Horror News №9первые в этом году
Акции от АМСищем вампиров

Arkham

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Arkham » Альтернативные истории » [AU] Minute par minute


[AU] Minute par minute

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

https://i.imgur.com/IgHnRG6.png

Oliver & Aidan
2019 год, где-то в США


Просто ты должен быть рядом с ним. А когда всё кажется безнадёжным — просто возьми день времени. Если же в один из дней этого будет много, возьми час. А когда и час покажется большим промежутком, возьми минуту.

[nick]Aidan[/nick][status]не горит[/status][icon]https://i.imgur.com/4Jexupv.png[/icon][sign]...[/sign][lz]<b>Эйдан Галлагер</b> сын маминой подруги с птср[/lz]

+3

2

«Что я делаю?» - спрашивает себя Олли снова и снова, хотя правильнее будет уже повторять «что я наделал?», потому что время по щелчку пальцев не отмотаешь назад, не открутишь назад как киноплёнку. Машина, ключи от которой Шайн взял из кармана джинс своего бойфренда, испорчена, лоб парня рассечен ровной царапиной после удара о руль, кровь стекает по крыльям носа и глазам, голове неприятно кружится и кажется, что вот-вот и его вырвет. Руки нервно дрожат, от одного взгляда на изуродованный помятый капот на глаза наворачиваются слёзы.

Как же он облажался. Как крупно он облажался.

Чувство того, что он отягчает жизнь своего любимого, медленно, но верно отравляло Оливера изнутри. В какой-то момент он перестал принимать таблетки, такие привычные как перекаты волн фазы смешались в единый импульс огромной силы, благодаря которому Шайн продолжал общаться с новыми друзьями Эйда, улыбался новым приятелям и весьма стойко справлялся с переездом в кампус. Ожидаемо, сладкая парочка поступила в один университет, при том с образцовыми отличными баллами, сумела договориться об общей комнате и хотя бы немного избавившись от назойливой и порой чересчур гиперболизированной опеки миссис Шайн. Теперь они были предоставлены только друг другу, а забота о слабом ментальном здоровье юноши легла на плечи Галлагера, однако он не справился. Но винить ему себя не за что, никто не справился бы с лжецом, который из кожи вон лезет чтобы быть как все, казаться нормальным, намеренно оставляет на прикроватной тумбочке заветную склянку с таблетками, чтобы мерзкие слухи не облепили его со всех сторон.

Эйдан не говорит об этом, но Олли не слепой и сам прекрасно видит, как его любимому важно занять правильное и выигрышное для него место в новом коллективе, не хочет быть тем, кто потащит репутацию рослого красавчика на дно как привязанный к лодыжке гигантский булыжник, а поэтому вынужден перестать быть собой и стать тем, кого хотят видеть окружающие: улыбчивого красавчика, робко сжимающего ладонь своего парня на людях, стеснительно смотрящего на мир из-под пышных ресниц и всячески избегающего щепетильных тем о таких модных сейчас психозах. Сам такой, сам проглатывает горькую пилюлю биполярки и продолжает делать вид, что её не существует. 

Момент, когда воспалённый ослабленный разум взрывается, наступает неожиданно. Просто как осознание, что он больше не может быть рядом и только мешает Эйду, его смывает этой сильной волной и уносит в открытое море, несколько вещей парень закидывает в сумку и угоняет машину, водить которую ему категорически запретил врач, а теперь остались только последствия того, что произошло – сизая струйка дыма, теряющаяся в кроне деревьев, и испорченная тачка Галлагера.

Оливера колотит, он набирает бойфренда, чей номер у него стоит на быстром наборе, садится на землю и опирается спиной о ствол дерева, сумевшего пережить громкое столкновение, хватается пальцами за волосы и натягивает их до боли, пока не слышит удивлённый сонный голос в динамике телефона:

- Эйд, я… - голос до неузнаваемости дрожит, - Мне… Мне нужна твоя помощь. Прости меня, Эйд, прости, мне так жаль, - не может связанно объяснить, что произошло, даёт указатели на всё что его окружает, когда бойфренд начинает спешно одеваться и буквально требует рассказать, как его найти.

