Horror News №10подготовка к изменениям

Arkham

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Arkham » Сгоревшие рукописи » the edge of sleep


the edge of sleep

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

https://sun7-9.userapi.com/c858324/v858324529/f206b/itMznr-gm1g.jpg

T. Ives & R. Griffin
10.03.19, около полуночи, квартира Райли на севере Аркхема


Кошмары случаются максимально неожиданно. И иногда нужен лишь один человек, чтобы постараться забыть обо всем, что случилось.

+1

2

Он не мог больше уснуть. Он не мог даже на кровать свою лишний взгляд бросить. Она представляла собой сущий хаос из смятых простыней, сползшего на пол одеяла и раскинутых по сторонам подушек. И исходящий от неё запах — его собственный, тонкий, едкий из-за недавних эмоций — витал в комнате слишком навязчивым напоминанием. Заперев спальню (на ключ, чёрт подери, на ключ, будто это спасёт его, если там действительно что-то до сих пор прячется), он сидел на подоконнике в гостиной. Плутая взглядом по пустынным ночным улочкам. Весь дом был удивительно тих, от соседей ни писка, даже от того странного старичка, что в этом время суток частенько грешил просмотром эротических фильмов. Тео окружала столь прозрачная тишина, что он мог услышать (почувствовать) звуки внутри самого дома. Как лениво текла вода в его трубах-венах, как коротко похрустывали железобетонные кости и даже вкрадчивое, непрерывное жужжание электричества.
Это вызывало в нём слишком причудливые ощущения, и чем дольше он вслушивался, тем сильнее диссоциировал, теперь уже не просто глядя из окна, а наблюдая из гиганстких глазниц огромного, старого и очень...
Тео чуть не свалился с подоконника, едва ощутил череду вибраций через карман, куда бездумно пихнул свой телефон. Хотя секунду назад ему казалось, будто он намертво прирос к холодному камню. Зябко поведя плечами, Тео встал и отвернулся от окна. Свет от экрана, благодаря ночному режиму, был мягкий, отчего Тео соскользнул из одного хода мыслей в другой, почти не выныривая на поверхность.
Ничего особенного. Всего лишь полуночные уведомления из всевозможных социальных сетей и сервисов, половину из которых неплохо было бы отключить, но это, как всегда, будет задачей на другой день. Лениво листая посты и даже не особо вчитываясь, Тео по невнимательности тыкнул в иконку мессэнджера и уже хотел было закрыть окно, как неожиданно для себя заметил:
«Райли сейчас в сети»
Он будто целую вечность пялился на яркий значок онлайна, прежде чем открыл окно и чата и принялся быстро печатать.
«Хэй, извини, если беспокою так поздно. Но у меня есть одна просьба: можно я сегодня у тебя переночую, пожалуйста?»
(Мне страшно одному.)
(Мне кажется, что если я проведу ещё час в одиночестве, то окончательно поеду крышей.)
(Мне не хочется вспоминать об этом, не бросай меня с этими мыслями.)
Всё это ему нестерпимо хочется написать, оно буквально чешется в кончиках пальцев, пока он напряжённо ждёт ответа. Больше всего в этот момент он боится, что яркая иконка потухнет, и его сообщения так и останутся одиноко висеть до самого утра. Но он больше не пишет и продолжает своё терпеливое ожидание, стараясь не вслушиваться в тяжкое и едва заметное дыхание громады жилого дома.
(Не оставляй меня наедине с этой тварью.)
Вздох облегчения шумно раздаётся в комнате, когда ответ наконец-то приходит. Дальше он не теряет времени: одевается за пять минут, берёт с собой не больше трёх вещей и вызывает такси, прямо-таки выбежав наружу.
Улицы всё также безжизнены и ни в одном окошке не видно света. Выдыхая одно облачко пара за другим, Тео чувствует себя последним человеком под луной. Несмотря на холод, снаружи ему дышится намного легче, чем у себя дома. Ясное, чёрное полотно неба стелится с непривычки бесконечным простором. Если таксист решит, что ну к чёрту одного позднего пассажира, Тео просто останется здесь. Выглядывая в вышине крохотные осколки далёких звёзд, он даже не чувствует собственного одиночества. Он медленно успокаивается, и как раз замечает как из-за поворота показываются сначала лучи фар, а затем и сам автомобиль.
Водила выглядит недовольным и сверлит Тео подозрительным взглядом, на что тот, на всякий случай, когда озвучивает адрес, называет номер того дома, что был напротив Райли. Поездка проходит в молчании, и только поздние радиоведущие что-то невнятно бормочут в перерывах между ночными хитами. Ловя время от времени на себе взгляд таксиста, Тео отвечает ему каждый раз искренней тёплой улыбкой. Он действительно рад даже непродолжительной компании этого мрачного, неразговорчивого мужчины. Тео вручает ему щедрые чаевые несмотря на то, что тот высадил его незадолго до нужного дома.
Эхо собственных шагов по тротуару немного пугает, но стоит заметить огонёк в том самом окне — единственный квадратик света на мрачном лице бетонной громадины — как он ускоряет шаг. Не проходит и пары минут, и вот он поднимается по лестнице. Его уже ждали, дверь была приоткрыта.
— Привет, - слово тянется как загустевший мёд, когда Тео юркает внутрь. Он тут же захлопывает дверь, привалившись к ней спиной, словно тем самым не пустит внутрь волочившиеся за ним мрачные мысли. Сквозь запотевшие очки Райли видится исключительно неясным пятном, но в первые миги ему не нужно его видеть — он блаженно тонет в знакомых запахах квартиры.
— Уже есть какие-либо планы или будем решать на ходу? - интересуется он всё тем же медовым тоном, пока избавляет себя от уличной одежды. И только после он позволяет себе наконец-то заключить Райли в объятия и поцеловать.
В ощущении и вкусе его губ он находит для себя последнее и самое важное напоминание того, что страшные иллюзии окончательно подошли к концу. По крайней мере на сегодня.

