14.02 Новое объявление администрации, поздравительное. Непосредственно поздравления и признания ищите в блокноте приятностей.
11.02 Новое объявление: у нас праздник, но подарок, кажется, будет завтра ^^
Дорогие гости, добро пожаловать в «Аркхем». Мы играем мистику, фэнтези, ужасы и приключения в авторском мире, вдохновленном мистическими подростковыми сериалами, вроде «Волчонка» и «Леденящих душу приключений Сабрины», и произведениями Г. Ф. Лавкрафта.

На форуме может присутствовать контент 18+
Квест: призрачная охота

Множество активных героев, которые не побоялись рискнуть
Активисты недели:
Новый рекорд Аркхема:
Стоит обратить внимание:
Мы не знали, что здесь писать. Но что-то да надо было. Потому мы здесь и пишем. Если вы это читаете, значит будете знать, что др Илая наконец-то прошло!
полезные ссылки

Arkham

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Arkham » Аркхемская история » count down to explosion


count down to explosion

Сообщений 1 страница 14 из 14

1

Jennifer Hoult, Hal Deaver
23.10.2018, 02:15 p.m., территория Мискатоникского университета, Аркхем.
26.10.2018, 06:56 p.m., Бостон


Обычный вечер пятницы. Обычная Бостоновская улочка с неприятными заведениями по соседству. Обычное место, где с 'хорошими' людьми часто случаются неприятности...

Отредактировано Hal Deaver (04-12-2018 18:14:11)

+2

2

Прежде всего, Дженнифер являлась девушкой. Ученицей второго курса Мискатоникского университета с немногочисленными друзьями, сомнительными врагами и собственными девичьими чувствами.
Поэтому когда последняя лекция оказалась прочитанной, студенты отправлены домой, а на пути из здания учебного учреждения показалась знакомая фигура знакомого мужчины, Холт направилась именно к нему.
- Мистер Дивер, – шатенка старается не выказывать той трепетной радости, всегда появляющейся при виде мага, и останавливается на почтительном расстоянии, сжав ладонями ремень от сумки с багажом институтских знаний.
- Что привело Вас на территорию университета? Взгляд нехотя, мельком указывает на главный корпус Мискатоника, а затем вновь утопает в созерцании собеседника.
Хэл Дивер признан одним из самых привлекательных мужчин города негласным клубом девиц самых разных возрастов. О нем частенько говорили в университете, его фамильный музей-особняк посещали даже те, кто не смыслит в искусстве декорирования и архитектуры. Даже сейчас его одаривают слишком задумчивым взглядом сидящие на скамье неподалеку однокурсницы Дженни. Удивление там тоже есть - с чего бы тихоне Джен с ним разговаривать? Точнее нет - с чего бы ему тратить свое время на нее.
Так что да, Холт увидела, Холт подошла и заговорила. Пусть даже это будет самый мимолетный разговор за всю историю их общения, заканчивающийся на “ой, извини, мне пора, пока”. К тому же, у девушки всегда есть свой козырь в рукаве в виде предложения помощи. Хотите драконьей крови, может? Без проблем. Чешую? Разумеется.
Благо, сам Дивер не подозревает о том, какое влияние оказывает одним своим видом, находясь рядом с дочерью мэра.
Кажется.

+6

3

внешний вид: костюм двойка с белоснежной рубашкой и черным галстуком, черное пальто, черный шарф, кожаные перчатки, лаковые ботинки; в кармане ключи от машины, сотовый, бумажник с наличными и пластиковыми картами;

