Охота I: GM до 25.04
Охота II: Asgeir McLaughlin до 26.04
Ведьма: Elias Moore до 20.04
Сумерки: Albert Calvert до 20.04
Атлантида: Isaac Kovacs до 26.04
Аукцион: Wendell Penvellyn
Восточный экспресс: Roy Patterson до 25.04
19.04 Любуемся трейлером к предстоящим событиям, а заодно спешим узнать новости о пополнении среди АМС
18.04 Недельное объявление. Не упустите возможность придумать свой стикер!
12.04 Просим всех обратить внимание на свежие новости и предстоящие события. Начинаем готовиться к переводу времени с:
01.04 Мы решили немножко пошалить ;) С 1 апреля!
25.03 Мы меняем дизайн и поздравляем Лота!!!
О всех найденных ошибках и пожеланиях можете сообщить в теме баг-репорта!
Дорогие гости, добро пожаловать в «Аркхем». Мы играем мистику, фэнтези, ужасы и приключения в авторском мире, вдохновленном мистическими подростковыми сериалами, вроде «Волчонка» и «Леденящих душу приключений Сабрины», и произведениями Г. Ф. Лавкрафта.
my blood

Rosamund & Logan Hale
полезные ссылки

Arkham

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Arkham » Альтернативные истории » [AU] Ничто не истина, и всё дозволено


[AU] Ничто не истина, и всё дозволено

Сообщений 1 страница 8 из 8

1


http://s3.uploads.ru/QacIA.gif
В конце концов, церкви часто скрывают самые мрачные тайны человечества.

Лот Уайтферн и Алисия Мур
15.05.2018, два часа по полуночи, Генуя, собор Сан Лоренцо


Таинственный католический орден, состоящий из магов, хранит много тайн. И среди них - древние артефакты. Некоторые коллекционеры почитают своим долгом заполучить их сокровища. И для этого они нанимают профессионалов.

Отредактировано Alycia Moore (22-01-2019 20:01:16)

+4

2

Будь у Алисии мать-пуританка, она наверняка надоедала бы ей разговорами о смысле жизни, семейном очаге, а так же неподобающем поведении, манере одеваться и разговаривать. Когда Алисии в голову приходили подобные мысли, она обычно шла в какой-нибудь засаленный паб, выпивала там пинту другую пива и благодарила всех демонов, которых могла вспомнить поименно, что в возрасте трех лет осталась круглой сиротой. То есть, конечно, радоваться было особенно нечему, мы живем в злом и жестоком мире, бла-бла-бла, и когда Алисии было как раз три, она наверняка насквозь прорыдала подушку, одеяльце и вообще все что смогла найти, но к сознательному возрасту уже сумела оценить отсутствие у себя долгов и обязательств перед теми, кто ночей не спал, менял пеленки и кормил тебя кашей с ложечки.
Тетка Джиневра была из тех, кто предпочитает натуральный обмен, и потому с самого начала записывала расходы Алисии на ее счет, который представила ей пред светлы очи, как только девочке исполнилось двенадцать. Чтож, это хотя бы было честно.
«Семейное дело» - это было бы слишком громко сказано. Тетка Джин и сама Алисия – вот и вся семья, о прошлых поколениях «мастеров на все руки» из семейства Мур история умалчивала. Иногда Алисии казалось, что вся ее жизнь сплошное вранье, и у нее на самом деле есть мать-пуританка, забитый отец, целый выводок братьев и сестер, дядек, теток, бабок, кузенов и прочего сложносочиненного народа. И, конечно, все они состоят в каком-нибудь пафосном Ковене, ворочают силами, которые – о-го-го и вообще крайне значимые персоны. В такие моменты она тоже посещала паб, выпивала чего покрепче пива и снова благодарила демонов поименно. Хорошее воображение – отличное средство от депрессии.

