Horror News №3запахло весной
Две неделиДиснеевских мультфильмов
Poenitentia: Elijah Fontaine до 16.09
DARK FATE I: Aiden Moss до 21.09
DARK FATE II: Aaron Ryder до 20.09
«— Только не говорите, что у вас тоже имеется... подвал? — веселый полутон, столь неуместно возникший в данной ситуации, оборвал скрип приоткрывающейся двери, от которого по коже пробежалась волна мурашек. » (с) Ромейн читать дальше

day at the museum.
Riley Griffin & Theo Ives

Дорогие гости, добро пожаловать в «Аркхем». Мы играем мистику, фэнтези, ужасы и приключения в авторском мире, вдохновленном мистическими подростковыми сериалами, вроде «Волчонка» и «Леденящих душу приключений Сабрины», и произведениями Г. Ф. Лавкрафта.
Aiden

Ведение сюжетных квестов, анкетолог, местный тамада-затейник, мастерски орудует метлой правосудия.

Debora

Анкетолог, в активном поиске брутального мужика с бородой. Консультирует по вампирам, оборотням, магам, вендиго и древним, а также тёмной ночью может подержать за коленку.

Jennifer

Ведение сюжетных квестов. Консультирует по драконам и на тему того, как выжить в тяжелые будни Аркхема.

Misty

Анкетолог, изредка тамада-затейник. Расскажет о том, как размножаются русалки (без икры). Консультирует по магам, перевертышам, суккубам и древним.

Arkham

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Arkham » Действующие лица » Август Кройф, вампир


Август Кройф, вампир

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

http://funkyimg.com/i/2Q1MP.gif

Полное имя
Август Кройф

Вид
Вампир

Возраст, дата и место рождения:
родился 3 ноября 1640 в Нидерландах 378 лет назад, был обращен в возрасте 31 года.

Род деятельности
Глава вампирского клана Кройф.
Владелец сети отелей Golden Days.

Происхождение
Родственные связи: кровных родственников нет, но все Кройфы - моя семья.