[indent]Ты медленно шел по широким тротуарам университетского кампуса, коротая время до окончания занятий у дочери мэра Архема, с которой собирался увидеться сегодня, ностальгируя при этом по собственному прошлому. Ты то и дело вертел головой из стороны в сторону, переводя взгляд с одной восстановленной постройки на другую: когда-то здесь произошла трагедия, почти нормальная для того Ковена, который ты хорошо знал, но от которого теперь, кажется, не осталось ничего. Почти за год ты вновь проникся некогда привычными для тебя устоями жизни в семье, а потому никак не мог взять в толк, как маги докатились до такой жизни. Как все эти чистокровные семьи, которые сотни лет жили в тени, творили не всегда добрую магию и уж точно не чтили смертных, пошли за человеком до зубного скрежета миролюбивым, выворачивающимся наизнанку для города, для людей, ставя при этом Ковен под угрозу раскрытия, не думая о тех последствиях, с которыми им уже очень скоро придется столкнуться, когда один из них выходит из тени.
[indent]Ты слабо усмехнулся собственным мыслям, уверившись в правильности своих выводов и желаний, зная заранее, что делать после. Ты следом широко ухмыльнулся вчерашним школьницам, которые могли принять тебя за старшекурсника или молодого преподавателя, уже размечтавшись попасть к тебе на курс. Пожалуй, их удивлению не было предела, когда остановившись на полпути к одному из учебных корпусов, ты взглядом уперся в единственную девушку — Дженнифер Холт, дочь мэра и очень скоро сообщницу.
[indent]— Дженнифер, — с почтением и в знак приветствия, ты киваешь ей головой, — ты не поверишь — ты. — Ты знаешь, какое впечатление производишь на Дженни: ты видел это в её семенящем к тебе шаге, в её открытом и трепетном взгляде, в её чуть подрагивающем от волнения при виде тебя голосе, в том, как её пальцы сжимают ремень сумки, а потому всем этим было, пожалуй, грехом не пользоваться, учитывая кем она была на самом деле. — Пройдемся? — И ты легким кивком указываешь вперед, делая первые шаги мимо Дженни, догадываясь, что она не устоит перед предложением прогуляться в твоей компании.
[indent]Вы сворачиваете на менее шумную алею, когда, наконец, зная, что за вами не семенят студентки, опаздывающие на пары в соседний корпус, ты без лишних расшаркиваний переходишь к делу:
[indent]— Дженнифер, я знаю, кто причастен к смерти твоей матери. — И ты знаешь, что она поверит любому твоему слову, ведь ты член Ковена и не враг ей; ведь ты знаешь, что такое терять близких и не иметь возможности наказать виновных. — Я могу помочь тебе… — С еле заметной улыбкой ты умеючи давишь на сокровенное желание девушки, при этом ничем не выдавая своих истинных мотивов и желаний.

+3

4

Нет, она не верит. И правда не верит что этот мужчина, конкретно вот этот, стоящий перед ней видением из снов того характера о которых не говорят даже с подружками, приехал в осенний прохладный день в институт и ждал (!) некоторое время когда закончатся занятия именно ее, Дженнифер.
Широкая улыбка на секунду озаряет ее лицо, потому что шутка действительно хорошая, ведь она сработала как надо, но чем дольше студентка ждала, пока Хэл также улыбнется в ответ и произнесет все также ожидаемое «хорошо поболтали, до встречи», тем меньше была вероятность того, что это произойдет.
Повинуясь всем инстинктам вместе взятым, в совокупности с чрезмерным любопытством и непреодолимой тягой к этому мужчине, шатенка следует за ним и, поравнявшись, сталкивается с еще одной практически невозможной задачей.
Все-таки дракон она или нет?
До сих пор соблазн залезть в голову «мистера таинственность» сильно тяготил девушку, и вопреки этому желанию она стоически сопротивлялась ему по двум простым причинам – никто, ни она, ни кто-то другой, не имеет право копаться в чужих мыслях, на то они и скрыты от других, потому что имеют звание «личных». А вторая больше догадка – отчего-то она понимала, что стоит ей использовать телепатию, как он об этом сразу же узнает.
Шорох от гравия под ногами становится все громче – они удалились достаточно далеко от посторонних глаз, и Джен не спешила прерывать тишину, гадая причины столь странного поведения мужчины. В конце концов, попросить ингредиенты для зелий ему не составляло труда и при свидетелях, у них даже был своеобразный шифр, дабы не употреблять слово «кровь» на людях.
- Дженнифер, я знаю, кто причастен к смерти твоей матери.
Ноги сами останавливаются, не дожидаясь нейронных сигналов от мозга, который, к слову, ревет на повышенных тонах нечто невнятное. Бывшая некая романтично-загадочная пелена, застилавшая глаза девушки при виде Дивера, чуть спадает, и студентка теперь смотрит на него как на потенциального крайне важного информатора.
- Помочь... в чем? – удивительно, но ее голос не дрожит, хотя тело прошибает озноб и вовсе не из-за поднявшегося порывистого ветра.
- Как Вы об этом узнали? – пока поток вопросов окончательно не сорвался с уст, Холт вмиг мрачнеет еще больше и задает главный, - кто?

