Horror News №10подготовка к изменениям

Arkham

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Arkham » Аркхемская история » Freak Show


Freak Show

Сообщений 1 страница 13 из 13

1

http://i.piccy.info/i9/1229ae2b6e9cba61167d0021a75c2f76/1545085561/166718/1284128/5f.gif  http://i.piccy.info/i9/26422462cb318a34effcc19c377575fc/1545085526/50826/1284128/1f.gif  http://i.piccy.info/i9/b10a1f319835c3dfcc3099765e603efd/1545085535/255768/1284128/2f.gif
http://i.piccy.info/i9/4993ae7fba7c164ff5bbabab7de6c7f3/1545085554/208671/1284128/4f.gif  http://i.piccy.info/i9/63fa6c694f2a46165c77deb74f538ec1/1545085808/127682/1284128/3f.gif  https://s8.hostingkartinok.com/uploads/images/2018/12/44e441a2a8e603d248ac9fbd7b0e11b2.gif

Misty Malone, Jennifer Hoult, Letha Moore и другие
21.10.2018, поздний вечер, территория бродячего цирка


Группа студентов совершает вылазку в приезжий цирк в надежде поглазеть на цирковых уродцев, прокатиться на аттракционах и объесться сахарной ватой. Безобидное веселье превращается в настоящее хоррор-шоу, когда хозяйкой цирка оказывается древняя ведьма, а молодые люди идеально подходят на роль жертв в жутком кровавом ритуале.

+2

2

Пальцы вцепились в тяжелый бархатный полог и поспешили поскорее найти выход, чтобы наконец-то выбраться из душного шатра.
Свежий лесной воздух встретил девушку своей прохладой, прогоняя цепляющийся к одежде аромат ладана и горелых трав, которыми успела пропитаться палатка гадалки, из которой только что пулей выскочила Мисти. Девушка лишь потерянно оглянулась назад, где рассеянный свет свечей пробивался на лесную дорожку и теперь освещал узкий клочок земли, на котором она сейчас и замерла. Не то чтобы её смутили туманные предсказания замотанной в балахон женщины, скорее вся атмосфера внутри была слишком тяжелой, казалось бы, что Малоун нырнула с головой в густой кисель, из которого с трудом удалось выбраться.
Противное ощущение всё еще липло к девушке, и преследовало далее по вытоптанной дорожке, пока она наконец-то не удалилась на безопасное расстояние и не почувствовала, как наваждение стало отпускать. Можно было посчитать девушку слишком мнительной, иначе чего это вдруг чувство тревоги обуяло ею? Скорее всего дело было в обилии благовоний, которые одурманивали доверчивых посетителей. Точно, именно так всё и было.

Ноги несли её дальше по тропинке, в сторону яркого островка света на окраине леса, где расположилась большая часть цирка, потому Мисти искренне недоумевала, зачем было так далеко ставить палатку гадалки. Хотели нагнать больше мистики? Можно считать, что это им отлично удалось.
Студентка слегка повела напряженными плечами, попытавшись расслабиться и прогнать мерзкое чувство тревоги, ей на помощь пришла горсть жареных каштанов, которую она не успела прикончить ранее, а потому спрятала вглубь кармана. Конечно, они были уже не такими ароматными и совсем не грели замерзшие пальцы, но хоть какой-то приятный бонус, сглаживающий недавнее впечатление.
Кожура была крепкой и так легко не хотела поддаваться, потому в какой-то момент каштаны посыпались из рук девушки и разбежались по всей лесной тропинке.
- Гадство, - девушка склонилась к земле, чтобы собрать разбежавшиеся от неё орехи, как вдруг поняла, что за ней кто-то пристально наблюдает. Каштаны вновь рассыпались по земле, когда Мисти испуганно вздрогнула и отпрянула от большого раскидистого куста, около которого молчаливо стоял низкорослый человек. После пристального осмотрела она поняла, что это один из работников цирка: маленький, страшный человечек с непропорционально вытянутыми руками и скрюченными пальцами. Он смотрел на студентку немигающим взглядом, казалось бы, что он безразлично пялился в пустоту, но вместе с этим осмысленный взгляд этого уродца был прикован к девушке. Но спине Малоун пробежался легкий холодок, и она поспешила поскорее натянуть на лицо улыбку, настолько вымученную, насколько она сейчас себя чувствовала.
- Каштаны... разбежались, - улыбка дрогнула, когда лицо её собеседника осталось таким же беспристрастным, он продолжил буравить её взглядом, этим самым нервируя девушку еще больше.
- Согласна, не каштаны и были, - даже в такой ситуации сарказм умудрился слететь с её губ, а потому Мисти развернулась и поспешила всё же дойти до общей массы людей. Девушка зареклась больше не блуждать по всяким темным дорожкам. Ну их, эти каштаны, все равно они были почти безвкусными.

Компания студентов, среди которой посчастливилось затесаться самой Мисти, уже успешно разбежалась по всей обширной территории цирка, потому девушка с трудом смогла найти знакомые макушки среди остальных посетителей. Поэтому она поспешила поскорее к ним, пока девушки не закончили с покупкой сладостей и не скрылись с поля её зрения.
Малоун так торопилась, что задела стоящего на проходе клоуна, в довольно потрепанном костюмеи и с таким же недовольным жизнью выражением лица. Он явно не предвидел такого исхода событий, потому вздрогнул и разжал руку с воздушными шариками, которые моментально взмыли вверх и скрылись за макушками деревьев.
- Извините, это полностью моя вина, я возмещу их стоимость, - поняв, что шарики сами по себе обратно не вернутся, девушка стала хаотично хлопать по своим бокам в поисках сумки, пока не вспомнила, что попросила её подержать Лорен, пока сама бегала к гадалке. - Черт, кошелек не у меня. Секунду.
Мисти стала прыгать на месте и размахивать рукой, лишь бы привлечь внимание стоящих неподалеку Леты и Джен.
- Сейчас, всё... - она обернулась к клоуну, которого и след уже простыл, - ...будет.
Девушка поежилась, а затем вновь засеменила в сторону девушек и очень скоро поравнялась с ними.
- Можете считать меня мнительной, но это место меня пугает, - она подняла вверх руку и задрала рукав, чтобы показать выступившие на коже мурашки. - Эти клоуны, карлики, ах, и гадалка! Вы были у неё? Не ходите, мне кажется, что она шарлатанка.
Оказавшись среди знакомых лиц, студентка слегка расслабилась, а затем стала вновь оглядываться в поисках Лоры, а точнее сумки, которую она унесла с собой.
- Кстати, Лорен не пробегала? Попросила подождать меня около шатра, а её как ветром унесло. Да еще и с моими вещами, - Малоун скептически поджала губы, представив как их общая знакомая где-то в ближайших кустах зажимается со своим парнем. Зная эту горячую парочку, которая при первом же удобном случае стремилась уединиться, девушка бы ничему не удивилась. Впрочем, её догадки оказались довольно верными, когда в следующую минуту из леса выскочила миниатюрная блондинка, с перепачканными травой коленями, ворохом листвы на голове и с возбужденным взглядом. Заметив троицу, блондинка ринулась с ним, постоянно оглядываясь в поисках кого-то.
- Вы не видели Пита? Мы, - она запнулась, залившись на секунду румянцем и опустив взгляд на носки своих испачканных ботинок, - мы были в лесу, искали белок, да. Как вдруг он пропал. - Девушка наконец-то взяла себя в руки, а вслед за этим обернулась в сторону леса. - Он не появлялся здесь?
Мисти переглянулась с не менее озадаченными девушками, а затем тоже посмотрела на темные заросли леса. Не нравилось ей всё это. Начиная еще с шатра и предсказанными ей скорыми неприятностями.

