Poenitentia: GM до 22.07
Necessary evil: Theo Ives до 22.07
Last chance: Adam Hoult до 25.07
08.07 Из последнего объявления можно узнать о небольших изменениях.
19.06 Не проходим мимо новостей. Обращаем внимание на новую акцию.
06.05 Перекличка и многие другие приятные новости с:
01.05 Первомайские новости и очередные изменения
24.04 Не проходим мимо, расширяем Аркхем описанием своих любимых мест
19.04 Любуемся трейлером к предстоящим событиям, а заодно спешим узнать новости о пополнении среди АМС
18.04 Недельное объявление. Не упустите возможность придумать свой стикер!
12.04 Просим всех обратить внимание на свежие новости и предстоящие события. Начинаем готовиться к переводу времени с:
01.04 Мы решили немножко пошалить ;) С 1 апреля!
25.03 Мы меняем дизайн и поздравляем Лота!!!
О всех найденных ошибках и пожеланиях можете сообщить в теме баг-репорта!
Дорогие гости, добро пожаловать в «Аркхем». Мы играем мистику, фэнтези, ужасы и приключения в авторском мире, вдохновленном мистическими подростковыми сериалами, вроде «Волчонка» и «Леденящих душу приключений Сабрины», и произведениями Г. Ф. Лавкрафта.
[AU] Look in the back

Кэтрин Миллер & Роберт Альтман
полезные ссылки

Arkham

Объявление


Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Arkham » Аркхемская история » Black Beauty


Black Beauty

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

Markus Everett, Bastian Kelch
10.10.2018, старшая школа


Неожиданная замена в актерском составе школьного спектакля сулит Маркусу много-много проблем.

+2

2

У каждого человека есть ахиллесова пята. У Маркуса этой маленькой болевой точкой был его обожаемый младший братец. Естественно, когда мистер "Хочу попробовать себя в спектакле, но боюсь, сходи со мной" озвучил свою просьбу, Маркус не сумел ему отказать. Да что там вообще может случиться? Ничего необычного, просто очередное прослушивание дурачков, считающих, что они умеют играть как заправский голливудские выскочки (из всех голливудских актеров Маркус все равно уважал только Скалу и всех женщин, что светили сиськами на экране). То ли дело отбор в команду - вот где настоящие сложности!

Так началась наша печальная история.

В четверть двенадцатого ровно неделю спустя Маркус Эверетт, осужденный режиссером на главную роль в этом безумии, подошел к залу. Репетиции. Мало ему было всех остальных дел, так теперь это. Еще и перевозбужденный от радости, что ему досталась желанная роль рулевого, Холден добавлял немного масла к огню ненависти. Все происходящее его бесило. Даже ебучие декорации, которые то и дело переделывали. Повезло только в одном - Кэм, его подруга, а с недавних пор поучающая бывшая, вытянула золотой билет с ролью Изабеллы, возлюбленной Уильяма Флинта. Его роли. Что ж, быть сынком Флинта даже неплохо. Если это происходит в реальности, а не на сцене.

Маркус влез в костюм и прочистил горло. Он волновался, но самого себя убеждал, что не волновался. Чего там бояться вообще? Что картонная мачта, вокруг которой они с Кэм должны крутиться, рухнет и похоронит под собой всех участников процесса? И все же он немного нервничал. Так, как там было? "Забудь, отринь все то..."

-...о чем идет молва! Любимая! Явись же мне! - Маркус старается не быть угрюмым, и у него даже почти получается. Ему думается: лучше бы ему достала роль какого-нибудь варвара. Но разве ж мистера Милфорда переубедишь? Маркус обводит взглядом зал, как его учили, делает два легких шага по сцене и оборачивается за кулисы, ожидая появления "возлюбленной". Его лицо мгновенно мрачнеет, когда он понимает, что с "возлюбленной" что-то не то. Например, она - мужчина. Причем вполне конкретный.

+4

3

Бастиан любил театр. Бастиан хотел в театр. А если Бастиан чего-то хотел, то он это получал в большинстве случаев. Вот и сейчас он стоял за кулисами, счастливый и блистательный в своей свободной рубахе и перевязью для оружия в духе Пиратов Карибского Моря, и повторял свои слова, хитро поглядывая на сцену. Там Маркус в обтягивающих штанах и ботфортах почти до колена читал свой текст на память, и Бастиан даже был удивлен, что Эверетт способен запомнить так много слов за раз.