Алисия не слишком любила работать с коллекционерами, не без основания считая их опасными безумцами. Увы, без таковых в ее деле было никак не обойтись. Когда зарабатываешь на жизнь кражей сведений и артефактов, этих милых психов обязательно надо знать и любить, иначе можно остаться без куска хлеба с сыром. Что уж говорить о новых туфельках? Ради них, а точнее ради босоножек от Александра Маккуина, она и висела сейчас вниз головой над конструкции, больше напоминающей паутину, чем систему страховочных тросов. Все ради красоты.
Зацепившись ногой поудобнее, Алисия поднесла к губам сигару и глубоко затянулась. Горький дым заполнил легкие, а когда она выдохнула, плотным красноватым облаком поплыл вниз. Он тек все ниже и ниже, коснулся стеклянного колпака, подсвеченного изнутри простеньким заклинанием. Заклинение медленно погасло, но этого было недостаточно. Еще одно облачко отправилось вниз, еще и еще. Пока дым не облепил колпак, постамент и пол на два метро вокруг, Алисии пришлось выкурить половину сигары и это было ужасно. Зато теперь она вполне могла спуститься, не опасаясь никаких заклинаний. Даже тех, кто сообщали о прекращении работы других.
Алисия перекинула ногу через одну паутинку, потом через другую, скатилась по ней вниз и застыла почти касаясь макушкой стекла. Под ним на постаменте лежало золотое яблоко со всем в мире известной надписью. Алисия хмыкнула, приподняла колпак, взяла яблоко и переместила вес своего тела с одного троса на другой. В этот момент завопила серена.

+1

3

Ночь в Сан. Лоренцо… звучало до крайности романтично. Лот сделал еще одну затяжку, выпуская сероватый дым, струсил пепел в бронзовый фиал. Сосуд для своего почтенного возраста держался молодцом. Восьмой век. И тысячи вспышек фотоаппаратов ежедневно. Святой Грааль. Так гласили туристические брошюры. И, наверняка, находились те, кто в это верил. Но Его Преподобное Превосходительство епископ Генуии, к числу наивных верующих не относился. Открытым оставался вопрос принадлежал ли он вообще хотя бы ко второй из вышеперечисленных групп. Но все это было сейчас не существенно.
Сигарета дотлела до фильтра и Лот посмотрел на часы. Стрелки охотно указывали на то, что последние из техников должны удалиться восвояси в самое ближайшее время. И в Хранилище останутся лишь он и артефакты. Большую часть охраны епископ отослал еще раньше. Те же кто остался увидят сегодня замечательные сны.
Некоторые изыскания командора Ордена требовали отсутствия лишних глаз. Ибо едва ли нашли понимание у братьев. Благо его положение позволяло с легкостью и без излишней жестокости избавиться от всех возможных свидетелей.
Внутреннюю сигнализацию Уайтферн отключил едва последний из рыцарей-охранников покинул здание собора. Оставались лишь те, кто ни мог оставить свой пост даже в случае явления четырех всадников Апокалипсиса в компании Будды и Люка Скайуокера. Но сон был сильней клятв, долга, чести и даже веры. Все было готово уже давно. Лоту оставалось лишь активировать аркан. Вся прелесть  которого была в том, что срабатывал он благодаря одному из тех самых бесценных сокровищ охрана, которых и была поручены бравым рыцарям.

Биометрическое сканирование на входе. Никакой магии. Охранная система позавидовать которой могли бы самые смелые концепты из футуристической фантастики. Командор прошел первый этап прежде, чем сигнализация взбесилась. Должна была. Если бы Лот не заставил ее молчать, давясь собственным долгом. Вечер, обещавший быть интересным, неотвратимо становился очень интересным.
Акробатический номер под куполом катакомб Сан Лоренцо, был исполнен безукоризненно.  И заслуживал громогласных оваций. Кои леди и получила в виде громогласного вопля сирены, активированной Уайтферном.
- Мона, не заметила на входе таблички, запрещающей курение? - улыбнулся он, привлекая внимание дамы и отлип наконец от косяка, прислонившись спиной к которому Уайтферн простоял большую часть акробатического этюда. - Пожарная сирена. - столь же любезно пояснил он.