+2

3

Красно-желтое шапито влечет к себе магнитом неискушенную местным выбором развлечений публику - заботливые провинциальные мамочки с избалованными цветками жизни, влюбленные парочки у аркадных игр, сражающиеся за приз-игрушку, случайные зеваки с цветными рекламными листовками, и, конечное же, скучающее студенты, решившие разбавить академические будни вещами бесполезными, но приятными.

Нора кривится, когда Лорен в очередной раз пиявкой присасывается к Питу, губы обоих набрякшие и потрескавшиеся от поцелуев и затянувшегося конфетно-букетного периода.

- Эй вы двое! Найдите себе шатер, желательно чем дальше, тем лучше. Сил нет смотреть как вы сосетесь.

Лорен, смеясь, тыкает в Нору средним пальцем, хватает Пита за руку и тащит в направлении леса.

- Не забудь, что у тебя вещи Мисти!

Лета кричит вдогонку, но, наверное, тщетно.

Факир развлекает неподалеку восторженную группку людей, под аплодисменты и восхищенные возгласы драматично заглатывает пламя прямо с огненного веера. Лета в тот момент внимательно наблюдает за хрупкой, милой Дженни, но знает, что ее человеческая оболочка так же обманчива, как и дешевые трюки циркачей. При желании эта миниатюрная девочка способна показать действительно стоящие фокусы, но ковен, скорее всего, строго контролирует каждое действие подопечных ему драконов. Ковен, вообще, контролирует слишком много аспектов чужих жизней, диктует что «правильно», что «можно», и более того, что «нужно». Лета, отчего то, чувствует себя виноватой и подходит поближе к Дженнифер, взгляд у девушки кажется ей немного потерянным, будто ей здесь не очень удобно. Все общение между ней и Летой ограничивалось редкими приветствиями, риторическими вопросами о том, как дела и что нового, но по-настоящему они никогда не общались.

- Как тебе повелитель огня? - спрашивает, губы расплываются в приветливой усмешке, - спорим, каждая из нас могла бы устроить шоу получше?

Полураздетый фокусник поглощен своим перформансом и, похоже, не замечает, как огненные языки вспыхивают с большей силой, как пламя норовит вырваться из-под контроля, увеличившись и практически касаясь публики. Кажется, чем опаснее представление, тем больше подогревается общий интерес и, вместо того, чтобы испугаться огня, люди приближаются к гастролеру еще ближе. Лета качает головой, концентрируется, чтобы с помощью чар уменьшить вырывающийся огонь; недоумевает, как артист допускает подобное пренебрежение. Вдруг ловит на себе его пристальный взгляд, циркач с интересом поворачивает голову, сверлит взглядом, но на лице никаких живых эмоций, лишь тусклое, унылое выражение. Лета застывает на момент, первой убирает глаза, решив, что холодок, пробежавший по позвонку от неловкого зрительного контакта, лишь следствие ее бурной фантазии. И игры света.

- Шоу получше? - скептически переспрашивает Нора, смеясь, чем отвлекает ведьму от мрачного чувства, - хотела бы я посмотреть, как ты огонь заглатываешь.

Лета закатывает глаза.

- Никаких фокусов, пока я не съем чего-нибудь сладкого, - берет Нору под руку и поворачивается к Дженни, - Как на счет сахарной ваты? Я угощаю.

Лета верит, что многое в мире решается щедрой порцией сладостей. Поделиться с кем-то углеводами, на ее языке ровняется к предложению стать лучшими друзьями. Пусть этого и не произойдет, но ей хочется, чтобы Дженни не видела в ней просто очередного высокомерного мага из ковена, гордого представителя местного бомонда и избалованную, недалекую наследницу древнего рода.
Остальные подхватывают идею запастись уличной едой, и направляются к разукрашенным прилавкам с сувенирами и широким разнообразием сладостей. Там и жаренные каштаны, и яблоки в карамели на палочках, и сладкие леденцы в форме сказочных тварей и цирковых клоунов, но Лета держит курс прямиком к тележке с сахарной ватой.

Невысокая девочка, их ровесница или даже младше, умело накручивает розовую вату на стареньком аппарате. Льняное белое платье с воротничком и рукавами-колокольчиками выглядит очень старомодно, к тому же продавщице должно быть ужасно холодно. Вероятно, менеджер заставляет носить диковинные наряды для поддержания общего антуража бродячего цирка, Лета думает, что не согласилась бы мерзнуть даже за самую щедрую почасовую оплату, но не ей судить - у нее к деньгам отношение гораздо проще благодаря достатку Муров.

Лета протягивает деньги бедняге, озвучивает свой заказ, та смотрит из-под густых ресниц на своих покупателей и широко улыбается. Когда продавщица касается кожи Леты, чтобы принять оплату, то на несколько мгновений задерживает на протянутой ладони ведьмы свои окоченевшие пальцы.

- Нежная, - комментирует девочка инфантильным, тихим голосом, - мне нравится.

Лета не успевает среагировать, но ее мысли в точности описывает спешащая к ним Мисти. Ей обстановка выдается не менее смущающей и конфузной.