Ведь он неплохо справлялся, правда. Даже завёл себе фейсбук и нашёл старых друзей, встретил столько понимания и сочувствия, сколько не получал за всю свою жизнь, но оказавшись в новом месте снова встал на путь притворства, который уже неоднократно приводил его к неприятностям, и история опять повторилась. Хорошо, что остался жив, но как возвращать должок Эйдану он не знал, думал о разбитой машине, не обращая внимание на тянущую боль в ушибленном боку и разбитой голове, гадал как скоро его упекут снова в плен мягких стен, бормотал под нос «не хочу, не хочу снова туда», хотя не мог отрицать, что именно это место подарило ему лучшего парня в его жизни, самого любящего и прекрасного. Но увы, Оливер опять его подвёл, потому что в очередной раз принимал решения, не посоветовавшись с ним. Сам себе вообразил, что так будет лучше для всех, но в очередной раз оказался не прав, испугавшись себя попытался сбежать, но влип в неприятности, справиться с которыми не в состоянии.   

[nick]Oliver[/nick][status]не тонет[/status][icon]https://a.radikal.ru/a32/1908/f4/99e168bbb297.png[/icon][sign]. . . [/sign][lz]<b>Оливер Шайн.</b> Знает всё про биполяр очка[/lz]

+1

3

Наконец, покинуть родной городок было для Эйдана счастьем. Освобождением, будто с него сняли кандалы, что висели на нем с момента пожара. Клеймо мальчика сиротки, который едва не сгорел заживо, как его мать. Ему улыбались, кто-то сочувствовал, предлагал помощь с поступлением, с работой, если он решит остаться и не продолжать учебу. Но Эйд от всего отказался. Все что его волновало это Оливер и их будущая свободная от чужой опеки жизнь. 

У них у обоих были проблемы, которые они помогали друг другу решать. Эйдан старался, правда, старался быть для Олли не нянькой, а напарником, партнером, другом. Не тем, кто заставляет его лечиться, а тем, кто поддерживает. Он не пытался его починить, ведь Оливер не сломан, Эйдан принимал его таким, какой он есть. 

Единственное, что он упустил – это момент, когда все снова стало плохо. Галлагер был так увлечен учебой, новыми знакомствами, новым для него направлением в жизни. Вопреки всеобщим ожиданиям, футбол не стал его будущим. Эйдан не хотел связывать всю свою жизнь с беготней по полю, постоянными травмами и изнуряющими тренировками. Он выбрал то направление, которое ему было интересно, и работал очень усердно, чтобы доказать в первую очередь самому себе, что он не просто тупой спортсмен, который годится только на то, чтобы кидать мяч. 

Конечно, все было не так гладко, как они того ждали. Но парни справлялись, притирались и учились жить вместе, как полноценная пара. Он вымотался на занятиях, и не успел дождаться Оливера, чтобы поужинать, уснул прямо на диване, прижимая к груди телефон, который его и вырвал из лап Морфея. В комнате было темно, а Эйдан лежал там же, где и был. – Оливер? Где ты? – голос сонный, парень трет лицо ладонью, но от голоса любимого сон тут же пропадает, оставляя после себя только тревогу и ужас. – Спокойно, Олли, слышишь меня, спокойно. Можешь сказать мне, где ты находишься? – спрашивает он, накидывая на плечи толстовку.

Хватается за вазочку, где обычно лежали ключи от машины, но там пусто, в куртке тоже, как и в рюкзаке. «Что же ты натворил, Оливер?» - проносится в голове, пока Эйдан слушает путанные описания местности и пытается успокоить парня на том конце трубки. – Я еду, никуда не уходи. Он понятия не имеет как и на чем добираться, но примерно понял, где находится самый дорогой ему человек. Они ездили в ту сторону совсем недавно, кажется, устраивали пикник на одном из озер в годовщину знакомства, и Эйдан запомнил лишний знак на дороге, Оливер сейчас тоже его назвал. Шайн так много улыбался в тот день, что, казалось, будто улыбка приросла к его красивому лицу, а Эйдан только этого и добивался. Весь день парни провели на берегу озера, много говорили, ели какие-то вкусности, что купили в забегаловке по дороге, даже умудрились искупаться, хотя погода не располагала, и все было так хорошо, что бдительность Галлагера решила отойти в тень, уступая место затуманенному счастьем сознанию. 