Давай не будем о тех годах, что хочется вычеркнуть из памяти? Я всю жизнь стремлюсь их забыть, тщетно выпрашивая пощады у времени, потому как оно, вроде как, лечит. В моем случае просто обязано, ведь прошло больше трехсот лет с момента начала моей новой жизни, но те злосчастные воспоминания все еще напоминают о себе, и следуют вместе со мной в каждый новый день раскатами грома скверного характера. "Золотой век Голландии" - это мое начало. И я ненавижу этот период. Именно он взрастил во мне жестокость и обесценил людские жизни, заставил полюбить свободу и власть и идти к ним любой ценой. Страна процветала, а мое существование загнивало вместе с ненавистными тюльпанами. Такие редкие цветы, так ценятся богатыми семьями: роскошь, богатство, благополучие. А что стоит за страной, чьим символом этот цветок является? Работорговля.
Перевозка рабов между Африкой и Америкой сказалась не только на судьбе государства, но на моей. Так что, если кто-то захочет судить меня - не усомнится в моем безумии. Судьба пленника, живой игрушки сломала мою психику, как ломаются костяшки пальцев, если покрутить на них каблуком туфли. Хруст, раздражающий барабанные перепонки, затем - крик, чуть ли не разрывающий их своей высотой. Только мои крики были беззвучными, словно отсутствовал голос и только глаза выдавали всю боль, страх и ненависть, что копились во мне годами. Чем старше я становился, тем сильнее ненавидел весь мир; почему именно я? Почему тогда, в порту, похитили именно меня, чтобы продать, как раба? Белые рабы ведь даже дешевле черных, и жизни ценятся ниже. Меня обрекли на страдания за грош.
Моих попыток бежать не счесть. И переломанных в наказании костей - тоже. Все знали, что если беглеца поймают, его очень жестко накажут, на глазах у всех, чтобы стало уроком, чтобы остальные не вздумали поступать так же, ведь помощи не будет, в каком бы состоянии после наказания не остался беглец (к слову, могли и казнить). Меня это не останавливало Как только срастались кости, как только я понимал, что свободно шевелю всеми конечностями - я снова пытался сбежать.
Давай не будем? Черт, я опять говорю сам с собой? Опять вспоминаю прошлое, опять сам себе рассказываю, как это было, словно я и дед с трубкой в дрожащей дряхлой руке, и внук, завороженной внимающий, хлопающий большими глазами, вытирая слюнявый рот вытянутым рукавом. А весь рассказ - просто сказочка на ночь или приключенческая история о похождениях дворовых воришек.
- Сэр, вы снова упали в яму, - это ведь должно звучать, как вопрос, разве нет? Когда мое состояние "вне реальности" стало обычной вещью, что теперь мне об этом сообщают?
Черт, Август, очнись.
- Мне не нравится это выражение. Я не упал, я веду беседу с самым интересным собеседником, - смахнуть с плеча невидимую пылинку, - самим собой.
Этому парню уже давно надоели мои идиотские шутки, и уже давно он не парень, а советник, помощник, друг (только, почему-то, всю жизнь зовет меня сэр), почти отец и тот единственный, кому я могу доверять. Иногда даже больше, чем самому себе. Крышу не остановить и некоторые мои действия не поддаются никакому логичному объяснению, даже если бы я пытался объяснить их самому себе. Сейчас я размяк. Позволяю себе излишние вольности, которые еще пару лет назад счел бы ересью. Идеи все безумнее, все масштабнее, но цель одна - угодить самому себе, жадному до власти.
Власть. Власть это то, что движет мною, ради чего я живу, ради чего схожу с ума.
Когда мне удалось сбежать, легче не стало. Я попал на улицу и нигде мне не было места. Со мной происходили разные неприятные вещи и иногда я думал, что готов снова вернуться. Там хотя бы была еда и ночлег, а здесь за это приходится бороться. Бороться за жизнь, за мнимое чувство свободы, ради которой приходится терпеть еще большие унижения, чем все прошлые года. Когда силы были, казалось, на исходе, в моей голове осела безумная идея... Она пугала меня, не давала спать, преследовала по пятам, словно показывая, что есть все шансы ее воплотить в жизнь.
Знамение первое: я нахожу нож. Ржавый, с зазубринами, но оттого еще более опасный. Он в чьей-то крови. Он создан для крови, он питается ею, а тот, кто его держит, получает всю силу. Он легко режет дамские сумочки, карманы, петли, на которых держатся цепочки кошельков. Куда удобнее осколков стекла, которые нужно еще найти, чем перемотать, прежде чем взять в руки, чтобы не порезаться. А еще он отлично весьма зрелищно рубит тушки животных, царапает им кожу, отчего приходится по нескольку раз проходиться вдоль живота - выпотрошить будущий ужин.
Знамение второе: добрые люди. Как ни странно, на улицах немало добрых людей, готовых помочь. Чаще всего - те, кого всего на пару шагов отделяет от положения, подобного моему. В таких много сострадания, наверное, а, может, они так заботятся о будущем? Если случится попасть на улицу, то будет к кому.
Хаха, черт, как смешно. Будет к кому прийти на улице... Потираю переносицу, насмешливо кривя губы над собственными мыслями. Август. Зачем ты все это вспоминаешь? Мне нужно что-то найти во всем этом рассказе длиною в бесконечность скуки. Что-то для шага вперед - к новым свершениям. Мне необходимы изменения, чтобы не заскучать, чтобы окончательно не слететь с катушек. Я уже говорю сам с собой и, хоть пока меня это не пугает, но то уже звоночек, что я не в порядке.
Снова я отвлекаюсь.