- Лорен с Питом ушли в лес на супер романтическое рандеву, - сообщает Нора, затем кивком указывает перед собой, на разгоряченную, слегка потрёпанную Лорен, - а вот и возвращение блудницы.

Лета озадаченно вскидывает бровь, слова о пропаже Пита вызывают у нее больше поводов для смеха, нежели для беспокойства, но от странного предчувствия тревожно ноет под ложечкой.

- Не думаешь, что он просто решил тебя разыграть? Или сбежал от твоих попыток наброситься на него прямо в лесу? Ради всего святого, на улице же холодно!

Лорен огрызается, но настроение у нее подавленное. Затем сообщает, что не может связаться со своим парнем, так как нашла его телефон в кустах, когда уже пыталась ему дозвониться. Ее сбивчивый, дрожащий рассказ перебивает детский голос продавщицы сахарной ваты.

- Простите за вмешательство, - приковывает к себе внимание елейным, певучим сопрано, - в лесу, недалеко отсюда расположен дополнительный шатер, где прямо сейчас проходит представление. Укрощение диких животных, я думаю. Если ваш друг куда-то и сумел забрести, то точно туда.

Отредактировано Letha Moore (16-01-2019 20:51:37)

+2

4

Пит, смеясь, слегка толкает девушку, зажавшую свою порцию попкорна в руках как священный рог изобилия. Они с Лорен заходятся в брачном танце обычной молодежи, а после стремительно удаляются в... кусты, да.
— Не забудь, что у тебя вещи Мисти! - кричит Лета, находясь недалеко от Дженни, стоявшей поодаль от шумной группы студентов ее возраста.
- Предохраняться! Предохраняться не забудь! – и взрыв хохота, сопровождающий влюбленную парочку.
Холт тоже улыбнулась. Ей хотелось всего этого. Большой компании, нескромных поцелуев, насмешек со стороны и обещаний никогда не давать забывать ей ее проколы в отношениях. Она нигде не вписывалась, несмотря на отважные попытки Мисти внедрить ее в свою компанию друзей. В сколотившийся коллектив сложно влиться, тем более, если твой папа сам мэр. Многие не знали как себя вести при Дженнифер, другие же шли в иную крайность и позволяли себе чересчур многое, хотя таких кадров было куда меньше.
Вопрос Леты вызвал легкое смятение, но девушка быстро пришла в себя, отвечая:
- Думаю, Мисти бы с этим не согласилась. Наша повелительница воды не слишком ладит с огненной стихией.
Она не боится говорить вот так открыто при других, потому что за всем этим весельем, сладостями и выпитым пуншем, они все равно не поймут скрытый смысл брошенных слов.
Огонь не завораживает Джен, как проходящий мимо великан ростом под два с половиной метра, потому студентка с легкостью принимает приглашение Леты разрядить обстановку воздушным и вкусным подарком.
- Правда? – смешок вырвался совсем не истерический, - а мне здесь нравится, - действительно не замечая никакого подвоха, упивающаяся общим весельем и кучей интересных и сладких вещей, шатенка непонимающе смотрит то на Малоун, то на Мур, а после и на Лорен, пока те обсуждают пропажу Пита.
- Что ж, пошли в тот шатер, - бодро отзывается, вызвав у некоторых изумление на лицах, - тем более, если там представление.
Давно опустевший стакан с попкорном полетел в ближайшую урну, сладкая вата тоже практически исчезла, и Холт первая выдвинулась вперед, подходя к тому самому громиле в ярком костюме и нахмуренным взглядом.
- Подскажите, в какой стороне шатер с животными?
- Я Вас провожу, - отрешенный, безэмоциональный бас огромного человека ничуть не смутил пьянеющую от чувства праздника Дженнифер, она лишь радостно кивнула девушкам с видом «вот видите, ничего страшного», приглашая следовать за ней.
Она еще не знает, что Великан не позволит им сойти с пути.

+2

5

Певучий голосок привлек внимание Мисти, а потому она перевела свой взгляд с подруг на неприметную девушку за прилавком, которая не спеша выполняла свою работу и не переставала лучиться странной, слегка неестественной улыбкой. У студентки моментально сложилось впечатление, что незнакомка была или под кайфом, или не от мира сего. Либо после всех пережитых приключений у Малоун начала развиваться слишком буйная фантазия, на почве довольно обоснованной паранойи. Потому она поспешила поскорее разорвать возникший зрительный контакт и поскорее отвернуться от торговки.
На внезапную покладистость Дженнифер Мисти лишь разводит руками и устало запрокидывает голову, вспоминая то, с какой самоотверженностью Джен умеет бросаться в омут с головой. Но ладно, осмотревшись девушка убедилась, что здесь было довольно многолюдно и ничего не предвещало неприятностей, несмотря на противные и изучающие взгляды работников этого цирка, которые оценивающе ползали по посетителям, вызывая очередную волну мурашек. Но ведь на то это и был цирк с уродцами, а не с единорогами и порхающими бабочками.
- Ну ладно, - пожав плечами девушка окинула громилу долгим взглядом, - ведите.
Всё еще было непонятно, зачем разбивать цирк на кучу всевозможных островков, разбросанных в лесной глуши и соединенных цепью редких тропинок, то ли ради самих посетителей, то ли из-за каких-то своих странных, мистических, побуждений, но компании пришлось выстроить в небольшую шеренгу, так как на узкой тропе с трудом помещались двое люди, а здоровяк так вообще, загородил собой всё пространство, что из-за его массивной спины невозможно было ничего увидеть. Но в какой-о момент тропа стала шире и вывела всю компанию к большому шатру, изнутри которого раздавалось лошадиное ржание и гогот какого-то зверья.
- Мм, благодарим, что сопроводили нас, - Мисти натянула на губы улыбку, в надежде что громила поймет намек и оставит их в покое, но он лишь молча скрестил свои руки на груди и вперился в девушку взглядом.
- Лааадно, - озадаченно отвернувшись от мужчины, Малоун посмотрела на собравшихся девушек, почему-то все ребята разбежались кто-куда, и без мужской поддержки у девушки начала ощущаться легкая неуверенность, - давайте посмотрим, может Питер уже там.
Пропуская всю компанию вперед Мисти зашла следом.