+2

4

В чем была загвоздка со всеми этими тайными орденами – подкупить кого-то внутри было практически невозможно. Разговорить обычного служителя церкви – это еще куда ни шло, но в орденах, подобных «Рыцарям Святого Грааля» обретались фанатики, своим священным долгом почитающих охрану своих святынь, пусть святыни были артефактами, содержащими в себе иномирных демонов, древние проклятья и способные уничтожить мир заклинания. Куда как проще было бы стащить артефакт из сокровищницы одного из безумных коллекционеров, которые хоть и укутывали свою прелесть в тысяча пятьсот семьдесят восемь убийственных заклинаний, были просто людьми, со свойственными им человеческими слабостями. О рыцарях сказать тоже самое сказать было нельзя. Увы.
Поэтому информацию о катакомбах, где находится хранилище ордена, а так же охране, патрулях, входах и выходах, Алисии пришлось собирать буквально по слухам, и она даже не сомневалась, что хотя бы часть ее, если не вся, устарела лет десять как. Но она приняла во внимание все, что смогла выдумать, а это, к слову сказать, было немало. И потому она знала, что никакая серена включиться не могла. Если бы она сделала что-то не так, охрана бы получила неслышный сигнал, и ее взяли бы тепленькой, как только рука ее коснулась стеклянного колпака, закрывающего яблоко. Но яблоко уже было в ее руке, а около входа в хранилище стоял тип в сутане и иронизировал.
Быстро сместив центр тяжести, Алисия бросила свое тело вверх, оборачиваясь вокруг тонкой паутинки, как детская вертушка, дернула за одну, за другую и теперь смотрела на мужчину сверху вниз, растянувшись под куполом, как та паучиха. Для этого ей пришлось почти сесть на шпагат, но паутина обрела устойчивость хорошей веревочной лестницы. Проделать это с яблоком в одной руке, и сигарой в другой, было непросто, поэтому сигару она выпустила. Та упала ровнехонько на постамент, где еще недавно красовалось Яблоко Раздора.
- Дело в том, что я вошла другим путем, - светским тоном уведомила она мужчину, глядя на него с потолка. – К тому же, я никогда не любила читать. Простите меня на первый раз?

Отредактировано Alycia Moore (20-01-2019 12:30:42)

+2

5

Акробатический этюд то ли не был доведен до финала, то ли мона просто была столь любезна, что исполнила для восхищенного зрителя в лице архиепископа номер на бис. Она словно паучиха ловко взлетела вверх, по тонкому сплетению канатов, растянувшись под самым куполом. Уайтферн оценивающе оглядел даму, костюм которой был несомненно призван, позволить зрителям насладиться зрелищем в полной мере.
- Господь учит нас всепрощению.- смиренно согласился он. Для полноты картины не хватало лишь перебираемых в этот момент костяшек четок. - А еще он говорит «Не укради». - Уайтферн склонил голову набок, снизу верх глядя на незваную гостью, мягко улыбаясь ей. - А еще стяжательство и алчность - смертные грехи. - в тон улыбке напомнил он. - Подумайте о своей душе, мона. - он светло улыбнулся ей, встретившись взглядом, - Хотите, приму у Вас исповедь?

Уайтферн поднял руку, дотронувшись до перстня на безимянном пальце, активировав тем самым сеть артефактов, блокирующих магию в катакомбах, а за одно перекрывая все входы и выходы. Тревога, впрочем, по прежнему не работала.
- Боюсь, что Ваш выход только что закрылся. - словно извиняясь пожал плечами арихиепископ. - Не отчаивайтесь. Уныние - тоже смертный грех.

+1

6

Беседы со всякими там типами в сутанах в перечень многочисленных увлечений Алисии не входили. И пусть этот был, кажется, чуть симпатичнее прочих, этот факт ничего не менял. Она болтала с ним только для того, чтобы он не начал бросаться особенно хитрыми сковывающими заклинаниями, которыми, как она знала, владел каждый в этом ордене недобитых рыцарей. Именно эти заклинания позволяли им так легко обуздывать самые опасные артефакты – и играючи ловить охотников за ними. Но Алисия хорошо подготовилась. До дыры в потолке оставалось совсем немного. Она уже потянула за паутинку, чтобы бросить себя вверх и – только ее и видели!
Не срослось.
Соображала Алисия быстро. Как только тип в сутане поднял руку, она поняла, что действовать. И она почти проскользнула в лаз, когда почувствовала, что тонкие невидимые взгляду тросы, держащие ее в воздухе, слабеют. Тип внизу что-то там говорил, но слушать его в такой ситуации, было бы откровенным самоубийством. Алисия попыталась зацепиться на дыру в потолке, но пальцы ее соскользнули и она, подчиняясь закону земного притяжения, который, если разобраться, давно бы следовало отменить, устремилась вниз.
Как остаться целой, падая с крыши трехэтажного дома без страховки и магии?
Ответ – никак.

