Охота I: GM до 25.04
Охота II: Asgeir McLaughlin до 26.04
Ведьма: Elias Moore до 20.04
Сумерки: Albert Calvert до 20.04
Атлантида: Isaac Kovacs до 26.04
Аукцион: Wendell Penvellyn
Восточный экспресс: Roy Patterson до 25.04
19.04 Любуемся трейлером к предстоящим событиям, а заодно спешим узнать новости о пополнении среди АМС
18.04 Недельное объявление. Не упустите возможность придумать свой стикер!
12.04 Просим всех обратить внимание на свежие новости и предстоящие события. Начинаем готовиться к переводу времени с:
01.04 Мы решили немножко пошалить ;) С 1 апреля!
25.03 Мы меняем дизайн и поздравляем Лота!!!
О всех найденных ошибках и пожеланиях можете сообщить в теме баг-репорта!
Дорогие гости, добро пожаловать в «Аркхем». Мы играем мистику, фэнтези, ужасы и приключения в авторском мире, вдохновленном мистическими подростковыми сериалами, вроде «Волчонка» и «Леденящих душу приключений Сабрины», и произведениями Г. Ф. Лавкрафта.
my blood

Rosamund & Logan Hale
полезные ссылки

Arkham

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Arkham » Аркхемская история » Carpe diem


Carpe diem

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

Caleb Patterson & Misty Malone
27.10.2018, Аркхем. Побережье. Дом на сваях


описание будет по отыгранному

0

2

Спешное бегство из Нью-Йорка избавило Калеба от многого из той бытовой ерунды, без которой он не представлял бы свою жизнь правильной.  Белый костюм с двумя, равно подходящими к нему галстуками, нежно голубого цвета и благородно-перламутрового оттенка слоновой кости, остались в платяном шкафу в его комнате в доме родителей. Как и туфли к нему.
И это было даже хорошо, Калеб подозревал, что брюки ему теперь будут велики - за месяцы восстановления после травмы он сбросил, наверное, фунтов восемь, а то и все десять. Физиотерапевт и хирург советовали в один голос в равной мере укреплять мышцы спины и не наращивать вес.  А на занудные уточнения с какой цифры начинается "не наращивать" поджимали губы, пожимали плечами и пускались в унылую даже для Калеба Петтерсона демагогию. Сошлись на том, что оптимальным спортом для него станет плавание. И разумеется, миссис Петтерсон, узнав об этом тут же воскликнула: "Я всегда тебе говорила, что бросать занятия в школе было плохой идеей".  Ласты с маской тоже остались в Нью-Йорке.
Зато в Аркхеме были теперь и повод надеть костюм и необходимость, если он доживет здесь до лета, купить хотя бы ласты. Утешившись мыслями, что лишения приучают к смирению, правда только на четверть часа, Калеб отгладил джинсы и отправился в одно из гамильтонских агентств недвижимости. В кармане у него была карта, в сознании - ряд вопросов и алгоритмы решения задач, которые возникли бы в зависимости от ответов агента.
Агент - темнокожая девушка с выпрямленными и осветленными до золотисто-каштанового цвета волосами, собранными на макушке в роскошный хвост, имела привычку делать губы трубочкой и грызть ручку, когда задумывалась. Она оставила Калебу визитку с именем "Хелен Лавджой " и номером телефона агентства и своим собственным, а так же обещала выяснить всё по интересующему его вопросу.

- Вам повезло, - именно так мисс Лавджой начала разговор, когда Калеб ответил на её звонок, но я еле до вас дозвонилась!
А дальше она, почти оглушив Калеба, поскольку буквально орала в трубку, сообщила, что им удалось установить владельцев интересующего его дома и даже связаться с ними. И да, они готовы не то что сдать дом в аренду, но даже продать. Пытались это сделать двадцать с лишним лет, но безуспешно. Цена будет чисто символической, поскольку они представляют, в каком виде находится дом...
Чисто символическая цена, разумеется, оказалась Калебу не по карману. Но он и не собирался жить там всегда. Просто решил, что милый, тихий городок - то самое место, где он сможет потерять еще один год своей жизни. В двадцать один - это не страшно.  А вот арендная плата и впрямь была смешной. Особенно в сравнении с ценами на жильё в Нью-Йорке. Такую сумму Калеб мог бы попросить у отца.
Да, он меньше всего хотел обращаться к родителям, но дом... старый дом на берегу, увиденный им впервые со стороны моря казался достаточно серьёзной причиной, чтобы позвонить и поговорить, возможно, даже съездить к ним на день-другой.
Разговор с Хелен закончился на том, что они решили встретиться и вместе осмотреть дом изнутри.
Калеб запоздало сообразил, что не спросил, как они попадут внутрь, когда Хелен уже отключилась.  Ответ на этот вопрос приехал вместе с ней - толстый, одышливый старик в клетчатой куртке и кепке, надвинутой до кустистых, совершенно белых бровей оказался старым знакомцем владельцев дома - четы Карстенов, владельцев дома. Мистер Брук и присматривал за домом, наведываясь туда после штормов, плотничая, по  необходимости и следя, чтобы там не поселились бродяги. Его взгляд, когда они пожимали друг другу руки, очень не понравился Калебу.