Найти того, кто не будет задавать вопросов и не будет угрозой свободе Оливера, оказалось сложнее, но один из ботаников с первого курса, которого Эйд выловил на парковке совершенно случайно, согласился подбросить Эйдана и держать рот на замке. - Оливер! – парень падает на колени рядом с любимым, вынимая из его рук телефон, который тот все еще прижимал к уху. Обнимает, а самого трясет так, будто у него лихорадка. – Эй, малыш, я тут. Все хорошо. Посмотри на меня. Он поднимает его лицо, стараясь скрыть панику. Плевать на машину, но видеть его в таком состоянии было страшно. Эйдан осторожно проводит пальцами по лицу, стирает кровь рукавом кофты. – Все в порядке, главное, что ты цел. Снова обнимает, нервно выдыхая куда-то ему в макушку и сдерживая подступающий к горлу ком. Он мог потерять его сегодня, и от этой мысли становится так страшно, что Галлагер кусает губы до крови, чтобы не расклеиться.

– Я с тобой, - он прижимается к его губам своими, чтобы доказать, что настоящий, и только когда Оливер выдыхает, расслабив плечи, отстраняется, чтобы осмотреть его. Главное, что он цел, снова повторяет про себя Эйдан, но нужна скорая, нужны копы, нужно сделать так, чтобы Оливера не посмели забрать у него. - Покажи мне, - он видит, что парню больно и просит показать ушибленный бок, осторожно касаясь его и проверяя, не сломаны ли ребра. – Больно? - осторожно кладет ладонь, проверяя реакцию. Боже, конечно, больно. Галлагер мысленно бьет себя по лбу, оборачиваясь на машину. Нужно придумать что-то, как сделать так, чтобы Оливер оказался не при чем. 

- Я сейчас, - говорит Эйд, улыбаясь, нежно целует своего парня в щеку, и поднимается на ноги. Медленно обходит то, что осталось от его машины. Сейчас его мало волнуют ее повреждения, да и в целом их не так много, ремонт обойдется в небольшую сумму, но лучше она, чем Олли. Парень залезает внутрь, сев на водительское сидение и кладет руки на руль, скрытый подушкой безопасности, рассматривает осколки стекла на приборной панели, и его осеняет идея. - Олли, - зовет он бойфренда. - Оливер, мне нужна твоя помощь. Пока Шайн подходил ближе, Эйдан вытащил из кучи осколок покрупнее, сжав его пальцами, и полоснул по тыльной стороне ладони, сжав зубы от боли. Еще несколько порезов разной направленности и на второй тоже самое. Он пожалеет об этом потом, но сейчас им движет желание спасти Оливера от лечебницы. - Ударь меня, - говорит он, прижимая кровоточащие руки к груди, пачкая толстовку кровью.
[nick]Aidan[/nick][status]не горит[/status][icon]https://i.imgur.com/4Jexupv.png[/icon][sign]...[/sign][lz]<b>Эйдан Галлагер</b> сын маминой подруги с птср[/lz]

+1

4

Олли до сих пор не верит, что Эйд ответил, потерял счёт времени и так и сидел сжимая деревянными пальцами телефон в руке. Бойфренд появился словно из неоткуда, и позже Шайн узнает, что он уговорил приятеля с потока подбросить его, однако вовремя затормозил и велел возвращаться в кампус, чтобы тот не стал частью их неприятностей, тем, кто просто оказался не в то время и не в том месте и всего лишь проявил человеческую доброту.

Сердце щемит от той любви, с которой парень смотрит на него, переборов страх и тревогу, как касается худого лица и целует, пытается успокоить, когда сам дрожит крупно и очевидно ярко. Оливеру хочется попросить прощение за всё, извиниться в первую очередь за то, что он сделал, и даже наконец решившись на побег он не смог нормально воплотить свою задумку в жизнь, а влип по самые уши и по итогу сделав бестолковый круг вернулся к тому, от кого так отчаянно хотел сбежать, лишь бы перестать отравлять его жизнь. Наверняка не одна хорошенькая миниатюрная девушка с устойчивой психикой будет рада занять его место и стать будущей миссис Галлагер.

Но Эйдан здесь, обнимает так осторожно, но крепко, что ребра начинают ныть, и он виновато улыбается и предлагает осмотреть. Даже лёгкое прикосновение причиняет боль, а лёгкие как будто нанизывают на невидимые спицы, они лопаются как воздушные шарики и воздуха моментально перестаёт хватать. Он хочет ответить "все в порядке", но получается только согласится с тем, что ему ужасно больно кивком головы.

Наверняка Эйд пошёл за аптечкой, - именно так думает Олли и снова откидывается на шершавую поверхность дерева спиной, делает несколько свистящих вдохов, чувствует головокружение после удара головой и не шевелится, пока любимый не окликает его. Встать не так просто, но со второй попытки Шайну это удаётся, придерживаясь за бок он обходит полукругом машину и замирает как вкопанный напротив водительского места совершенно не понимая что делает его парень, смотрит на то, как он наносит себе увечья и пачкает новую толстовку кровью как на идиота, не успевает спросить "какого чёрта?" прежде чем получает ещё одно абсурдное преложение.