+2

5

[indent]— Дженни, — ты делаешь к девушке шаг, кладешь ладони на её предплечья и ощущаешь, как по ней пробегает ощутимая дрожь: от вот-вот открытой ей «правды», от твоей близости и этих прикосновений в кожаных перчатках. Тебе кажется, что для Дженнифер это слишком, но девушка оказывается куда более решительной, чем ты думал, и это тебе, естественно, на руку.
[indent]— Случайно наткнулся в фамильном особняке на пару дневников, записи сделаны рукой отца. — Ты слегка пожал плечами, ложь выходила складной, дальнейшее убийство твоего отца при испытании отлично укладывалась в эту вымышленную историю, а потому ты не стал вдаваться в ненужные подробности и тянуть с выводом, — Маркус Родрикс, Дженнифер. Он виновен в смерти твоей матери, в записях отца сказано об этом почти прямым текстом. Подозреваю, что Родрикс убил и моего отца в ходе испытания в две тысяча восьмом, потому что знал, что ему известно куда больше о делишках Маркуса. — Ты отпускаешь Дженни и делаешь шаг назад, оглядываясь по сторонам. — Дженнифер, я приехал домой с одной целью — найти убийцу моей жены, сопутствующие тайны моей семьи мало мне интересны, но если есть возможность отомстить, — ты решительно сжимаешь пальцы в кулаки так, что скрипит кожа перчаток, — то я буду мстить.
[indent]Твоя лицо не выражает особенных эмоций, лишь напускную злобу и холодную ярость, с которой ты живешь последний год и которую нет причин имитировать.
[indent]— Мне нужна твоя кровь, чтобы лишить Родрикса магических сил, — продолжаешь ты, жестом предлагая Дженни пойти дальше, проводить её до нужного корпуса и не привлекать к себе той уймы внимания; ты спиной чувствуешь, как с параллельной аллеи на вас пялятся и шепчутся. — Нужно всего пару капель, а дальше я всё сделаю сам. Незачем вмешивать тебя в эту историю… — И ты переводишь на девушку спокойный взгляд, — хочешь сказать, что убивать плохо, что это плохая идея? — С усмешкой на лице отзываешься ты на её слегка напуганный твоим планом взгляд, — ты можешь думать обо мне всё, что угодно… и об идеи тоже, Дженни. Отец заслуживает отмщения. Ты дашь, что мне нужно, или мне придется добыть твою кровь силой?

+1

6

От его прикосновений дрожь разрядом тока проходит сквозь все тело. Казалось бы, она действительно хотела прочувствовать их, но после обнаруженной правды, все, на что она была способна, это заразиться теми же чувствами, что и Хэл, обуревавшими его с тех пор, как он узнал о Маркусе и его темных делах.
- Родрикс, - холодный порыв ветра уносит произнесенное имя с собой, взамен оставляя Дженни лишь ошеломляющую пустоту, - он ведь помогал нам, после... после того как умерла моя мать. После того, как ее убили.
Дивер продолжает идти и рассказывать о своих дальнейших планах. На негнущихся ногах шатенка следует за ним, переваривая информацию, которую жаждала услышать столько лет. Еще один невысказанный вопрос кольнул ее больнее, чем известие о предательстве знакомого мага – а отец был в курсе? Знал ли он, кто повинен в смерти матери его ребенка? И если знал, почему ничего не предпринял? Почему ничего ей не рассказал?
Чувствуя, как осеннего кислорода ей явно не хватает, девушка стала глубоко вдыхать холодный воздух, жалея, что все лавочки они давно прошли, и нет такого места, где она смогла бы просто остановиться и побыть наедине с бушующими эмоциями.
- Пары капель не хватит, - спустя довольно продолжительное время пока мистер Дивер позволяет ей прийти в себя, девушка отзывается весьма сухо, наконец встречаясь с ним взглядом, - нужно наполнить шприц минимум в пять миллилитров.
Скрестив руки на груди, Холт прокручивает в голове скрытую угрозу, произнесенную ранее и невольно вспоминает слова его сестры.
- Мисс Фрида была в чем-то права, - выпаливает до того как думает, - Вы действительно можете быть опасным в том числе и... для меня. Раньше Вам не приходилось доводить беседу до угроз, когда требовалась моя помощь. Что изменилось? То, что я знаю о Ваших намерениях?
Произнесенные слова не таили в себе возмущение или страх, для этого не осталось места, это был простой диалог, и чем дальше он шел, тем сильнее Дженннифер заражалась жаждой мести.
- Я дам Вам свою кровь при одном условии – Вы возьмете меня с собой.

