рик не спрашивал. И если бы узнал, что его сын сдружился с одним из них, он бы забеспокоился. Потому что Рик с таким восторгом рассказывал дома о новом друге, что сомнений не осталось — он привязался к парнишке. Но Рик не видел ничего опасного в их с Элайджей дружбе. Да, сегодня ему досталось, но только потому, что медведь сам повел себя как придурок, ринувшись на стену магического огня. За что и поплатился подпаленной шкурой и ожогами, которые сошли на нет, но фантомная боль все еще беспокоила его.

Наблюдая как Мэгги в прямом смысле колдует над Элаем, Рик отошел подальше. Он знал, что не нравится девчонке Фонтейн. Иногда ему казалось, что она вообще не считает его за человека, а так, за предмет мебели, который мешает под ногами, и который ее брат иногда таскает к ним в дом.

Поэтому сейчас этот предмет постарался удалиться на максимальное расстояние от девушки, поднимая с земли свой рюкзак. Повернувшись, он сталкивается взглядом с Элаем и видит в светлых глазах то ли страх, то ли вопрос, и улыбается, приподняв уголки губ, давая понять, что он никуда не уходит пока что. Рик должен убедиться, что Элайджа благополучно доберется до своей комнаты, и только после этого покинет их дом.

Потрясающие, — тихо произносит Рик, когда Маргарет оставляет их снова одних, бросив многозначительное «Придурки». Он не удивился бы, если бы она сказала что щее более обидное и грубое, но отвечать не стал, благоразумно решив, что если девушка так залечила раны, то и нанести их может с той же скоростью, если не быстрее.

Он никогда не видел магию в действии, только слышал от отца, что она опасна. Ну а теперь Ричард увидел и почувствовал на себе. Он мог бы сбежать, испугавшись Элая, подумать что тот хочет причинить ему боль. Но не мог. Ведь они друзья. Ведь не зря же оборотень тащил на себе этого мага в его дом через весь лес, хотя мог бросить его там в чаще. Вот это была бы история, если бы Рик не понимал, что это не то, чем делятся в школьной столовой или раздевалке спортзала.

Ты как? — снова спрашивает он, садясь рядом с Фонтейном. Их колени едва соприкасаются, и Рик чувствует как тепло постепенно возвращается в тело некроманта. Когда он нес его, то спиной ощущал как холодеет кожа парня, и оттого торопился, иногда спотыкаясь о мелкие камни и рискуя уронить свою ношу. Ричард давит в себе желание снять толстовку и накинуть ее на худые плечи. — Ты уже дома, о тебе даже есть кому позаботиться, а мне, наверное, пора идти, — неуверенно начинает оборотень, глядя куда-то перед собой. Ему отчего-то очень неловко, потому что уходить совершенно не хочется, как и каждый раз, когда ему приходилось оставлять Фонтейна и возвращаться домой, или идти на тренировку. — Проводить до комнаты?

Так хочется попросить его просто посидеть вот так еще немного, хочется задать кучу вопросов о том, что он видел в лесу и о магии в целом. Рик уже успел понять, что все не просто и на любой ритуал затрачиваются силы. Он видел Элайджу и видел, как резко побледнели впалые щеки его сестры, когда она закончила свой маленький ритуал.

Ждет ответа, без стеснения разглядывая бледное лицо друга. Ричард был из тех, кто не испытывает смущения, и если он хочет смотреть пристально и внимательно, он смотрит. А на Элая смотреть хотелось всегда, потому что как бы не относились к нему в школе, мальчишка был умен и красив. Он помогал туповатому медведю с уроками, и просто приковывал к себе взгляд, когда шел по коридору, прижимая к груди свои книжки. Высокий, тонкий как тростинка, с яркими небесными глазами. Они с Мэгги совершенно не похожи, хотя все одноклассники утверждают обратное. Рик же видит их как двух совершенно разных людей и не понимает, как можно не замечать этих различий не только в характерах, но и во внешности.

