Охота I: GM до 25.04
Охота II: Asgeir McLaughlin до 26.04
Ведьма: Elias Moore до 20.04
Сумерки: Albert Calvert до 20.04
Атлантида: Isaac Kovacs до 26.04
Аукцион: Wendell Penvellyn
Восточный экспресс: Roy Patterson до 25.04
19.04 Любуемся трейлером к предстоящим событиям, а заодно спешим узнать новости о пополнении среди АМС
18.04 Недельное объявление. Не упустите возможность придумать свой стикер!
12.04 Просим всех обратить внимание на свежие новости и предстоящие события. Начинаем готовиться к переводу времени с:
01.04 Мы решили немножко пошалить ;) С 1 апреля!
25.03 Мы меняем дизайн и поздравляем Лота!!!
О всех найденных ошибках и пожеланиях можете сообщить в теме баг-репорта!
Дорогие гости, добро пожаловать в «Аркхем». Мы играем мистику, фэнтези, ужасы и приключения в авторском мире, вдохновленном мистическими подростковыми сериалами, вроде «Волчонка» и «Леденящих душу приключений Сабрины», и произведениями Г. Ф. Лавкрафта.
my blood

Rosamund & Logan Hale
полезные ссылки

Arkham

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Arkham » Аркхемская история » evening bright lights


evening bright lights

Сообщений 1 страница 19 из 19

1

http://funkyimg.com/i/2QeKa.gif

Alycia Moore х Persephone Whitefern
вечер 27 октября, Аркхем


Плохой день можно попытаться спасти только хорошим вечером.

Отредактировано Persephone Whitefern (28-01-2019 22:46:26)

+1

2

Алый огонек сигареты размеренно вспыхивал в темноте. Алисия сделала последнюю, самую сладкую затяжку, затушила сигарету о стену дома и вышла из узкого тупика, который служил курилкой обслуге местных баров. Она так и не смогла избавиться от этой детской потребности забиваться с сигаретой в любую, самую грязную щель, лишь бы ее не было видно. Разум говорил – ты давно уже взрослая девочка, да и вообще, кому какое дело? Но одна дурная привычка слишком плотно переплелась с другой дурной привычкой, хотя, казалось бы, за пятьдесят лет уже можно было выработать хотя бы начальный навык самодисциплины.
Свет фонарей отражался в лужах, оставшиеся после вчерашнего дождя. Алисия аккуратно обошла одну из них по кругу и взялась за ручку двери, имитирующую старый дверной молоток и потянула на себя. Показавшиеся в проеме двери ступени уходили вниз. На стенах тускло мерцали желтым лампы. Бар был так себе, средней паршивости. Точно не для женщины в сапогах от Бланик. Именно то, что требуется, когда настроение ползет от отметки «жизнь – дерьмо» к «хуже уже быть не может».
- Виски.
- Стаканчик «Джека», леди? – ухмыльнулся бармен, показывая крупные белые зубы.
- Талмор Дью, малыш, - она расстегнула пальто и присела на деревянных стул у стойки. – Найдется для меня?
- Ого! – парень улыбнулся еще шире. – Ну если только для Вас.
Он полез под стойку, а Алисия прикрыла глаза и потерла ладонью висок, пытаясь прогнать тяжелую многодневную усталость от недовольства собой в частности и жизнью в целом. Она говорила себе, что привыкнет. Что ей все равно, где жить. И что дома, в Ирландии, ее тоже не ждало ничего хорошего. Но... Еще и maman с ее амбициями. Алисия поморщилась, повернула голову и вздрогнула. Секунды две или три она просто не дышала. И только спустя их поняла, что женщина с огненно рыжими волосами вовсе не принадлежала к семейству Мур, и уж точно не была Вивьен, как ей сначала показалось.
- Я только что увидела тень своей смерти, - сказала она рыжеволосой, сама не понимая, шутит или говорит серьезно. – Думаю, я должна Вас угостить. Виски пьете?

+3

3

Аркхем за шесть с чем-то лет, кажется, так и не изменился. Все те же леса, те же люди, лишь некоторые из которых успели за это время хоть как-то внешне измениться, то же обманчивое спокойствие. Прям как в том городишке из «Хладнокровного убийства» Капотте, где за ночь перерезали целую семью. От таких городов должны быть мурашки по кожи ощутимее, чем от шумного Нью-Йорка с его неблагополучными райончиками, кишащими всякой швалью.
Да, Аркхем был из тех городов, из которых уезжают, чтобы никогда не вернуться, ограничившись поздравительными открытками с Сантой на рождество и с улыбающейся индейкой на День Благодарения.
Не то, чтобы Персефона всерьёз думала, что ей никогда не придётся вернуться. Или даже не захочет этого сама. Родное болото все же часто бывает милее чужого замка. Да и возраст ее уже располагал к сентиментальности. Сколько бы сил она не тратила на то, чтобы выглядеть так же, как и сто-пятьдесят лет назад, голову обмануть не удавалось.
Так же не удавалось заставить себя оторвать задницу от стула, отставить стакан с джином и сделать то, зачем она приехала - вернуться домой. Женщина поморщилась от приторности вертящейся на уме фразы, затушила сигарету о столешницу и потянулась за кошельком, повернувшись как раз вовремя, чтобы услышать самое странное за последние пару лет предложение.

— Надеюсь она вам ничего не сказала, этого было бы знаком куда более печальным, — Персефона чуть удивлённо вскинула брови, и опустила кошелёк обратно, заинтересовано оглядев девушку, кинула взгляд на свой стакан, едва удержавшись, чтобы не заметить, что предпочитает другой напиток, — Почему бы и нет, если следующим угощу вас я. Должно быть у того, чтобы пить в одиночестве в таком месте, должны быть серьёзные причины.