А дом... Дом, казалось, ждал их визита, словно бы даже подобрался на своих, навеки вросших в морское дно ногах-сваях, бодро вскинул башенку второго этажа, и та поблескивала стеклами окон, с любопытством и предвкушением рассматривая приближающихся к нему людей точно так же, как и они смотрели на дом.
- Доски пирса совсем сгнили, - рассказывал Калеб, но это не важно. У меня всё равно нет пока лодки, - он и сам заметил, что с языка слетело это "пока", а Брук отреагировал незамедлительно:
- Собираешься и лодку брать? Решил осесть в Аркхеме?
- Может быть, весной. Повезет - договорюсь на аренду с кем-нибудь из местных.
Говоря это, он думал о Кейтлин Фрок и её рыболовецком боте. Уж кто-кто, а подруга дяди Роя точно сможет подсказать, у кого купить и лодку, и лодочный мотор.
Они подошли к невысокому заборчику с калиткой.  Небольшой дворик зарос травой, торчавшей теперь жухлыми пучками в стыках между плитками.
- Странное место выбрали ваши друзья для строительства, - протянула Лавджой, кутаясь в свою курточку.
С моря тянул прохладный влажный ветерок.
- Это все Женевьева. Вот точно как этот пацан, уставилась на скалу, когда они были здесь во время медового месяца. И заявила Рику, что они должны жить здесь. Ну а он что... Он был влюблен. И построил ей этот дом. Сам всё спроектировал. Он, знаете, аэропорты строил, вокзалы, в Италии, в Испании, потом вот, уже после того, как они уехали - в Индии. Все его счастливые страны, начинались с "И", - вспоминал старик,  роясь в карманах в поисках ключа.
- Как Иннсмут, - бездумно добавил Калеб, глядя не на дверь дома, а в сторону моря.
- И там они были. Женевьева делала фотографии и потом рисовала по ним картины. Некоторые говорят, хорошие, но мне они... не нравились.
Электричества в доме не оказалось, но  Брук заверил, что вопрос подключения легко решить с городскими властями - провода подведены.
Внутри едва ощутимо пахло плесенью и сырым деревом, а вовсе не пылью и затхлостью, как ожидал Калеб.
- Ну что, поубавилось желания жить здесь? - буркнул старик, заметив, похоже, разочарование на лице парня при виде стен с облупившейся краской.
Калеб только пожал плечами и пошел осматривать комнаты. Две маленьких и одна побольше с самым настоящим камином, совмещенная с прихожей, располагались на первом этаже. Там же была кухня, из  окна которой виднелась скала и заводь между ней и домом, а так же   галечный пляж почти  на половину расстояния полого спускающийся к воде даже во время отлива. Мебель была покрыта чехлами, но вокруг этих белых фигур витал запах тления и сырости. Калеб не сомневался, что за прошедшие годы почти все пришло в полнейшую негодность. Лучше бы её оставили открытой - дом достаточно хорошо проветривался. На втором этаже была  комната с двумя кроватями. Стены её были расписаны морскими мотивами в нежно-зеленых тонах и по стилю рисунков легко было догадаться, что это - детская.
- У Карстенов были дети?
- Дочки. И именно что были. Здесь же их и не стало.  Утонули обе в один день. Без трех дней тринадцать им тогда было.
- Понятно, почему Карстены уехали, - Калеб не особенно впечатлился чужой драмой.
Судьба тасует карты и раздает их всем. Карстенам выпали и счастье и горе. Это жизнь.
- Наверное, дом в слишком запущенном состоянии, - подала голос Лавджой.
- Мне надо подумать. Мистер Брук, вы не могли бы оставить мне ключи?  Я хочу прийти сюда завтра один, подумать,  глядя на море из окон. А потом привезу вам ключ...
Старик пожал плечами.
- Здесь все равно только стены и рухлядь.

Когда они вместе вернулись в Аркхем, Лавджой, высадив Калеба у дома, вышла к нему - переговорить, якобы о том, как и когда встретиться, чтобы забрать ключ, и со страстью в голосе, вызванной скорее профессиональным азартом, чем близостью к привлекательному молодому мужчине, сообщила, что если он не передумает, то она уверена, что можно торговаться с владельцами и сбить цену еще больше, особенно если он надумает покупать дом или возьмёт в долгосрочную аренду.