- Ты совсем рехнулся? - неверяще очень возмущенно спрашивает и отступает на пол шага назад, - Я... Я не смогу ударить тебя, что за бред.

Ну конечно, Галлагер хочет спасти его от лечебницы, это же так просто. Но ради этого, как Шайн понял из сумбурного потока слов, хочет обставить всё так, будто это он сидел за рулём и управлял корытом, которое теперь не подлежит ремонту, в лучшем случае подарит им пару штук за страховку, а Оливер был рядом на месте пассажира. Может сработать, буквально на секунду эта мысль искрит в голове как мимолетная вспышка, но Шайн тушит её и качает головой, твёрдо говорит:

- Я не стану, - нет, не так, - Я не позволю, чтобы тебя из-за меня лишили прав даже на пару месяцев. Ни за что.

Он виноват, и если это значит, что следующие недели он проторчит в лечебнице питаясь безвкусной пищей и пропивая курс таблеток, которые напрочь задушат все эмоции даже в зародыше, превратят его в бесчувственное нечто, то так тому и быть. Однако слёзы на глазах выступают сами собой, когда парень думает, что опять опеку над ним придётся вручать в руки матери. Это фиаско. Он не смог доказать свою самостоятельность и что справляется в одиночку с недугом, лишь укрепит её в позиции,что переезд в кампус на другой конец штата был плохой идеей.

- Эйд... - тихо выдыхает, смотря на свежие порезы. Все ещё не может поверить, что ради него он действительно смог пойти на такое, поджимает тонкие губы и опускает вниз глаза на мокром месте, бормочет себе под нос, - Я не хотел, чтобы так все закончилось.

Вот так просто Шайн готов перечеркнуть всё что было, лишь бы больше никогда не причинить вред тому, кого по-настоящему любит, но Эйдан явно не согласен с решением, которое Олли самоуверенно принял в одиночку не посоветовавшись с ним. Опять. Та же самая ошибка, что и привела их на эту обочину, к разбитой тачке, копот которой дымится после столкновения с деревом, к решению отказаться от таблеток и последствиям этого решения.[nick]Oliver[/nick][status]не тонет[/status][icon]https://a.radikal.ru/a32/1908/f4/99e168bbb297.png[/icon][sign]. . . [/sign][lz]<b>Оливер Шайн.</b> Знает всё про биполяр очка[/lz]

+1

5

Стекло разрывает кожу, окрашивая руки кровью. Эйдан никогда не причинял себе намеренно зла, да и никому вообще. Он слишком тюфяк для этого, чересчур добрый и открытый, чтобы творить какие-то плохие вещи. Но ради Оливера он этим же тупым осколком себе ноги бы отрезал, если Шайн только попросит. И прекрасно знает, что его план парню не понравится, даже выдавливает улыбку, сдерживая гримасу боли.

- Олли, ты же понимаешь, что так нужно, - говорит спокойно и тихо, успокаивает. Ему все равно, что будет с машиной, хотя тут видно, что восстанавливать ее обойдется дороже, чем купить новую. Да и какая разница. Получат страховку, купят другую. Галлагер был из тех, кто не гонится за деньгами. Он легко расстается с ними, никогда не был жадным и всегда помогал, если у него просили. Кто-то из школьных приятелей до сих пор должен ему двадцатку или пару баксов.

– Господи, блять, да плевать я хотел на права. Даже если их отберут совсем! – взрывается парень, но тут же тушит в себе эту вспышку. – Оливер, -  сердце сжимается от боли и стыда, когда он видит в его  глазах слезы. – Я отдам им права, жилье, всего себя, если это будет означать, что ты останешься со мной. Эйдан никогда не думал, что сможет так кого-то полюбить, особенно парня из психушки, куда их обоих упекли, чтобы защитить общество. Тогда это казалось просто наваждением, мимолетным романом, в который оба упали, чтобы не погрязнуть в своих мыслях и проблемах. Но все стало серьезным уже после первого поцелуя. Уже тогда понимал, что пропал, но не смог признаться в этом даже самому себе.