Говорят, ген рыжих волос настолько редкий и вымирающий, что большинство их носителей в любом случае приходятся друг другу хоть какими-то родственниками. Не то, чтобы она в это сильно верила, но почему-то это всегда казалось очень милым фактом.
— Вы ведь не здешняя, верно? Откуда вы?

Отредактировано Persephone Whitefern (17-01-2019 17:44:03)

+2

4

Электрический свет падал вниз рваными полосами, и в них волосы женщины, которую Алисия так неосмотрительно приняла за мать, вспыхивали, как языки костра. Если бы в семье Мур не принято было учить генеалогию всех мало-мальски родственных родов наизусть, обязательно знакомясь со всей этой толпой народу лично, Алисия приняла бы даму за свою сколько-нибудь -юродную кузину. Рыжих в Ирландии хватало, но в семьях Мур и О’Ши давно было принято считать, что исконный, огненный цвет шевелюры – исключительно их привилегия. Даже брак между папочкой и мамочкой наверняка был заключен с целью сохранения настоящего ведьмовского колера.
- Вы даже не представляете, - протянула Алисия с иронией, даже ей самой понятной разве что наполовину. Кивнула. Помотала головой. Постучала по стойке, подзывая белозубого бармена, который, конечно же, все прекрасно слышал, стоя рядом и протирая стаканы. Поэтому сейчас он молча бросил в стакан кубики льда, по которым через мгновенье заструилась янтарная жидкость. Может быть, кто-то и не любил виски, но отказываться от Талмера было бы попросту расточительно.
- Белфаст, - ответила Алисия на вопрос женщины. Захватила прядь волос, приподняла ее и покрутила в пальцах, наглядно демонстрируя, что – да, Белфаст и ничто иное, какие еще нужны доказательства? Негромко фыркнула и сделала глоток виски. Напиток горячей волной прокатился по пищеводу. Настроение по-прежнему было до крайности паршивым, но ее стакан был полон даже более, чем наполовину, а значит оставался шанс. Она коснулась ладонью своей груди и сказала. – Алиса. А, Вы, стало быть, местная? И как этот город со стороны старожила? Так же паршив?

+2

5

Видимо, все же что-то в Аркхеме успело измениться. Это было парадоксально, что все ещё находились желающие переехать в это местечко. И что ещё хуже, наверняка, присоединится к Ковену Прилива. Ей-то казалось, что уж где-где, а в старой доброй Европе, ведьмы все ещё предпочитали бросать заблудившихся в лесу детишек в огромную печь, а не слушать либерастию Родерикса. Или правильно говорить, Уайтферна? В том, что Ее случайная собеседница, разумеется, ведьма, она не сомневалась, и даже если бы тупо не чувствовала исходившей силы, все равно бы догадалась.
Персефона, глядя на огненную прядь в тонких пальцах,  хмыкнула от лёгкости и очевидности ответа.
На ее взгляд, если уж и стоило переезжать из Белфаста, то точно не в Аркхем.

— Мне казалось, ваши земляки обычно предпочитают Бостон или Балтимор, если не собираются с разбега покорить Нью-Йорк, — женщина щелкнула застёжкой и достала из бессменного ещё с тридцатых портсигара, очередную сигарету, традиционно пообещав себе, что в следующем месяце закончит с этим, и побила ею о серебряную крышку, — Сделать такой ужасный выбор в пользу города вас заставило то же, что напиваться в этом заведение? Раньше, не поверите, здесь было совсем иначе. В баре, я имею ввиду, не в городе.

Женщина щёлкнула зажигалкой, глубоко затянулась, как в последний раз, и сделала глоток наполненного барменом стакана, с трудом припоминая, когда в последний раз пила виски.
Из колонок зазвучал какой-то очередной выкидыш Тимберлейка, и она закатив глаза, сделала ещё родин глоток. Казалось бы, отъезд из Нью-Йорк должен был покончить вот с этим всем. В этом городе, все держалось на деньгах, а маги и в самом  деле промышляли тем, что работали вот на таких порождений Диснея, помогая выстроить нужную им карьеру и оставаться на плаву. Честно и прагматично. Это ей симпатизировало. В отличии от того, что на ее взгляд батрачить на магглов было унизительно. Это буквально была пощёчина, оскорбляющая магию в принципе. Персефона щёлкнула языком, и повернулась к собеседнице.

— Кора, — представилась в ответ женщина по инерции именем из паспорта, а затем качнула головой, — Персефона, — и снова отрицательно качнула головой, — О нет. Гораздо хуже. И самое отвратительное, сколько бы раз я не сбегала из унылого места, каждый раз приходится возвращаться. Надеюсь, с вами такого не случится. Сколько вы здесь уже?