И тут в голове Калеба Петтерсона, который хоть и был провалом мечты мисс Петтерсон стать матерью одного из президентов, являлся так же и сыном своего отца, сделавшего себя с нуля и теперь уверенно удерживавшего свой бизнес, родилась идея. Простая, как всё гениальное.
Но прежде чем презентовать эту идею Аарону Петтерсону, следовало позаботится об аргументации. А для этого ему нужен был, как сказал бы отец, "эксперт, хорошо знающий местные реалии".
Выбор "экспертов" у Калеба был невелик. И хотя самым лучшим был бы, несомненно, Рой Петтерсон, самым волнующим - Алисия Мур, самым занятным - её брат и его работодатель, заботливым - Кейтлин, Калеб остановился на  Мисти Малоун. В силу обстоятельств их недавнего знакомства, он подозревал, что мнение Мисти будет куда менее категоричным, чем суждения вроде "бред, чушь, блажь и дурь". Хотя бы потому что из окон этого дома на сваях с полусгнившим пирсом открывался самый идеальный вид на свете:  небо и море.

С Мисти они встретились уже на берегу. Она легко догадалась, о каком именно доме идёт речь определиться с ориентирами не составило труда.
По дороге к дому, Калеб пересказал ей, очень сжато, впечатления от вчерашней встречи.
- Дядя Рой рассказывал мне, что в Аркхеме часто бывают туристы, - бодро излагал Калеб свои мысли, - но я не заметил здесь особенно развитой инфраструктуры туризма - ни уникальных сувениров, ни специальных туров по достопримечательностям Аркхема. Может показаться, что и с достопримечательностями здесь не густо, но это не только вопрос домов, камней и монументов, понимаешь. Всё дело в историях. А истории здесь на каждом шагу. Например легенда этого дома. Это, конечно, не Museo del Salto del Tequendama,  музей водопада Текендама, и умерли здесь только двое... но...
На этом но они как раз обогнули заросли молодого сосняка и увидели дом. Одинокий темный силуэт на фоне серого неба, печальный и продрогший.
- ...но я хочу здесь жить, - закончил он и обернулся к спутнице.
А потом тихо, понизив голос едва ли не до шёпота спросил:
- Тебе нравится?
Ему самому до странности хотелось, чтобы дом понравился Мисти, как понравился и ему и Хелен Лавджой.

Отредактировано Caleb Patterson (22-01-2019 12:55:02)

+3

3

Почему-то внезапный звонок от нового знакомого ничуть не удивил Мисти. Помня, при каких обстоятельствах они познакомились, девушка мысленно уже нарисовала небольшой портрет Калеба, который зарекомендовал себя как довольно любопытного, легко поддающегося к любой авантюре, молодого человека. Впрочем, его странная просьба все же заставила Малоун слегка удивиться, изогнув бровь в легком недоумении. Она, конечно, была рада, что её мнение что-то стоит, но сама девушка уж точно не считала себя великим специалистом, особенно в плане покупки недвижимости.
Первым порывом было отказаться, но слова застряли в горле, как только Мисти поняла о каком доме говорит Калеб.
Она задумчиво побарабанила пальцами по столу, а затем согласилась. Всё же в этом плане они были слегка похожи, так как студентка была той еще любопытной авантюристкой.

Мисти приехала заранее, подгоняемая любопытством и личным интересом, потому была у обговоренного места на 15 минут раньше. Заглушив мотор, девушка бросила задумчивый взгляд в сторону выглядывающих сквозь заросли ставень, которые прикрывали пустые глазницы этого никому не нужного дома. Можно было подумать, что он просто спит, прикрыв от усталости глаза. Спит и ожидает, когда новая семья наполнит его стены жизнью и заставят вновь дышать. Скорее всего здесь когда-то кипела жизнь, повсюду был слышен детский смех, а во дворе пахло свежеиспеченным яблочным пирогом, с маленькой щепоткой корицы.
Девушка даже зажмурилась и вдохнула полной грудью терпкий морской воздух. Когда она вновь открыла глаза, придуманная её воображением картинка рассеялась, как утренний туман. Возможно, двадцать лет назад здесь всё было иначе, и далеко не так, как она себе представила в уме. Но об этом уже никто точно не скажет.

