Horror News №7юбилей и видео
Две неделиГоварда Лавкрафта
Акции от АМСищем вампиров
С Днём Рождения!юбилей форума

deep night dreams
Debora Hayes & Vincent Welsh

FEARS: ГМ до 24.11
NIGHTMARES: ГМ до 24.11
VENDIGO: Магнус до 24.11
Aiden

Ведение сюжетных квестов, анкетолог, местный тамада-затейник, мастерски орудует метлой правосудия.

x Debora

Анкетолог, в активном поиске брутального мужика с бородой. Консультирует по вампирам, оборотням, магам, вендиго и древним, а также тёмной ночью может подержать за коленку.

x Jennifer

Ведение сюжетных квестов. Консультирует по драконам и на тему того, как выжить в тяжелые будни Аркхема.

x Misty

Анкетолог, изредка тамада-затейник. Расскажет о том, как размножаются русалки (без икры). Консультирует по магам, перевертышам, суккубам и древним.

// Гостевая книга и FAQ x Синопсис x Игровые виды x Сетка ролей x Внешности x Нужные персонажи
wanted
Арден

Арно

нужный

аркхем, 2019 год приключения в авторском мире
arkham's whisper
не доверяй всему, что слышишь
«Он не отступится ни перед чем ради собственной свободы. Никакая цена не была для него в сей миг слишком высокой. Он убьёт даже самого себя, если другого выхода не будет. И эта мысль его не пугала. Страха больше не осталось. Его вытеснило крышесносное марево ярости.» © Тео читать дальше

Arkham

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Arkham » Прошлое » пересдача


пересдача

Сообщений 1 страница 22 из 22

1

http://sg.uploads.ru/UNhLe.jpg http://sg.uploads.ru/U3wkL.gif http://s5.uploads.ru/AOHPo.jpg

Райли Гриффин, Исабель Блэквелл
20 февраля 2019, одна из аудиторий Мискатоника, вторая половина дня


даже очень умные и старательные студенты иногда приходят на пересдачи.

0

2

Я никогда не любил тянуть с учёбой до последнего, стараясь сдать все проекты и задания, чуть ли не на следующий день. Со стороны могло показаться, что я какой-то ботаник, который хочет быть в любимчиках у преподов, чтобы потом за просто так получать отлично и страдать хернёй. Так вот, нет! Возможно, если отталкиваться от теории что люди произошли от обезьян, то я произошёл от ленивца. Мне действительно было намного проще как можно быстрее сделать все дела, чтобы потом не бегать в истерике, вопя о том как все плохо. Но вот в этот раз что-то пошло не так.

К несчастью, в связи с несколько затяжной болезнью, необходимостью навестить дядю и разобраться с кое-какими юридическими штуками насчет квартиры, я умудрился немного завалить испанскую литературу. Ну как немного, я вообще не пришел на экзамен. Люди, которые меня знали, над этим посмеялись, учитывая место моего рождения. Но ведь не будешь же каждому встречному объяснять, что в Испании я был за всю свою жизнь раза четыре не больше. И то все это было больше связано со скучными семейными разборками, нежели мой интерес к культуре. Интерес проснулся как раз в тот момент, когда я узнал, что в Мискатонике есть целый ряд курсам посвящённый этой теме. Так что, не раздумывая, я записался на него.

Теперь правда приходилось пожинать плоды всего произошедшего. А точнее, тащиться в универ по февральскому морозу на пересдачу, хотя в это же время я мог и дальше нежиться в постельке в обнимку с властителем книг. Но, я сам виноват, так что и особо не жаловался. Да и идти то было не особо далеко, мерси мсье Айвз, что живете буквально в пятнадцати минутах ходьбы. В прочем, даже несмотря на короткое расстояние и ранний подъем, я все равно опаздывал. А вот опаздывать к мисс Блеквелл было сродни приговору. Некоторые студенты за глаза называли её Снежная Королева, причем делая отсылку вовсе не на сказку Андерсена, а скорее на недавнюю экранизацию, где две сестры олень и так далее. И пусть с диснеевской девушкой у преподавательницы сходства было как у муравья с тополем, прозвище прижилось.

Ровно в полдень, я подошёл к знакомым дверям аудитории и, глубоко вдохнув, постучал, оповещая о своём прибытии:
-Мисс Блеквелл? – спросил я, заглядывая внутрь. – Райли Гриффин на пересдачу.

+1

3

Исабель чувствовала себя потерянной, уставшей и разбитой, как бы странно это не было для вампира. Пусть это была не привычная усталость, которая ассоциируется с какой-нибудь ломотой в мышцах и суставах, или же с головной болью, к примеру. Подобные ощущения она уже успела забыть за столь долгое время. Нет, это была усталость и измотанность другого рода. Блэквелл отнюдь не напрягала ее работа, напротив, в ней она находила отдушину, возможность отвлечься от тяжелых мыслей, то и дело возвращавшихся в ее голову днями и ночами. А вместе с ними приходил страх. Пусть не такой сильный, как когда-то, но вампирше он был слишком хорошо знаком, чтобы она могла игнорировать как само это ощущение, так и его непосредственный источник.

Сложив книги в идеальную стопку на краю большого стола, Блэквелл поднялась, неспеша пересекая аудиторию, и останавливаясь возле большого окна, открывающего вид на внутренний двор. Все вокруг было покрыто снегом, поблескивающим в дневном свете. Тонкие пальцы заскользили по гладкой поверхности стекла, остановившись уже лишь на краю подоконника. Возможно, ей стоило бы покинуть Аркхем, хотя бы на время. Спрятаться где-нибудь подальше - в другой стране, или на другом континенте. Но бегать Исабель тоже устала. Она стала сильнее, он даже не представляет насколько. И убегать теперь уж точно не будет, хватит. Позволив своему организму вновь запустить не нужные процессы, девушка выдохнула, с едва различимой улыбкой заметив, что на стекле осталось маленькой запотевшее пятно. Стерев его ладонью, Блэквелл отвернулась от окна, и вернулась к столу, когда раздался стук в дверь.

Ей стоило бы перестать так реагировать на посторонние звуки, пусть даже эти реакции не мог заметить или увидеть кто-либо, кроме нее самой. Конечно же, Исабель помнила, что к ней должен прийти студент на пересдачу. Но всегда столь пунктуальная, сейчас сама потерялась во времени. - Заходите, мистер Гриффин, - она кивнула молодому человеку, появившемуся в дверном проеме. Он так и не явился на экзамен, хотя по занятиям Блэквелл помнила, что занимался парень весьма неплохо. Она не любила формировать мнение о человеке по одному-единственному поступку. Мало ли какие могут быть причины и обстоятельства. - Вас ведь не было на экзамене, верно? - Исабель вопросительно посмотрела на студента. Конечно же, ее не касалось, почему Райли Гриффин не явился, и ей даже отчасти импонировало, что в отличие от ряда студентов, он не кинулся рассказывать сотню душераздирающий историй о том, как спасал кота с дерева, переводил отряд бабушек через оживленную трассу или же спасал мир от инопланетной угрозы. Честность Исабель всегда нравилась больше фальшивой бравады. - Я рада, что сегодня Вы все же пришли, - выверенным движением Блэквелл разложила на столе листы бумаги, текстом вниз, - Выбирайте, мистер Гриффин. Я дам Вам двадцать минут на подготовку, если это необходимо.