Вообще изначально Бастиан не планировал получать одну из главных ролей, он хотел только расслабиться и заняться чем-то приятным, особо не мозоля глаза Маркусу лишний раз, но череда событий заставила его поменять свои планы. Сначала Кэм внезапно отказалась от роли, потом ее замена - тоже. Мистер Милфорд, очаровательный мужчина со странностями и любовью все драматизировать, пару дней ходит очень-очень грустный и на репетициях сидел в позах страдающего гения. Сердце Бастиана не выдержало. Предложив себя на роль Изабеллы, он рассчитывал услышать похвалу в отличной шутке, но никак не восторженное да. Мистер Милфорд сразу вскочил и начал восторженно рассказывать, что теперь у них будет эксклюзивная пьеса, идущая в ногу со временем! Пираты геи, которых разлучила судьба и собственные друзья! Такая драма, такая страсть! А Бастиан стоял и думал о том, что страсть у него теперь удет на сцене с Маркусом.

"Блять."

И вот он тут, стоит, поправляет рубашку и готовится выйти на сцену, чтобы красиво упасть в объятья того, кто не так уж и давно вышвырнул его парня из окна в одних трусах. Ситуация была странная, но Бастиан твердо решил, что попробует выложиться на все сто, заодно побесив Маркуса как следует.

- О, Уильям! - Бастиан протягивает руки вперед и выходит из-за кулис, смотря на Маркуса почти влюбленно, - Стремлюсь к тебе я, моя душа! Коль скоро капитан поймет, кто мы?

+3

4

Маркус обомлел. Опешил. Оху...Кажется, у него кончился словарный запас. Вот что значит не читать школьные объявления на стендах и электронной почте. Вместо резкой, как пуля, неудержимой и сексуальной Кэм на сцену выскочил Бастиан. Возможно, это была ошибка или очередной пранк. Первая спасательная мысль пошла ко дну, когда Маркус заметил костюм, слишком уж походящий на пиратский, чтобы это могло быть совпадением. Вторая - в старательности Бастиана, чей взгляд не смеялся ни единой чертовой секундочки.

Что. За. Ебаный. Бред.

Маркус испытал жгучее желание выхватить бутафорский меч из ножен и заколоть Бастиана. И всех остальных. И себя. Или хотя бы пафосно швырнуть его на сцену, давая понять, что в этом фарсе он более участвовать не желает. Но его язык прилип к небу, а сам он в полном замешательстве грузно повернулся в сторону режиссера. Тот вскочил со своего места, весь взмыленный и взъерошенный, как воробей, и застучал сценарием по спинке стоящего впереди стула:

- Играй!

И...Маркус продолжил играть. Возможно, именно это и называют профессионализмом актера. Он передвигается, изящно (насколько может) подтягивая носки сапог, и выходит к Бастиану. Протягивает руки, едва не дрожа от злости, и заключает Бастиана в объятия, которые стороннему наблюдателю должны показаться пылкими.

- Ты какого хера тут делаешь, - цедит он сквозь зубы. Его рука находит теплую ладонь Бастиана и сжимает, а сам он отступает на шаг и падает на одно колено.

- Сердечный друг! Достоин ли я?

Он колеблется. Тяжелый взгляд в спину говорит: "Делай!". Маркус тянется губами к тыльной стороне ладони, и в последний момент отказывается от поцелуя, прижимаясь к ней лбом.

+3

5

О, выражение лица Маркуса, когда к нему вышел Бастиан вместо Кэм, с которой он вроде как встречался давно, было непередаваемо. Кельц никогда в жизни и не подумал бы, что Эверетт вообще способен на такой коктейль эмоций в одном взгляде. Этот вихрь хотелось запечатлеть на фотопленке, на картинах, в собственной памяти и иногда вспоминать. В общем, Бастиан был более чем доволен реакцией на себя. Осторожно ступая по скрипящим доскам сцены, он красиво тряхнул кудрями, вздохнул тяжело и одновременно счастливо, как обычно делают в фильмах восьмидесятых томные дамы, готовые свалиться в обморок от крутости главного героя, спасшего ее.