+1

3

Этот безумный день тянулся слишком долго. Все еще отходя от прошлой ночи, я большую часть времени провёл вне дома стараясь отвлечься от всех тех мыслей, что роились в голове безумной чередой образов и воспоминаний. И ведь что самое смешное если меня начинали окружать люди, то я даже мог забыть обо всем этом. Но стоило только мне остаться одному, так я тут же проваливался в пучину бедствия и апатии. Никогда бы не подумал, что такой социофоб как я, будет нуждаться в людях для собственного душевного спокойствия.

Проведя большую часть дня в кофейне и выпив около шести литров кофе, я успел переделать практически все проекты, разобрал почту, прошел кучу уровней в «Кэнди краш». Я понимал, что спасаться в одном помещении было явно не разумно, учитывая небольшое население городка. Так что, я решил отправиться в Бостон, где я мог немного отвлечься и, заодно, закупиться в Уоллмарте всякой бесполезной ерундой и продуктами на неделю вперед. Ну и заодно, посетить наконец психолога, про сеансы у которого, я уже успел забыть. План был довольно-таки неплох: два с половиной часа на дорогу в обе стороны, полтора часа похода по магазинам, около полутора часов приема психолога. В общем, возвращался в Аркхем я уже затемно.

Проведя столько времени вне дома, я думал, что усталость возьмет свое и я смогу просто уснуть, но вот только стоило мне лечь и закрыть глаза, как я тут же видел весь тот ужас, что мне удалось пережить прошлой ночью. Так что, за неимением иного варианта я решил начать готовить, параллельно залипая на соцсети, проверяя как живут некоторые старые знакомые. В какой-то момент, зайдя в мессенджер, решив написать дяде, я получил письмо от Тео, в котором тот просился переночевать у меня дома. От такого сообщения, я был, мягко говоря, удивлён – ведь как правило, мы оставались у него дома, так как оттуда было куда быстрее добраться до универа. Впрочем, я был бы рад увидеть мужчину, ведь его присутствие могло помочь забыть гнетущее чувство одиночества.