+1

4

В аудитории, как обычно было до безумия светло и тихо. Яркий свет флуоресцентных ламп в очередной раз врезался мне в глаза, передав в мозг крохотный сигнал, отразившейся секундной болью где-то в районе затылка. Рефлекторно прикоснувшись к месту боли, я дал себе обещание, больше не засиживаться за зубрёжкой до рассвета. Ну или хотя бы работать не только с тусклым синеватым экраном ноутбука. В прочем, за столько лет я уже настолько привык к подобному, что сейчас эта начинающаяся мигрень не вызвала ничего, кроме легкого раздражения.

-Да, не был, - сказал я, решив не продолжать фразу. Все равно любая, даже самая правдивая история выглядела бы сейчас как банальное оправдание. Да и насколько у меня осталось в памяти, перпод не особо любила, когда начинали оправдываться, куда проще было просто принять свою вину и постараться ответить как можно лучше. Весьма неплохая тактика, со стороны учителя, жаль, что придерживалось ей всего несколько человек.

Коротко кивнув, женщине, я первым делом подошел к парте, чтобы снять куртку и оставить рюкзак, пусть это и заняло бы некоторое время. По крайней мере, таким образом можно было хоть немного настроиться на экзамен и выкинуть из головы все лишнее. Правда, я все же заметил, что руки у меня начали мелко трястись от нервов, бессонной ночи и лёгкого магического истощения. Оставалось только надеяться, что сама мисс Блэквелл не заметит этого, ну или по крайней мере сделает вид, что не заметит.

Я подошел к столу женщины, на котором ровными двумя рядами лежали одинаковые листы из самой обычной типографской бумаги. Идеально ровные, идеально похожие друг на друга. Все же классическое образование оставляло кое-какие отпечатки на любой профессии, в том числе и на подобных мелочах. На какую-то секуннду мне в голову забралась глупая мысль «А что, если бы она предпочитала использовать разноцветную бумагу?». Мысль настолько неуместная сейчас, что я не удержался от легкого смешка, который превратился в кашель.

-Простите, простуда, - пробурчал я, вытягивая лист, что лежал с самого края стола. Бесполезно было нагадать где лежит самый лёгкий вопрос. И пусть в теории я понимал, как это можно сделать, на практике ритуал у меня в прошлый раз занял полтора часа, а в итоге я всего лишь увидел, что в конце экзамена начнётся снегопад. Так что, теперь понятно, почему у меня в семье никто не был предсказателем.

Я вернулся за парту, после чего решился впервые посмотреть на вопросы, что ожидали своего ответа. На удивление, с первым вопросом про Сервантеса проблем никаких не возникло, я даже вспомнил историю создания «Дон Кихита» и факты из жизни самого писателя. А вот второй вопрос был куда более сложным. Точнее не так, не сколько сложным, сколько спорным: испанский мистицизм.

С одной стороны, как носитель языка я прочёл не мало литературы на эту тему и даже вполне понимал о чем тут можно поговорить. Как человек я понимал важность и уникальную составляющую данного направления литературы. Но вот как маг, читая все это, я чуть ли не готов был застрелиться от испанского стыда (хехе, люблю каламбуры). Писатели, которые сами пытались придумать что-то мистическое, начисто перевирали все факты. По их мнению, чтобы изгнать злого духа, нужно было молиться сколько-то там дней. И самое обидное, что основная часть писателей сами были магами. Так что, для адекватного ответа на вопрос сейчас стоило отбросить религию, магию, оставив только человечность и попытаться сформировать мысли так, чтобы в ответе было меньше неприкрытой иронии, сарказма и раздражения, что было затруднительно.

+1

5

Блэквелл была благодарна студенту за отсутствие каких-либо оправданий. Даже, если бы они были чистой правдой. Откровенно говоря, моральное состояние Исабель требовало лишь одного - поставить Гриффину желаемую им самим оценку, и закончить на сегодня с работой. Вот только, во-первых, она не привыкла делать подобные подарки, тем более зная, что студент способен и сам справиться с экзаменационными вопросами на отлично, а, во-вторых, одной в стенах пустой квартиры, или даже в доме Блэквеллов, где она в последнее время зачастую оставалась ночевать, легче ей точно не станет. Исабель могла бы уехать ненадолго, воспользоваться положенными ей днями отпуска, и правом на настоящую охоту, выпустить пар, как говорится, но она ни разу в своей вампирской жизни этим не воспользовалась, и не планировала делать это и в дальнейшем. Сама мысль о нападении, о поимке жертвы приводила девушку в состояние, близкое к ужасу. Не потому, что ей было искренне кого-то жаль, а потому что она сама прекрасно знала, что испытывает живое существо, которое загоянют, словно зверя, в угол. Как выглядит предчувствие неминуемой гибели. Ей совершенно не хотелось быть причиной столь жутких чувств.

- Ничего страшного, - она слегка кивнула на сообщение о простуде, далее просто дав Гриффину время на подготовку, не изнуряя студента внимательным наблюдением за этим процессом. Во-первых, Блэквелл отчего-то была уверена, что списывать он не будет, как минимум, в этом случае было бы логичнее прийти со всеми, чтобы занять выгодное место в дальнем углу аудитории, в надежде не попасться преподавателю на глаза. А, во-вторых, списать можно, что угодно, сама Исабель обычно не мешала своим студентам это делать, совсем другое дело - ответить затем устно, сложив списанное в стройный и логичный рассказ, с ответами на уточняющие вопросы. И если человек с этим справляется достойно, значит и балл он имеет право получить соответствующий. Это был ее личный подход к преподаванию, и его не всегда разделяли другие коллеги. Впрочем, их мнение в данном вопросе девушку не особо волновало.

- Готовы? - кажется, у молодого человека было достаточно времени. Про Сервантеса она слушала внимательно, изредка кивая на какие-то реплики отвечающего. Было и без того очевидно, что с темой он знаком хорошо, а потому в итоге Исабель прервала его, - Хорошо, мистер Гриффин. Продолжать не нужно.  - Блэквелл подвинула к себе лист с вопросами, мгновенно пожалев, что вообще оставила эту тему в списке экзаменационных билетов. Меньше всего ей хотелось сейчас слушать про мистицизм. Само собой, в тонне весьма сомнительной литературы, попадались воистину ценные экземпляры. Многие из которых она переводила на английский лично, по просьбе главы клана. Вот только вряд ли Райли мог о них что-либо знать. По крайней мере, вампирше так казалось. - Переходите ко второму вопросу, - она вновь отодвинула от себя белоснежный лист бумаги, сцепив пальцы в замок, и подняв взгляд на студента. Что ж, возможно старые мистические легенды религиозной Испании смогут хотя бы немного поднять ей настроение? Лишь бы не задумываться о том, что отнюдь не тех в свое время сжигали на кострах.

- Расскажите об источниках, с которыми Вы ознакомились, мистер Гриффин, - Исабель вопросительно воззрилась на молодого человека. Некоторые вещи в его рассказе показались ей весьма и весьма интересными.