+2

6

Алисия вспоминала несколько лет в Канаде и этот год в Аркхеме, как затянувшийся, крайне нудный сон, где краски размыты, события неинтересны, а беседы – невнятны. За редким исключением, но в большинстве своем. Возможно, младшим было хуже, чем ей. Смена школ, прощания с друзьями – это так значимо, когда ты подросток. Возможно значимо и позже, но Алисия давно уже не имела дела, которое занимало бы все ее время, и не могла вспомнить лиц своих, так называемых друзей. Где-то в глубине души она всегда понимала, что долговременная связь с кем бы то ни было не для нее, и пестовала свое одиночество, как искусство. Поэтому для нее все еще открытым оставался вопрос, снова и снова задаваемый себе. Почему она вообще осталась со своей семьей после побега из Белфаста?
Из-за любви? Вряд ли.
- Судя по Вашим словам, в городе лучше не бывало никогда, - усмехнулась Алисия, большим глотком допила виски и выдохнула, когда в груди ее расцвел огненный цветок. – Повтори, - бросила она бармену и, опустив локоть на стойку, а голову на ладонь, вновь посмотрела на собеседницу. – Моей семье здесь нравится. Сестра даже замуж собралась. Что, впрочем, не говорит ничего утешительного об ее дальновидности и вкусе.
Вот так откровенничать с первой встречной могло показаться глупо, но виски был крепким, а ситуация вполне паршивой, так что пожаловаться на жизнь было просто необходимо. Хотя бы для полноты соответствия моменту.
Покорять Нью-Йорк или Бостон Алисию не тянуло. Хотя бы потому, что все, что не было ее домом, в сознании леди Мур было низведено до почетного звания дыры. Пожалуй, Лета, которая легко и естественно приняла новые порядки и новую землю под ногам, была мудрее сестры. Всегда лучше любить день сегодняшний, а не день прошедший. Особенно, когда и прошедший день не сверкал радугами радости. Алисия криво усмехнулась и подняла бокал.
- Еще Прозерпина, - добавила она к представлению собеседницы. – Ваше здоровье, Кора-Персефона. Я не люблю убегать. Хотя, если откровенно, всю жизнь только этим и занимаюсь.
Это и правда было смешно. Дочь, сбежавшая от семьи. Жена, сбежавшая от мужа. От какой роли ей придет в голову сбежать еще раз? Может быть, поэтому Алисия до сих пор не придумала себе новую маску. Занималась всем – и ничем. Не была увлечена, не испытывала приязни. Понимала, что неибежно оставит все то, к чему останется неравнодушна.
Впрочем, в случае с мужем, ее решение вряд ли можно было назвать импульсивным и никуда не годным.
- Один бесконечный год, - ответила Алисия, глотком осушая половину стакана. Ха! Ирландцы умеют пить! – Зубастая и хвостатая дыра, от которой несет мертвечиной и рыбой. Не могу сказать, что не понимаю, за что убили Родрикса. У меня дома… - она осеклась, нахмурилась и покачала головой. – Простите. Пожалуй, меня занесло.

+2

7

Персефона не выдержав рассмеялась. Не то, чтобы на ее взгляд в Аркхеме не бывало лучше. Дело было в том, что, пожалуй, в нем не бывало хуже. Здесь всегда было... так же. Все и всё. Пожалуй, для тех, кто мечтал о стабильности и пестовал постоянство, места лучше, чем это было не найти. Персефоне же все это не сказать, что претило, просто казалось противоестественным, идущим в разрез с самой ее натурой.
Хотя, ей ли было судить о разнообразии, неизменно возвращающейся обратно. Оставалось порадоваться, что она не делала эта в угоду имени, опираясь на смену сезона.

— И сколько же вас здесь? — со смешком  уточнила женщина, — Что ж, свадьба... Значит, полагаю, вы застрянете здесь надолго, кто же стал избранником вашей сестры?

Перси жестом остановила, готовившегося налить в ее стакан очередную порцию виски бармена. Хорошего, как говорится, понемножку.
— Джин. И шесть стопок текилы.

Женщина улыбнулась собеседнице, ещё раз пробежавшись по ней цепким взглядом, и внезапно очень пожалела, что вместе с маленьким Артуром, не настояла на том, чтобы забрать с собой в Нью-Йорк и старшую дочь. Лот бы, конечно же, ее за это убил, а если бы не убил, то все равно не позволил, а такие проблемы ей тогда было совсем не к месту. Да и если говорить честно, хотя бы перед самой собой, Персефоне приходилось признать, что отнимать у него детей было совсем не в радость. Если бы она могла, не стала бы и Артура так категорично ограждать. И все же в таком юном возрасте обрекать себя на жизнь в Аркхема было преступлением. То ли дело никогда не спящей, рафинированный Город Огней, собирающий со всего мира все самое лучшее, щедро предлагая  каждый день предлагая что-то новое.
Женщина обернулась на видавшую виды остановку. Прошло не больше трёх часов, а ей уже отчаянно хотелось вернуться к кожаному дивану на шестой авеню, закурить на углу «A La Vieille Russie», или хотя бы зайти за паршивым кофе в Старбакс.
Женщина, отвлекшись на собственные мысли, в пол уха слушая новую знакомую, моргнув, плавно повернулась, внимательнее уставившись на девушку.

— И за что же, на ваш взгляд, его убили? — мягко спросила женщина, — Меня не было шесть лет, боюсь, все сплетни прошли мимо меня, вы же не оставите меня в этом грустном неведении?

Ведьма поднесла к губам стакан, насладившись сначала хвойным, отрезвляющим запахом, а затем терпким вкусом можжевельника. Раньше люди считали, что он защищает от зла лишь потому, что новорожденного Иисуса прятали в его ветвях. На взгляд Персефоны, в этом вкусе не было совершенно ничего святого. Наоборот, скорее напомнил нечто древнее, и оттого пугающие.
Женщина поделив стопки пополам, лёгким движением пододвинула три собеседнице.
— Правда или действие, Алиса?