Кладет израненные руки на щеки любимого, заставляя того смотреть в глаза. – Прости, я не хотел на тебя кричать, - наклоняется к его щеке, оставив там смазанный поцелуй и след собственной крови, перемешивающийся с его и пылью с дороги. – Я знаю, знаю, что ты не хотел, знаю. Эйдан понимал, что будет тяжело, когда решился на эти отношения, когда пришел в дом Шайнов и остался там на ночь, потому что просто не мог, да и не хотел, выбираться из объятий Олли. И до сих пор помнит разговор с его матерью перед их отъездом, что она не доверяет Эйдану, потому что он безалаберный, но так хочет Оливер, и она не будет ему перечить. Галлагер всеми силами пытался доказать ей, что она ошибается, но, кажется, сегодня все пошло насмарку, а все его старания рухнули под ноги миссис Шайн, рассыпавшись в пыль.

- Мы справимся, вместе, - обнимает парня, прижимая его к себе. – Тебе нужно к врачу, поэтому ты должен меня ударить, иначе я пойду биться о машину, и это ничем хорошим не закончится. Он пытается шутить, хочет, чтобы Олли улыбнулся, и чувствует кожей, как его губы дрогнули. Это хороший знак, маленький и мимолетный, но все же. – Давай. И потом все закончится, - шепчет Галлагер на ухо любимому, обнимая его за плечи. Ужасно хочется сейчас оказаться дома, а не стоять и улыбаться, подбадривая Оливера, который никак не мог решиться поднять руку на бойфренда. Позже они поговорят обо всем, что случилось, Эйдан обязательно спросит, почему он хотел уехать, но все это будет когда Оливер придет в норму, и они оба будут дома и в безопасности.

Полиция приехала не так быстро, как ожидал Эйдан. Они провели у места аварии еще около получаса только вдвоем. Он обнимал Олли, говорил какой он молодец и совершенно точно не виноват в синяках, расцветающих на лице Галлагера. Так нужно, и так правильно. А потом налетели врачи скорой, копы с вопросами. Оливер молчал, а Эйдан старался строить максимально шокированное лицо, рассказывая как машину занесло, и они чудом только отделались легкими ушибами. Впрочем, шок изображать и не пришлось, потому что его до сих пор потряхивало от мыслей, что Шайну могло не так повезти и все могло сложиться куда хуже.

Из больницы Эйдана выпустили на следующий день, обязав явиться в участок, как только ему станет лучше, а Оливера продержали еще пару дней, пока проводили полное обследование. И все это время Эйд не покидал стены его палаты ровно до момента выписки. А дома было спокойно и хорошо, дома было безопасно. Да, это всего лишь комната в кампусе, но она у них отдельная, где можно спрятаться от всех и просто побыть вдвоем. Швы на руках ныли и саднили под толстым слоем бинтов, но Эйдан не обращал на это внимания, лежа рядом с Шайном и осторожно перебирая пальцами кудряшки на затылке. Они не разговаривали. Оливер вообще почти не говорил ни с кем в эти дни, но в отличие от врачей Эйд знал, что это не последствия шока после аварии. Он врал полиции, врал врачам, всем вокруг, и будет продолжать так делать.

Стук в дверь заставил его вздрогнуть, выныривая из полудремы. – Я открою, - невесомый поцелуй в висок, и Эйд осторожно выбирается из теплых объятий, накрывая бойфренда пледом. Кто мог прийти к ним так поздно, можно было только гадать, и Эйдан отдал бы все деньги, что у него есть, чтобы это были копы, а не мать Оливера, которой он сейчас открыл дверь, пропуская внутрь.
[nick]Aidan[/nick][status]не горит[/status][icon]https://i.imgur.com/4Jexupv.png[/icon][sign]...[/sign][lz]<b>Эйдан Галлагер</b> сын маминой подруги с птср[/lz]

+1

6

Лена:
У Оливера не укладывается в голове как Эйдану удаётся одновременно быть таким заботливым и жутким. Вроде бы он говорит правильные слова, насколько может судить Олли, чей лоб ещё недавно познакомился лично с рулём, в них полно нежности и опеки, готовности пойти на всё лишь бы остаться рядом с ним, и в то же время пугает до чёртиков отчаянная решимость калечить себя, если этого не сделает Шайн. И ему приходится согласиться с этим, схватит бойфренда за руку и умолять:

- Хорошо-хорошо, я понял. Дай… Дай мне минуту, чтобы собраться с духом, - хотя по хорошему для такого шага ему не помешало бы выпить чего покрепче тем несколько седативных и стакан воды.