+1

6

Большая часть моего ответа была вызубрена настолько, что я мог даже посреди сна рассказать ее хоть на английском, хоть на испанском. Так что, я даже не особо то и удивился, когда мисс Блэквелл прервала мой практически монолог и порекомендовала перейти ко второму вопросу. Сам по себе, если уж честно, вопрос то был лёгкий, если не особо вдаваться в подробности. Я мог поступить как Итан, который просто тупо заучил основные тезисы. Либо как Трисс, что решила уйти в демагогию. Либо же отправиться по пути, что посоветовал мне вечером Тео, когда я в очередной раз забирал у него книги. Я и сам не знал как мне стоит поступить, но решил действовать наверняка.

-Итак, мистицизм, - произнёс я, инстинктивно растирая правую ладонь большим пальцем левой руки. – Зародился из философии, тесно сплетен с барокко, основоположником считается Луис Гонгор, который пытался в своих произведениях описать нечто обычное метафорами.

Ну начало было положено, оставалось только довести мысль до логического конца и экзамен был бы сдан, а я мог со спокойной душой отправляться спать и очищать голову от кучи, пусть и интересной, но абсолютно бесполезной информации. В прочем сейчас показывать свою некоторую неприязнь явно не стоило, ибо от этого все же зависела моя отметка.

Я постарался закончить ответ так, чтобы скрыть все свои ошибки в некоторых датах и избавиться от кучи дополнительных вопросов, которые так любили задавать все преподаватели на моей памяти. После первого вопроса мне всегда хотелось спросить: «А нахера тогда готовить только два ответа, если ты все равно по всей программе пойдёшь?». Правда в этот раз вопрос меня несколько удивил, из-за чего я пару секунд сидел, тупо мигая глазами уставившись на преподавателя.

-Эмм, - неуверенно начал было я, несколько удивлённый вопросом. – Ну для начала той, которую вы советовали еще на первом занятии, плюс несколько дополнительных источников, Сабалет, Грасиан. Что-то в переводе, что-то на языке оригинале. В частности оригинал Грасиана «Придворный человек».

+1

7

Исабель в какой-то момент показалось, что она застала парня врасплох этим, казалось бы, невинным вопросом. Хотя самой девушке он казался более чем логичен. Одно дело, когда студент с трудом вспоминает о том, что в своей жизни прочитал три книги – азбуку, синюю и красную, и совсем другое, когда отвечающий способен озвучить пару-тройку фамилий авторов, это уже говорит о многом. Собственно, на то и направлен был вопрос Блэквелл. Она никогда особо не интересовалась теми книгами, что пестрят на полках открытых книжных магазинов, в том  числе работающих в режиме онлайн. У главы клана были свои пути получения необходимой ему литературы, и вапирша лишь работала с уже готовым материалом, предоставляя Эдмунду переводы, сделанные для него лично. Скорее всего, вампир просто не доверял тем, кто делал переводы, оставляя их в относительном доступе. Исабель и сама, сравнивая, не раз отмечала там весьма значимые ошибки и неточности.

Само собой, на своих лекциях она говорила о совершенном ином. О том мистицизме, что общедоступен и известен в контексте именно литературы, а не настоящих тайных знаний. Потому чего-то подобного от студентов и ждала в их ответах.  – Читали Грасиана в оригинале? – Блэквелл вопросительно воззрилась на молодого человека, даже не пытаясь скрыть некий интерес. – Похвально, мистер Гриффин, - ей не хотелось делать какие-то выводы сейчас, в конце концов, мало ли что могли продать или представить под оригиналом «Придворного человека». И Блэквелл сдержалась, чтобы не уточнять у студента, где он сумел достать этот трактат.  – Может быть и с трактатами Левиньи Вы знакомы? – этот вопрос уже выходил за рамки экзамена, тем более Исабель, задавая его, подвинула к себе учетную ведомость, начав вписывать в нее данные об отличной сдаче Райли Гриффином экзамена по факультативу испанской литературы.

И все же ей почему-то стало интересно услышать ответ на заданный вопрос. Левиньи – испанец со звучной, почти французской фамилией, был довольно известен в определенных кругах пару сотен лет назад. Помимо того, что он был талантливым магом, он еще и проводил отнюдь не гуманные эксперименты, не стесняясь описывать их в своих произведениях. Отчасти, Исабель понимала, почему спросила у студента именно об этом авторе. «С твоей вампирской сущностью надо что-то делать», - эти слова все также звучали в женской голове. И пусть человек, не так давно сказавший ей их, счел бы за оскорбление, сравни она его с Левиньи, нечто общее у них все же имелось. А именно страсть к истязательствам. Для одного – ради науки, для другого (и в этом Исабель никто не сможет разубедить) – ради собственного удовольствия.

Слово «отлично» уже было выведено аккуратным, чуть витиеватым почерком, на белом полотне ведомости, и Блэквелл просто продолжала крутить в пальцах ручку.

+1

8

После похвалы женщины, я несколько неловко поерзал на стуле, все же я не был спецом во всей литературе Испании, да и язык знал скорее на бытовом разговорном уровне, которого вполне достаточно для банального общения, без каких бы то ни было изысков. Ну и несколько ругательств, которых я успел нахвататься от родни отца, когда они решили познакомиться со мной. Так что для испанской стороны семьи я стал «bastardo idiota hijo de puta», который умудрился умыкнуть из-под носа полмиллиона евро. А еще я сатанист, который не чтит законы ковена. В прочем, эти факты не помешали мне достать из семейной библиотеки некоторые весьма интересные экземпляры. И плевать, что большая часть из них пылилась на книжный полках в моей квартирке, ожидая,  когда я наконец то возьмусь за ум.

-Знаете, - начал я, после очередного вопроса мисс Блэквелл, глядя как та подписывает заветный лист бумаги. – Изначально я хотел подготовить по нему проект, еще три месяца назад. К сожалению, доставлены книги были совсем недавно, так что я пока только на середине «Общих транфигураций».

На самом деле, чтиво было весьма захватывающим, хотя, для непосвящённого ума, слишком уж жестоким. Все эти описания того, как необходимо эксгумировать труп, как из живой лошади извлечь сердце. Весьма мерзкие подробности, которых совсем не ожидаешь от философского труда двухвековой давности. Но для меня это был весьма действенный способ научиться такой магии, которую я и не знал. Проклятья, контроль чужих тел, некромантия, отравления. Не спорю, большую часть описанного использовать сейчас было бы противозаконно, еще часть просто невозможно, ввиду отсутствия некоторых видов животных. Но все же эти трактаты представляют сабой просто незаменимый источник знаний. Но вот почему моя преподавательница в универе знала про эти издания, которых по миру существовало не более шести штук, это другой вопрос.

-Мисс Блэквелл, можно вопрос? – я глубоко вдохнул, пытаясь несколько сформулировать свои мысли воедино и не спросить лишнего, даже случайно. – Откуда вы знаете про трактаты Левиньи? Насколько мне известно, их почти невозможно найти в интернете. А еще, ходят слухи, что существует весьма точный перевод на английский, вот только никто и никогда не видел всей книги, лишь отрывки.