Она как раз стояла на берегу, потирая в руках маленькую плоскую гальку и поглядывая на размытый морской горизонт, когда за спиной раздались шаги и к ней подошел Калеб. Мисти приветственно махнула ему, автоматически убирая маленький камушек в свой карман. Она сама еще не знала, зачем собирает разнообразные камушки со всех мест, где умудрилась побывать, но почему-то девушка глупо верила, что уходя забирает с собой кусочек истории того места, где ранее покоилась её находка.
На слова парня Мисти лишь улыбнулась, представив как захудалый Аркхем становится туристической зоной и привлекает к себе каких-то несчастных, готовых платить за отдых здесь. Такое мог сказать только мечтатель.
- К достопримечательностям города можно отнести только его жителей, которые не пойми чем руководствуются, продолжая здесь жить, - девушка кисло скривилась, вспоминая свои идеалистические планы о том, как вырастет и вернется в Бостон, или еще куда поедет, чтобы повидать мир. Но сейчас она была связана, если не по рукам, то по ногам уж точно. Как бы буквально это не звучало.
Мисти даже слегка прониклась идеей, которую пытался донести до неё Калеб и отчасти она понимала его страсть к Аркхему и его истории. Город таил в себе множество тайн, заставляя будоражить кровь и разум, если конечно не начинаешь и правда верить во всё это, а иначе глаз уж точно не удастся сомкнуть. Банально из-за страха за свою жизнь.
Внезапное признание Калеба заставило девушку замереть, из-за чего она чуть не оступилась на ступени и не распласталась прямо на крыльце дома.
- Серьезно? - С её губ сорвался смех, сквозь который проскакивали истерические нотки. Мисти машинально потянулась ко лбу парня, чтобы проверить его температуру и степень вменяемости, - Ты случаем не заболел?
Но тут студентка поняла, что Петтерсон совсем не шутил на этот счет, потому её смех очень быстро стих, мягко превратившись в такой же тихий шепот, слетевший с её губ:
- Ты так спрашиваешь, как будто предлагаешь мне здесь жить с тобой.
Мисти лукаво улыбнулась, с любопытством вглядываясь в лицо Калеба и ища какие-либо признаки смущения. Всё же ей нравилось дразнить людей, по поводу и без.
Похлопав парня по плечу, как бы говоря "расслабься", Мисти отступила на пару шагов в сторону, пропуская Калеба вперед и позволяя ему наконец-то открыть дверь, а заодно показать все плюсы дома, и в очередной раз попробовать убедить девушку в правильности своего решения.
- Прошу, только не обижайся, но этот дом явно рассчитан на гораздо большую семью, состоящую точно не из одного человека, - на губах заиграла легкая улыбка, когда на глаза девушки попались небольшие засечки, оставленные на деревянном дверном проеме. Мисти поспешила подойти и пробежаться кончиками пальцев по небольшим отметинам, символизирующим историю, которую дом продолжал хранить внутри себя. Самые верхние отметки едва достигали четырех и семи футов, и имели возле себя неразборчивые инициалы, скорее всего принадлежащие детям, которые здесь когда-то проживали.
Улыбка девушки моментально погасла, и она вновь перевела свой взгляд на Калеба.
- Или, возможно, у тебя где-то припрятан ньюфаундленд или сенбернар? Тогда это сможет объяснить, зачем тебе понадобилось так много свободного места.
Студентка вновь улыбнулась, прогоняя с лица налет грусти, которую на неё начали нагонять собственные мысли. Чтобы хоть как-то отвлечься от этого Мисти посмотрела на лестницу, ведущую на второй этаж.
- Дай угадаю, там была детская? Моя комната раньше тоже была на самом верху... - Её голос вновь дрогнул, как только воспоминания о беззаботном прошлом начали просачиваться и заполнять все мысли девушки. Всё же эту тему своей жизни она предпочитала хранить запертой в красивой резной шкатулке, которую не следует открывать слишком часто.

+2

4

Готовность очаровываться мелочами, находя приятное в самых, казалось бы, банальных вещах – нередкий признак эмоционального всплеска после серьезных душевных травм – от неудавшихся самоубийств до неслучившихся инвалидностей, смертей или финансовых катастроф. Калеб вполне способный осознать это, тем не менее находил в аркхемской мирной и тихой жизни всё новые и новые плюсы. Один из них – это наличие у людей времени на новых знакомых. Не просто четверти часа, чтобы вместе поболтать в кафе за чашкой кофе, а встретиться ради довольно долгой прогулки. В Нью-Йорке он счёл бы такую готовность, какую выказала Мисти Малоун едва ли не признаком того, что девушка ждёт, что следующая их встреча пройдёт в куда более романтической атмосфере, но здесь…
Следовало бы уже привыкнуть к провинциальной отзывчивости, нимало не противоречащей настороженному недоверию к чужакам. Хотя Петтерсон таковым себя не ощущал, зная, что родство с Роем почти автоматически делало его почти местным. И всё же, слова Мисти иначе, чем кокетством, счесть было сложно.
Жить вместе…
- Я и не обижаюсь, - улыбнулся Калеб,- не представляю, как на тебя можно обижаться! А вместе… и жить…
Следовало всё просто обратить в шутку.
- Разве у тебя нет парня? Или…
Он не стал спрашивать, хочет ли и Мисти остаться в этом месте, заметив перемену в выражении её лица.
Разумом он понимал, что этот дом, брошенный два десятилетия назад, представляет собой лишь постройку, нуждающуюся в основательном вложении  времени и средств, чтобы здесь снова стало приятно жить. Но атмосфера этого места действовала на него так воодушевляющее, что он уверен был – достаточно притащить сюда надувной флоковый матрас и раскладную кровать – и он будет счастлив.
- Да, ты права. Там детская. И очень красивая. Даже теперь, когда… Да просто пойдём, посмотришь.
Они поднялись наверх.
Здесь ощущения были иными. Калеб ощутил вдруг, что каждый волосок на его теле поднялся, словно наэлектризованный, и ему захотелось обернуться из-за возникшего чувства, что  за ними кто-то следит  из под потолка комнаты.
Морские узоры, сочетание орнаментов и стилизованных сценок из выдуманной подводной жизни снова, как прошлый раз его умилило.
- Целых два окна! – озвучил он очевидное и подошел к тому, что выходило в сторону залива. Вдоль этой стены стоял стол, занимая место от угла до середины окна. Обычный письменный стол с одной тумбой.  Слой пыли на нем лежал маленькими барханчиками, созданными вездесущим сквозняком. И кое-где виднелись слабые дорожки оставленные насекомыми.
- Как думаешь, в этом доме могут остаться призраки?  Дети, которые жили в этой комнате умерли.
Произнес это Калеб таким тоном, словно бы и впрямь желал, чтобы призраки этих девочек так и не смогли покинуть место своей земной жизни.