Добрые люди подают еду, старые вещи, обувь, они делятся тем, чего у них чуть больше, чем надо для выживания. И мне не раз предлагали ночлег, не в комнатах, конечно, но в подвале, на чердаке, на крыльце. После такой щедрости я, наверное, должен был поверить в людей? Но нет, единственное, чему я научился - пользуйся любым моментом, потом его может не быть.
Третье знамение: становлюсь свидетелем вооруженного ограбления. Какой-то зачуханный парень, с безуменкой в глазах, но, на удивление, выглядит не так плохо, как я, но дерзости не отнять. Я сидел в углу узкой улицы, в тупике между домов, где в ночи максимально темно и может произойти, что угодно, но есть и плюс - нет ветра и так спать чуть теплее. Грабитель не заметил меня, когда приставил к горлу прохожего нож и уволок чуть глубже в темноту, остановившись всего в полуметре от меня, затаившегося в углу. Я боялся издать и звук, пошевелиться, моргнуть. Прохожий отдал ему кошелек, часы, разделся и отдал одежду, даже трусы и молил о пощаде, захлебываясь в собственных слюнях и соплях. Было плохо видно, но воображение дорисовывало все с лихвой. Ревущий, мычащий мужчина упал на колени, в молитве, а парень с ножом, забрав у него все, отнял еще и жизнь. Он с размаха саданул ножом по горлу. Я почувствовал, как на лицо попала пара капель крови. В ушах зазвенело, перекрывая еще более неприятные звуки захлебывания, от источника, что лежит в полуметре от меня. Запах крови бьет по носу, вместе с осознанием, что это призыв к действию.
Нож. Добрые люди. Убийство.
Я могу забрать их жизни себе. Я могу обрести дом.
Оставалось лишь дождаться, пока кто-то доверчивый впустит на ночлег, и, на какое-то время, пока соседи не начнут что-то подозревать, я буду обеспечен жильем, хоть какими-то деньгами и будет легче. Будет лучше. Непременно.
Прошло достаточно времени, несколько недель, прежде чем мне удалось воплотить в жизнь свой план. Но он грел мне душу, складывал жалостливо брови и делал лицо максимально безобидным. Нелегально забираться в дом - куча проблем: больше вероятности быть раскрытым, больше паники и шума, большая вероятность оставить свидетелей.
Я не знаю, сколько жил в этом доме. Казалось, что совсем недолго. Когда есть благо, а за плечами тяжелый груз прошлых бед, счастливые моменты так скоротечны. Я быстро продал все ценное и не очень, что было в доме, стараясь быть незамеченным. Нашел все заначки, ел столько, что потом тошнило и казалось - вот вот разорвется живот, но не мог остановиться.
За эти дни роскоши я стал выглядеть значительно лучше. Одежда хозяина дома не подходила мне по размеру и висела хуже, чем на вешалке, но это все равно лучше тех ссаных тряпок, которые приходилось носить всю прошлую жизнь. А мысли о том, что придется уйти и искать для себя новый путь существования, пусть и будет чуть проще, уже давила на мозг и злила. Вот только я не предполагал, что придется платить за то, что я сделал.
В дверь постучали. Время близилось к ночи и неожиданный стук разразился по полупустому дому с невероятным эхом. Я замер и задержал дыхание. Тело оцепенело, а страх разве что не лился из глазниц. Нужно бежать, прыгать через окно, или прятаться, как можно скорее скрыться, хоть где-нибудь! Они же могут войти. И они вошли.
Я не могу вспомнить весь разговор и никогда не вспомню, потому что был в состоянии аффекта. Помню, что тараторил историю, как я здесь оказался и почему убил того, кто был ко мне добр, чтобы хоть как-то оправдать себя, помню желание жить... и предложение жить вечно. Вкус чужой крови. Боль. Темнота. Земля.
Когда я пробрался сквозь толчею земли, надо мной уже стояли незнакомые люди. У каждого на лице была одинаковая ухмылка. Каждый выглядел статно и их точеные лица и фигуры словно насмехались надо мной, грязным, закопанным наполовину под землю, побитым судьбой. Я читал в их глазах презрение, злобу, они что-то сделают со мной, уже сделали. Они убьют меня? Они убьют меня.
- Прошу простить меня, что убил тебя, но иначе было никак, - что? Рука одного из мужчин тянется ко мне и, буквально за шкирку, легким движением вытягивает из-под земли.
Семья сама нашла меня. Мое желание жить развеселило их, то, как я барахтался в этой жизни, пытаясь хоть как-то сам себя спасти, стать убийцей и слегка(?) свихнуться, позабавило их и они решили, что я достаточно страдал, раз судьба столкнула меня с ними. Они подарили мне то, о чем я не мог мечтать. Они рассказывали, как это может быть тяжело, поначалу, как противно, страшно... но я был в восторге. Как ребенок радуется новой игрушке, так я радовался новой жизни, новому статусу. Теперь я могу получить все, нет, у меня уже есть все.
Вампирский клан Роеланда Кройфа стал моей семьей. А то, что его глава родом из Нидерландов - страны, где я родился, сыграло особую роль. Он рассказывал, что любил родные края и теперь видит во мне отдушину, помогая обрести спокойствие земляку.