Я решил встать со стула, вопросительно глядя на едва заметную родинку на левой щеке женщины и ждал ее ответа. Хотя на самом деле отвечать она была совсем не обязана, но в крайнем случае у меня будет какая-никакая информация для размышление. А в лучшем случае, мне смогут помочь с теми местами, которые сам я понять был не в состоянии.

+1

9

Ответ Исабель удивил, если говорить откровенно. Если бы Гриффин сказал, что впервые слышит такую фамилию, она бы поняла. Если бы он ответил, что, мол, читал и начал бы какие-то пространные рассуждения, которые так часто демонстрируют студенты, пытаясь показать фальшивую компетентность в обсуждаемово вопросе - она бы тоже поняла. И эти варианты никоим образом не повлияли бы на уже выставленную ею оценку за экзамен. Но... Гриффин ответил положительно. Более того, по нескольким репликам юноши, Блэквелл удалось четко понять, что он понимает, о чем говорит. И размытое "трактаты Левиньи" для него отнюдь не пустой звук. И это было... интересно.

Живя в Аркхеме далеко не первый год, Исабель прекрасно знала, какова концентрация всякого рода сверхъестественных, как любят говорить обычные люди, существ здесь на один квадратный метр. Потому давно уже перестала удивляться, когда случалось узнать в случайном знакомом мага или оборотня, к примеру. И все же девушка не ожидала услышать от Райли именно эти слова. Что ж, она сама задала этот вопрос. И, пожалуй, молодой человек имел право на вопросы ответные.

- Насколько мне известно - тоже, - Исабель согласно кивает, спокойно смотря на студента. Кажется, будто ему немного неловко спрашивать. А сама Блэквелл все еще внутренне размышляет, как ответить на поставленный перед нею вопрос. Само собой, в роли преподавателя она имеет право и вовсе его проигнорировать. Дескать, не ваше это дело, молодой человек, получили свою отличную оценку, и покиньте теперь аудиторию. С другой стороны, она первая заговорила о трудах Левиньи. И получила, судя по всему, весьма честный ответ от Райли. В пользу того, что ответить она все-таки должна, говорило еще и то, что пусть Гриффин о том и не знал, но врать вампирша не любила, да и получалось у нее это зачастую чрезмерно плохо.

- Я читала его труды, в оригинале конечно же, - она чуть заметно улыбается, отвечая на вопрос студента. - Не могу сказать, что мне понравилось, - вампирша усмехнулась, положив уже наконец несчастную ручку, что до этого вертела в руке, на гладкую поверхность столешницы. От соприкосновения пальцев с лакированной поверхностью дерева стало немного не по себе, и девушка поспешила вновь сцепить пальцы в замок, чуть отодвинвшись, и опираясь спиной о высокую спинку стула.

- Честно говоря, мистер Гриффин, - Исабель говорит спокойно и размеренно, как и почти всегда, - Не ожидала, что Вы тоже с ними знакомы. Это... поражает. - девушка делает паузу, но все же решает добавить, - В хорошем смысле этого слова. - следующие слова Райли вызывают в Блэквелл уже куда более живой интерес. Она чуть подается вперед, внимательно глядя на поднявшегося с места студента, - Слухи? Неужели? - сколько угодно можно предавать голосу этакий праздный тон, но сейчас девушке и правда весьма интересно, кто же мог распускать такие слухи. Исабель знала об одном переводе этих трактатов на английский язык, и то исключительно потому, что делала их собственноручно. - А Вы сами, мистер Гриффин, видели эти отрывки? - Блэквелл искренне надеялась, что никому из клана не пришло в голову без разрешения Эдмунда выкладывать части перевода в какой-то общий доступ, или же делиться без получения на то обязательного разрешения. Нет, ее отнюдь не беспокоило авторское право. Но сама осведомленность о наличии перевода все равно удивляла.

Отредактировано Isabel Blackwell (05-11-2019 22:42:16)

+1

10

В следующем круге Вам обоим надо выполнить следующие действия:
Райли - процитировать на языке оригинала строчку из книги Левиньи
Исабель - пораниться
Обоснуй для этих действий оставляем на полное Ваше усмотрение))

В тот момент, когда Райли Гриффин закончил фразу, а капля крови выступила на пальце Исабель, свет в аудитории погас. Сильный порыв ветра, непонятно откуда взявшийся в аудитории с закрытыми дверьми и окнами, сбросил со стала бумаги. Помещение погрузилось в непроглядную тьму.
Спустя несколько минут, когда предметы вокруг стали более или менее различимы, аудитория уже не кажется Вам знакомой. Столы, стулья, шкафы - все исчезло. На грязном деревянном полу, ближе к окну, Вы можете заметить два бездыханных тела. Терпкий запах трав, химических веществ и чего-то, слишком похожего на кровь, неприятно бьет в нос.


Окна и двери заперты, и не поддаются ни силе вампира, ни магии. Но если не лень, можете попробовать))
Тела, которые Вы обнаружите - не мертвы в окончательном смысле этого слова. Их состояние правильнее назвать подобием комы. И да, это вампиры.

+2

11

Преподавательница все же решила ответить на мой вопрос, но сделала это в своей манере, когда от ответа все равно нет особо толку, а тебе надо додумывать его своими мозгами. Гениальный способ, когда ты преподаешь что-то, но сейчас признаюсь, я ждал чего-то более приземлённого. Тем не менее, даже из такого ответа можно было вынести кое-какие мысли.

-И что же вам там не понравилось? – поинтересовался я. – Только не говори те, что описания всех опытов. Я думал вы выше этого.

Впрочем, я не мог не улыбаться, слушая мисс Блэквелл. Меня вообще легко было покорить чем-то общим. Вот и сейчас я взглянул на всегда собранную и аккуратную женщину несколько иным взглядом. Я увидел в ней собеседника, который может и подержать необходимый темп диалога, подтолкнуть на нужные мысли и в то же время не будет смеяться, если ты скажешь что-то не то. А ведь это было просто потрясающе. Жаль, что среди учителей таких людей было очень мало.

-Сложно сказать что видел, - произнёс я, пожимая плечами. – Тут уж скорее один коллекционер писал, что готов платить любую сумму за один определённый перевод. На форуме даже была выложена фотография одной страницы. Эпилога, кажется, что без основного текста представляет собой полный бред. Могу показать, кстати…

Я потянулся за телефоном, который мирно покоился в кармане джинс. Вот только я совсем забыл, что ночевал я опять не дома и забыл зарядить его, из-за чего теперь я тупо пялился в тёмный экран куска пластика.

-Ну или потом покажу, - засовывая телефон в карман, произнёс я. – Хотя если я правильно помню, то там было что-то типа: «Откроются врата, что превратят смерть в колыбель жизни».  На оригинале это как-то звучит куда приятнее, - коротко откашлявшись, я продекламировал. - Se abrirán las puertas que convertirán la muerte en la cuna de la vida.