К моменту, когда шумная машина полиции с яркими огоньками красно-синего цвета на крыше подъехала к месту аварии всё и в самом деле выглядело так, будто сладкая парочка решила прокатиться вечером, но плохое сцепление покрышек подвело их и последствия каждый мог увидеть своими глазами: разбитая о дерево тачка, двое покалеченных подростков, один из которых болтает без умолку и рассказывает копам в мельчайших, чересчур подозрительных подробностях как всё произошло, а второй держится отстранённо за его спиной и даже не смотрит в глаза офицерам, сухо отвечает только когда обращаются конкретно к нему, сгорая от вины за то, что они вдвоём теперь вынуждены разгребать его ошибки и их закономерное продолжение. Так случается с каждым, кто забивает на собственное лечение, а Шайн сделал это опрометчиво и резко, как если бы срывал пластырь с запёкшейся кровью с раны.

Следом подоспела и скорая помощь первым делом бросившаяся обрабатывать поверхностные раны и осматривать сломанные рёбра непутёвого мальчишки, из-за которого они уже битый час торчали на обочине дороги, а затем Оливера и Эйдана отвезли в больницу. Разумеется, Галлагер вышел раньше в отличие от своего непутёвого бойфренда, которому помимо общей реабилитации прописали освидетельство о вменяемости, которое Олли успешно провалил со всеми вытекающими последствиями: привлекли мать, которая проехала через весь штат, лишь бы быть рядом, запретили любое общение, так что теперь улыбнуться успокаивающе Эйду он мог только через толстое звуконепроницаемое стекло, и большую часть суток, которую не спал, парень разговаривал со своим психотерапевтом, чей прогноз вгонял миссис Шайн в состояние неконтролируемой паники и укреплял в её голове мысль, что Оливерну лучше вернуться к ней и жить исключительно под её присмотром.

Однако совершеннолетие развязывало руки, поэтому не дожидаясь своей матери парень покинул белые стены больницы, которые медленно сводили его с ума, посреди дня и вернулся в кампус, где его ждал счастливый любимый, открытый для дальнейшего разговора. Но сам Олли не был настроен говорить, возвращаясь в привычное русло лекарств. Практически целыми днями он спал, пару раз украдкой замечал, что бойфренд переписывается с его матерью, но не придавал этому значения и крепко обнимал партнёра, благодаря его вот так без слов за понимание, терпеливость и готовность ждать сколько потребуется прежде чем начать неизбежный и такой нужный им обоим разговор.

Ещё одно неизбежное событие – это появление миссис Шайн, которой удивляешься ничуть не меньше чем торнадо, которое прогнозируют синоптики, но никогда ей не рад. Не просто же так всем стихийным бедствиям дают женские имена. Щурясь от яркого света и закутанный в плед Олли выходит из комнаты и переводит медленно взгляд с одного на другого, пока в уши врезается звонкий голос женщины:

- Я знаю правду, мальчики, и не пытайтесь меня обманывать. Ты облажался, - теперь она обращается прямо к Эйдану, тычет ярким накрашенным ноготком ему в грудь, - поэтому Оливер поедет со мной. Точка. Вы не справились, молодой человек, хотя я доверила тебе самое важное, моего сына.

Обидно от того, что его, стоящего рядом и выслушивающего всё это, даже не спрашивают, о чём Оливер и сообщает не в силах молчать:

- Заткнись, - грубо? Резко? Так и она не сдерживала  себя в словах, после чего подходит ближе к любимому и крепко обнимает, пряча лицо на сгибе его плеча, - я никуда не поеду, - ворчит в плечо не обоачиваясь к ней, продолжая говорить спиной, - и только я виноват в том, что случилось, поэтому если тебе есть что сказать, то говори со мной, а не с Эйданом.

На этих словах парень разворачивается к ней полукругом и закрывает собой любимого, хотя всё равно из-за разницы в росте его удивлённое лицо выглядывает из-за плеча.