Маркус поначалу не двигался, так и стоял истуканом, пялясь на Бастиана перед собой. Кельц уже хотел помахать перед ним рукой, может, даже ущипнуть, чтобы он в чувство пришел, но мистер Милфорд отреагировал раньше и очень... профессионально привел Эверетта в чувство.

- Ах, Уильям, - почти пропел Бастиан, оказавшись в неловких объятьях, чувствуя, как Маркус еле сдерживается, чтобы не сжать его крепче и не сломать ему позвоночник, - Мое сердце было так неспокойно.

И Бастиан поглядел в сторону режиссера. Тот сидел и чуть ли не вздыхал, прижав ладонь к груди, рядом сидел Холден, покрасневший от попыток не заржать и снимающий все на телефон. Бастиан ему подмигнул и опустил ладони на крепкую задницу Маркуса на пару секунд, шепча ему на ухо, - Я теперь твоя Изабелла, сладкий.

Следующим движением Бастиан красиво подал руку Маркусу, улыбаясь. Со стороны зала послышалось хрюканье Холдена, который изо всех сил сдерживался, потом шиканье мистера Милфорда. Кажется, режиссер бы доволен действом на сцене. Кельц чуть скосил туда взгляд, заметил, что Милфорд яростно что-то пишет в своем блокноте с восторженным лицом. Бастиан положил свободную ладонь на макушку Маркуса, осторожно и любовно поглаживая, не выходя из роли любовника-смертника.

- Ты достоин счастья! Как жаль, что мы обречены!

+3

6

Прижавшийся лбом к пальцам "возлюбленной" Маркус в какой-то момент понимает, что от его самоконтроля осталась маленькая ниточка, готовая лопнуть от любого движения. Ему кажется, что это заговор. Да, точно! Холден все это подстроил с подачки этого уебка, теперь самодовольно усмехающегося там, наверху. А ведь когда-то он был хорошим мальчиком. Любил видеоигры и брата. А теперь хватает пацанов за жопы и переписывается в гей-чатах, как будто Маркус это раздражающее пиликанье из тысячи не узнает. Бастиан принес разлад в их семью и спутал Маркусу все карты; для человека, у которого вся жизнь была расписана на десяток лет вперед, это был сущий кошмар.

- Не говори так, дорог...ой мой! - выдавливает из себя Маркус. Он смотрит наверх, и его лицо излучает любовь, но в глазах нечто черное обещает Бастиану мучительную смерть в русском стиле (через кол в жопе). - Для нас еще не все потеряно. К рассвету судно достигнет берега, и тогда...Скажи лишь мне, что твой отец...

- Что его отец? - кряхтит Трой, загримированный под старого капитана. Выбираясь на сцену, тот опирается на импровизированный протез и потешно размахивает руками. Маркус тотчас же поднимается на ноги и отпрянывает, изображая, как тяжело ему бросить руку любимо...го черт бы его побрал мужчины! Нет, он точно сегодня расквасит пару ебал.

- Отличный момент, - шепчет Милфорд Холдену, и тот кивает, передавая мобильник Бридж и быстро прокрадываясь за сцену.

- Ты, проклятый семью морями, якшаться решился с моей...простите, моим сыном?! Не позволю! - деревянная нога ударятся о сцену, и Маркус вздрагивает, едва не теряясь в тексте.

+3

7

Бастиан улыбается изо всех сил ласково и мило, а не победно и с намеком на то, что он наслаждается реакцией Маркуса. Впрочем, любой, кто хоть чуть-чуть знаком с Кельцем, видит и знает о том, насколько он доволен собой и всей ситуацией. Он уже догадывается, что после репетиции ему срочно надо будет покидать школу через задние двери и, может быть, потусоваться где-нибудь до позднего вечера. Интересно, Холден согласится составить ему компанию? Заодно покажет видео, снятое сегодня.

Бастиан прикрывает глаза и скорбно хмурит брови. Его персонаж страдает, персонаж Маркуса - тоже, но за него Кельц не отвечает, так что придется все делать идеально самому. Бастиан вздыхает полной грудью, качает головой и касается кончиками пальцев гладкой щеки Маркуса, позволяя себе вольность, которой нет в сценарии. Скользнув ладонью ниже, он гладит Эверетта по краю челюсти и чуть надавливает на подбородок, вынуждая смотреть на себя. Взгляд Маркуса не сулит ничего хорошего, но Бастиан продолжает.