Можно? — спрашивает оборотень и тут же берет парня за руку, укладывая ее к себе на колени, осторожно ведет пальцами там, где еще недавно были рваные глубокие порезы, причиняющие сильную боль. Не верится, что простая вода и какие-то заговоры могут сотворить такое, и если бы Рик не видел это собственными глазами, никогда не поверил бы. — Это охренеть как круто, — выдыхает парень, чуть сильнее, чем стоило бы сжимая холодные пальцы Фонтейна, и улыбается, видя как на щеках мага начинает появляться румянец.
[icon]https://i.imgur.com/KhMwboe.png[/icon][sign].[/sign][lz]школьник, оборотень, новичок[/lz]

+1

11

У Рика наверняка много вопросов. Больше, чем у Элайджи ответов, поэтому он не подталкивает его к мысли задавать их. Пусть сперва проглотит то, с чем столкнулся, переварит, хорошенько прожуёт, попробует на вкус и решит для самого себя хочет ли он откусить ещё кусочек этого лакомства, или с него достаточно. Не слишком ли много информации для одного вечера? Ещё вчера они беспечно обсуждали новый комикс или серию сериала от Netflix, не навешивая друг на друга ярлыки, может быть подозревая глубоко внутри, что не всё так просто, как кажется, они же в Аркхеме, а сюда не заносит простых людей просто так, особенно посреди учебного года. Но оба предпочитали закрыть глаза на эти предрассудки, не подаваться предубеждениям и просто оставаться двумя мальчишками, друзьями.

Если бы была его воля, то он и вовсе предпочёл бы не обсуждать увиденное, оставить всё как есть. Или стереть из памяти медведя всю эту небылицу и обыграть всё таким образом, что утром приятель проснулся бы в своей кровати с тяжёлой головной болью и решил, что всё ему приснилось. Не было никакой гонки по лесу, хрупкого тельца в руках, что он так бережно нёс вверх по ступенькам, кровавого ритуала и неразберихи, которая сорвала пелену с их глаз, приоткрыв тайну кто они есть на самом деле.

Даже губы Элай уже приоткрывает, доставая самые нелепые и глупые оправдания из своего арсенала, но только тихо выдыхает?

- Что? – когда сталкивается взглядом с полными восторга глазами, которые смотрят на него как новое чудо света. Это даже немного пугает, но больше смущает – щёки Фонтейна тут же наливаются смущённым румянцем.

Уникальным, а уж тем более потрясающим он себя не считал, всегда прятался в тени величия сестры, которая была выше его на голову во всём, будь то оценки в школе, социальный статус, любовь семьи. Да всё. И только Рик почему-то в упор отказывался замечать, что из двух близнецов ему в дружки достался какой-то неправильный, испорченный. Есть усовершенствованная версия, да вот только Ричард, идиот, зациклился на нём, будто центр его вселенной сузился до одной точки, одного человека.

- Я в порядке, - казалось бы, что смущаться ещё сильнее невозможно, но Элайджа смог. Теперь он ещё и пристыжено опускает глаза в пол, словно это всецело его вина – и сорванный ритуал, и испачканная кровью одежда, и следы грязи на кедах Рика, которые чудом остались ещё с ним после такой резвой прогулки. Хочется извиниться за всё сразу, и точно не хочется, чтобы он уходил.

Юный маг молчит, протягивает руку, хватая его за ладонь и удерживая рядом, будто без слов просит остаться с ним. И камень в груди исчезает, когда он присаживается рядом и сжимает сильнее его пальцы, разворачивает предплечье, изумлённо рассматривая чистую кожу. Ни единого пореза, только тонкие полосы белых шрамов. Мегги и это может убрать, но не делает это, не из собственной корысти или злобы, а скорее как напоминание младшему брату, что ему стоило бы поберечь себя и стать осторожнее, перестать баловаться чёрной магией, однако Элай не внемлет этим просьбам. Слишком упёртый, слишком зацикленный на игре со смертью, из которой научился выходить победителем.

- Ты можешь остаться, если хочешь, - тихо говорит мальчишка, сразу отвечая и на предыдущий вопрос. Ему страшно, что если он потеряет Рика из поля зрения хотя бы ненадолго, то утром всё изменится. Они не будут больше друзьями, оборотень решит, что не хочет иметь с чокнутым семейством ничего общего. Этот страх такой назойливый, его не получается смахнуть с лица, как пот в жаркий день, или налипшую на волосы паутину, что он читается в больших светлых глазах.

0

12

Рику дали выбор. Он мог сейчас уйти, пройти через весь город пешком до своего дома, объяснить отцу почему так задержался и свой внешний вид, стараясь не сболтнуть лишнего, иначе ему придется рассказать все. Врать Ричард не хотел и не умел, все всегда было написано на простом лице, но и сказать всей правды не смог бы, и не хотел. Он обещал Элайдже сохранить его секрет, хотя еще и не произнес это желание вслух. И надеялся, что Фонтейн тоже сохранит его тайну.