Сразу после моих слов произошло сразу несколько событий. Для начала все моё тело будто окаменело. Я слишком хорошо знал это чувство накатывающейся панической атаки, что была сейчас так не к месту. Хотя всяко лучше, чем это было в прошлый раз, когда это началось посреди глупого универского спора типа «кто быстрее выпьет бутылку текилы». Ну, я победил, но вот потом мне было очень плохо. Настолько, что я помню белые обои, чёрную посуду, а больше собственно ничего не помню. Но на утро было очень плохо.

+1

12

Правильней было бы спросить, а что ей вообще могло там понравиться. Исабель не планирует посвещать Райли в свои личные проблемы, это логично и правильно. К тому же, даже члены клана ничего не знаю о событиях последнего месяца. Ей мысленно хочется добавить: "последнего месяца своей жизни", но даже в собственных размышлениях произносить нечто такое - страшно. Само собой, Блэквелл не впечатлили опыты Левиньи над животными. Она считала это мерзким и не гуманным. Хотя отчасти могла понять научный интерес. Его же опыты над другими... существами, такими как вампиры и оборотни, были ей противны куда больше. Девушка слишком хорошо знала, куда может завести пытливый ум, помноженной на отсутствие морали и высшую степень извращенности. Она бы сказала, что слишком удивительно, что мир способен был породить, как минимум, двоих таких изуверов. Впрочем, Блэквелл практически не сомневается, что их было и есть значительно больше.

- Покажите, конечно, - Исабель заметно оживляется, поднимаясь на ноги, чтобы удобнее было рассмотреть экран смартфона, однако тот категорически отказывается включаться. - Хорошо, - вампирша согласно кивает, - В любом случае, это интересно, - Блэквелл тянется к сумке, чтобы сложить в нее необходимые бумаги, в то время как Гриффин все же решает напомнить ей одну из строк эпилога трактата. Девушка толком не понимает, на что натыкается рукой в собственной сумке, скорее всего, это просто заколка для волос, или маникюрные ножницы, но укол в палец она чувствует явно, одергивая руку. Ровно в тот момент, когда Райли заканчивает фразу на испанском. Исабель хочет что-то сказать в ответ, но в следующее мгновение свет в аудитории гаснет.

Вампирша чувствует ощутимый порыв ветра, которому взяться просто-напросто неоткуда. - Что происходит?  - Исабель прислушивается, пытаясь различить любые посторонние звуки, благо слух вампира это позволяет, однако ничего странного не слышит. - Мистер Гриффин, Вы в порядке? - она делает несколько небольших шагов, понимая, что сейчас должна упереться в край стола, однако этого не происходит.

Глаза постепенно привыкают к темноте, или же та начинает таять, и Исабель наконец-то может различить силуэт Райли. Как и то, что аудитория кажется совершенно пустой. - Ничего не понимаю... - мысли хаотично кружатся в женской голове, и Блэквелл невольно думает, а не мог ли Габриэль все это устроить. Человек, от которого можно ожидать все, что угодно. Впрочем, обычно мужчина выражал свое позерство иначе. И в данном случае оно было бы рассчитано исключительно на ее скромную персону.

Исабель пытается осмотреться, и взгляд цепляется за что-то лежащее на полу, ближе к окну. - Господи, - она прикрывает рот рукой. Видимость становится достаточной, чтобы понять, чьи именно тела лежат на полу. - Райли... Вы понимаете, что это все значит?

+1

13

Я почувствовал резкий порыв ветра, что пробился даже сквозь несколько слоёв одежды, заставив кожу покрыться россыпью мурашек. От холода моё дыхание немного нормализовалось, что помогло мне пусть и ненадолго остановить ощущение паники и попытаться успокоиться. Я понял, что успел закрыть глаза, в попытках успокоиться и представить себя где-то в безопасности. Но обеспокоенный голос преподавателя заставил меня открыть глаза и оглядеться.

Я не узнавал место, где мы смогли оказаться – обшарпанные стены, некогда покрытые дорогим бархатом. Старинная хрустальная люстра, в пазах которой все еще виднелись остатки свечей, лежала оплетённая паутиной в углу помещения огромного помещения. На мраморный пол, покрытый пылью и какими-то тряпками, падал узкий луч света из заколоченного грязного окна. Общий вид места, где мы оказались, внушал трупное великолепие. Именно так и выглядят забытые и заброшенные дома аристократии, веками стоящие без посетителей. И при всем этом на глаза не бросались никакие следы вандализма. Лишь возле одного из окон в куче тряпья и обломков древесины лежало что-то бесформенное, отдалённо напоминающее то, о чем я и думать не хотел.

-Какого Одина тут происходит? – растеряно пробормотал я, игнорируя вопрос мисс Блэквелл. Оказавшись ближе всего к одному из окон, я попытался подойти к нему и выглянуть наружу, вот только грязь, годами оседавшая на стекле, и пересекающиеся доски не давали возможности рассмотреть хоть что-то, кроме полуразмытых очертаний огромной территории. Зато можно было понять, что сейчас мы были где-то на высоте третьего этажа, а это значило, что окна не являлись выходом из ситуации, а значит стоит пробовать дверь. Я прошел в сторону заросшим паутиной дверям, на которых сохранилась прекрасная деревянная резьба, изображавшая животных, и попытался распахнуть их. Но, видимо от времени дерево разбухло, и теперь мы оказались заперты в этом помещении без возможности выхода. Не самое приятное завершение экзамена. В прочем, признаюсь, я даже не особо удивился тому, что мы вообще оказались здесь. В Аркхеме в кого ни ткни пальцем мог оказаться тем или иным магическим существом, которое то и дело притягивало к себе неприятности.

-Мисс Блэквелл, - спокойным и твердым голосом спросил я женщину, по-прежнему держась за бронзовую дверную ручку в форме виноградной лозы. – не знаю что сейчас происходит, но насколько вы осведомлены про Аркхем?

Вообще стоило это спросить глядя ей в глаза, но я совсем не хотел смотреть в ту сторону, ведь взгляд то и дело возвращался к двум бездыханным телам, покоившимся у дальней стены. Не скажу, что их вид вызывал у меня страх, но все же было некомфортно видеть что-то подобное неизвестно где.

+1

14

Исабель замирает на месте, всматриваясь в два бледных тела на грязном полу, возле окна. Даже с таким скудным освещением, она прекрасно видит сероватый тон их кожи, впалые щеки, заметно выступающие кости. Словно бы скелет обтянули тонкой материей. Блэквелл прекрасно знает, что это значит. Сейчас она не дышит, сердце ее не бьется - это было бы неразумным расходованием ценных сил, которые теперь неизвестно когда удастся восполнить. Но предательский холодок все равно пробегает по спине. - Кто же с Вами это сделал? - Исабель обращается не к кому-то конкретно, ведь те двое точно не смогут ей сейчас ответить. Делает несколько все более и более уверенных шагов, осторожно наклоняясь и всматриваясь в лица, практически мертвые. Будь у девушки сейчас в руках ее вещи, она бы смогла дать им кровь из фляжки, что всегда носила с собой. Хотя бы немного, чтобы они могли очнуться и рассказать, что здесь вообще происходит, и кто сотворил весь этот кошмар. Но сумка канула в то же небытие, что и лекционная аудитория Мискатоника.

