Horror News №7юбилей и видео
Две неделиГоварда Лавкрафта
Акции от АМСищем вампиров
С Днём Рождения!юбилей форума

deep night dreams
Debora Hayes & Vincent Welsh

FEARS: Джессика до 16.11
NIGHTMARES: Тео до 15.11
VENDIGO: Исабель до 19.11
Aiden

Ведение сюжетных квестов, анкетолог, местный тамада-затейник, мастерски орудует метлой правосудия.

x Debora

Анкетолог, в активном поиске брутального мужика с бородой. Консультирует по вампирам, оборотням, магам, вендиго и древним, а также тёмной ночью может подержать за коленку.

x Jennifer

Ведение сюжетных квестов. Консультирует по драконам и на тему того, как выжить в тяжелые будни Аркхема.

x Misty

Анкетолог, изредка тамада-затейник. Расскажет о том, как размножаются русалки (без икры). Консультирует по магам, перевертышам, суккубам и древним.

// Гостевая книга и FAQ x Синопсис x Игровые виды x Сетка ролей x Внешности x Нужные персонажи
wanted
Арден

Арно

нужный

аркхем, 2019 год приключения в авторском мире
arkham's whisper
не доверяй всему, что слышишь
«Он не отступится ни перед чем ради собственной свободы. Никакая цена не была для него в сей миг слишком высокой. Он убьёт даже самого себя, если другого выхода не будет. И эта мысль его не пугала. Страха больше не осталось. Его вытеснило крышесносное марево ярости.» © Тео читать дальше

Arkham

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Arkham » Настоящее, март 2019 года » the best reason to meet


the best reason to meet

Сообщений 1 страница 18 из 18

1

http://sd.uploads.ru/hSMly.jpg

Исаак Ковач, Джиневра Каннингем
2 марта 2019 г., поздний вечер, дом Исаака


Лучшего повода для встречи нельзя было и придумать

+2

2

Накинув на плечи пальто, мужчина вышел на террасу, на ходу закуривая. Порою, когда он совсем с головой уходил в работу, то курил прямо в кабинете. Но сегодня на то настроение не было, и уже когда на Аркхем спустились вязкие сумерки, маг все же покинул пределы теплого дома, чтобы постоять с несколько минут на практически зимнем холоде, выдыхаю в сгущающуюся темноту кольца дыма.
Ему нравилось, что можно было вот так выйти, и не встретить праздно шатающихся прохожих, или спешащих поздним вечером домой. Только подъездная дорожка, кусты и деревья. Именно поэтому Ковач и не стал в свое время селиться в центре небольшого городка, где сосредоточена большая часть его скромной, по сравнению с городами, где он раньше жил, жизни. Но неизменно возвращаясь сюда из Бостона, где Исаак проводил достаточно много времени, или из других крупных городов, он чувствовал некое отдохновение. Впрочем, основной причиной приобрести дом в Аркхеме, и наведываться сюда достаточно часто, стали вовсе не пейзажи, а странная близость этого места к Астралу, которым маг вплотную занимался уже многие годы.

Едва уловимая тень скользнула из двери, и остановилась где-то возле ног мужчины. Ковач был благодарен за то, что хотя бы в реальном мире зуг выглядел как обычная среднестатистическая кошка. Крупноватая, конечно, но это уже мелочи. Фамильяр вел себя неспокойно, что случалось с ним не так уж и часто. Сейчас он наворачивал круги вокруг курящего хозяина, то и дело вглядываясь куда-то в темноту близстоящего кустарника. – Ну что ты? – Ковач вздохнул, обращая свой взгляд к зугу. Тот топтался на месте, потом одарил мага красноречивым взглядом, после чего исчез. Точнее, не совсем исчез, просто перешел в свою привычную среду обитания. Порою мужчине казалось, что он интуитивно наделяет фамильяра  какими-то почти человеческими эмоциями, как делают зачастую владельцы домашних животных.