+3

8

Когда у тебя на хвосте вполне возможно половина жаждущего крови Ковена Белфаста, паранойя – не расстройство, а стиль жизни. Так, или, по крайней мере, примерно так должны были обстоять дела. Но не обстояли. И осторожные расспросы рыжеволосой незнакомки пусть и выглядели весьма подозрительно, заставили Алисию лишь невесело хмыкнуть.
- Элайджа Фонтейн, - сказала она. – Если Вам что-нибудь говорит это имя.
Говорит, говорит. Кем бы ни была Кора-Персефона, осведомленность ее во внутренней, можно сказать, домашней стороне дел Аркхема, была вполне очевидна. Принадлежала ли женщина к Ковену Прилива, или же просто имела с ними тесные связи, огонек понимания в ее глазах говорил Алисии слишком о многом, чтобы бросаться в объятия паранойи. Maman или тетка, вероятно, сказали бы сейчас, что причастность новой знакомой к истории Архема не означает непричастность к истории Белфаста. В конце концов, она уезжала, а сейчас решила вернуться… Алисия поболтала стаканом в воздухе, улыбнулась собственным мыслям и выпила. Может быть, они и оказались бы правы. Почему нет?
- Правда или действие - такая неоднозначная игра, - она взглянула на Персефону из под ресниц и вдруг весело рассмеялась. Одним глотком допила виски и со звоном опустила стакан на стойку. – Но – почему нет? Я первая, да?
Она побарабанила пальцами по стойке. Бармен отошел в другой угол и усиленно протирал стаканы. Алисия могла бы поклясться, что уши у него стали больше. Сколько он слышит каждую ночь этих, по сути своей, пустых, но ужасных откровений? Кто кого убил. Кто кого подставил. Кто кому изменил. Хорошо, если треть хотя бы похожа на правду, а поди ж ты – все еще любопытно. Она откинула голову назад и запустила руку в волосы, растрепав свою чудную укладку. Немного подумала и достала из сумки сигареты.
- В змеином кубле, которое здесь принято называть Ковеном Прилива, - медленно сказала она, щелкая зажигалкой и закуривая, - почти каждый имел шанс и мотив на убийство Родрикса. И, возможно, кто-то из них так и поступил. Нанял киллера, который просто приставил пушку к голове Верховного и – бах! – Алисия выдохнула сизое облачко дыма, которое медленно поднялось вверх. – Или это сделала какая-то прикормленная им самим тварь – почему бы и нет? После этих бесконечных вещаний о равенстве и братстве, у кого-то из блохастых, клыкастых или чешуйчатых могла и крыша слететь. Этот вариант кажется мне более вероятным, хотя бы потому что согласуется с моими внутренними теориями заговора, - она негромко рассмеялась и отсалютовала Персефоне рюмкой с текилой. – Сойдет за ответ? Теперь Ваша очередь. Почему Вы вернулись туда, где по Вашему мнению, хуже просто быть не может? Ностальгия замучила?

+3

9

Главу рода Фонтейн женщина знала плохо, вполне довольствуясь фактом ярко-голубых глаз, которого на ее взгляд было достаточно, чтобы испытывать более- менее нейтральные чувства. Для переехавшей же недавно семьи должно быть легко находилось в господине Фонтейне гораздо больше плюсов. К тому же и более ощутимых.
— Хорошая фамилия, одна из тринадцати таких же хороших. Должно быть, ваши родители очень довольны.
Персефона засмеявшись пожала плечами. Ей эта игра казалась забавной. Обычно, ошибочно полагая, что "правда" куда легче "действия", люди старались выбирать исключительно первое. И конечно же всегда лгали или юлили. Она никогда не имела склонности к ментальной магии, но она и не была нужна чтобы это понимать. Безошибочной интуиции было вполне достаточно.
Новая знакомая, на редкость, казалась достаточно откровенной. По крайней мере пока.
Да и более точного описания для Ковена вряд ли бы нашлось, не смотря на его благополучно-благородную линию, от которой она сама старалась держаться подальше, ограничиваясь разве что вежливыми улыбками в ответ на очередную высокопарную глупость. Нужные ужины в кругу "друзей" Лота остались где-то позади, будто в другой жизни, но Персефона до сих пор ощущала их подгнивше-сладковатое послевкусие.
Мысль, что Родерикса мог убить кто-то из многочисленного опекаемого зверинца, казалась женщине неподходящей. Не той, что стоит исключать, но и не той, что могла бы ее удовлетворить. Жаль, у Маркуса не было дворецкого, можно было бы хотя бы представить, что это очередной детектив, косящей под Агату Кристи, домохозяйки. Ещё более банальным, чем дворецкий, пожалуй, оставалась теория о том, что это сделал некто, претендующий на звание нового Верховного. О том, кто же желает пройти испытание и попытаться отыскать браслет, Персефона пока не знала. Зато знала, что любой, кого не устраивала политика Родерикса, прекрасно осознавал, что ее корень кроется отнюдь не в убитом Верховном, а в вполне здравствующем его предшественники.
Ведьма задумчиво покусала губу и сделала ещё один глоток, не торопясь закончить с джином, и не слишком беспокоясь о том, что придётся мешать его с текилой.
Алисия судя по всему была из тех людей, которым идёт французской революции были не слишком близки, по крайней мере, когда речь идёт о фауне мира скрытого от простых людей.
Женщина горько усмехнулась, стирая ее выпитой залпом стопки. Перси поморщилась, чувствия как внутри разливается жидкий огонь, а голову начинает  вести. Хорошо бы было поесть, но вряд ли даже френч фри была здесь съедобной.
— Как ни странно, как раз из-за Родерикса. Он иногда проводил так много времени в доме моего мужа, что начинало казаться, что он собирается туда переехать, — женщина фыркнула, — В общем, его смерть мне не понравилась, и я решила проведать семью, — Персефона, задумавшись  помолчала, но тут же встрепенувшись обвела взглядом бар, и слегка наклонилась к собеседнице, — Раз уж это круг действии, мне кажется, короткое замыкание не повредит этой помойке. Может, если повезёт, здесь что-нибудь сгорит.