Вопрос Гриффина заставляет вампиршу отвлечься, она выпрямляется и на пару шагов отходит от лежащих на полу тел. - Что мне известно... - она вздыхает. Одно дело говорить о книгах и магии в литературе, совсем другое - оказаться в этом жутком месте, когда все пресловутая мистика становится окружающей их реальностью. В такой ситуации нет ни малейшего смысла увиливать. По крайней мере Блэквелл считает именно так, - Если Вы о том, сколько здесь всего... сверхъестественного, - Исабель чуть улыбается, - То, поверьте Райли, я знаю достаточно. Полагаю, также как и Вы.

Блэквелл старается говорить максимально спокойно, хотя в ней сохраняется некоторая легкая нервозность. Невозможно чувствовать себя в безопасности в подобном месте. Впрочем, Исабель уже месяц не ощущает пресловутой безопасности вообще нигде. Разве что в особняке клана вампиров, да и то, практика показывала, что даже в этом доме со страхом можно столкнуться лицом к лицу. - Я тоже не понимаю, что происходит, - девушка откровенно в этом признается, что, впрочем, достаточно очевидно. - В книгах Левиньи, - вампирша поморщилась, - Описывалось нечто подобное, - она кивает на тела двух вампиров на полу, - И это... мерзко. - Исабель отчаянно гонит от себя мысли, что любая неосторожность может привести ее к подобному исходу. Когда-то давно она уже практически попрощалась с жизнью, будучи совсем юной, даже младше чем Райли Гриффин, стоящий сейчас вместе с ней в этом ужасном месте. Тогда спасение нашло ее совершенно случайным образом. Второй такой случайности быть не может. отчего-то в этом вампирша уверена совершенно точно.

+1

15

В этом помещении, кажется даже чуть большем, чем была сама лекционная аудитория, стоит вязкая тишина. Такая, что кажется, будто бы можно услышать как разлетаются пылинки из-под подошв ботинок при каждом очередном шаге. Двое вампиров все также неподвижно лежат, напоминая нечто среднее между трупом и мумией, на серой сухой коже виднеются следы немыслимых истязаний. Вся противоположная от окон стена заставлена деревянными шкафами и стеллажами – старые книги, колбы и пробирки, большие стеклянные сосуды, заполненные желтоватой жидкостью, в которых плавают части тел людей и животных. Все это слишком похоже на фильм ужасов, если бы для вас самих это не было сейчас суровой реальностью.

Едва различимая тень проскальзывает от окон в дальний темный угол комнаты. Имея очень хороший слух, можно услышать, как будто бы полы какой-то длинной одежды касаются деревянного пола в этот момент.


Каждый может выбрать для себя логичное дальнейшее развитие событий:

- пойти осмотреть стеллажи (ГМ обещает, что найдете кое-что очень интересное)
- пойти в дальний угол, куда ускользнула тень (там будет не менее интересно)

Результаты Вашего выбора станут известные в следующем мастерском посте (количество кругов до него выбирайте сами, как только мастер понадобится, тема с призывом Вам известна)

+2

16

Не могу сказать, что я был так сильно удивлён ответом женщины. Должен же в конце концов существовать город, где у человека могут быть среди знакомых суккуб, русалка и маг. Зато сколько поводов для плохих анекдотов составить можно, прям не пересчитать. Единственное что меня сейчас несколько заинтриговало так это то к какому из видов принадлежала мой литературовед. В прочем, об этом можно было задуматься позднее в более приятной обстановке.

-Вы совершенно правы, - произнёс я, отворачиваясь от дверей и оглядывая пространство чуть более заинтересованным взглядом. Теперь, когда мои глаза привыкли к постоянному полумраку, я мог рассмотреть множество других вещей, которые до этого прятались в тёмных углах залы. Это были и остовы некогда богатой мебели, и картины, уничтоженные мышами и иными паразитами. Вообще само помещение напоминало очень богатый труп. Правда уже не первой свежести, но тем не менее. Судя по всему, особняк какого-то барона, либо летний домик короля, который погиб лет так шестьсот назад. Слуги разъехались, часть разворовали, но остатки былой красоты и роскоши буквально продолжали кричать из всех щелей о том, что раньше это место кипело жизнью, золотом, похотью и развратом. Я даже, немного сосредоточившись, мог уловить остатки этой энергии.

Но теперь это место кануло в забытие. Не удивлюсь, что мы первые за несколько лет посетители, что вообще оказались здесь, не считая пауков, крыс и кого похуже. Но при всем этом часть интерьера осталась практически нетронутой временем. В частности, огромные деревянные стеллажи, располагавшиеся вдоль одной из стен. Природное любопытство взяло верх над разумом, отчего я поплёлся рассматривать содержимое полок. Хотя, когда выбор состоит из каких-то банок и двух тел, я бы в любом случае выбрал банки. Даже если там было что-то мерзкое, оно спрятано под слоем стекла и пыли, что давало крохотную защиту.

-Мисс Блэквелл, - снова, взяв быка за рога, начал я. – Кто вы?
Я подошёл к первому стеллажу, который был заставлен невыразительного вида цветными стеклянными флакончиками. В большей части из них уже ничего не было, но где-то еще маслянисто поблёскивала тёмная густая субстанция, по виду напоминавшая внезапно ставший популярным слайм, который теперь дети изготавливали при любом удобном случае.

-Только прошу вас, не надо говорить, что вы человек, - кратко поморщившись и потирая шею сказал я, посмотрев на женщину. – У меня есть кое-какие догадки, но я не хочу быть поверхностным.

Ноги унесли меня чуть дальше к полкам, которые были заставлены мумифицированными чучелами мелких животных и птиц. Среди них я заметил кое-какие вымершие виды и так же парочку особей, которых видел только во время своего путешествия во Францию несколько лет назад. К несчастью, позолоченные таблички пришли в негодность, от чего прочесть можно было лишь отдельные буквы. Тем не менее, весьма любопытное место для изучения. Я даже попытался потрогать одного паука, который тут же рассыпался в прах, заставив меня изойтись чихами и начать отряхиваться от вековой пыли.

-Про себя же скажу, что я маг, - отряхиваясь и недовольно посматривая в сторону тел, произнёс я. – Вот только почти ничего не умею и к тому же уровень заряда у меня сейчас почти на нуле.

+1

17

И правда, а кто она? Исабель неправильно воспринимает этот прямой, но, пожалуй, вполне логичный и оправданный вопрос. Конечно, она знает, о чем конкретно спрашивает студент. И может дать ему правдивый ответ. И совсем другое, может ли Блэквелл ответить на этот вопрос самой себе, в том глубинном смысле, который отдает неприятной тяжестью в солнечном сплетении. Вампирша уже готова сказать Райли правду, как вдруг посторонний звук отвлекает девушку. Наделенная слухом, в разы превышающий таковой у людей, она явно слышит, как шуршит тяжелая ткань по пыльному истертому паркету. Резко повернувшись по направлению звука, Исабель кажется, что она видит ускользающую в темный дальний угол тень. Возможно, это просто ее расшатанные нервы, а возможно она и правда видела что-то. Или кого-то.