+1

7

[indent]— Волк в овечьей шкуре, Дженни. — Сухо заключаешь ты, не зная, что толком можно ответить на всё её удивление и разочарование в человеке, который столько лет был близок её семье и ей самой. Ты идёшь дальше, углубляясь в свои собственные познания о Маркусе, подчерпнутые из рукописей отца в его кабинете в особняке, что касались предстоящих в две тысяча восьмом выборов Верховного, об их подготовке и подозрениях отца на счёт Лота и его игр в политику вместе с ничего не подозревающим Маркусом, которого именно что готовили на роль «правильного» Верховного Ковена Прилива, который был всего лишь пешкой. Но почему-то ты был уверен, что ещё доберешься до зачинщика всего происходящего с Ковеном, однажды.
[indent]В установившемся молчании ты даешь Дженнифер прийти в себя от вываленной на неё лжи, облеченной в правду; но не позволяешь опомниться, обдумать твои слова, решится проверить их в твоей голове, беря девушку напором, высокомерием, лживой угрозой, направленной скорее на то, чтобы отвлечь.
[indent]— Думаешь, он такой сильный маг, Дженни? — Буднично интересуешься ты, не оборачиваясь к шатенке, но чувствуя её пронизывающий взгляд и слыша, как она останавливается на несколько шагов позади тебя, заставляя и тебя остановится и приподнять голову вверх, всматриваясь в набегающие серые тучи сквозь рыжую листву. — Фрида? — И на губах рождается широкая и довольная ухмылка, которую ты быстро прячешь, тихо отвечая девушке позади, — боюсь, что да, дорогая. — Следом ты резко на пятках оборачиваешься к мисс Холт. — Ты знаешь, что я собираюсь сделать. Ты можешь рассказать об этом своему отцу, и тогда всё решится судом Ковена. Наверное. — Ты задумчиво замолкаешь, смотря только на Дженни и излучая уверенность в своих силах и плане. — Убийство дракона — это большая ошибка для мага, Маркус может быть казнён, может быть заключен в тюрьму, а может быть ему это сойдет с рук… — Ты не заговариваешь про бывшего Верховного, но почему-то тебе кажется, что у Маркуса есть шанс избежать наказания, а потому ты не можешь оставить всё так. — Я не могу оставить всё как есть, Дженни. — Ты медленно и тяжело выдыхаешь, устало сжимая пальцы в кулаки и следом разжимая их. — Не нужно условий, мисс Холт. Я здесь именно затем, чтобы получить твою кровь и заиметь соратника в этом деле, который будет молчать о произошедшем. Ты понимаешь меня?
[indent]Ты одобрительно улыбаешься, когда вы с Дженнифер расстаетесь у нужного корпуса университета:
[indent]— В пятницу Родрикс будет в Бостоне, — ты не вдаешься в подробности, потому что Дженни не следует знать, что запланированная тобой встреча с условно неизвестным торговцем артефактами никогда не состоится, а станет гибелью Маркуса. — У нас будет всего один шанс Дженни. У нас нет права на ошибку, — ты кладешь девушке ладонь без перчатки на плечо и наклоняешься для легкого прикосновения губами к её румяной щеке, — до пятницы, мисс Холт. — Оставляя вновь обескураженную Дженнифер на пороге здания, ты медленно уходишь, не оборачиваясь к девушке.