- Нам стоит опасаться, мое сердце, моя полуночная звезда, моего отца, - Бастиан качает головой, а потом вздрагивает и резко оборачивается, краем намотанной на талию тряпки задевая нос Маркуса. На сцене появляется отец, который выступает против любви двух пиратов. Драма! Трагедия! Страдания!

- Отец! - Бастиан расставляет немного ноги, распрямляет спину, отчаянно пытаясь спрятать за своей тощей спиной своего горе-любовника. Обернувшись на него на одно мгновение, Кельц подмигивает, понимая, насколько сильно это будет бесить Маркуса, и продолжает, - Отец, послушай, молю тебя!

Бастиан старательно закрывает собой Маркуса, раскрывает руки и упрямо смотрит на Троя с деревянной ногой, представляя, что это его отец. Трой продолжает:

- Отойди от него, Изабе... Э-э-э, - он кидает взгляд на режиссера, забыв имя, - Просто отойди! Он осквернил тебя!

- Нет, отец, не отойду! - Бастиан делает шаг вперед и замирает в позе отчаянного страдальца, - Ты не тронешь его!

+3

8

Маркусу все происходящее кажется бредом воспаленного разума. Он болен. У него температура. Ему срочно надо прилечь.

Бастиан на сцене ведет себя невероятно уверенно, а еще так, будто ему тоже нужно прилечь, но с Маркусом и вовсе не для отдыха. Эта мысль возвращает Маркуса из тупой прострации в привычную злобу - он типа что, решил, что может распускать тут свои гейские флюиды, и ему ничего за это не будет? Какого хера они вообще сделали такую замену? Это же позорище! Просто полный аут. Да его пацаны уважать перестанут! А родители что скажут? Почему не было голосования?! Или было...

- Попались, предатели! Ты...- на сцену выскакивает Холден; наполовину без костюма, излишне веселый, он размахивает деревянной саблей с привязанным к ней черным флагом. Следом за ним вваливается веселящаяся компания, пришедшая на запах возгоревшегося ануса. - Ты - осквернитель! Капитан! Пусть он пройдется по доске! Такому, как Уильям Флинт, нет места на Черном Ветре!

"Да!" - ревет "толпа" из трех дегенератов из первого класса старшей школы. Прорываясь через защиту Себастьяна, они хватают Уильяма - Маркуса - а сам Бастиан оказывается в тесных объятиях Троя. Бридж затаивает дыхание, стараясь, чтобы телефон в ее руках трясся как можно меньше.

- Не бывать проклятому союзу! Видит морской дьявол, скорее мои кости опустятся на морское дно, чем мой сын женится на чертовом сынке Флинта!

Трое обступают его. Маркус, вырывая руки из плена излишне резко, показательно падает на землю, и град ударов сопровождают первые тихие ноты музыки. Холден хохочет; выскакивая на центр сцены, он смеется, а после протягивает к Бастиану руки.

Маркусу ничего не остается, кроме как изображать превозмогание боли.

+4

9

Бастиан стоит на месте, противопоставляя себя своему плохо играющему отцу. По задумке сейчас должна быть самая сильная сцена всего спектакля, которая заставит всех сидящих в зале рыдать. Кельц скашивает взгляд и видит, что режиссер уже кусает собственный платок от напряжения. Неужели они так хорошо играют, думает Бастиан, или это просто мистер Милфорд настолько чувствительный? Впрочем, Кельцу некогда размышлять об этом: его действий не ждут.

Когда на сцене появляется Холден, Бастиан сдвигается, делая небольшой шаг. Для зрителя это кажется попыткой закрыть любовника от ещё одной напасти, но на самом деле Бастиан просто хочет видеть своего друга и поиграть ему бровями. Ничего такого, но мистер Милфорд снова издает звук восхищения и громко шепчет Бридж, что не прогадал, когда назначил "эту юную звезду гомосексуальных драм" на главную роль. Бастиан постарался запомнить эту характеристику, чтобы использовать в своем резюме через несколько лет, а потом попытался задвинуть Маркуса за свою спину, старательно изображая его любовника. Затылком он чувствовал всю ярость Эверетта, но старательно ее игнорировал.