Блэквелл могла бы тяжело вздохнуть, но эти возможности ей сейчас без надобности, стоит поберечь энергию, пребывая в более логичном для вампиров состоянии. Она проходит медленно в ту сторону, куда по мнению девушки, ускользнула тень, наклоняется, рассматривая валяющуюся на полу ткань. – Вы ничего сейчас странного не заметили, Райли? – она спрашивает весьма конкретно, потому что, само собой, все происходящее более чем странно.

Осторожно поддев край ткани носком сапога, Блэквелл пытается рассмотреть ее получше. И на поверку это оказывается весьма дорогим бархатом, с оторочкой золотыми нитями. Это наверняка выглядело безумно модно и дорого лет этак… двести-триста назад. Исабель не может похвастаться достаточными знаниями в предпочтениях тех лет, когда ее еще не было на белом свете.
Признание Гриффина ее не удивляет. Скорее удивление вызывает то, что зная ее фамилию, парень все равно задает ей подобный вопрос. Впрочем, он, вероятно, еще очень молод, и может быть никак не связан с местным ковеном Аркхема, которые про Блэквеллов знают более чем достаточно. И это взаимно.

- Я вампир, Райли, - она произносит это будничным, бесцветным тоном, считая излишним благодарить юношу за откровенность. – Как и эти двое, - она кивает на все также неподвижные тела на полу. – Думаю, тема мистицизма, в таком случае, была Вам не слишком интересна, - девушка искренне улыбается, прекрасно понимая, что зная эту сторону мироздания, скажем так, изнутри, невозможно всерьез воспринимать те творения, что писались людьми и для людей.

- И когда я говорила про то, что трактаты Левиньи вызывают…. омерзение, - вампирша невольно морщится, - Я говорила о той их части, в которой он описывает опыты над вампирами и оборотнями. И, знаете, мистер Гриффин, - она то называет студента по имени, то возвращается к официальному обращению, - Это слишком похоже на то, что он описывал в своей книге, - она вновь кивает на двух не реагирующих вампиров.  Обращая свой взор вновь к бархатному полотну, Исабель садится на корточки, осторожно, едва касаясь ткани, расправляет ее, и взгляд вампирши устремляется на вышитые все тем же золотом инициалы.
Было бы неправильно считать, что один из них страшнее другого, по крайней мере, лично для нее. Но внутренне Блэквелл чувствует облегчение, что это не до боли знакомые ей буквы. Хотя… вряд ли это можно назвать удачей, - Здесь ткань с его инициалами, Райли, - девушка поднимается, выпрямляя спину. Наверное, если бы она сейчас дышала, то давно задохнулась бы от количества пыли, и чихание студента тому прямое подтверждение. – Будьте здоровы. Тут ткань с инициалами Левиньи.

+1

18

На самом деле я не боялся мёртвых, даже осознавая тот факт, что практически любой маг мог оживить одно из тел и управлять им. В своё время я даже проникся творчеством Ричарда Пикмана, который рисовал исключительно подобных тварей. Правда судьба сыграла с ним весьма злую шутку, но об этом знала лишь малая часть всех живых и некоторых мёртвых. Куда больше меня испугал ответ Исабель, когда она подтвердила некоторые мои мысли, что посещали меня на протяжении всего семестра. С другой стороны, тот факт, что она была вампиром сейчас мог сыграть нам больше на руку. Тем не менее, рефлекторно, я прикрыл шею рукой, хотя даже моих знаний в биологии вполне хватало на то, чтобы понять, что есть куда более сочные вены, из которых можно полакомиться кровушкой.

-Так значит, это тоже вампиры? – отворачиваясь от тел произнёс я, невольно содрогнувшись. Все же, учитывая, что теперь рядом со мной было три кровососа, стоило быть настороже. Кроме того, я в очередной раз пожалел о том, что не спрашивал своих родственниках о других созданиях. теперь же мне приходилось изучать каждый новый вид самостоятельно. С другой стороны, я был куда более свободен от каких-то предрассудков, но более подверженный стереотипам. К примеру, у меня до сих пор не укладывался в голове тот факт, что суккубами могут быть и мужчины.

Я продолжил изучать содержимое стеллажей и почти было уже потерял всякий интерес к запылённым склянкам и шкатулкам, как вдруг моё внимание привлекл небольшой ларчик, что стоял чуть в стороне от остальных. Внешне это была самая обыкновенная шкатулка, украшенная поделочным камнем и металлом. Внимание же привлекал тот факт, что за эти века она не подверглась ни единому следу старения. Казалось, что ее поставили здесь за несколько секунд до того, как я вообще посмотрел на нее. Взяв в руки предмет, я обратил внимание на тонкую гравировку на камне, что складывалась в инициалы мага, одно только упоминание которого и привело нас в эту комнату.

-Мисс Блэквелл, - тихонько, окрикнул я женщину, стараясь не шевелиться. – Кажется я догадываюсь, чей это дом.

+1

19

Исабель едва сдерживает проскальзывающую на лице улыбку, видя, как Райли машинально касается ладонью шеи, будто бы пытаясь скрыть от ее глаз то, что он тоже существо из плоти, и что самое главное, крови. Живой и горячей. Дурацкие стереотипы, но вряд ли юношу можно винить в том, что он в них верит, пусть и не слишком осознанно. - Я не пью кровь… вживую, - он все же чуть улыбается, глядя на студента, пытаясь подобрать какие-то наиболее подходящие слова, чтобы он теперь не нервничал каждый раз, когда будет ее даже просто видеть. - И не нападаю на людей, - возможно, Гриффин просто ранее никогда не сталкивался с вампирами, и лишь поэтому верит в те страшные сказки, что были правдой где-нибудь в средневековье, но уж точно не в современном мире. Блэквелл не могла отрицать, что и сейчас встречаются экземпляры, которые без зазрения совести охотятся на улицах города, бросая обескровленные трупы где попало. Например, в чужом доме. На глазах у одного из хозяев.

- Да, они тоже, - Исабель согласно кивает на заданный вопрос. Возможно, ей было бы интересно узнать, что случилось с этим студентом, если сейчас он, по его же словам, практически лишен магической силы. Мысли о том, что мага можно сделать практически беспомощным, то есть равным обычному человеку, отчего-то не дают девушке покоя, пока она не заставляет себя отложить их в долгий ящик, хотя бы до того момента, пока они с Райли отсюда не выберутся. Может быть тогда она и подумает об этом более… тщательно. И серьезно. - Они в состоянии, больше всего похожим на кому, - кажется, соседство уже не с одним, а с тремя вампирами, молодого человека все же несколько напрягает. - Я не смогу вывести их из этого состояния, - Блэквелл пожимает плечами, - Для этого нужна кровь. И немало. - тем самым девушка пытается донести до студента ту мысль, что его кровью в подобных целях она также пользоваться не собирается. - Но даже если бы и была, я не знаю, что с ними делали, - Исабель чувствует, как при одной мысли о тех злодеяниях, что могли причинить этим несчастным, ей словно становится значительно холоднее, - И что сталось с их рассудком. Так что кома для них, не самый плохой вариант. - само собой, ей было жаль их. Не потому, что вампирша их знала, об этом не могло быть и речи, но потому, что невольно переводила на себя все те ужасы, что могли сотворить с этими двумя. И Блэквелл не смогла бы ответить однозначно, что страшнее - пытки физические, коим подверглись неизвестные ей вампиры, и пытки моральные - жертвой которых она становилась не раз сама.