Поняв, что ничего более вразумительного от зуга, отправившегося в Астрал, он не добьется, Исаак затушил сигарету и вернулся в дом, усаживаясь в кресло в гостиной, подле разоженного камина, и доставая книгу, которую вот уже не первую неделя честно пытался дочитать, но шло плохо. Откровенно говоря, в столь большом доме, частью помещений он и не пользовался практически. На просторную кухню он заходил только, чтобы сварить кофе или достать бутылку воду из холодильника. И в основном обитал в гостиной, спальне или своем кабинете, время от время заглядывая в ряд комнат, что представляли собой скорее хранилища, нежели потенциально жилые помещения.

Книга все также не шла, приходилось по три раза перечитывать страницу, чтобы уловить смысл. Бокал с виски слишком быстро опустел, и мужчина уже готов был еще раз выйти покурить и отправиться спать, раз уж ничего более полезного сделать все равно не получалось. В тот момент, когда он поднялся на ноги, прямо перед ним снова появился зуг. Снова в виде кошки, только шерсть у того стояла дыбом, глаза бешено вращались, и можно было бы подумать, что он только что сбежал от своры агрессивных дворовых собак. Вот только это не могло быть правдой. Да и опасности для себя маг не чувствовал, кольцо на правой руке оставалось все таким же холодным. – Что стряслось? – он протянул руку к фамильяру, и тот положил голову на мужскую ладонь, при этом мерно ударяя хвостом по полу.

Прошло не более минуты, когда распахнулась входная дверь, и на пару мгновений Исаак точно потерял дар речи, удивленно взирая на весьма воинственно настроенную чародейку. – Привет, - он вопросительно посмотрел на столь знакомое лицо, - Конечно, проходи, - не то, чтобы Джиневра спрашивала разрешения, но первое шоковое удивление сменилось легким смехом, - Откровенно говоря, не ожидал тебя здесь увидеть. Ты кого-то здесь убить собиралась? – это по мнению Ковача было видно невооруженным глазом.

+1

3

Время неумолимо утекало сквозь пальцы в небытие, куда скоро отправится и чародейка. Характерные боли в правой области живота отбойным молотком напоминали ей о том, что пора, как минимум позаботиться о своих трудах и сбережениях и написать завещание. Только оформлять его не на кого.

Дом, наконец, не пустовал. Женщина с виду спокойно выжидала своего часа, нервно перекатывая две склянки с парализующим и ослепляющим порошком соответственно. Она не видела владельца дома, лишь его ручную зверушку. Мелкий перевертыш, кажется, зугг. Значит, хозяин его точно владеет магическими способностями.

Разумеется. Ведь у него есть ведьма, обязанная своим освобождением. Не мог простой человек вот так легко ее освободить.

Ладонь крепко сжала флаконы так, что стекла неприятно заскрипели. Глубоко вдохнув свежий весенний воздух этого странного городка, женщина внутренне собралась, стараясь откинуть неприятные мысли об обреченности ситуации. Хоть это была не великая битва, но к бою не на жизнь, а на смерть, буквально, маг была готова. Если ей не удастся отвоевать желаемое, погоня за которым длится уже несколько десятилетий, то завещание-таки придется написать.

Используя простую магическую атакующую волну, Каннингем отворила входную дверь и почти занесла над собой ампулу с парализующим порошком, как застыла на пороге гостиной, освещенной приглушенным мягким светом. Казалось, что содержимое склянки случайным образом высыпалось на нее, поскольку первые мгновения женщина не могла пошевелиться.

Сколько прошло? Пять, семь лет? А он все также любит жить в невычурной роскоши, проводить тихие вечера с книгой и курить.
Шипевшую кошку-фамильяра Джиневра одарила мимолетным взглядом, вновь переводя его на мужчину.
Почему-то от звука его голоса в груди сжался тугой ком.
- Это твой дом? – пораженная не меньше его, она опустила руки, все еще сжимая в одной флаконы. Голова начала гудеть от бесконечных тревожных мыслей, в то время как со стороны бывшего мужа прозвучал легкий смех. Неужели она рискнет воспользоваться порошком, чтобы достичь своей цели? Настолько ли она отчаялась, чтобы предпринимать подобные попытки по отношению к нему?
Зугг начал шипеть сильнее.
- Знаешь, бульдоги гораздо полезнее, - привычная ироничная маска вновь оказалась на лице, и Джин спрятала ампулы в широкий карман расклешенных от бедра черных брюк.
- А я не ожидала увидеть здесь тебя, - все еще в смятенных чувствах, брюнетка быстро осмотрела комнату, избегая зрительного контакта с Ковачем, пытаясь восстановить хоть какое-то мало-мальски душевное равновесие. Что, учитывая проклятье, нависшее дамокловым мечом, получалось крайне плохо.
- Каким ветром тебя занесло в Аркхем?