+1

7

Для архиепископа Генуи, как представителя Святого Престола не было секретом то, что и в двадцать первом веке среди особенно ревностных служителей церкви находились те, кто не признавал иной науки кроме духовной. Полагая все либо чудесами божьими, либо кознями дьявольскими. В чем-то Уайтферн даже восхищался такими людьми. Ему было искренне интересно, как устроен их разум, позволяющий стол виртуозно обходить все то, что иные полагали логикой, здравым смыслом и просто прописными истинами. Сам же архиепископ к науке относился с должным уважением, живо интересуясь ей. И, даже, о ужас, придерживаясь во взглядах третьего закона Кларка. За что, пожалуй, мог бы угодить на костер даже сейчас. И, уж, разумеется, Уайтферн абсолютно точно знал как работает сила земного притяжения. А за одно ускорение. Масса умноженная на скорость. Не то, что бы масса незваной гостьи представлялась ему особенно значительной, но учитывая высоту… Лот имел некоторое представление о том, как быстро развеятся удерживающие леди-паучиху чары. И уж, конечно, себя толикой магии он не обделил. Благо тот самый перстень, что заблокировал всю магию в Сан-Лоренцо, имел свой собственный небольшой запас для носителя.
Уайтферн сделал шаг вперед, запаса магии в перстне хватило лишь на то, что бы задержать падение на пару секунд остановив его в полуметре от пола. Что бы протянуть руку и забрать Яблоко, которое дама, к искреннему восхищению Уайтферна так и не выпустила.
- Вот это был - истинный прыжок веры. - оценил он, полет дамы. Которая к этому моменты уже должно быть шлепнулась об пол. Лот обернулся, что бы отдать должное ее талантам. -  Благодарю, кстати. Вы мне очень помогли. Я бы пригласил Вас на коктейль в знак признательности.

+1

8

Чему с пеленок учила Алисию тетка Джиневра, так это чувствовать свое тело. Каждую чертов дюйм свой кожи, мышц, костей, потрохов и даже волос, чтобы всегда четко понимать, откуда исходит опасность и где найти спасение. Все эти смешные тренировки с завязанными глазами, после которых ведьма представляла собой один большой синяк, многочасовые бдения под потолком не шевелясь и даже дыша так, что она сама в итоге верила, что вовсе не является человеком, а доской или камнем. Когда Алисия была моложе и глупее, она устраивала тетке грандиозные скандалы, в число основных аргументов в которых шло: «Да ты вовсе не учишь меня магии! Иди к черту со своим нинзя-стайл!». Но шли годы, и она начинала понимать, что для их работы есть вещи поважнее магии. Магии можно научиться когда угодно, жизнь долгая. А вот остальному…
И потому, когда ее свободное падение замедлилось, она почувствовала это сразу и тело ее среагировало быстро и безошибочно, как никогда не смог бы разум, заполненный кучей бесполезной информации. Она дернулась в сторону, переворачиваясь так, чтобы не упасть плашмя, и когда ноги ее мягко спружинили об пол, она без раздумий выбросила вперед ногу и ударила по руке священника, выбивая только что отобранное у нее яблоко. И отскочила в сторону.
- Яблочный сидр подойдет, - сказала она, аккуратно убирая свой трофей в поясной кошель. – А это, - она кивнула на руку с перстнем, потому как четко ощущала источник магии в лишенном магии пространстве, - наглое читерство. Не стыдно?

+1


Вы здесь » Arkham » Альтернативные истории » [AU] Ничто не истина, и всё дозволено