Голос Райли заставил девушку отбросить тяжелые размышления, и в доли секунды оказаться подле студента. Хотя бы скорость вампира ей все еще была подвластна. - Шкатулка, ткань… - она внимательно смотрит на знакомые инициалы, и, пусть и не показывает виду, но радуется, что это Левиньи. А не кое-кто другой. - Райли, - Исабель переводит взгляд, и теперь уже всматривается в лицо молодого человека, - Это… путешествие во времени? - ей самой отчасти смешно от подобных слов, но какие еще могут быть варианты, если вместо лекционной Мискатоника, они оказываются в куда более старинном помещении, в котором явно живет и трудится не покладая своих грязных рук маг, скончавшийся много-много лет назад. - Я ничего в этом не понимаю, - она смотрит с долей легкого извинения, но знания вампирши о магии и правда не настолько глубоки и обширны, - Это вообще возможно?

Исабель проводит ладонью по лбу, будто бы смахивая незначительные пылинки, коих здесь было с избытком, и только в последнюю секунду вспоминает. И эти воспоминания заставляют девушку замереть, пытаясь поймать за хвост ускользающую мысль, - Помните, Вы процитировали на испанском строчку из книги? - не дожидаясь ответа, вампирша продолжает, - Если я верно помню, в тот самый момент я что-то искала в сумке и уколола палец. До крови. Я не знаю, могут ли так работать все эти магические формулы...

0

20

В просторном помещении будто бы становится совсем чуть-чуть темнее. Двум случайным гостям кажется, что они почти нашли разгадку этой слишком странной ситуации. Бархатное полотно с вышитыми золотом инициалами, необычная шкатулка в руках юного мага - все с теми же инициалами. Им кажется, что они вот-вот найдут выход, сопоставив свои, несомненно, почти верные умозаключения.
И снова легкий шелест, едва слышимый. Будто бы кто-то проводит чем-то мягким по половицам, сметает пыль. Но в помещении нет никого, кроме студента и преподавателя. Ах да, и тех двоих несчастных вампиров, что не шевелясь продолжают лежать на полу у дальней стены.
Вот только звук никак не прекращается, все больше напоминая уже не шелест ткани, и нечто жидкое, тягучее. Может быть самое время посмотреть под ноги и оценить масштаб вот-вот грядущей трагедии?


Из угла, где лежала бархатная ткань, которую рассматривала ранее Исабель, по полу начинает растекаться кровь. Проходит совсем мало времени, и она достигает не только ваших ног, но и тела вампиров. Некоторый наклон поверхности пола играет против вас, и вот уже совсем скоро эти двое начинают оживать. Они безумны от пережитых пыток и страданий, а потому ведут себя угрожающе.
Напоминаю, ни им, не вам бежать некуда.
Вампиры жаждут мести и смерти мучителя, но их рассудок помутнен настолько, что за объект мести вполне сойдете и вы.
Вам же, как мне кажется, хочется жить)

P.S. Не советую выбрасывать шкатулку. Вдруг пригодится?

+1

21

Я продолжал вертеть в руках шкатулку, пытаясь понять, как же ее открыть и стоит ли вообще это делать. В обычной ситуации, предпочитая долго панировать и раздумывать, я бы предпочёл провести вскрытие с помощью нескольких отмычек, что практически всегда лежали у меня в рюкзаке. Вот только сейчас рюкзак лежал, как минимум на другом континенте. О том, что он мог оказаться в другом времени я даже не хотел думать. Но вот видимо моя преподавательница решила озвучить мои мысли, но несколько в ином русле.

-Ну, вообще да, примерно так они и работают, - отвлекаясь от изучения шкатулки произнёс я, глядя на вампиршу. – Но для переноса во времени нужно намного больше магической энергии, чем мы могли себе позволить несколько минут назад. Скорее всего нас перенесло в пространстве. И судя по солнцу и тому что видно за окном… скорее всего мы где-то в Испании.

Решив поискать что-то, что поможет открыть эту шкатулку, я вновь обратил свой взор вновь на стеллажи, но кроме как заспиртованных частей тел, на них не осталось ничего интересующего внимания. Хотя верхние полки по прежнему оставались не изученными, так что, я решил попытаться привстать на цыпочки, дабы рассмотреть что там находится. Вот только оторвавшись пятками от пола, я услышал знакомый чавкающий звук, будто что-то очень липкое отрывается от земли.

-Мисс Блэквелл, - стараясь не шевелиться позвал женщину я. – Не говорите, что мы стоим сейчас в луже крови, которая может оживить этих двоих?

+1

22

- В Испании... - Девушка не знает, что там молодой человек разглядел за безумно грязными стеклами, даже не пропускающими толком свет, но не видит смысла с ним спорить. Она практически не помнила свою Родину. По крайней мере, не помнила ее такой, каковая она была при Левиньи, что, впрочем, и не удивительно. Впервые вампирша побывала в этой стране уже будучи вампиром, и если бы не клан, возможно, решила бы остаться. Поселиться в маленьком городке на берегу моря, вести тихую и размеренную жизнь. В Испании ей хотя бы ничего не напоминало о страшном прошлом, которое в Аркхеме, всего месяц назад, превратилось в еще более пугающее настоящее.

Исабель с минуту с легким интересом наблюдала за тем, как Гриффин вертит в руках шкатулку, вероятно, пытаясь найти способ, чтобы открыть оную. Но заговорил парень вовсе не об этом. - Могу не говорить, - она едва заметно вздыхает, опуская глаза, будто бы ей необходимо всматриваться в темно-красную жидкость, растекающуюся по полу. Но зрение Блэквелл сейчас ни к чему. Достаточно обоняния, и знакомый запах крови, в таких больших количествах, бьет в нос, заставляя ее невольно поморщиться. - Если это живая кровь, то да, - Исабель кивает, подразумевая, что о влиянии крови мертвецов на вампиров Райли знает и без ее нравоучений. Блэквелл не хотела бы, чтобы это была именно такая кровь. Пусть в таком случае, те двое бы и не ожили.

Однако заметное шевеление у стены твердило об обратном. Крови набралось много, и очень быстро, и теперь двое почти высохших, измученных магом вампиров, возвращались к своей своеобразной жизни. - Если знаете и можете использовать какие-нибудь боевые магические штучки - не попадите в меня, - Исабель едва улыбнулась одними уголками губ, пристально посмотрев на студента, - Если нет - просто спасайтесь, - вампирша пожала плечами, ибо более дельного совета для юноши у нее не было и быть не могло. - Они слабы, по вампирским меркам, - это было важное уточнение, - И я постараюсь с ними справиться, если они все же окончательно сошли с ума и решат напасть. - к сожалению, Исабель слишком хорошо знала, как влияет на рассудок долгий голод, а также пытки и мучения. И ни за что бы не дала гарантий, что эти двое вежливо сделают книксен и сядут в уголке обсуждать последние светские новости.

+1


Вы здесь » Arkham » Прошлое » пересдача