Под ногами шуршали деревянные опилки, этим самым приглушая какие-либо шаги, потому девушка вздрогнула, когда увидела за своей спиной знакомого громилу, который шел по пятам на ними, а затем стал в проходе, преграждая им выход из шатра. Мисти обеспокоенно сглотнула ставший в горле ком, а затем дернула стоящую рядом Лету за рукав, чтобы она тоже обратила внимание на их стража, или надсмотрщика, с какой стороны посмотреть.
Внутри шатра было довольно безлюдно, точнее, вообще безлюдно. В центре по кругу бегала пара гнедых лошадей в причудливом наряде из перьев и шкур животных, а на их головах были привязаны оленьи рога, от чего складывалось ощущение, что в животных было нечто демоническое. Руководил же этой процессией маленький человечек, с огромным горбом, перерастающим в непомерно большую голову, которая чудом держалась на тоненькой шее.
На дальней скамье они обнаружили одинокий силуэт, который, слегка завалившись на спину, был единственным зрителем сего странного шоу. Нора сразу же узнала в нём их знакомого Итана, очередного студента, с которым они пришли сюда повеселиться.
Малоун даже выдохнула и позволила себе слегка расслабиться, почувствовав мнимую защиту. Но не тут-то было, Итан не отзывался, продолжая безвольным мешком сидеть на скамье.
- Эй, придурок, хватит нас пугать, - Нора потрясла парня за плечи, а когда это не помогло девушка стала похлопывать его по щекам, и продолжала это делать, пока парень не разлепил свои глаза.
- Х-ва... - его голос был слабым и сиплым, он с трудом отмахнулся от занесенной руки, готовой влепить очередную пощечину, - хватит. Со мной всё в порядке.
Парень неуверенно осмотрел собравшихся девушек, а затем потянулся к своему носу, из которого потекла маленькая струйка крови.
Среди женской компании пронесся взволнованный ропот, из-за чего великан в проходе зашевелился и начал было двигаться в их сторону, но Мисти быстро перевела на него взгляд, внушая неистовую жажду, которую ему срочно требуется утолить. Благо это сработало, и громила замер, а затем развернувшись покинул шатер.
Одной проблемой меньше.
- Как он? Сможет двигаться или стоит вызвать скорую? - Мисти потянулась было за телефоном, но её рука замерла, как только Лорен взволнованно кинулась к тяжелым шторам, ведущим в ту часть шатра, которая не предназначена для обычных посетителей.
- Смотрите, шарф Пита! - она взволнованно наклонилась и подняла с земли зеленый мужской шарф, с крупной темной клеткой, это и правда была вещичка пропавшего паренька. - И здесь... - Лорен снова запнулась, ошалело переглядываясь с друзьями и сминая в руках свою находку, - здесь кровь...
После этих слов Мисти резко втянула воздух и задержала дыхание. Она переглянулась с Джен, в глазах которой читалась знакомая девушке уверенность, что на этом их приключения никогда не закончатся.
Короткий шумный выдох пришелся в момент осознания. Если они пришли сюда все вместе, значит уходить тоже будут вместе.

+2

6

Как для ведьмы, на собственные глаза повидавшей далеко не мало сверхъестественной активности, аномалий, необъяснимых для обычных смертных, Лета продолжает оставаться скептически настроенной ко всем маловероятным голливудским сюжетам, с самых начальных титров обещающим скоропостижную смерть главных героев под напряженный, мрачный саундтрек. Но посреди раздражающей мелодии, как из фургончика с мороженым, краснощеких клоунов и запредельно странного населения бродячей цирковой труппы - гигантских и крошечных, ярких и шокирующих, разукрашенных, несуразных человечков - поневоле просыпается предчувствие. То самое, когда ночью вынуждена спускаться по ветхой лестнице в полной темноте. Сюрреалистическое ощущение, что кто-то зорко наблюдает за каждым шагом.

Лета улыбается собственным нелепым страхам, берет пример с боевого настроя Дженни, и вместе с девушками и угрюмым великаном следует по узкой тропинке в шатер на обещанное представление, с убеждением, что они найдут их знакомого пранкера, по совместительству еще и любителя подшутить над своей девушкой. Лета пожимает плечами, когда Мисти молчаливо указывает на их сопровождающего, вид у того и правда не из приятных - заячья губа, тонкие брови и пожухлые глаза создают ужасающую картинку, но не судить же человека по внешности. Тем более в цирке.

В безлюдном шатре маленький уродец дирижирует животными с накладными оленьими рогами, но главной странностью стает одинокий зритель, их общий знакомый, студент Мискатоника с остекленевшим взглядом. Тогда и возвращается чувство необъяснимой тревоги.

Какого черта здесь происходит.

Нора пытается привести Итана в чувство, Лета оглядывается на красный шатер, горбатый дирижер салютует ей с центра арены, затем прикладывает указательный палец к губам. Ведьма не сразу замечает, как тихо удаляется их провожающий, но не видит ни единой причины, почему он вообще захотел сопровождать их до самого шатра. Его гробовое молчание явно не служило намеком на то, что он хотел завести с кем-то из них даже пустяковую беседу. И за что платят такому персоналу?

- Давайте для начала вытащим Итана на свежий воздух, он мог накуриться какой-то дряни или принять таблетки. Тем более карлик выводит меня из себя, - кивает на циркача, стоящего посреди арены с послушными, будто запрограммированными на одни и те же движения животными.

Нора подхватывает ее мысль, но похоже находится вещица горе-любовника, Лорен выкрикивает, что на найденном шарфе кровь и устремляется вглубь за выцветшие, тяжелые шторы. Лета без раздумий удаляется вслед за ней, мрачное чувство углубляется, но если где-то там лежит окровавленный Пит она может хотя бы попытаться ему помочь. За кулисами вдоль шатра отчетливо видны чьи-то красные отпечатки ладоней, Лорен упрямо за ними следует, как-то безвольно хныча. Лета только и успевает, что растеряно переглянуться с остальными девушками, берет Нору под руку, просто для того, чтобы убедиться в ее присутствии. С этой стороны шатра пусто, их никто не останавливает, не окрикивает за вторжение на запрещенный участок.

Они поищут здесь с минуту, затем Лета одна или с кем-то еще вернется к Итану, вызовет ему скорую или найдет другие, мирные способы привести его в себя. Лета продумывает действие за действием, старается не распыляться на остальные тревожные мысли; убеждает себя в том, что парни решили закинуться таблетками не в лучшем месте и теперь сталкиваются с последствиями своих гениальных идей. Об устрашающих уродцах Лета не думает.