[indent]Родрикс казался тебе более умным и смышленым самым молодым Верховным за всю историю существования Ковена, он казался тебе собачкой на поводке Лота Уайтферна, которая не смеет и шага ступить без одобрения старшего и более опытного мага, но неуёмное желание Маркуса обладать мистическим артефактом играет с ним злую шутку. И вот, заведенный своей жаждой иметь то, чего нет у других, в зловонный переулок, он лицом к лицу сталкивается с тобой:
[indent]— Маркус, — ты медленно киваешь Верховному,  зловеще улыбаясь ему во все тридцать два зуба. — Ты ведь догадываешься, что на самом деле привело тебя сюда?

+1

8

Поцелуй на щеке горит адским пламенем. Хаотичные, не поддающиеся ее логике, действия Дивера, обескураживают. Но вот слова. Слова бережно и вкрадчиво въедаются под кожу, распространяются по крови и ростком мести прорастают в сердце. Это должно ее напугать. Как же так, дочь мэра, приличная девушка, успешно учится в университете, участвует во многих благотворительных акциях, волонтерствует в больнице...
И готова пособничать преступлению, совершая возмездие за жизнь, прожитую без матери.
- До пятницы,  - голос уносит порыв ветра, когда Холт смотрит в спину уходящего мужчины.

До Бостона они добираются достаточно быстро, коротко переговариваясь о деталях плана. Ей ничего не стоит одолжить шприц в больнице, попросту украсть его, и некоторые медикаменты, необходимые для проведения маленькой операции. Ее не мутит от вида собственной крови, медленно наполняющей пластиковую упаковку. Она хладнокровна и спокойна, словно кто-то отключил все ее эмоции и завладел телом.
Когда показался Родрикс, лишь короткий острый взгляд Хэла удержал ее стоять на месте, в тени, со своим главным оружием наготове и ждать.

0

9

Он заподозрил, что дело нечисто, когда таинственный продавец, незаконно сбывающий магические артефакты, назвал место их встречи. Обычный бостонский нелюдимый переулок в одном из неблагоприятных районов.
Его догадки о паршивости всей ситуации подтвердились, когда, заходя за угол, он увидел знакомую фигуру, облаченную во все черное.
Встретившись взглядом с мужчиной, Родрикс о многом пожалел.
- Дивер, - отвечает, сжимая не покрытые перчатками ладони в кулаки, жалея, что под ними не находится шея мага, стоящего перед ним.
- У тебя есть тридцать секунд, чтобы объяснить какого черта ты строил из себя мастера по артефактам.
Сначала мысль о продолжении угрозы не показалась ему правильной, а потом он бегло осмотрел местность – тихо, темно, никто сюда не забредет, а если и забредет, то после телепатического сеанса даже не вспомнит об этом.
Прекрасное место, чтобы свести счеты и проучить гадкого утенка.

[icon]http://funkyimg.com/i/2QE6u.jpg[/icon][nick]Marcus Rodricks[/nick]

0

10

[indent]Ты ведешь видавшую лучшие времена ауди, взятую на прокат больше недели назад на подставное лицо и оплаченную наличными; ты привык к другому классу машин, запаху дорогой кожи в салоне, а не сигаретного дыма и дешевого пойла, но стараясь не делать глубоких вдохов, довольствуешься тем, что есть: главная задача этим сведением счётов с, увы, Верховным Ковена Прилива, не привести к себе или девчонке на пассажирском месте. Это и её задача:
[indent]— У нас один шанс сделать всё правильно, — кажется, ты уже говорил это, но вновь повторяешь, — Маркус вряд ли в последний момент раскается за свои поступки или скажет то, что ты или я хотим услышать на счёт наших близких, поэтому без колебаний после сигнала действуй, ясно? — Ты кладёшь руку на рычаг переключения скоростей и переводишь внимательный взгляд на Дженни, чтобы быть уверенным в своей вынужденной союзнице, ведь ты наверняка знаешь, что Маркус не причастен к смерти миссис Холт, но всплывшая об этом правда в неподходящий момент может стоить жизни тебе.