+2

5

Мисти всё еще посмеивалась, поднимаясь по лестнице вслед за Калебом. Девушка искренне надеялась, что не испугала парня своим специфичным юмором, всё же они не так давно были знакомы, чтобы младший Петтерсон успел привыкнуть к выходкам девушки. По этим же соображениям студентка не стала шокировать Калеба информацией, что у неё не то что парень есть, а даже муж. Его лицо и так было довольно обеспокоенным, не хватало еще, чтобы парень вообще начал её сторониться. Но вместе с этим Мисти не смогла удержаться от расплывчатой фразы "всё возможно". Не зря говорят, что горбатого только могила исправит, а русалку тогда что? Рыболовные сети?

Поскрипывающие половицы наполняли дом новыми звуками, заставляя его оживать. Потому Мисти даже остановилась посреди лестницы, чтобы еще раз осмотреть просторный холл, зацепиться взглядом за редкие солнечные лучи, проникающие в помещение сквозь занавешенные окна. Скорее всего девушка бы не отказалась жить в таком доме, но когда-то позже, когда подрастет, обзаведется детьми, начнет учиться вязать сотни шерстяных носков для внуков, сидя у подобного окна и поглядывая на морскую гладь. Её внезапные фантазии отозвались легкой горечью, ведь отчасти Мисти понимала, что для неё это не осуществимо. Девушка сама не знала, как долго сможет продолжать играть в человеческую жизнь, и как скоро ей придется отказаться от глупых мечтаний.
Встрепенувшись, она зашагала далее по лестнице, а дом вновь вторил её шагам легким скрипом.

- Целых два! Невиданная роскошь, - девушка вновь улыбнулась, заражаясь какой-то детской непосредственностью от Калеба. Ей нравилось, как парень умеет находить положительные вещи везде, где бы они ни были.
Мисти же отвернулась от окон, заинтересовавшись россыпью настенных картинок, на которых можно было найти множество скрытых пасхалок, или это она так думала, внезапно обнаружив грозного краба, размахивающего клешнями в углу комнаты. А ведь помимо него здесь было еще много чего интересного: рыбы, ракушки, водоросли, морские потоки, переплетающие в завораживающие узоры, а возможно даже и лица. Девушка машинально потянулась рукой к линиям, но слова Калеба вновь вернули её с небес на землю, потому она поспешила обернуться к парню лицом.
- Ты правда веришь в их существование? - Мисти с интересом посмотрела на Петтерсона, но решила не подтрунивать его далее, всё же тема разговора внезапно стала не такой радостной.
Мисти на секунду задумалась, бросив взгляд за окно, на темные воды, которые так и манили к себе. И, скорее всего, не её одну.
- Не думаю, всё же дети умерли не в самом доме, а там, - она указала рукой в сторону окна, а затем подошла к нему и попыталась открыть. Но видимо им давно никто не пользовался и створки никак не хотели поддаваться её жалким потугам. В какую-то секунду Малоун даже решила, что скорее выломает его, чем откроет, потому бросила это занятие. - Кажется, заело. Если планируешь здесь жить, тебе придется хорошенько потрудиться, чтобы привести дом в порядок.
Она вновь посмотрела на колышущиеся волны, которые были неким продолжением орнамента детской, потому девушка все же не удержала своё любопытство.
- Ты же знал, что тела девочек так и не нашли? - Об этом месте за двадцать лет успели сложить множество рассказов и баек, потому Мисти стало интересно, какую из множества легенд знает Калеб. - Поговаривают, что после их исчезновения на берегу нашли одно тело, но и оно вскоре пропало. Потому безутешные родители опускали в могилы гробы, наполненные лишь тяжелыми камнями и сожалением.
Студентка резко замолчала, задумчиво уставившись в окно. Ей на секунду показалось, что в морской воде что-то мелькнуло, и будь она обычным человеком, то не придала бы этому какого-либо внимания. Но сейчас, зная, какие тайны порой хранит в себе эта непроглядная гладь, Мисти почувствовала легкое беспокойство. Как будто стала ворошить прошлое, которое стоило бы оставить в покое.
- А ты не знаешь, где сейчас живет миссис Карстен? - Необдуманные слова сами сорвались с губ, от чего Мисти почувствовала легкую неловкость за сказанное.