+1

10

О «тринадцати хороших фамилиях» Алисия могла бы много чего сказать, но решила не распыляться по пустякам. Впрочем, ради справедливости стоило заметить, что конкретно против семей-основателей она лично ничего не имела. Однако для некой неприязни было достаточно уже того, что ее семья так упорно старалась интегрироваться в архемское высшее общество. Сам факт попытки, сопровождаемой недюжинными усилиями, в число которых входила свадьба Леты, заставлял руки Алисии дрожать от ярости и при упоминании семей-основателей испытывать приступ фантомной мигрени. Но она молчала. Стискивала зубы, кивала и устраивала приемы и балы, на которые приглашала всех этих людей, частью общества которых Муры так торопились стать. Да, конечно, мама. Да, разумеется, папа. Безусловно, мы достойны того, чтобы войти во Внутренний круг. Да, я сделаю все, что необходимо.
В голове нарастал приятный шум. То что нужно после отвратительного дня, недели, месяца и года. Рыдать по поводу явно не следовало, а вот хорошенько напиться – вполне себе решение. Компания же «почти-рыжей-родственницы» казалась Алисии вполне подходящей. В таком деле главное не знакомиться ближе. Если окажется, что Кора-Персефона какая-то большая шишка в Ковене это будет, может быть и полезно. Но неприятно. Так что неведение в этом случае – благо.
Какой-то звоночек тренькнул в голове Алисии, когда женщина упомянула о близком знакомстве Родрикса с ее мужем, но она наотрез отказалась обращать на него внимание. Мало ли, с кем любил проводить дни и ночи бывший Верховный. Ныне покойный. Аминь.
Она опрокинула в себя стопку текилы.
- Почему бы и нет, - почти равнодушно откликнулась Алисия, сползая со стула. Пол еще не качался под ее ногами, но она понемногу обретала желанное ощущение плаванья по воздуху. – Сейчас вернусь.
Она шла мимо столов, за которыми что-то ели, пили. Иногда вслед Алисии доносился одобрительный свист, но чаще порядочным аркхемовцам, отдыхающим после тяжелого дня с банкой пива, рюмкой текилы или даже, чем черт не шутит, бокалом вина, не было никакого дела кто-то мимо них идет и какая у него/нее задница. Собственные мысли, выпивка и разговоры занимали их куда больше. Ну и правильно.
Алисия вышла в коридор ведущий в дамскую комнату и остановилась у стены. Она никогда не была сильна во всех этих молниях из рук и потому даже простенькое заклинание огня получалось у нее через раз. Но для того и существуют ритуалы, чтобы делать то, что в обиходе остается для тебя сложным или недоступным.
Стена в коридоре была зеркальной. Алисия вгляделась в свое отражение, отметила некрасиво покрасневшие щеки, поморщилась. Поправила волосы. Достала из сумочки помаду и подкрасила губы, возвращая им прежний вишневый цвет. Улыбнулась сама себе, протянула руку и нарисовала на зеркале вишневый пентакль, вписанный в правильный круг. Добавила несколько символов. Резким росчерком закончила картину и ткнула пальцем в центр. Несколько секунд ничего не происходило, но потом линии истончились, словно бы врастая внутрь зеркала. По стеклу пошла трещина. Потом еще и еще одна. Стена за зеркалом ощутимо вздрогнула раз, другой. Алисия не стала досматривать представление, убрала помаду в сумочку и продолжила свой путь в дамскую комнату. Отчаянный звон не заставил ее обернуться. И так придется возвращаться по битому стеклу.
В коридоре уже толпился народ. Алисия протолкалась сквозь толпу и вернулась в зал, откуда начисто исчез дух сонного благодушия. Она вернулась за стойку с улыбкой и отсалютовала Персефоне стопкой с текилой. Как раз успела выпить, когда ни с чем ни сравнимый запах паленой проводки и звук взрывающихся одна за другой ламп заполнил помещение.
- Кажется, моя очередь, да? – как ни в чем ни бывало спросила она, делая шаг назад, чтобы осколки ламп над стойкой и искры не долетели до нее. – Но, вряд ли мы успеем доиграть. По крайней мере здесь.
Словно откликаясь на ее слова, наконец, взвыла пожарная сигнализация.

Отредактировано Alycia Moore (23-01-2019 14:15:20)