[indent]Маркус Родрикс появляется в назначенное время и в назначенном месте, мало удивленный тем, что именно ты стоишь перед ним. Он не обращает внимания на короткий взгляд в тёмную пустоту за его спиной, где разгневанная Дженнифер готова выступить прямо сейчас; этого короткого, полного стали взгляда, обращенного к ней, оказывается достаточно, чтобы удержать девушку на месте, собраться в своём тихом гневе и смотреть Верховному прямо в глаза:
[indent]— Тридцати слишком мало, чтобы перечислить все твои грехи, Маркус. — Складывается ощущение, что ты сильнее расправляешь плечи, высокомерно поднимаешь подбородок и становишься на пару дюймов выше не то, что себя самого, но и Родрикса. — Самый молодой Верховный в истории Ковена. Самый способный ученик Лота Уайтферна. Самая, — и голос твой становится пропитан ядом и омерзением к стоящему напротив магу, — выдрессированная обезьянка своего хозяина. Какого это, Маркус? — Ты делаешь смелый шаг вперед, ставя ноги на ширине плеч, — какого это быть собачкой на поводке и делать то, что хочет хозяин? — Выдержанная пауза, в которую ты, определенно, остываешь, первый гнев спадает, а на смену ему приходит холодная решительность, —  какого это быть в чужой тени, хотя,… Знаешь, — и ты чуть наклоняешь голову вперед, отводишь взгляд от Маркуса и белозубо усмехаешься, — ты и без Лота довольно способный маг, но… Давай смотреть правде в глаза, Родрикс, ты просто платишь за убийство моего отца, — ты не знаешь наверняка, как было дело, но уверен в том, что схватка в Астрале между отцом и ублюдком перед тобой была нечестной, с остальным ты обязательно разберешься, ведь виновных надо наказать, — ведь если бы не это, ты бы черта с два стал Верховным. Ты никогда не будешь равным моему отцу, мне или своему же хозяину, — ты конечно же имеешь ввиду Лота, — ты всего лишь пешка и власть твоя с этим браслетом, — ты пожимаешь плечами и слегка разводишь руками, — фикция, Маркус. И мне, в общем-то, было бы плевать, но… это личное. — По щелчку пальцев в руке ты сжимаешь острый нож; это был бы сигнал, если бы не…

+1

11

Брови мужчины взмывают вверх.
- Зато твои грехи – как на ладони.
Закипающий гнев сменяется ядовитой иронией. Он никогда не любил болтологию, особенно с неприятными для него людьми, но во взгляде черта читалась решимость, и Родриксу стало невероятно любопытно, что тот задумал. Он отчего-то уверен, что Дивер не станет предпринимать никаких опрометчивых решений здесь, в переулке, куда в любой момент может завернуть гуляющая парочка или неприглядного вида попрошайка.
А это значит, что они обменяются колкостями и разойдутся по делам.
Пока этот высокомерный ублюдок распинался в отвешивании комплиментов, до Маркуса постепенно доходило, о чем именно идет речь.
И тут он заметно занервничал.
- Не говори о том, о чем понятия не имеешь, Дивер, - шипит сквозь зубы, источая угрозу, - тебя там не было.
В тусклом свете фонаря взгляд зацепился за металлический отблеск, и мужчина усмехнулся.
- Нож, серьезно? – той рукой, на запястье которой красовался браслет Верховного, Родрикс провел по воздуху, сплетая заклинание и создавая огненный шар, уютно устроившийся в широкой ладони, - заканчивай с этим цирком, иначе исход будет необратимым.
В этот момент в неприкрытую шарфом шею втыкается острая игла.
Жидкость вливается стремительно и парализующим ядом распространяется по венам. Маркус уже однажды находился под влиянием драконьей крови и знает, что это означает. Сотворенная магия растворяется в ночи, он становится обычным смертным.
Резко повернувшись, встречается лицом к лицу с подопечной Ковена и изумленно выдыхает:
- Дженни?!

[icon]http://funkyimg.com/i/2QE6u.jpg[/icon][nick]Marcus Rodricks[/nick]