[nick]Ginevra Cunningham[/nick][status]разбивались моря о нерушимые скалы[/status][icon]https://funkyimg.com/i/2VfUx.gif[/icon][lz]Джиневра Каннингем, 115 лет, маг, заядлая авантюристка, питающая слабость к забытым ценностям.[/lz]

+1

4

- Все в порядке. Иди, - на секунду изменив направление взгляда, мужчина выразительно посмотрел на фамильяра, который хоть и продолжал недовольно то ли фыркать, то ли пытаться рычать, но просьбу все же услышал, буквально растаяв в воздухе. Ковач не сомневался, что зугг продолжит наблюдать, но уже со своего астрального плана. И глупо было бы ему это запрещать. Как и пытаться объяснить, что когда входную дверь открывают с помощью магии, да еще и держат наизготове несколько склянок, вряд ли это поведение похоже на просто попытку пожелать доброго вечера.

- Да, Джин, это мой дом, - теперь он снова смотрел на бывшую супругу, и, наверное, даже не пытался понять, что сейчас испытывает. Они достаточно давно не виделись, Исаак бы вряд ли сейчас смог легко вспомнить, сколько лет, месяцев и дней прошло с их последней встречи. Сейчас он не испытывал всепоглощающей радости или ликования, но в груди что-то предательски сжималось при одном взгляде на Джиневру. Впрочем, о своих личных переживаниях он еще успеет подумать после.

- Не ожидала? – фразу про бульдогов он многозначительно пропустил, хотя бы потому, что зугг был вообще первым в его долгой жизни домашним питомцем, если так можно выразиться. – Ну, не то, чтобы я думал, будто ты решила зайти в гости, однако… - сделав небольшую паузу, Исаак вопросительно посмотрел на женщину, - … к кому же ты пришла, в таком случае? – маг даже мельком подумал о старых хозяевах этого дома, но насколько ему было известно, они покинули и дом, и сам этот мир более ста лет назад, а ему после приобретения данного жилища пришлось перестраивать его практически заново, оставив лишь незначительные воспоминания об архитектуре позапрошлого века.  – Да еще и во всеоружии… - вопросов было в разы больше, чем ответов.

Джиневре было бы куда проще найти его в Бостоне. Исаак жил на два города, и где находится бостонская квартира, бывшая супруга точно знала. А еще у них, кажется, были телефоны друг друга. По крайней мере, некоторое время назад Ковач всерьез думал ей позвонить, благо одумался в последнюю секунду, а значит номер все еще значился в записной книжке. И все же она была здесь… И это было странно. Не менее странно, чем ловить себя на мысли, что прощаться чрезмерно скоро совершенно не хочется.

- Джин, проходи и садись, - он кивнул на второе кресло возле камина, - Кофе? Вино? – мужчина бросил мимолетный взгляд на пустой бокал из-под виски, а заодно и на рядом стоящую бутылку. Здоровый сон явно откладывался на неопределенный срок. – Я живу здесь достаточно давно. Точнее здесь, и в Бостоне, как и раньше, - передав женщине выбранный напиток, он наполнил и свой бокал, садясь в кресло напротив, - Маленький уютный городок, - Ковач усмехнулся, - Кишит всеми видами сверхъестественного, какие только существуют в природе, - это сначала и правда удивляло, но со временем он просто привык, - А еще здесь истончена грань между реальном миром и астральным. Очень удобно, - он легко кивнул головой в подтверждение своих слов, - Ты выглядишь обеспокоенно, пожалуй. Джин, расскажешь, что случилось?

+1

5

- Моей целью было, - еще секунду она колебалась, терзаясь сомнениями и в итоге, противореча своим принципам, сказала правду, - устранить того, кто оказал бы сопротивление в этом доме. Я не знала, что здесь живешь ты.
Устало потерев переносицу, Каннингем ненавидела себя за проявление слабости. Но такой уж была обстановка – греющий камин, теплые цвета гостиной, и участливый взгляд человека напротив. Он был последним, кому стоило бы обнажать свои недостатки, однако именно ему это всегда доставалось.