+1

6

С абстрактной верой во что-либо у Калеба Петтерсона всегда были проблемы. О контактах с призраками заявляло достаточное количество людей, чтобы задуматься, все ли из них страдали галлюцинациями и лгали по той или иной причине.
- Сам я призраков не видел, - дипломатично уклонился от прямого ответа Калеб, - но в них верят на протяжении тысячелетий. И если я увижу здесь двух прозрачных девочек, то…

Он знал, что, скорей всего, на следующий же день отправится в больницу Св.Анны и, если там есть психиатр или хотя бы психолог, запишется на приём. Но закончил фразу иначе:
-  то предположу, что они являются призраками.

В голове тут же возникло несколько способов, практиковавшихся медиумами-шарлатанами, демонстрировавшими зрителям вызов духов. Но кому в этом захолустье понадобилось бы разыгрывать Калеба? Никому. А он и вовсе не был склонен придавать этой теме какое-то особенное значение.
Она просто стояла в списке достаточно универсальных тем для беседы, на несколько позиций ниже обсуждения гаджетов и установленного на них софта, музыки и сплетен об общих знакомых. О мистике люди говорили охотнее, чем о своих проблемах или различных отраслях науки. И почти у каждого было своё мнение о призраках, ведьмах, масонских орденах, Шамбале, реинкарнации и инопланетянах.

Наблюдая за тем, как Мисти рассматривает раскрашенные стены, Калеб ощутил приятное чувство, сходное с получением похвалы, когда случайный гость Петерсонов обращал внимание на готовый научный проект для школы и констатировал его идеальность, оценивая приложенные мальчиком старания. Это было странно. Он не сделал в этом доме ничего. А если и будет делать…
Калеб уже решил, что оставит эти росписи. Первое время, во всяком случае.

Он не стал развивать тему похорон близняшек, полагая её бесперспективной и даже вредной для обсуждения с приятным, но малознакомым человеком.
- Мистер Брук, человек, который присматривает за домом по просьбе Карстенов, говорил, что мистер Карстен работал потом в Индии, - ответил он, - с ними связалась агент по недвижимости. Но… миссис Карстен написала мне на мэйл.

Он достал смартфон и обратил внимание, что индикатор сигнала подсвечен лишь на половину. Внизу, на первом этаже, бывало, что он исчезал вовсе. Письмо от бывшей хозяйки этого дома он нашел довольно быстро.
Даже на маленькой иконке аватара, за спиной женщины можно было угадать пальмы и небо.
Миссис Карстен лишь выражала беспокойство, что агент преуменьшает степень разрушенности дома, и просила прислать ей фото внутри и снаружи. Отдельно просила сфотографировать скалу и море.
Что Калеб и собирался сделать.
- Она художник, - заметил Петтерсон, если она выкладывает фото своих работ в Интернете или продает их через арт-платформы, то не трудно будет её найти. Если тебе интересно.
Говоря это, он включил режим камеры и сфотографировал полусгнивший пирс, так, чтобы в кадре были только сваи, обломки последних досок и зеленовато-сизая, тёманя вода с тонкими пенными разводами по низу кадра.
- В Аркхеме совсем нет вандалов? Я удивился, что сюда, похоже, за 20 лет никто не совался.

+1

7

Мисти вспомнила как в детстве, украдкой просмотренный фильм ужасов, особенно связанный с паранормальными явлениями, заставлял её забиваться под одеяло и судорожно подтягивать к груди свои маленькие ножки, боясь в любую секунду быть затянутой под кровать. Мать тогда всячески журила главу семейства, что он позволяет малолетнему ребенку смотреть всякую чертовщину, на что мужчина лишь легко посмеивался и восхищался тем, какая бурная фантазия у его малышки, и что она вырастет великим гуманитарием. Тогда Малоун особо не понимала смысл сказанных слов, а сейчас же это воспоминания обжигало приятным ностальгическим теплом.
Теперь-то девушка знала, что не стоит бояться призраков и паранормальных явлений. В мире происходят гораздо страшнее вещи, и зачастую их делают далеко не монстры и фантастические твари, а самые обычные люди.