+1

11

Вряд ли существовала пословица «как встретишь первый день в городе, так и проведешь в нем все время». Но если бы была — Персефона не имела ничего против. Джин, который не бывает лишним, пристойный виски, чуть менее пристойная текила, хорошая компания и забавная беседа, оттягивающая неизбежное. Потому что любой вечер, как это не печально, рано или поздно заканчивается, напоминая о том, что пора домой. Даже погода для конца октября и местной бесконечной влажности, заставляющей волосы женщины постоянно досадно завиваться, стояла на удивление приличная.
Персефона неспешно щелкнула своей крокодиловой Birkin, доставая кошелек, бросила пару сотен на столешницу, и сняла со спинки кашемировый, отороченный мехом кардиган, прикидывая в уме, не успела ли за час похолодать. Впрочем, выпитое не должно было позволить ей замерзнуть, если температура не упала ниже нуля, что было маловероятным.
Женщина придвинула стакан с остатками джина и коротко посмотрела на часы, гордо показывающие ровной стрелкой на цифру одиннадцать. Что ж, у нее было примерно еще не меньше пяти часов, чтобы не думать о том, что шесть лет общения с супругом исключительно путем смсок — благослови Господь Нейла Папуорта и технический прогресс — могли бы несколько омрачить радость встречи. Да, еще и эта столетняя годовщина, которую она, не то чтобы проигнорировала (она же все-таки отправила смс!), но предпочла провести с сыном в глуши Доминиканской Республики, выслушивая предостережения от местных праведных католиков о распустившихся беженцах с Гаити, практикующих в своих гетто чертово вуду.
Персефона покачала головой своим мыслям и залпом допила обжигающую горло жидкость. мудрость лет, которую ей удавалось игнорировать не первый год, перекрывая густым слоем инфантильности, говорила о том, что в кое-то веки стоит поступить по-взрослому, а не напиваться в баре, но не по уставу выпитая стопка успешно ту затыкала.
Наконец, воздух наполнился едва ощутимым запахом паленого. Она бы вряд ли его уловила, если бы не ждала. Женщина накинула кардиган и поднялась с места, как раз вовремя чтобы обернувшись встретится с взглядом кажущейся вполне собой довольной Алисии.
— Твои родители будут очень против, если я удочерю тебя? — с легкой улыбкой спросила женщина, провожая взглядом выбежавшего из-за стойки бармена, и перегнувшись через нее вытащила более, чем на половину, пустую бутылку текилы, и пришла к выводу, что она, должно быть, пессимист, — Думаю, этого как раз хватит, обойдемся без стопок.
Ведьма скептически глянула на напирающую под визг сирены на дверь толпу людей, подхватила на локоть сумку, сунула подмышку бутылку, ии развернувшись в обратную сторону, направилась туда, где еще чуть-чуть все затянет огненной стеной. Губы на ходу беззвучно зашевелились и  женщина махнула рукой заставляя каменную кладку половины стены вперемешку с деревянными панелями с грохотам вылететь вперед. Умей она так лет сто назад, верденская операция закончилась бы гораздо быстрее.
— Алохомора, блять, — Персефона закуривая, перешагнула через мусор, и открутила крышку, вдыхая прохладный воздух города, не имеющего ни единого завода, — Я полагаю, действие.

Отредактировано Persephone Whitefern (23-01-2019 02:27:43)

+2

12

На самом деле ей, привыкшей к порядку дома Мур, никогда не было легко оказываться центром хаоса. Даже в юности, когда ее кровь кипела, а в голове водились всякие бунтарские мыслишки, Алисия умела себя смирять. Мало кто мог так виртуозно рассказывать себе о причинах и следствиях собственных поступков, что глупостям почти не находилось места в ее картине мира. Она и деятельность выбрала для себя соответствующую. Контроль и ответственность в стерильной операционной подходили Алисии куда больше сухого ветра в лицо и пыли дорог, о чем ей иногда грезилось. Так правильно, думала она. Это для меня. Это то, что я умею и должна делать.
Только много позже, пройдя через все «должна», которые выпали на ее долю и оказавшись здесь, в Аркхеме, почти на краю мира, как ей тогда казалось, Алисия поняла, что все это время это был бесконечный страх. И она так и не избавилась от его гнета. До сих пор.
- Думаю, они это переживут, - ответила она Персефоне и одобрительно кивнула на бутылку текилы, которую та вытянула из-за стойки. Для тех, кто собирался, как она, пить всю ночь, прерываясь только на забавные безумства, подобные тому, что творилось вокруг, бутылки, даже целой, было явно недостаточно, но не тащить же за собой содержимое бара? Проще найти еще один бар.
Это, кстати, была идея.
Люди вокруг становились все беспокойнее. Кто-то бежал на улицу, кто-то бестолково топтался на месте, кто-то громко требовал позвать кого-нибудь главного – такие забавляли Алисию больше всего. Эти и на том свете примутся искать виноватых и грозить судебными претензиями всем, кто откажется немедленно исправить печальный факт их смерти. Алисия повесила сумку на сгиб локтя и двинулась следом за Персефоной, которая решила наведаться в гущу событий. То есть – к эпицентру начинающегося пожара.
Заклинание аля «ключ от всех дверей» заставило Алисию сложиться пополам от смеха. Неизвестно, показалось ли оно столь отличной шуткой ей, если бы она не была уже изрядно пьяна, но из проема стены она сейчас скорее вывалилась, чем вышла. И смеялась еще с минуту, прежде чем холодный ночной воздух привел ее в чувство.
- Тогда ты сопровождаешь меня в еще один бар, - развела она руками. – Не люблю его, но здесь, - Алисия кивнула на бутылку, - надолго не хватит. Как раз успеем допить, прежде чем дойдем до «Lips».