Мне нравилось быть вампиром. И нравится до сих пор. Практически вершитель судеб - можно помочь умирающему, а можно просто съесть того, кто полон жизни. Но, с возрастом, куда интереснее стали игры с потенциальными жертвами. Запугивания, флирт, преследования, сострадание - сколько разных эмоций можно получить в ответ на свои игры с едой. Роеланд же двояко относился к моим развлечениям: "хорошего понемногу", ведь главное - не наделать шума, не открыть неудачной охотой охоту уже на себя, на клан. И это звучало разумно, пока не стало скучно. Охота на ведьм, на оборотней и других существ заставила главу Кройфа осесть, скрыться и вести себя как можно аккуратней, потому что кол в сердце поджидал чуть не на каждом шагу. Хотя у нас была защита от солнца, но люди начали подозревать, что некоторые вампиры могут находиться на свету, пусть и не могли понять причин. Они стали максимально настороженными, и Кройф настоял не высовываться. Он любил свой клан, если вампиры вообще могут любить, заботился о каждом, как отец, но дети вырастают и начинают бунтовать. Как самый отчаянный, я предложил не бояться, а напугать этих смертных так, чтобы они боялись высунуть и носа на улицу, а не мы. Рискованно, 50/50 успеха к провалу, но Роеланд категорически запретил подвергать других такой опасности. И я пошел один. Я убил каждого жителя маленькой деревушки, что стояла у лесопилки. Пусть там было мало людей, но то, какое зрелище ждало каждого пришедшего - стоит многим больше, чем все эти жизни. Почему? Потому что эта ночь стала знаменательной не только для меня, но для всей моей семьи. Я убил Роеланда Кройфа. И главой клана Кройф провозгласил себя самого. Я не держал никого, я почти что прогонял их, потому что никто не мог и не хотел ему перечить, а значит в них недостаточно характера. Тех, кто решил меня покинуть, убили те, кто остались. Даже не пришлось просить... почти.
Да здравствует новая Семья.
Мы нередко устраивали подобные массовые кровопролития, иногда создавая себе "детей" в земле, пропитанной кровью тех, с кем бывший жилец раньше существовал бок о бок. И, если он не орал от ужаса, не кидался в слезах подбирать останки родственников, он оставался с нами. Несложно догадаться, что таких было немного? В том и был весь интерес. Мы долгое время путешествовали по Америке, наживая себе состояния, связи, друзей, врагов. Когда кто-то выступил с предложением попробовать на вкус Европу, многие не захотели так далеко перемещаться от "гнезда", тщательно нарощенного за столько лет, такого родного и безопасного. Но мне было интересно. Я хотел чего-то нового, я хотел увидеть страну, которой меня лишили, жизнь, которую у меня отняли.
И я остался там надолго. Мне понравилось. Понравилось представлять, словно я вырос здесь и ничего из моего прошлого со мной не случалось.
На этом и начались психозы. В какой-то момент я почти убедил себя, что я человек. Что я живу здесь около тридцати лет, я богат, у меня куча родственников, разбросанных по всему миру, есть дворецкий и вообще - я большая шишка. И примерно так оно и было, если не вдаваться в подробности и не разбирать нюансы. Вот только я пытался забыть свое прошлое, а оно било в затылок, унижало и бесило, раздражало, выводило из себя взращивала ненависть ко всему живому вокруг. Только мой клан. Только он позволял сохранять рассудок и забрал меня из паутины, что сам себе сплел в Нидерландах. Они вернули меня обратно в семью и еще несколько лет мы жадно, но весело потрошили мелкие поселения, пугая к ним близлежащие.
Большой клан, который то и дело пополняется, потому что каждый живет в свое удовольствие, кто-то уходит, а кто-то с тобой, кажется, до конца. Семья остается семьей, и, когда я вернулся в Штаты... вернее, когда меня вернули, им пришлось возвращать и мой рассудок. До сих пор не могу поверить, что прошлое ударило по мне и в новой жизни, в моем невероятном настоящем. Я придумал себе другую судьбу и с головой погрузился в нее. После Нидерландов и начались беседы с внутренним голосом. Однако прибывание в Европе принесло и нечто хорошее в мою жизнь - им оказался молодой человек, который прислуживал семье, в доме которой я поселился. Он казался холодным, исполнительным и... таким вкусным. Но самое главное - он охотно потянулся за мной и я забрал его себе в свой клан.
После Европы я уже не мог сидеть на месте и продолжать заниматься привычными делами: развлекаться и прожигать свои бесконечности лет. Нужна была новая цель. И я решила построить свою империю отелей. Не просто так, не для прибыли, известности или чего-то еще из "смертных" желаний, зачем они занимаются подобным. Я хотел, чтобы по всему миру были места, где весь клан Кройф сможет собраться раз в год и устроить помпезное пиршество. Где никто ничего не заподозрит, а посетители практически сами оголят свои шеи и запястья для наших клыков. Я хотел, чтобы это стало ежегодным самым ожидаемым событием для всех моих вампиров. Они свободны и вольны делать, что заблагорассудиться, но должны помнить, что у них есть семья и это определенный долг, но еще постоянная поддержка и помощь, чтобы не случилось. Они в любой момент придут о дин из отелей и получат необходимое. Они беспрекословно слушают меня, даже при учете моей сомнительной адекватности, потому что я всегда прислушивался и прислушиваюсь к ним.
Уже несколько десятилетий мы собираемся в одном из отелей, который выбираю я. И мы пируем. Зовется это просто: "Бал вампиров", как бы банально не звучало, но то, что происходит за закрытыми дверьми отеля примерно так и выглядит. Красивые одежды, классическая музыка, вальс, виски, кровь, оргии. Если ты попал сюда, не являясь Кройфом, тебе и повезло и не повезло одновременно: необыкновенной красоты декор, манеры, величественные вампиры в лучших нарядах и вообще чарующий антураж. Большинство, конечно, просто не вспомнит, что было ночью, но кто-то попрощается с жизнью и будет ритуально выпит до капли.
Но в этом году что-то пошло не так. А, вернее, поехало. Крыша моя поехала и я уже в процессе бала передумал отдавать на съедение того, кто изначально был выбран на эту роль. Мало кому понравится, когда блюдо со вкусным десертом забирают со стола, но я быстро нашел альтернативу, а вопросов никто задавать не стал. Я уже успел поиграть с этим мальчишкой и мне понравилась игрушка. Не хочу, чтобы ее кто-то сломал, кроме меня.