- Я люблю его, - так же твёрдо говорит, хотя по интонации заметно как нелегко ему сейчас даётся и сколько сил отнимает каждая реплика, что вырывается из горла и ударяется о нёбо, - и не могу представить никого другого, кто бы так же сильно хотел защитить меня.
[nick]Oliver[/nick][status]не тонет[/status][icon]https://a.radikal.ru/a32/1908/f4/99e168bbb297.png[/icon][sign]. . . [/sign][lz]<b>Оливер Шайн.</b> Знает всё про биполяр очка[/lz]

+1

7

Эйдану обидно, но он только поджимает губы и выслушивает все, что говорить мать Оливера. Молча теребит бинт на руке, стараясь сдерживать себя. Все эти дни они вели весьма ожесточенную переписку. Миссис Шайн требовала от парня правды, говорила, что он лжец, и была права. - Я уже рассказывал, как все было, - вновь повторяет Галлагер, упорно стоя на своем, когда женщина замолкает, чтобы перевести дух. – Копы проверили, врачи тоже. К чему весь этот концерт? Он чертовски устал и отвратительно себя чувствует, болит голова и хочется вернуться в постель к бойфренду, чтобы забыть обо всем этом как о страшном сне, который они переживут вместе.

- Потому что меня вам не обмануть, - она все с тем же напором продолжила обвинять парня ее сына в подлоге. И Эйд даже поразился проницательности и уму этой женщины. Ведь даже копы, пусть и со скрипом, но поверили тому, что рассказывал Эйдан, но не она. Даже не смотря на раны и синяки Галлагера. – Это твоя идея, Эйдан, в его состоянии Оливер такого бы не придумал. Он едет со мной, и точка.
- Он уедет только если сам этого захочет, - сквозь зубы произносит Галлагер. – Возможно, я и облажался, но не вам меня судить, а ему. Хочется рассказать ей все, что он делает для Оливера (хотя по сути нихрена он не делает, только лажает), но больше что Олли делает для него. Как он ежедневно вытаскивает его из кошмаров и панических атак, как помогает справляться со страхом открытого огня. Мало кто знает, что Эйдан не готовит не потому, что не умеет, а просто боится газовых плит, что стоят на общей кухне их кампуса. Он никогда не ездит в походы или на природу с остальными, потому что знает, что там обязательно будет костер, и ему очень не хочется рассказывать всю свою историю, после того как его накроет очередная вспышка.

Он хочет сказать еще и много, уже открыл было рот, но увидел в дверном проеме Олли, и так отчаянно захотелось спрятать его, дать возможность отдохнуть и прийти в себя, но они вынуждены устраивать этот скандал. Вздрагивает от тяжелого, усталого голоса, и мягко обнимает за плечи, подошедшего к нему парня, утыкаясь в кудрявую макушку. Он физически ощущает, как тяжело даются парню слова, как вязко текут его мысли. Сам был в таком состоянии, когда нет сил ворочать языком или банально думать, но вынужден это делать. - Олли, не надо, - он говорит тихо, почти ему на ухо, но Шайн не слушает, разворачиваясь к матери лицом, будто хочет спрятать Эйда от нападения, и тому остается только положить перебинтованные руки ему на плечи, оказывая таким образом поддержку, показывая, что он рядом и всегда будет. Эйдан не хочет, чтобы из-за него ссорились. Не желает, чтобы Олли выбирал и никогда не ставил его перед этим выбором, тот сам его сделал. Но от такого внезапного признания у него перехватывает дух, однако парень молчит, только чуть сильнее сжав пальцы на плечах бойфренда.

- Родной, тебе будет лучше дома, - ей тоже обидно, и Эйдан понимает ее чувства и желание защитить Оливера, но заперев его дома под постоянным присмотром, чем это лучше той психушки, где они познакомились? Не может встать на ее сторону, не хочет этого делать, и уж тем более не отпустит его никуда.
- Вам лучше уйти, - Эйд, наконец, подает голос, глядя на нее из-за головы Оливера, ощущая, как напряжены его мышцы. Он не хочет, чтобы они ругались, но раз так сложилось, и если причиной раздора стал именно он и ошибки, которые он совершил, то нужно постараться сгладить все до того, как станет поздно.
- Мы еще поговорим, - бросает женщина, разворачиваясь на каблуках. Ее выдержке позавидовал бы любой. Уйти, не устроив скандала за то, что ее сын говорит с ней в подобном тоне и так грубо, это нужно иметь железные нервы, а парни просто смотрят ей вслед.

И только когда за ней закрывается дверь, Эйдан позволяет себе расслабиться, обнимая любимого со спины обеими руками и уткнувшись лбом в затылок, выдохнуть тихое «прости». Он так любит его, что готов был драться с его матерью за право быть рядом, когда та не позволила ему в больнице помещать Шайна, разрешив только встречи через стекло палаты. Но сейчас, когда он дома, Эйд никому его не отдаст.