+1

12

Пальцы с силой сжимали драгоценный нейтрализатор магии любого вида, дыхание с каждым оброненным колким словом учащалось, напряжение в теле, не найдя выхода, концентрировалось в мышцах, делая их деревянными.
В тот момент, когда в руке Верховного оказалось свое оружие, Холт, наконец, вышла из тени.
Когда-то она, как и любые подростки, смотрела боевики. Если приплюсовать к «вау» эффекту ее врожденную способность помнить все, скорее всего она сейчас и сработала. Точно выверенным движением игла шприца разрывает кожу, пальцы с силой нажимают на поршень, выдавливая все до последней капли.
Увидев его лицо, прежде чем прийти в себя, она выпаливает:
- Ты действительно был причастен к смерти моей матери? К Амелии?!
Да, она сомневалась. Доказательства Хэла были лишь на словах, Маркус являлся приближенным к Лоту, который в свою очередь спас ее в ту страшную ночь много лет назад. Все это время молчания и ожидания, вкупе с решимостью отомстить, Дженнифер слабым отголоском своего сознания надеялась, что это просто ужасная ошибка.
Страх, ощутимый и заметный, отражается во всем теле мага. Он не отвечает, сверля ее пристальным взглядом, мешкает, и в этот момент девушка с сокрушимой ясностью понимает, что все – правда.

Будучи всего в шаге от нее, он решает воспользоваться единственным преимуществом, которое было у него в запасе.
Резко схватив Холт за локоть, поворачивает ее спиной к себе, и заключает голову в жестком захвате, обращаясь к Хэлу:
- Одно неверное движение, Дивер, - он был серьезен как никогда, - и эта маленькая хрупкая шейка будет сломана.

Видя перед собой Хэла, отчаянно цепляясь за предплечья Маркуса в попытках урвать для себя больше кислорода, шатенка не успевает подумать и составить план действий, обескураженная холодной решимостью Верховного прикончить теперь и ее.
Адреналин застилает взгляд, а в памяти вновь всплывают необходимые уроки по самообороне, на просмотре которых так настаивал отец.
Вложив в удар всю свою силу, Дженни бьет локтем мужчину под ребра и тут же – с другой стороны, добившись желаемого эффекта. Захват ослаб. Присев она выскальзывает из удушающего кольца и бросается вперед как раз в тот момент, когда Дивер, с ножом в руке, решает использовать этот элемент неожиданности.

+3

13

[indent]— Мне и не нужно было там быть, на твоей физиономии сейчас написано гораздо больше. — Спокойно бросаешь ты в ответ, наблюдая за всполохом магии, родившемся в руке Верховного. — Для тебя так точно… — И на твоих губах расплывается триумфальная широкая улыбка, когда на арену выходит Дженнифер с твоим главным оружием против мага.
[indent]Девушка будто отточенным движением втыкает иглу в шею Родрикса, вводя в него драконью кровь и одномоментно лишая его магии. Маркус оборачивается, не ожидая сообщника в целом и мисс Холт в частности. Ты знал, что Дженни решится проверить твои слова, а потому в угольно черных глазах проскальзывает еле заметный страх, который ты быстро берешь под контроль; ты делаешь резкий шаг вперед, намереваясь прежде, чем Верховный даст свой ответ и вся ситуация обернется против тебя, сломать ему шею, но загнанный в угол Родрикс, к твоему удивления явно причастный к смерти Амелии Холт, не собирается сдаваться: он притягивает к себе Дженнифер и угрожает тебе сломать ей шею.
[indent]— Мразь, — шипишь ты в ответ, — отпусти её. — Попытка переговоров не удается, Маркус сильнее сжимает девичье горло, — сейчас же, Родрикс! — Ты принимаешь боевую стойку, крепче сжимая в руке нож и готовый напасть прямо сейчас. Но Дженни оказывается феноменально способной; она изловчается и наносит разъярённому магу удар по рёбрам, затем ещё один другим локтём, а следом ныряет вниз, приседая. Ты делаешь рывок вперед, хватаешь Родрикса за плащ на груди, и наносишь удар в левое легкое. Но даже дезориентированный Дженни, сделавший хриплый вдох наполняющимися кровью легкими, Маркус отказывается сдаваться, блокируя следующий твой удар ножом и выбивая его у тебя из руки. Ты тоже не лыком сшит, а потому пропуская скользящий удар по рёбрам, успеваешь остановить следующий ещё более слабый удар мага, заламывая ему руку за спину и как раз вовремя подставляя грудную клетку Родрикса под нож в руках Дженнифер, которая с особой жестокостью, тебе, во всяком случае, так кажется, наносит Маркусу удары, которые станут в ближайшем будущем для него смертельными. Ты толкаешь Верховного в спину, заставляя его упереться в кирпичную стену одной рукой и держаться за колотые раны в груди другой. Маркус припадает к стене плечом, разворачиваясь на возню за спиной и медленно сползая по кладке на асфальт: ты выхватываешь нож у Дженни из рук и кидаешь его в рядом стоящий мусорный бак. Ты смотришь на Родрикса, твои губы вытягиваются в тонкую ниточку, пока ты наблюдаешь как беспомощно маг захлебывается собственной кровью, сидя посреди отбросов. Маркус ещё жив, когда присаживаясь рядом с его руки ты снимаешь дорогие часы, не притрагиваясь к браслету Верховного, а из внутреннего кармана выуживаешь бумажник. Ты спокойно улыбаешься Маркусу, смотря в его напуганные глаза, которые замирают, а Верховный оказывается мертв.
[indent]Ты поднимаешься на ноги, поднимаешь с асфальта пустой шприц и убираешь его в карман брюк, намереваясь избавиться от него немногим позже. Ты снимаешь с себя пальто залитое кровью Маркуса здесь же в переулке, перебрасываешь его через руку и приобнимая Дженнифер за плечи, заставляешь её бодро шагать с места преступления прочь:
[indent]— Улыбайся, Дженни, — ты широко улыбаешься сам, прижимаясь губами к макушке девушки и шепча лишь ей, — ты молодец.