+2

13

Что ещё за «Lips» Персефона не имела ни малейшего понятия, и это  неприятно кольнуло. То, что в городе что-то и в самом деле изменилось, изменилось без неё, было непривычно и казалось совершенно неправильным. Она, разумеется, понимала, что даже Аркхем не может избежать мелких изменений, диктуемых постоянно движущемся вперед, миром вокруг, и все же...
Женшина сделала глоток из бутылки передала Алисии. Топнула разок, заставляя осевшую пыль встрепенувшись покинуть чёрный лак туфлей.
— Так значит, за целый год Аркхем тебе так и не понравился. Почему не сбежишь? Думаю, тебе уже больше пятнадцати, достопочтенные родители вряд ли напишут заявление в полицию... Вы так привязаны к семье?
Персефона улыбнулась и прижала к шее меховой воротник, видимо, выпить следовало больше, раз она до сих пор чувствовала ветер, точнее вообще хоть что-то.
— Когда мне было семнадцать, этот город так меня достал, что убежать отсюда мне не помешала даже Гражданская война. Полагаю, у тебя перспективы более радужные чем месяц в дороге по разоренным штатам.
Женщина вздернув бровь уставилась на мерцающую розовыми бегающими лампочками вывеску бара. Возможно, даже слишком яркую для этого города. Персефона уже предчувствовала толпу малолеток со стаканами лонг-айлендского чая, ржущую и тыкающую в айфоны. Компания, к которой она не была готова даже после половины бутылки текилы.
Ведьма цокнула языком и толкнула дверь. Персефона раньше не подозревала, что может так сильно рябить глаза от красного, а ведь это был даже не Moulin Rouge.
— Так, хм, что это за бар, говоришь? - присаживаясь на обитый алым диван за столик с такой же алой тюлевой ширмой собранной с боку.
Женщина не смогла сдержать рвущий наружу смех, то ли от выпитого, то ли атмосфера и в самом деле была забавная.
— Казалось бы, самое время вспомнить о том, что я замужем, но, пожалуй, об этом можно ненадолго забыть.

Отредактировано Persephone Whitefern (28-01-2019 00:02:14)

+2

14

«Так привязана к семье» было хорошим определением. Алисия взяла у Коры-Персефоны бутылку, сделала хороший глоток и криво усмехнулась. В настроении «уже-чуть-больше-чем-немножко-пьяна» ей обыкновенно хотелось смеяться, а не жаловаться, но посмеяться над нынешним положением дел, связанных с семьей, не выходило даже сейчас. Привязана, да. Разве что не прикована.
- Ты плохо представляешь моих родителей, - отшутилась она, но тему развивать не стала. Только глотнула текилы еще раз и с сожалением вернула бутылку спутнице.
Они шагали по мокрым узким тротуарам мимо старых домой, омываемым теплым светом ночных фонарей. Эти краски делали Аркхем почти красивым. Почти пригодным для жизни. Ночь обнажала саму его душу, проступившую сейчас меж каменных стен и аккуратных черепичных крыш. Нечто темное. Нечто прекрасное. Алисия полезла в сумку за сигаретами и вновь закурила, выпуская сизый дым в ночное небо.
- Перспективой больше, перспективой меньше, - легкомысленно пожала она плечами, неспешно шагая вперед. – Это все, в сути своей, такие мелочи. Нам направо.
«Lips» полностью оправдывал свое пошлое название. Начать следовало с кричащей вывески и закончить дефилирующими между столиками официантами, которые были раздеты чуть более, чем одеты. Например, тот, что подошел к Алисии и Персефоне, когда они устроились на алом диване, был одет в костюм морячка, только вместо штанов у него были… так сказать, шорты. И гольфы. Просто потрясающе.
- Ну выпивка здесь ничего, - с деланным равнодушием сказала Алисия, беря в руки меню. – А насчет «замужем» - это ты пришла по адресу, как мне кажется. Большая часть здешних клиентов приходит сюда, чтобы забыть о второй половине. Правда, половина эта не всегда «муж», - она кивнула на прошедшего мимо невысокого толстячка, который едва ли не подпрыгивая устремился к одному из столиков.
Она ткнула пальцем в меню, подняла глаза на Персефону и рассмеялась.
- Ты присмотрись повнимательнее. Может где-то здесь есть и твой супруг?

+1

15

Очень хотелось скрипучим старческим голосом проворчать «o tempora, o mores », но Персефона только хохотнула провожая взглядом толстого коротышку.
С бессмысленной сосредоточенностью  человека, чей рассудок уже был в плену выпитого, она посмеиваясь полистала страницы, пытаясь вникнуть хотя бы в одну напечатанную строчку.
— Не вижу здесь позиции  "заносчивая скотина", —   Персефона проскользила пальцем вниз вдоль столбика, — Может найдётся "скучающая сволочь"? А ты? Замужем?
Она как-то иррационально надеялась на отрицательный ответ. Не то, чтобы сама по себе Персефона была разочарована в такой вещи как брак, и едва ли ей доводилось, не ворчать кривя душой, а действительно жалеть о нем. И все же примерно в той же степени, как она радовалось чужим бракам, она была не готова к браку, например, дочери. Хотя быть готовым к нему было отнюдь не ее задачей.
Она закрыла ладонью глаза и тыкнула пальцем в раскалывающуюся строчку.
—  Не знаю, что это, но я буду это и водку с тоником. Почему они просто не ходят голыми, зачем эти условности на подтяжках..

+2

16

Вопрос о замужестве всегда был для Алисии болезненным, сколько бы она не выпила. Вот и сейчас она скривилась так, словно у нее разом заболели все зубы. Вспоминать о факте собственного брака и связанных с ним проблем было неприятно само по себе, без уточнения личности супруга. С уточнением к зубной боли добавлялась мигрень и шумы в сердце – воображаемые, но от того не более приятные.
- Скажем так, - фыркнула она, ткнув пальцем в коктейль, названный «Грезы Авраама Линкольна». – Надеюсь, что уже нет.
Впрочем, надежда на то, что Асгейр просто упадет где-нибудь и сломает себе шею, была довольно призрачной. При всей своей трикстерской натуре, любезный супруг, всегда смотрел под ноги.
Музыка, до того бывшая единственно-умеренной частью этого места, враз стала громче на куцей сцене, которую можно было скорее принять за помост для любителей караоке, томно задвигались полуодетые фигуры. Алисия прыснула от смеха.
- Видимо, подстегивают твое воображение, - она на выдержала и расхохоталась. Еще громче она рассмеялась, когда, наконец, принесли выпивку. Два разных официанта. Персефоне достался какой-то ядовито-розовый коктейль, принесенный полуодетым парнишкой с заячьими ушками на голове. Алисии же достался мистер Линкольн. В цилиндре и с бакенбардами.
- Так как? – спросила, отсмеявшись. – Не нашла тут своего супруга?