- Не смейте, морские шакалы! - звонко восклицает Бастиан, даже ногой топает, но не очень сильно, боясь, что хлипкие доски провалятся под ним. Естественно, никто из команды не слушает его. Отец - Трой - оттаскивает его в сторону, чуть не порвав рубашку и шепотом извиняясь за это, а сам Бастиан болезненно хмурит брови.

- Пусти, отец, моя душа сейчас погибнет! - голос ломается на последних словах случайно, но мистер Милфорд явно думает, что специально. Что ж, теперь Бастиану точно не отвертеться от остальных постановок в школьном театре.

- Пустить?! - ревёт Трой, все же отрывая пару пуговиц. Рубашка теперь оголяет грудь, и Бастиан нервно придерживает ее, зло глядя на Троя. Тот прокашливается, мнется виновато, но потом все же продолжает, - Да никогда боле!

Бастиан смотрит, как Маркус падает (переигрывает), а потом его бьют (недоигрывают), охает и упирается рукой в отца, пытаясь оттолкнуться. Трой держит, а потом вспоминает сценарий и отпускает из рук, позволяя Бастиану метнуться к Маркусу и обступившим его морякам. По пути он очень красиво отшатывается от протянутых рук Холдена, чуть не падает и снова хватается за порванную рубашку, но мистеру Милфорду кажется, что за сердце.

- Ты! - восклицает Бастиан, смотря на Холдена, - Это все твоих рук дело!

А после одними губами говорит ему "потрясно".

+4

10

Застывший в позе закрывающегося от удара человека, привычно сгруппированный, Маркус пытается представить, что он находится где-то в другом месте. Где-то, где нет свистящего из колонок ветра и шума волн; где пацаны, у которых он позавчера отнимал деньги на завтрак, не пинают его, гогоча что твои гиены; где нет самодовольного Кельча с его идиотскими дружками (да и идиотскими дружками Маркуса, которым только дай над ним поподтрунивать). Может, где-то в кафе с бургерами и молочными коктейлями. Или в кино на посредственном боевичке. В конце концов, у отца на работе...

Звонкий голос Бастиана не оставляет ему ни шанса. Тот подлетает к нему, лежащему в напряженной от фальшивой боли позе, и хватается за грудь. Свою безволосую беленькую гомосексуальную грудь. У Маркуса ком в горле встает, когда он вспоминает финал этой сцены.

Он открывает глаза, поднимая на "возлюбленного" мучительный взгляд. Краем глаза он видит подпрыгивающего на месте от предвкушения Холдена и поднесшего ладонь ко рту Троя, окруженных первогодками-пиратами, что готовят доску, по которой он должен будет пройти. Маркус смотрит на Бастиана, хмурится, будто всматривается в его лицо, и кряхтит, когда пытается сесть.

- Прости, любим...мый, - громко шепчет он. Свет в зале приглушается, в то время как проектор, ранее проецирующий волны на белый экран, плавно смещается, высвечивая две несчастные фигуры на сцене. - Прости, что обманул твою любовь. В моих мечтаниях...о, было ли что-то дерзновенней, чем мое желание целовать твои губы и обнимать твои...

Он осекается. Он просто не может. Умоляющий взгляд падает на Холдена, но тот непреклонен: нет, ты доиграешь эту сцену. И Маркус набирает в легкие побольше воздуха.

- Прости. Сама морская богиня не сможет смягчить сердце твоего отца. И прежде, чем мое уставшее тело примет море, молю...Лишь об одном поцелуе, - Маркус дрожит, и лицо его принимает по-настоящему лютое выражение, обещающее всем свидетелям этой сцены мучительную смерть через сну-сну. Он надеется лишь, что Бастиан не станет его целовать. Он ведь не станет, правда?