Бросив беглый взгляд через плечо Калеба, девушка улыбнулась, увидев кусочек голубого неба и пальмы. Глядя на одно лишь фото Малоун почувствовала морской бриз, колышущий волосы женщины. Миссис Карстен продолжало манить к морю, всё же это было в её крови, что передалось и её детям, в какой-о степени.
- Спасибо, обязательно загуглю. Тем более я уверена, что со временем её работы стали только краше.
Девушка бросила мимолетный взгляд на разукрашенные стены, а затем прошлась к одной из кроватей и бесцеремонно села на неё, подняв небольшое облачко пыли. Рука машинально метнулась к лицу, в попытках разогнуть пылевую завесу, но эти манипуляции сделали только хуже, заставив Мисти чихнуть несколько раз. А то, с каким скрипом отозвался под ней старый матрас, заставил студентку даже обрадоваться, что мебель не развалилась прямо под ней.
- Даже несмотря на то, что они здесь не живут уже сколько лет, дом всё равно остается в относительно хорошем состоянии, - она вновь окинула взглядом расписанные стены, говорящие как минимум о том, что владельцы вложили в это здание гораздо больше, чем просто деньги и время. Здесь было и правда уютно, даже невзирая на запустение и отсутствие каких-либо признаков жизни.
Мисти опустила взгляд на пол и надавила носком ботинка на обшарпанную по краям паркетную доску, которая с тихим скрипом слегка прогнулась, заинтересовав девушку еще больше.
- Вандалы есть везде, даже в Аркхеме, - она улыбнулась, спустившись на пол и поудобней скрестив ноги, задумчиво подковырнула доску за край, - просто, как мне кажется, здешние вандалы наслушались леденящих душу историй, а потому боятся соваться в этот дом.
Вот сейчас, поддевая доску и с протяжным скрипом отрывая её от пола, девушка на секунду почувствовала себя одним из этих вандалов, а потому поспешила успокоить Калеба, хотя и не смогла удержаться от вырвавшегося смешка:
- Тише, не волнуйся ты так. Я не планирую разрушить твой дом, - сделав маленькую паузу, Мисти загадочно улыбнулась, - пока что.

Доска с глухим звуком выскочила со своего привычного места и студентка моментально утратила к ней интерес. Отложив её в сторону Мисти стала с любопытством заглядывать в образовавшуюся дырку, при этом подсвечивая её телефоном и проверяя на наличие пауков и прочей домашней живности, которая могла спокойно жить в стенах такого старого дома.
- У меня раньше был подобный тайник, - закатав рукав девушка опустила руку в провал, чтобы в следующий миг достать оттуда потертый металлический ящик, со следами годовой пыли и паутины. Потому не удивительно, что Малоун в очередной раз подняла облако пыли, когда попыталась сдуть налипшую на шкатулку грязь.
Переведя взгляд на стоящего рядом Петтерсона, девушка улыбнулась, а затем протянула ему свою находку.
- Ну что, не желаешь быть первооткрывателем, или это сделать мне?

+1

8

Пыли оказалось столько, что чихали они вместе. Калеб едва успел достать платок.
А после, чуть отвлеченно слушая рассуждения Мисти Малоун о причинах отсутствия интереса к одиноко стоящему дому у местных бомжей, задумался о том, что, пожалуй, хотел бы жить здесь не один, а с девушкой. Или просто найти соседа.
Он невольно перенес на гипотетическое сосуществование с кем-то в стенах этого дома модель их с Роем совместной жизни и решил, что да, найти себе компаньона в будущем, когда закончит с ремонтом — будет неплохо.
Еще раз воспроизвёл в памяти слова Мисти: «ты спрашиваешь так, как будто предлагаешь здесь жить с тобой»
Это можно было истолковать как завуалированную просьбу предложить ей поселиться вместе. Можно было бы, будь они знакомы вместе, случись им оказаться в одной постели, а расставаясь понять, что они обязательно встретятся, чтобы повторить. Но при данных обстоятельствах сказанное всё же больше походило на лёгкое кокетство.
Сложно с девушками. Очень сложно.
Быть одному проще.
С легкой улыбкой следя за тем, как проявляет себя исследовательский азарт Мисти, Калеб подумал, что хотел бы и впредь приходить сюда с кем-то… Позволять человеку делиться своими мыслями, воспоминаниями, рассказывать о себе, выламывать доски пола или выносить весь этот хлам, сопровождая каждую находку комментариями.
Всё непригодное он просто сожжёт. Не сразу, скорее всего, но использует вместо дров в камине.
— Тайник? — он сам бы и не подумал искать чужие тайники, просто исходя из собственного опыта, — очень мило.
В его детстве не было тайников с сокровищами. А у Мисти, как и у девочек, когда живших в этой комнате — были.
Девочки, как тайники. Каждая — шкатулка, внутри которой может оказаться что угодно — от горсти разноцветных, блестящих побрякушек до стопки писем, от мелочи, сэкономленной за несколько месяцев до высохшей летучей мыши.
Он посмотрел на трофей, извлечённый Мисти из тайника — темная деревянная шкатулка с откидной плоской крышкой, по которой вился незатейливый растительный орнамент, и великодушно разрешил:
— Открывай!