Внешность
Цвет глаз: карий
Цвет волос: брюнет
Рост: 5' 11"
Отличительные черты: любит яркие костюмы, но не каждый день
Используемая внешность: Brendon Urie

Умения
Играет на фортепьяно, и великолепно поет, есть даже кого-то давно записанные пластинки. Любит иногда выступать в барах, словом - вокал - это любимое хобби. Песни себе тоже пишет сам. Говорит на английском, нидерландском, немецком, немного на испанском. Мог бы сказать, что обладает высокими навыками рукопашного боя, но, тут скорее дарованная вампиризмом сила и скорость, хотя врожденной ловкости не отнять, и нерегулярные занятия спортом помогают очистить голову.
Мастерски крутит косяки.

Дополнительно
В Аркхеме второй год с ближайшими членами клана. Восстановили и улучшили местный отельчик, выкупив его и землю.
На пальце всегда перстень-печать - защита от солнца.


ИНФОРМАЦИЯ ОБ ИГРОКЕ
Стиль игры: я пишу от первого лица, посты, в среднем, по 4к символов, объем постов соигрока для меня неважен. Я давно не играл, поэтому не знаю, как сложится - по сколько постов смогу писать в неделю. Если вспоминать прошлый опыт, то это один-три за неделю в общей сложности, оттого много эпизодов одновременно вести вряд ли смогу, однако все зависит от вдохновения (о уж эти творческие натуры).

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

Отредактировано August Cruijff (09-01-2019 23:31:50)

+11

2

х р о н о л о г и я



28 августа 2018 - It shouldn`t be that empty [Микаэль]
15 октября 2018 - доверься мне [Нильс]
21 октября 2018 - свобода или сладкий плен [Нильс]
6 ноября 2018 - there's a cold empty room [Нильс]
_____
[AU] my church offers no absolution

Отредактировано August Cruijff (20-05-2019 21:29:12)

0


Вы здесь » Arkham » Действующие лица » Август Кройф, вампир