+3

11

Бастиан ощущает кожей, насколько Маркуса сейчас все бесит. Будь он сейчас в виде волка, то давно бы уже сбежал прочь от более сильного, поджимая позорно хвост. Но человек - не животное, инстинкта самосохранения у него давно уже нет, и именно поэтому Бастиан сейчас остается на месте, точнее, даже подходит ближе. Он понимает, что Маркус может запросто его заломать, но шестым чувством понимает, что он не будет этого делать. Его репутация ему дороже. К тому же как он будет объяснять отцу, что, вместо того, чтобы защищать новичка, он сам надавал ему по ушам? Бастиан чувствовал себя всесильным и немножечко засранцем. Но совсем чуть-чуть.

Холден вздергивает подбородок, смотря на Бастиана, улыбается и подмигивает ему. Бастиан старается держать на лице выражение грусти и ярости, но выходит, честно сказать, так себе. Холден делает несколько шагов к Кельцу, но тот уворачивается от него и опускается к Маркусу. Свет теперь падает на них, и Бастиан чувствует как становится жарко. Шумно выдохнув, он облизывает пересохшие губы и тихим шепотом подсказывает Эверетту, думая, что он просто забыл слова:

- Плечи, Маркус, - наверное, у Маркуса что-то с ушами, раз он не слышит его и просто проглатывает окончание фразы. Хорошо хоть, что дальше текст не забыл, умник. Кто вообще догадался ставить на главную роль футболиста? Ему там на поле мозги отбили, ничего выучить не может совершенно!

- Мне так жаль, моя любовь. Пусть этот поцелуй будет последним подарком. На небесах мы встретимся с тобой, - с придыханием выдает Бастиан и смотрит грустно-грустно и одновременно возвышенно, словно решил последовать примеру Джульетты. Он берет Маркуса мягко за руки и тянется вперед, целуя его со всей свей нежностью и замирая так. Где-то позади слышен шепот и хихиканье Холдена. Бастиан чуть прогибается и жмется ближе, отпуская руки Маркуса и укладываю одну ладонь ему на щеку. Она кажется странно горячей, и Кельц ловит себя на мысли, что Маркус просто-напросто покраснел.

Из зала слышится судорожный и восхищенный вздох мистера Милфорда, и тогда Бастиан отлипает от губ Маркуса и мягко улыбается лбом в его лоб.

- Наше время уже пришло, мое сердце.

+3

12

В голове Маркуса происходит взрыв. На секунду он слепнет и глохнет, оставаясь пустой оболочкой без всяких мыслей и всякого контакта с внешнем миром. Абсолютная пустота, данная пытающимся спасти собственную психику мозгом, целую секунду позволяет игнорировать происходящее. С того момента, как Маркус точно понял, что собирается сделать Бастиан. Когда увидел его белую кожу, приближающуюся так быстро, точно птица мазнула крылом по глазам. Тогда его сознание просто отключилось.

Спустя эту долгую секунду все системы вновь зажглись, и Маркус наконец обрел способность понимать происходящее. Его щеки и уши буквально пылали. Пальцы ощутили мягкую ткань - это его ладони рефлекторно опустились на талию Бастиана. Носок в кроссовке сбился под пальцами и лег неудобной складочкой. А его губы - их целовали.

Маркуса бросило в дрожь. Его неподвижные губы обратились в камень, и сам он ощутил всю прелесть защитной реакции замирания перед неминуемым.

Что.

Мать.

Его.

Происходит.

Руки Маркуса отмерли первыми и с силой оттолкнули Бастиана в сторону остальных пиратов. Настолько, что Маркус сам едва устоял на ногах. Они стали ватными. Маркус не собирался с этим мириться. Он сделал шаг вперед, сжимая пальцы в кулак, собираясь нанести удар не менее сокрушительный, чем Бастиан нанес ему. Что-то заставило его остановиться. Возможно, испуганный вздох кого-то из ребят на первом ряду. Возможно, Трой, пытающийся на одной ноге выбраться вперед и загородить Бастиана. Возможно, его собственный стояк.

Не помня себя, Маркус соскочил со сцены и ринулся к выходу. Болью обожгло бедро у колена, когда он снес два ряда сидений для зрителей. Яростный звон двери, на которую он обрушил свою ярость, еще долго стоял в его ушах.

Маркус понял, что в нем что-то перевернулось и с силой рухнуло в пропасть*.

*не гетеросексуальность

+2


Вы здесь » Arkham » Аркхемская история » Black Beauty