Лорен добегает до конца шатра, затем они выходят с противоположной его стороны, в лицо бьет свежий воздух; красные отпечатки на импровизированных стенах шатра здесь меняются на отчетливое темное пятно. Через несколько шагов пятно превращается в сплошной кровавый след, будто кто-то тащил живое существо прямо по увянувшей траве, а след ведет в глубь леса.

- Я не понимаю, - Лорен срывается на тихий плач, когда мысленно пытается сложить пазл из кровавых пятен на шарфе, отпечатков ладоней за кулисами и теперь еще и это.

Лета в ступоре приближается к началу кровавого следа, приседает на корточки, чтобы коснуться пальцами пятна. Действительно, кровь.

- Что там, Лета? - голос Норы сдержанный, но ведьма знает, что былой бравады в нем уже нет.

- Это кровь, теплая мерзкая кровь, - Лета брезгливо вытирает ее о штаны, не в состоянии укротить волну мурашек. Теплая, значит свежая, а найденный шарф Пита дает веские основания полагать, что кровь может принадлежать ему.

Лета оборачивается к девушкам. Из шатра доносится назойливая музыка, и, внезапно, чей-то придушенный хохот. Итан все еще внутри, будто в астрале, без эмоций пялится на дикое представление.

- Если они приняли наркотики у них могут быть проблемы, - рассуждает Лета вслух, не позволяет плохому предчувствию взять верх, - но черт возьми, что если эта кровь действительно принадлежит Питу? Мы должны вызвать полицию.

- И прикажешь мне подождать здесь, пока мой парень предположительно истекает кровью где-то в лесу? Даже если он мудак и бросает меня ради того, чтобы пойти закинуться с другом таблетками, не могу же я ждать пока он отключится где-то там.

Лорен заканчивает свою пламенную речь небольшим всхлипом и быстрым шагом направляется вдоль кровавой дорожки. Самое ужасное, что такое количество пятен свидетельствует о значительной кровопотери, будь-то раненое во время представления животное или человек - все может все закончиться плачевно. Лета предпочитает думать, что это животное. Должно быть.

- Я пойду с Лорен, уж точно не пущу ее одной, - сообщает Нора и это служит призывом к действию для Леты, она догоняет подругу и начинает идти по кровавому следу в темную лесную чащу.

+2

7

Лошади с рогами действительно скакали весьма интересно.
Большой шатер с дрессировщиком – фриком, показательным выступлением и всего одним зрителем. Ни одна уважающая себя контора, которая хочет заработать деньги на своем ремесле, не станет начинать представление для единственного человека. Будь то лошади, тигры, люди или клоуны.
Джен незаметно выкидывает остатки сахарной ваты с палочкой в близстоящую урну. Все ее пробудившееся из недр тоски веселье тут же упорхнуло, стоило девушкам начать тормошить Итана. Шумно сглотнув, она осмотрела помещение – скакуны так и двигались по кругу, словно заведенные, а карлик смотрел прямо на кучку перепуганных студентов и улыбался.
- Лета, - тихо и невероятно спокойно окликнула Холт девушку, когда та пыталась предпринять активные действия по поводу их новой находки – окровавленного шарфа Пита и помощи накурившемуся Итану, - я не думаю, что это наркотики.
В этот момент взгляд находит такой же встревоженный – Мисти. С мисс Мур все было бы просто, они знали, кем она являлась, а вот их компания... они были людьми, простыми смертными, не представляющими, что в городе может происходить разная чертовщина. До этого момента.
- Вы идите, я помогу Итану, мы догоним, - девушка становится рядом с парнем, яростно массирующим центр груди, словно его там комары покусали.
Ощущение, что не все сегодня вернутся домой, невероятно тяготило. И пугало до чертиков.
Они шли медленней остальных. Кровавый след на траве был очень хорошо виден, и это натолкнуло Холт на мысль попробовать привести в чувство Итана своим проверенным способом, однако сделать что-либо она не успела.
Выйдя на небольшую полянку и встав рядом с Летой, Норой и Лорен, перед ними появилась картина, которую студентка запомнит на всю жизнь.
Вокруг каменного помоста собрались уродцы всевозможных мастей, вместе с той девочкой, продававшей сладкую вату и громилой, провожавшего их до шатра с животными. На самом камне валялось тело человека, окровавленное, с разодранной грудиной.
Питер.
Кто-то закричал.

+2

8

Мисти с беспокойством посмотрела на девушек, которые решили проникнуть на прикрытую тяжелой тканью территорию. Студентка ожидала, что в любую секунду выбежит сотрудник цирка и прогонит их прочь, или жуткий карлик, продолжающий погонять несчастных лошадей, наконец-то встрепенется и прикрикнет на разошедшуюся молодежь. Но ничего не последовало, ни сейчас, ни через пару минут, когда Малоун помогла Джен подхватить пошатывающегося Итана и помочь ему встать на ноги.
Девушка толком не обращала внимание на кровавые следы, больше фокусируя внимание на поведении друга. Мисти могла поклясться, что придерживая Итана смогла нащупать его ребра, хотя парень никогда и не славился тощей комплекцией и скорей являлся отличным образцом молодежи, которая занимается спортом и ведет активный образ жизни. Но сейчас этот парень, тяжело перебирающий ногами, увядал прямо на глазах, чем очень сильно начал беспокоить студентку. Чтобы с ним не происходило сейчас, это было ненормально.
- Джен, не нравится мне всё это, - её шепот подрагивал, так как Малоун действительно начинала нервничать, ощущая, как липкие щупальца паники стали пробираться в её сознание.
Внезапно Итан согнулся пополам в судорожном кашле, его вырвало черной жидкостью, от которой девушка машинально отшатнулась и сделала пару шагов в сторону, от чего парень моментально осел на пол грузным мешком. И пока все девушки были заворожены другой, не менее жуткой картиной, Мисти с настоящим ужасом наблюдала за тем, что происходило с её другом.
Парень, продолжая задыхаться, хватался тощими пальцами за траву, вырывая её вместе с землей и разбрасывая в стороны, в неистовых, дерганых движениях. Девушка попыталась подойти и попытаться удержать его на месте, прекратить эти хаотичные метания, во время которых он мог навредить себе только больше, но Итан отмахнулся от неё, как от назойливой мухи. Споткнувшись о корягу, Малоун грузно завалилась на землю, судорожно зажимая ладонью собственный рот и боясь издать хоть один маломальский всхлип. Пока его друга выворачивало наизнанку прямо на её глазах, превращая его в бесцветную массу, отдаленно напоминающую человека.
Мисти поняла, кого ей сейчас напоминал Итан. Он теперь ничем не отличался от тех уродцев, которые заполонили весь этот чертов цирк и сейчас выплясывали на поляне, в свете дрожащего от факелов пламени.
И тут Лорен не выдержала и закричала, привлекая к себе внимание Мисти, но, к сожалению, не только её.
Незнакомая девушка, стоящая у алтаря, перевела на них взгляд своих черных глаз, а затем коротко обронила пару фраз и развернулась прочь. Малоун лишь завороженно смотрела на то, как по её подбородку и рукам стекает густая алая жидкость. И если в голове студентки ранее теплились мысли о том, что их друга еще можно спасти, то сейчас всё эти наивные надежды моментально рассыпались в прах. Прежде чем окончательно исчезнуть среди темных силуэтов деревьев, незнакомка выронила из рук разодранное сердце. Сердце Питера.
Подорвавшись с пола Мисти рванула к Джен, вцепившись ей в локоть мертвой хваткой.
- Если ты не хочешь испепелить это чертово место здесь и сейчас, то нам пора убираться отсюда, - её голос дрожал, но девушке хватило сил всё же заприметить движущегося к ним великана, который был теперь настроен не так дружелюбно, если он вообще мог испытывать дружелюбие по своей природе. - Берегитесь!
Но даже несмотря на предупреждение, Лорен была ближе всех к поляне, потому первой попала в цепкие руки громилы. Мисти лишь затаив дыхание наблюдала за тем, как получив сильный удар по голове, девушка лишь тяжело охнула, а затем медленно сползла на пол, не издав больше ни звука.
Происшедшее послужило сигналом для всех остальных, и студентки, не сговариваясь, что есть сил ломанулись в лес, в надежде оторваться от преследователей, а их количество тем временем только увеличивалось. Этот проклятый лес вмиг наполнился полчищем изувеченных существ, которые, как начала догадываться Мисти, когда-то ранее были обычными людьми, такими же, как и сами девушки.