«Без проблем, приходи, жду» - написал я короткий ответ и сел ждать у окна. Очень поздний ужин мог уже доходить и без моего активного участия, а мне явно требовалось успокоиться, чтобы не заставлять библиотекаря переживать еще больше. Так что, открыв окно, я сидел и медленно курил, наслаждаясь вечерней тишиной. Спустя несколько минут я увидел на дороге свет от автомобильных фар, а еще пару секунд спустя чуть приглушённый расстоянием знакомый голос Тео. Так что, зная его теплолюбивость, я в темпе закрыл окно и пошел отпирать дверь, чтобы тот не задерживался в прохладном коридоре. А еще спустя пару минут в квартиру завалился сам суккуб.

-Планов нет, но есть еда, голоден? – ответил я, в ответ обнимая и целуя мужчину.

+1

4

Хотелось его больше не отпускать. Ни за что, никогда. Не выпускать его маленький безопасный огонёк из виду. Но делать это стоя посреди коридора, в который к тому же успела закрасться прохлада подъезда, представлялось в высшей степени неловко. Существовали намного более элегантные способы, например, лёжа в обнимку на диване. Да, мысль затащить Райли на диван и нежиться (желательно до конца совместного вечера) звучала как хорошая следующая цель.
— Не особо, - вопрос о голоде был обыденным и привычным, но каждый раз всё-равно немного забавлял. Конечно, у Тео был голод, но не совсем до той пищи, чей благоуханный запах доносился из кухни. И одновременно с этим Тео не мог назвать себя аскетом. Человеческая пища была роскошью — бесполезной, но от этого не менее приятной на вкус. Она приносила определённое душевное удовлетворение, особенно приготовленная такими умелыми руками как у Райли особенно. Поэтому, улыбаясь, Тео добавил:
— Впрочем, отказываться не стану.
(А ещё еда помогает не заснуть.)
(Мерное, нескончаемое движение челюстей.)
(...огромного, голодного чудовища...)
(Не думай об этом. Не думай вообше.)
Тревожные мысли тихим шорохом, как мыши, проскользнули обычных дум. Нельзя было даже на секунду зацикливать на них своё внимание, иначе он так и не сможет расслабиться и Тео усилием воли быстро переключает себя на что-то другое.
— Мы можем для начала помарафонить какие-нибудь фильмы, - задумчиво протянул он, отлипнув от Райли, при этом продолжая обнимать того за талию. Несмотря на то, как часто их посиделки дома заканчивались просмотром фильмов да сериалов, «Мой Лист» в Нетфликсе даже не думал заканчиваться, а если ещё и вспомнить сколь диаметрально разными могли быть порой их вкусы... Простым решением данной диллемы было бы выбрать старое-доброе телевидение вместо новомодных стриминговых площадок. Но, увы, в столь поздний час редко показывают что-то кроме ужастиков, многочасовых рекламных телепередач и не столь длительной порнушной рекламы (а иногда вовсе и не рекламы) между. Первое было прямым противопоказанием, под второе можно только уснуть, что тоже было противопоказано, а до совместного просмотра третьего их отношения ещё не доросли.
— Давай ты выберешь что-нибудь, а я переоденусь во что поудобней. - Тео снова целует Райли, а затем окончательно выскальзывает из его объятий и, подхватив небольшую сумку с пожитками, направился в ванную. - Только не слишком драматичное! - напоследок восклицает он, высунув голову из дверного проёма, прежде чем окончательно скрыться. Всего за один день он умудрился пресытиться драмой, трагедией и ужасов в своей жизни. Пусть хотя в чьих-нибудь фиктивных жизнях на экране всё будет хорошо. Даже если там бывает так хорошо, что аж сахар на зубах скрипит. Тео хотел чего угодно, лишь бы не вспоминать тот кошмар лишний раз.
Слишком свежо, слишком больно.
Несколько минут спустя он зашёл в гостиную, уже сменив джинсы и свитер на штаны помягче и майку-безрукавку, поверх которой, правда, обратно натянул всё тот же свитер. Стопку аккуратно сложенной одежды, а также пару гигиенических средств он оставил в ванной комнате.
— Уже нашёл что интересное? - полюбопытствовал Тео, обхватив Райли на плечи и положив подбородок тому на плечо.

0


Вы здесь » Arkham » Сгоревшие рукописи » the edge of sleep