+2

17

— Ты его убила? — в голосе женщины проступило уважение.
Персефона хотела сказать, что то еще, но легко сбилась с мысли и отвлеклась на то, что тут, должно быть, считали эротическим представлением. Однажды, вот так же напившись с одной знакомой — галлеристкой в толстых очках и строгим пучком, никак не подходившим к ее пурпурному жакету от бальман — уже видела подобное. Будь они в Нью-Йорке, посмотреть бы было на что, но они были в Аркхеме. Хотя мужские торсы здесь не были хуже мужских торсов там. Женщина внимательно уставилась на сцену, и не сразу расслышала вопрос Алисии.
— Пф, ну давай узнаем... Лооот! — выкрик потонул в нарастающем звуке дурацкой музыки, ведьма разочарованно цокнула языком и развела руками, — Видимо нет, король Оркнейских островов сегодня выступает в другом месте.
Женщина отхлебнула ядовито-розовой жидкости, и поежилась от сводящего челюсть холода напитка. На вкус точь-в-точь фруктовый лед.
— Надо было идти в гей-бар. В следующий раз пойдем туда. Представления с перьями и трансвиститами гораздо веселее. Где-нибудь, скажем, в Амстердаме.

+2

18

Кора-Персефона так хорошо понимала ее устремления, что Алисия почти прослезилась. Убить Асгейра – как часто ей об этом мечталось. Но, увы, цель была труднодостижима. Чертвовы магические браки, кто только придумал этот кошмар?
- К сожалению, нет, - вздохнула она, осушая свой бокал наполовину. Темно-красная жидкость была и кислой, и соленой, и, к тому же, очень крепкой. Кто-то в этом баре смотрел слишком много плохого кино. – Но я работаю над этим.
Тут надо отметить, что в голове Алисии к этому моменту уже изрядно шумело, поэтому она свято верила в свои слова. Работает, да. Стоит… эти… планы. И стоит только Асгейру явиться – уууу, что будет! Она еще не решила что именно, но точно знала, что что-то очень страшное.
Следующий выкрик Персефоны едва не заставил ее выплюнуть остатки коктейля, которые она как раз собиралась добить.
Да ладно?.. То есть… серьезно?.. Так бывает, что ли? Алисия взглянула на развеселившуюся собутыльницу внимательнее и вдруг захохотала. «Лот» - ну надо же! Отсмеявшись, она не очень уверенно (на самом деле, едва не свалившись с кресла) ухватила проходившего мимо официанта за подтяжку и ткнула пальцем в свой стакан.
- Неси еще, - и выпустила подтяжку. Та с бесстыдным звуком щелкнула по голой коже. Официант и бровью не повел. Похоже, это было здесь в порядке вещей. Кора-Персефона (миссис Уайтферн, как выяснилось), которая, к слову, как раз придумывала увлекательный план досуга.
- Умей я ходить порталами, ни одного вечера не провела бы здесь, - категорично сказала Алисия. – О, смотри, их шоу перешло в наступления. Интересно, к ним пристегнут терминал бесконтактной оплаты?
Стриптиз шоу и правда переместилось ближе. Правда, на трусах ближайшего мальчика не было ничего похожего на терминал. Только мишень. И что он хотел этим сказать?..

+2

19

— Я слишком пьяна, чтобы создать портал, который нас не расщепит, но в слееедующий раз...— Персефона многозначительно погрозила пальцем ни в чем не неповинному пространству перед собой, — В следующий раз — обязательно.
Женщина посмотрела снова туда, где несколько, по ее меркам, мальчиков перешли к активной стадии своего выступления.
— Не думаю, что собравшиеся пришли за "бесконтактностью"...
Персефона какое-то время рассредоточено наблюдала за довольно посредственным набором танцевальных движений. На ее скромный взгляд, с таким прессом, мальчикам можно было просто стоять, улыбаться и периодически поигрывать мускулами. Эффект был бы скорее всего не хуже, и даже, наоборот, лучше.   
Женщина допила коктейль. Потом, кажется, был еще один. Персефона помнила, что именно после него, вытащив из кошелька купюры, пальцем подозвала ближайшего к ним мальчику. Даже неплохо помнила, как они с Алисией, заливаясь смехом, засовывали их в узкие черные плавки. Образцовые жены, ничего не скажешь.
Потом она пила водку, и, кажется, давно уже так не веселилась, когда потеряв на какое-то время из поля зрения рыжую голову новой знакомой, каталась на спине все того же стриптизера. Не зря она все таки сняла столько наличных. И должно быть, закончились они очень вовремя, иначе бы до вызова такси дело могло не дойти еще очень долго.
На часа была половина пятого, когда она закрывала желтую дверь машины, пропустив внутрь Алисию.
— В следующий раз - это обязательно должен быть Амстердам

+2


Вы здесь » Arkham » Аркхемская история » evening bright lights