+1

9

Когда же у детей появляется эта потребность в лишнем пространстве и желание иметь свои маленькие секреты от родителей? Мисти и сама не могла сейчас вспомнить, сколько ей было лет, когда мать подарила ей первый личный дневник. Толстый переплет небесно-голубого цвета, с множеством кремовых страниц из плотной бумаги. Девушка до сих пор помнила, как от него пахло лавандой и ванилью. От чего воображение моментально рисовало высокий шкаф из темного дерева, в котором мать хранила свои эфирные масла и косметику, а значит и этот подарок тоже пролежал на одной из этих полок несколько дней, а может и недель, прежде чем оказался в руках ребенка. Тогда она еще ожидала увидеть, как минимум очередную куклу, или книгу о приключениях Гарри Поттера, но явно не это.
Вот сейчас, держа в руках потертую шкатулку, девушка вновь окунулась в детство, в тот период, когда хранила свои глупые тайны в маленьком ящичке. Как давно же это было, и как глупо теперь кажется мысль, записывать в своём дневнике о том, сколько конфет было съедено за день и с каким вкусом ей понравилось больше чего.
- Все девочки нуждаются в своих маленьких секретах, - тепло улыбнувшись Мисти прошлась пальцами по орнаменту, вытирая последние следы пыли и с неким трепетом готовясь к тому, что отчасти сможет заглянуть в прошлое и снова стать той маленькой девочкой, которой изредка желала вновь быть.
- Раз настаиваешь, - девушка не будет отрицать, что её слегка польстило предоставленное доверие, потому она стала немного нервничать, боясь что-то сломать и испортить. Но благо на шкатулке не было никаких замков и достаточно было просто приподнять крышку, чтобы можно было без особых проблем добраться до содержимого.
Внутри нашелся небольшой блокнот, в мягкой велюровой обложке, явно приделанной самостоятельно, так как были видны кривые стежки в некоторых местах. Но в целом на ощупь он оказался довольно приятным, а страницы не норовили высыпаться при беглом осмотре содержимого, что являлось огромным плюсом.
Даже не заглядывая внутрь, девушка передала находку Калебу, а сама заинтересовалась всевозможными безделушками, лежащими на дне ящичка. Среди них были и маленькие фигурки, скорее всего вручную вырезанные из дерева, и гладкая галька, бережно вытесанная прибрежными волнами. Судя по боковому сколу и небольшому отверстию в центре, когда-то это было незатейливым украшением, висящим на тонкой нити. Девушка не отрицала того, что у этого самодельного кулона могла быть и вторая половинка, которая бы встала на место ребристого края. Но может она просто заблуждалась, позволяя своей бурной фантазии дорисовать недостающие кусочки мозаики.
Задумчиво растирая в пальцах гладкую каменную поверхность, девушка чуть не пропустила на дне ящика пожелтевшие карточки, которые тут же поспешила достать.
На некоторых были изображены потертые временем пейзажи скал и разбивающихся о берег волн, на других же были видны незнакомые лица. Кроме одной, на которой запечатлели всю семью Карстенов в полном сборе. Это Мисти поняла по радостным улыбкам и двум голубоглазым девочкам. Пусть фотографии и были довольно монохромными и давно утратили все былые краски, но Малоун и без этого знала, какого цвета глаза у девочек. Ведь ей даже удалось познакомиться с одной из них. К счастью, или, к сожалению, студентка сама еще не знала.
Передав найденные фотографии в руки парня, девушка одарила его слегка грустной улыбкой.
- Вообще, дом и правда замечательный, но я бы точно не стала жить в нём одна, - поднявшись на ноги Малоун быстро отряхнула джинсы от налипшей пыли, а затем вновь подошла к окну, вглядываясь в темные воды. - Как минимум и правда заведи собаку, - задумавшись на её лице появились проблески озарения, - или еще лучше - кошку. Говорят, они отгоняют злых духов, если тебя это всё еще волнует, конечно.
Рассеянно всматриваясь в раскинувшийся пейзаж, Мисти вновь заметила движение среди волн, в этот раз ошибки быть не могло, и студентка действительно увидела скрывающийся под водой русалочий хвост. Скорее всего за ними наблюдали на протяжении всего времени. А возможно даже, что не за ними, а скорее за этим домом. За воспоминаниями, с которыми невозможно было расстаться даже спустя долгие годы. И Малоун действительно понимала это, как никто другой.
- Ах, да, - опомнившись, Мисти быстро сократила между ними дистанцию и вложила в ладонь Калеба найденную половинку кулончика, а затем бережно сжала пальцы парня, надежно пряча свою находку в его кулаке, - держи и не потеряй. А я, наверное, пойду. Думаю, ты и так уже определился с решением.
Отчасти девушка поняла это еще с самого начала, с того самого момента, как Калеб начал с энтузиазмом рассказывать о всех плюсах и минусах этого нового жилища. Ведь глаза никогда не врут. Особенно такие искренние и воодушевленные.

+1


Вы здесь » Arkham » Аркхемская история » Carpe diem