С другой стороны ему разрешили остаться. И эта простая фраза вызвала улыбку на обеспокоенном лице. — Я хочу остаться, — отвечает он, не отрывая взгляда от тонких белых шрамов на руках. Водит по ним кончиками пальцев, запоминая каждый. — Ты чего? — подняв глаза, он сталкивается со страхом в светлых глазах. Такого не было на лице Элая даже когда к нему на поляну вылетел огромный белый медведь, громко фыркая и прижимая уши. Рик подумал, что сделал что-то не так, сделал больно или сказал какую-то глупость, но Элайджа все еще не прогонял его. — Я правда хочу, — тихо говорит парень, и после его фразы черты лица мага смягчились, тонкие губы снова расплылись в легкой уставшей улыбке, а глаза из льдинок стали небом.

Как можно было считать его странным и нелепым. Рик не понимал своих одноклассников, и не слушал никакие их доводы в пользу того, что лучше ограничить свое общение с «этим Фонтейном». Элгорт же наоборот максимально окружил его собой. Стал напарником по всем лабораторным и проектам, проводил с ним все свое свободное время днем, часто ночевал в большом особняке, чем непременно раздражал его сестру. Она каждое утро жаловалась, что его тяжелая поступь разбудила ее среди ночи, хотя Рик при всей своей грузности всегда ходил очень тихо, будто он кошка, а не медведь.

Идем, тебе нужно в душ и отдохнуть. Оборотень сжимает пальцами ладонь Элая и тут же отпускает, поднимаясь на ноги, подает ему руку, чтобы помочь встать. Он знает их дом, как свой, хорошо ориентируется и видит в темноте, так что даже свет зажигать не нужно. Перекинув через плечо руку Элайджи, он бережно держит его за талию, прижимая к своему боку, а по спине каждый раз бегут мурашки, когда маг сжимает тонкими пальцами плечо или сам прижимается теснее.

И все равно он каждый раз напоминает, что нужно свернуть налево, пройти прихожую, подняться наверх и искать третью дверь справа. Рик и так помнит этот путь, но всегда покорно слушает хозяина большого и мрачного дома. Хотя теперь этот особняк предстал перед гостем в ином свете. Теперь все здесь кажется ему не просто немного пугающим, а еще и магическим и волшебным.

Даже дверь в комнату Элая, которую Рик осторожно толкает, пропуская хозяина жилища вперед. Бросает свой рюкзак в угол, наблюдая за медленными, но уже уверенными движениями Фонтейна. Он кажется угловатым и несуразным, но каждое его движение плавное, размеренное, будто нарочито небрежное. И Рик невольно ловит себя на мысли, что любуется им.

Мой матрас там же где и обычно? — спрашивает парень, разряжая напряженную тишину между ними. Он мог бы занять одну из гостевых комнат, но ему хотелось быть ближе к Элаю, и страшно было одному в чужом доме в огромной комнате. Рик предпочитал спать на матрасе в комнате друга, тем более, что они каждый раз ходили по всем пустым комнатам, собирая подушки и одеяла, чтобы накидать их на временное лежбище Элгорта.

Он скидывает грязную толстовку на пол рядом с рюкзаком. Ее, как и самого Рика, стоило бы хорошенько выстирать. Кеды в земле, джинсы перепачканы травой и кровью. О футболке вообще можно забыть. Ее останки валяются на заднем дворе Фонтейнов у крыльца. Ничего, утром что-нибудь придумает.

Теперь я буду бояться ее еще сильнее, — канадец хмыкает, пытаясь шутить, смотрит на Элая через плечо, вытаскивая из шкафа матрас. Он имел в виду Маргарет, но парень и так знал, что Рик побаивается старшую из близнецов. И теперь он понимал что не зря. Звериное чутье никогда его не подводило. Ну почти никогда. — Прости, что испортил все сегодня, — бормочет Рик, раскидывая на полу в углу свои пожитки. Он говорил про ритуал в лесу, про то, что из-за него Элайджа мог пострадать от собственной же магии или напасть на медведя, не дожидаясь пока тот станет человеком. — Глупо, наверное, но я учуял твой запах и подумал, что что-то случилось.
[icon]https://i.imgur.com/KhMwboe.png[/icon][sign].[/sign][lz]школьник, оборотень, новичок[/lz]

+1


Вы здесь » Arkham » Аркхемская история » [AU] sweet sixteen