+2

9

Темные колючие ветки бьют по лицу, ноги погружаются в вязкое болото с гнилыми листьями и мягкими ссохшимися кусками плоти лесных тварей. Лета успевает следить только за светлым пятном разливающихся волос Норы, слышит ото всюду сдавленное девичье дыхание и настигающие сзади тяжелые, быстрые шаги. Мелькает удручающая мысль о том, что им не выбраться, они обречены стать жертвами жуткого, странного монстра, охотящегося за плотью или энергией или за тем и другим - не столь важно. Они так бесполезно умрут.

Целая жизнь не проносится перед глазами тусклым напоминанием об утраченных возможностях, красивых планах на будущее, улыбках и ворчаниях тех, кто когда-либо имел значение. На самом деле единственное, о чем она думает - это искаженные черты уродцев с мертвым, черным взглядом, их липкие хватки и безжизненное выражение. Уродцы - охотники за свежей кровью, а они их сегодняшние жертвы.

Сердце начинает неровно биться и громко пульсировать в висках, когда она слышит истошный крик Норы позади, усталые ноги уносят слишком далеко от подруги, ведьма останавливается, хаотично перебирая в голове варианты, каждый выдается абсолютно ужасным, но оставить Нору она не может. Заставляет протестующие ноги идти в сторону, откуда услышала крик, вытягивает руки наперед, проговаривает заклинание, вызывающее мелкие, прерывистые искры с кончиков пальцев, способны разве что осветить около метра впереди темного пространства леса, но никак не навредить. Мысли слишком путаются, чтобы сконцентрироваться. Крик повторяется, она наконец-то замечает Нору, кровь темной густой жидкостью струится по лицу вниз, девушка пытается освободиться от хватки странного человека с разрезанным ртом и вывернутой под неестественным углом шеей.

- Отпусти ее, тварь!

Руки вздымаются вверх, ведьма рассекает воздух хлестким движением, выкрикивая заклинание. Существо отбрасывает потоком энергии, оно с визгом валится на спину за несколько метров между низкими деревьями. Лета спешит к подруге, приседает, бережно касается лица, анализируя ее состояние, видит запекшеюся, уродливую вмятину на затылке, пропитанные кровью и болотной тиной волосы.

- Как ты... это сделала, - ее голос слабый, тускнеющий, Лета на секунду сомневается услышала ли слова на самом деле.

- Шшш, потом. Я расскажу, когда выберемся. Обещаю.

Почти обмякшее тело Норы кажется неподъемным грузом, в голову не приходит ни одного заклинания, которые помогло бы справиться с навалившемся на нее весом, Лета игнорирует неровные, приближающееся шаги, пытается поднять светловолосую девушку в устойчивое положение. А потом она обязательно что-нибудь придумает - позовет на помощь Мисти, попросит Дженни сжечь к черту весь этот лес и обитающих в нем монстров. В памяти мелькают яркие картинки обездвиженных, тряпичных тел своих однокурсников. Неужели они и вправду мертвы?

- Уходите так быстро?

От знакомого елейного голоса вдруг стает очень холодно. Лета медленно поворачивается, зная, кого перед собой увидит. Злобный оскал не соответствует детскому белоснежному одеянию, платье девушки со стойки сахарной ваты запачкано темными, пузырчатыми пятнами.

- Вам не нравится представление?

Тело пробирает густая дрожь, вес Норы вместе с пронзающим шоком обездвиживает ведьму, из-за чего она теряет бесценные мгновения, секунды, в которые могла использовать заклинание и пытаться сбежать. Кто-то останавливается позади нее, оставляя на шее гнилое дыхание, отбрасывает от нее Нору, сжимает руки за спиной в болезненной хватке, Лета успевает выкрикнуть имена подруг, больше инстинктивно, чем преднамеренно. Не понимает чего на самом деле добивается - чтобы они пришли на помощь или спали себя пока еще могут. Затем великан раздраженно прижимает ей рот, заставляя заткнуться и тащит за монстром в льняном старомодном платье на залитую светом ритуальных огней поляну. Лета замечает тела еще совсем недавно искрящихся живыми эмоциями друзей. Слишком поздно понимает, что странная белесая девушка также как и она, является ведьмой. Больной на голову, жестокой, а поэтому еще и очень опасной. Лета прикрывает глаза, стараясь вспомнить заклинание, которое помогло бы ей выбраться. Одновременно надеется на то, что кому-то удалось сбежать и что хоть кто-нибудь напрочь избавлен чувства самосохранения попытается прийти на помощь.