- Я тоже тебя люблю, – говорит он, так и не отстранившись, хотя прекрасно знает, что Оливер сейчас и его может оттолкнуть, вернувшись в постель, но все же хочет это сказать, и улыбается, когда запястья касаются теплые пальцы. – Мне завтра в полицию, подписать бумаги, а после можем сходить куда-нибудь перекусить и просто прогуляться. Хочешь? Да, теперь они будут только ходить, потому что по предписанию суда у Эйдана отняли права на полтора года, но это все кажется сейчас такой мелочью, когда он разворачивает Оливера лицом к себе, целует в опущенный уголок губ и снова тянет в спальню, укладывая на кровать и подставляя плечо.
[nick]Aidan[/nick][status]не горит[/status][icon]https://i.imgur.com/4Jexupv.png[/icon][sign]...[/sign][lz]<b>Эйдан Галлагер</b> сын маминой подруги с птср[/lz]

+1

8

Олли устал, просто чертовски утомился от того, что все считают, будто они лучше знают, что для него будет лучше. Нет, Шайн конечно не идеальный и совершил много ошибок, с последствиями одной из которых они с Эйденом вынуждены разбираться до сих пор, ходить в полицейский участок и в клинику, отвечая на глупые вопросы или сдавая дюжину анализов, но чего Оливер точно не планировал так это слушать кого-то кроме своего парня. Не просто так юноша собрал вещи и уехал в другой конец штата, лишь бы сбросить эти дешёвые оковы, почувствовать вкус независимости, который никогда прежде не удавалось ощутить, потому что мать наблюдала за каждым его шагом словно через увеличительное стекло, контролировала даже малейшее действие или вдох.

Хватит.

С этого самого момента он решительно настроен только сам принимать взвешенные решения, а оценку их правильности доверяет давать только Эйдену, иначе бы не делил с ним одну комнату на двоих, не поступил в один колледж и не держался так отчаянно за эти отношения. Потому что любит. Потому что верит, что Галлагер будет честен с ним всегда, поэтому твёрдо, но тихо повторяет вслед за бойфрендом:

- Тебе лучше уйти.

Говорить такое женщине, которая заботилась о тебе много лет, очень сложно, но следом за трудностью идёт долгожданное чувство облегчения. Она должна была быть готова, что однажды её мальчик вырастет и обретёт желанную независимость, найдёт того, кто если не заменит её полностью, то займёт львиную долю времени и пространства в жизни Оливера.

Обида миссис Шайн такая болезненная, но время всё залечит, заберёт это гнетущее чувство вины между ними обоими и приведёт к пониманию. Может быть не сразу, а спустя несколько семейных ужинов, на которых обязательно будет присутствовать Эйд и эти двое смогут узнать друг друга получше, поймут, что грызть друг другу глотки нет никакого смысла, ведь цели их одинаковы и желают они одного – лучшей жизни для самого дорого человека.

Дверь за женщиной закрывается с тихим скрипом, ей нечего больше сказать, это поражение не только в битве, но и в войне, только время поможет прийти к компромиссу, который ни одна из сторон ни за что не признает белым флагом капитуляции.

В объятиях Галлагера спокойно и хорошо, его руки сильные и обнимают плечи так, что в них хочется раствориться. Жаркое дыхание поднимает волосы на макушке, а сердце приятно царапается о рёбра. Олли не жалеет, что поднялся с кровати, и даже чувствует в себе силы на тусклую улыбку и потенциальную прогулку, с чем и соглашается:

- С радостью, малыш, - разворачивается полукругом и обнимает его шею руками, чуть подтягивается вверх и целует в уголок рта, - зайди за мной завтра, я… - не хочет обещать, что всё изменится, но насколько это возможно твёрдо говорит: - Я постараюсь быть в форме, - прекрасно зная, что ментальный недуг может свалить его в любой момент, и вместо романтичной прогулки им в лучшем случае достается уютный вечер в объятиях друг друга под глупый фильм из восьмидесятых (Шайн просто без ума от «В джазе только девушки»). Впрочем, это они сделают и сейчас, Оливер знает, что хочет снова положить голову ему на плечо и только так провалится в глубокий сон.
[nick]Oliver[/nick][status]не тонет[/status][icon]https://a.radikal.ru/a32/1908/f4/99e168bbb297.png[/icon][sign]. . . [/sign][lz]<b>Оливер Шайн.</b> Знает всё про биполяр очка[/lz]

0


Вы здесь » Arkham » Альтернативные истории » [AU] Minute par minute