[indent]Ты что-то непринуждённо рассказываешь брюнетке рядом, широко улыбаясь с ней вместе; убийство для тебя некогда обычные будни, а потому ты не чувствуешь угрызений совести и даже толики страха за будущее, расчетливо бросая в шапку пьяного бродяги дорогие часы, а затем в новом проулке избавляясь от опустевшего бумажника Родрикса и кидая в пламя, разведенное бомжами в бочке, собственное пальто, которое сдобренное заклятием, сгорает в считаные секунды вместе с использованным шприцем, ты расправляешься с уликами полностью.
[indent]— Это должно остаться между нами, Дженнифер. — Ты держишь девушку за плечи и смотришь ей прямо в глаза. — Поняла? — Слегка колючее и требовательное, ты рассчитываешь лишь на один ответ; иначе и глазом не моргнешь, отправляя на тот свет и её саму.

Отредактировано Hal Deaver (31-01-2019 19:49:14)

+1

14

Происходящее врезается в память алмазной стружкой, коверкая характер, изменяя личность, сея зерно внутреннего раздора. Адреналин неистово течет по венам, заставляя сердце биться быстрее. Зрение приобретает невероятную ясность, все становится более контрастным. Воздух пропитывается неотвратимостью грядущих событий, и Холт на эти мгновения перестает быть той, какой ее знали все знакомые. Она превращается в механического зверя, бездушного и безэмоционального, запрограммированного лишь на выживание.
Еще один удар и грудь мужчины открывается для нанесения смертельного ранения.
Шатенка не помнит, как в руке у нее оказывается оружие, не помнит, как направляла его острием в сторону Родрикса, зато очень хорошо помнит звук рвущейся ткани и скольжение лезвия по плоти.
Она действительно верила в то, что эти действия – всего лишь самозащита. Хэл явно начал проигрывать молодому магу в рукопашной, и что бы с ними было, успей Маркус реабилитироваться и взять вверх?
Захлебывающийся собственной кровью Верховный припадает к кирпичной стене, оставляя на ней алые пятна. Холт смотрит, не отрываясь, не замечая, как из ладони нож уже исчез, как ловко и спокойно заметает все следы Дивер.
Он уводит ее подальше от места преступления, обнимая за плечи, говорит ей что-то, но все, что она слышит и видит перед собой – приглушенный свет от больничной лампы, темную палату, разодранную розетку, слегка безумный взгляд и встревоженный голос Марка: «Он такой... знаешь, как ворон весь — и глаза, и одежда, и волосы. Не ходи за ним».
Но она пошла.
И отправилась прямиком в уготовленное для нее чистилище.
Не в силах произнести и слова в ответ на требование Хэла, Дженнифер лишь единожды кивает головой, пряча дрожащие руки в карманах куртки.

the end

+1


Вы здесь » Arkham » Аркхемская история » count down to explosion