Отредактировано Letha Moore (05-07-2019 09:48:09)

+2

10

Ей это тоже не нравилось, как и Мисти. Но что оставалось делать? Быстро сворачивать лавочку и уматывать назад, оставив всех остальных в этом странном месте? В месте, где исчезают люди, уродцы делают свою шоу, а на землю льется кровь.
Представшая картина на миг парализует. Даже крик, раздавшийся совсем рядом кем-то из присутствующих, решивших пойти за Питом, не выводит ту из оцепенения. Никогда прежде Холт не была свидетельницей столь жестокого ритуала. Никогда – не видела труп знакомого с разорванной открытой грудной клеткой. Его голова была повернута в их сторону, пепельно-белое лицо осунулось, а стеклянный взгляд смотрел прямо на Джен. Или ей так казалось.
Он просил о помощи, - ее как громом поразило. Конечно же, он звал их. Звал, когда его схватили. Звал, когда дрожащими руками развязывал свой шарф и выкидывал его на дорогу, в надежде, что его друзья придут к нему на помощь. Звал, когда вставляли кляп ему в рот. Звал, когда делали первый удар. Потом второй. До тех самых пор, пока билось его сердце.
И они действительно пришли.
Но опоздали.
Цепкие пальцы Малоун больно впились в локоть, приводя Дженнифер в чувства.
Они бегут, но пробегают немного. Великан разом обрушивает свою силу на нескольких девушек, Лета открыто начинает использовать магию, а Джен ищет путь к отступлению, которого не существовало.
Коротышка, один из тех, кто участвовал в ритуале, со всех ног врезается в нее, сшибая с ног, пока на Мисти со всей скорости бежит одна из заколдованных лошадей, выбежавшая из шатра.
Тяжелые ладони обвивают шею, уродец слишком быстро набрасывается на Холт, перекрывая доступ к кислороду. Неподалеку слышится вкрадчивый голос девушки – продавщицы сладкой ваты.
Они в ловушке.
Настал тот момент, когда в дело вступает адреналин. Дженнифер со всей силы бьет карлика в висок, на секунду дезориентировав его, но даже этого времени ей хватает, чтобы сделать глубокий вдох и выдохнуть уже пламя, рвущееся наружу. Хватка ослабевает, слышится неестественный визг, а в воздухе ощущается запах паленой плоти. Шатенка встает на ноги, чтобы подбежать к великану и проделать тот же трюк только со спиной громилы, что тащил Лету через лес прямо к алтарю, на котором лежало тело Пита.
На этот раз дракон использовала больше своих возможностей, объяв пламенем все двухметровое тело, оттаскивая прочь Мур, чтобы ту не задел огонь.

+2

11

Слишком темно. Слишком больно ветки хлещут по лицу. Слишком слышен ропот незримой толпы, скрывающейся в кронах деревьях. Слишком страшно. Как-то слишком много этих слишком, как для одного вечера, но у Мисти просто нет времени остановиться и проанализировать происходящее, как нет времени задуматься о увиденной ранее картине, о том пробирающем до костей ужасе, который будет преследовать её в кошмарах всю оставшуюся жизнь.
Порой студентка действительно желала никогда не связываться со всей этой чертовщиной, но её мнения, к сожалению никто не спрашивал, ровно как и сейчас, когда студенты случайно стали не то что свидетелями страшного ритуала, но и даже его частью. И единственное, о чем знала Малоун - она всплыла с морского дна точно не для того, чтобы оказаться выпотрошенной на холодном камне, в окружении безумных уродцев, которые окончательно потеряли всю человечность и здравый рассудок.
Вдали от воды у Мисти оставались лишь её жалкие физические способности, которыми она начала усердно пользоваться, отбиваясь от напрыгнувшего со спины уродца, чье лицо было искажено до такого безобразия, что невозможно было понять, где у него глаза, а где жуткие, окровавленные раны, словно от оспы. Лишь сильнее приложив по нему подвернувшимся под руку бревном, девушка позволила себе отдышаться и осмотреться, насколько ей это давала сложившаяся ситуация. И почему-то Мисти совсем не удивилась, когда увидела сноп искр, осыпающихся с кончиков пальцев Леты. Пожалуй, это действительно было мелочью, если смотреть на всю картину в целом.
Если они выживут, студентка точно спросит девушку об увиденном. Осталось дело за малым - выжить.

Ощутимый удар в спину заставляет студентку отлететь в сторону, машинально ухватившись дрожащими пальцами за поврежденное плечо, ощущая лишь то едва уловимое покалывание в онемевших кончиках пальцев. Но вывих был незначительным, и его в любом случае можно вылечить, если не человеческой медициной, то благодаря магии глубоководных. А вот вернуть человека к жизни - нет. Потому Малоун спешит подняться с земли, с опаской поглядывая в сторону убегающей лошади, чтобы на едва передвигающихся ногах направиться в сторону лежащей на земле Норы, которая, словно сломанная и выброшенная от ненадобности, кукла, лежала на поблекшей и вытоптанной траве.
Не надо было быть врачом чтобы понять - слишком поздно. Потому что даже обезумевшие твари, гнавшиеся за ними до этого времени, не обратили на раненую девушку никакого внимания. Даже они понимали, что жертва, из которой так неумолимо вытекала сама жизнь, им уже без надобности.
Потому Мисти лишь торопиться опуститься на землю рядом с девушкой, чтобы взять её холодные пальцы в свою руку. Да, это ей тоже будет сниться. Достаточно будет просто закрыть глаза и все эти лица вмиг предстанут перед глазами, как только Малоун ляжет спать. Пожалуй, это единственное, что она может сейчас сделать, просто помнить, помнить и не забывать.
- Я здесь, ты не одна, - дрожащими пальцами она убирает налипшую, от густой крови, прядь волос с бледного лица Норы, чтобы превозмогая боль и немое отчаяние, послать девушке свою дрогнувшую улыбку, - Всё будет хорошо, потерпи чуточку и помощь обязательно появится, - но вместо помощи Мисти лишь видела, как жизнь угасает в глаза раненой девушки, а потому студентка начинала ощущать несправедливость и собственное бессилие. Зачем нужны все эти сверхъестественные способности, если невозможно спасти одну человеческую жизнь?
Она лишь продолжала самозабвенно поглаживать Нору по спутанным волосам, пока не поняла, что лежащая на ее коленях девушка уже перестала дышать. Она молча и довольно умиротворенно смотрела невидящим взглядом в ночное небо, и Мисти искренне верила, что сейчас душа девушки последовала вслед за взором. К самим звездам.
Но у студентки не было времени горевать по ушедшим, стоило задуматься о тех, кто все еще нуждался в помощи. А потом, не тратя больше ни секунды, Малоун побежала в сторону полыхающего неподалеку зарева, причину которого Мисти могла себе представить, позволив губам наконец-то вытянуться пусть и в уставшей, но радостной улыбке.

- Боже, как же я рада вас видеть, - её воротило от запаха горевшей плоти, но это было мелочью, ведь Лета и Джен стояли сейчас перед ней, живые, пусть и слегка потрепанные. Мисти поспешила перевести взгляд на рыжеволосую девушку, ощущая как улыбка медленно стекает с её лица, - Нора... - она ощутила как слова застряли поперек горла, и потому девушка лишь сокрушённо опустила плечи, - Она не... - это было тяжело, терять друзей, один за другим, а потому Малоун надеялась, что сегодняшний день закончится больше без потерять. Уверенность в этом ей придал воистину звериный рёв, раздавшийся где-то за спинами девушек, оповещающий лишь о том, что терпению Дженнифер наконец-то пришел конец.

+2

12

Ребенком Лета нуждалась в сказках перед сном, - сахарных и добрых, таких, после которых не наснятая кошмары. Это все равно не спасало ее от случайных проникновений в Страну Снов, блужданий по неустойчивом мире фантазий и ужасов, поджидающих в тени. Она громко кричала, просыпаясь в холодных пятнах пота, пока тело, парализованное в животном приступе страха, покидали остатки слишком реалистичного сна.

На пути к алтарю, безвольно волоча за собой ноги, ведьма не кричит, - лишь тихо хныкает, словно она опять та самая безвольная маленькая девочка, случайно оказавшаяся в пугающей стране своих кошмаров. Красивое лицо Норы всплывает перед плотно закрытыми глазами призрачным напоминанием о том, что не она одна здесь умирает. Или уже умерла?

Силуэт за сжатыми веками вдруг загорается алым, Лета содрогается, чувствуя, как и без того неустойчивая почва ускользает из-под ног. Ее отбрасывает в сторону, мертвая хватка уродца и вовсе исчезает, и ведьма наконец-то решается распахнуть глаза. 

В могильной темноте леса, среди пылающих в огне тварей с изогнутыми шеями и острыми оскалами, хрупкая Дженни действительно выглядит как мстительный, жестокий дракон. Щекочущее чувство, зарождающееся внутри, выводит Лету из оцепенения и заставляет возмутиться своим странным смирением перед судьбой.

Лета вдыхает полной грудью плотный запах жженых волос и рассеченного мяса, затем поднимается на ноги, опираясь на вязкое болото. Возле нее покоится обезображенный огнем труп великана, Лета минует его, и неустойчиво движется в сторону Дженни.

- Просто сожги их всех, - в усталом голосе нет жизненных сил, все осталось только во взгляде. Немая просьба и решительность. Так будет лучше всего; так они выживут, - но начни с нее.

Лета указывает пальцем на девочку, вручившую им чуть раньше порцию сладостей. В своем развевающемся платье, с происходящим вокруг хаосом, среди тварей и цирковых зверей, испугавшихся огня, она выглядит нетронутой. Сузив глаза, с удивлением смотрит на Дженни и Лету, шевеля узкими губами, проговаривает что-то про себя. Заклинание.

К ним устало пробирается Мисти, - напуганная и потрепанная, но целая и живая. Ее улыбка облегчения вянет при виде Леты и с ее следующими словами, ведьма понимает почему.

Шум окружающего мира сменяется шумом собственной крови в ушах. Лете кажется, что она сейчас упадет, - в некоторой мере ей хочется упасть и разрыдаться. Она так устала. Оказывается, астральные кошмары, ее дикие сны из детства об ужасах и убийствах, могут прорваться в реальность. И стать настоящими.

Нора.

Лета сглатывает, цепляясь за предплечье Мисти, хватаясь за нее в отчаянной попытке таки не сдаться и не упасть. Металлический привкус во рту вместе с гарью и землей похож на смерть.

- Это все та маленькая мразь в платье. Нам нужно добраться к ней первыми, - Лета смотрит на двоих девушек, но обращается больше к Дженни, надеясь, что та с ней согласиться. Только дракон владеет силой достаточной для того, чтобы быстро и эффективно все уничтожать, а Лета и Мисти в этой истории просто несчастные жертвы обстоятельств.

- Я должна ее забрать, - не задумываться о том, что Нора по-настоящему мертва, выполнять лишь собственные указания без лишнего анализа кажется хорошей идеей, но на корне провальной. Горло жжет от застрявшего в нем крика, Лета заталкивает его обратно, и обращается к Дженни, - прикроешь меня?

+2

13

Джен с секунду смотрела в бледно-мертвое лицо Норы и перевела взгляд в сторону, указанную подошедшей Леты – девушка со сладкой ватой. Ее губы шевелятся, заклинание срывается с уст, а Холт в это время накрывает долгожданное спокойствие. Атрофия, проявляющаяся в период острого стресса, когда сигналы, выдаваемые мозгом настолько невыносимы, что организм их просто перекрывает.
Убежденная, что Мисти и Лета останутся вместе, шатенка отходит на достаточное расстояние от них, принимая решение, идущее, казалось, из глубин существа, которое не являлось человеком. Ведь это правда, Дженнифер – всего лишь маска, наваждение, хрупкое человеческое тело со своей историей. Изначально все было по-другому.
Вначале был зверь.
Трансформируясь, студентка не тратила время на сохранность одежды, ее это не волновало, не сводя пристального взгляда с незнакомки в платье, не обращая внимания на работников этого цирка уродов, пытающихся не заразиться пламенем от их двухметрового товарища.
[float=left]https://funkyimg.com/i/2WcGB.gif[/float]Дракон с ревом взмывает в небо, вбирая в мощные легкие воздух, и без предупреждения опаляет целиком и полностью тело девушки в платье, которая в самый последний миг своего существования замолкла и начала пятиться назад.
Впервые Дженнифер была настолько охвачена настоящей сущностью и поистине древним сознанием, что не остановилась на одной жертве.
Ей хотелось еще. Больше пламени, больше горящих тел. За все, что они сотворили. За все причиненное зло и разрушение.
За все.

+1


Вы здесь » Arkham » Аркхемская история » Freak Show