- Вино, - то, с чем она пришла невозможно переварить с простой чашкой кофе. Джин, стараясь не терять собственного достоинства, пересекла помещение и села в предлагаемое кресло. Мягкая обивка обволакивала, даруя иллюзорное спокойствие. Как никогда ей отчаянно хотелось, чтобы это был просто дружеский визит давних знакомых, переживших все прелести брака.
Брюнетка с благодарностью приняла бокал и сделала хороший глоток вопреки всем правилам этикета. Хотелось забыться, отпустить поводок проклятья, не дающий продохнуть вот уже почти два года, и еще раз оказаться рядом с Исааком. Хотя бы на расстоянии двух кресел, стоящих напротив.

Брови в удивлении слегка приподнялись. Существа всевозможных рас...
- Неужели драконы тоже здесь обитают? – вопрос весьма безобиден. Кровь, чешую и даже зубной порошок чародейка уже пыталась использовать, дабы избавиться от недуга – бесполезно. Темное пятно, похожее на спиральный шрам как было на месте, так и оставалось.
- Ах, астральный мир, - по ней словно лезвием полоснули. Ну, конечно. Он до сих пор ищет жену, - есть какие-либо успехи? – спрашивает и из вежливости, и отчасти из любопытства. Может, что-то и получилось, и ей следует уйти? Перед этим, разумеется, узнать необходимую информацию, ради которой она и пришла.
- Ты ведь помнишь, я искала заточенный дух ведьмы? Тогда мы и познакомились, - губы дрогнули в призрачной улыбке, - я возобновила свои поиски, - принимая определенное решение, Джиневра посмотрела прямо на Исаака, - и они привели меня сюда. В этот дом. Я знаю, что дух ведьмы обитает здесь. И мне она нужна.

[nick]Ginevra Cunningham[/nick][status]разбивались моря о нерушимые скалы[/status][icon]https://funkyimg.com/i/2VfUx.gif[/icon][lz]Джиневра Каннингем, 115 лет, маг, заядлая авантюристка, питающая слабость к забытым ценностям.[/lz]

+1

6

- Если что, я сопротивление не оказываю вроде как, - Ковач мягко улыбнулся. Исаак был рад ее видеть, хоть и не говорил об этом вслух. Впрочем, они достаточно давно не разговаривали вовсе. И, вероятно, были вещи, о которых даже в годы совместной жизни они не разу не заговаривали вслух. Скрытность, осторожность и некая своеобразная гордость – пожалуй в этом они с Джиневрой были слишком похожи. И с одной стороны, было странно и непривычно видеть бывшую жену сейчас в этом доме, сидящей в этом самом кресле с бокалом красного полусухого в тонких пальцах, а с другой… будучи человеком закрытым, двери дома Ковача не были распахнуты для знакомых, а друзей у мужчины по сути своей и не было в полном и постоянном понимании этого термина. Со стороны могло даже показаться, что он вел своего рода отшельнический образ жизни. Однако, никого другого он так бы сильно не хотел здесь видеть, как Джин. И сестры с племянницей, которые давным-давно вернувшись в Будапешт, так и продолжали там жить, наотрез отказываясь переезжать куда бы то ни было.  И мужчина мог бы это сказать бывшей супруге прямо сейчас, да вот только в таком случае было бы все слишком просто, не так ли?

- И драконы тоже, - маг согласно кивнул, отвечая честно, но без подробностей. Он живо помнил ту историю с артефактом, и тех тварей, что обещали им, образно выражаясь, веселую жизнь, пользуясь при этом самым жестоким и подлым способом, какой только можно придумать.

Исаак уловил в словах Джиневры странные нотки, то ли раздражения, при упоминании про астральный мир, то ли чего-то другого, почему-то отчаянно напоминающее своеобразную ревность. Но это было просто-напросто невозможно, и мужчина был в этом уверен. Хотя, возможно, зря. Однако лицо его приобрело серьезное выражение, а внимательный взгляд остановился на темных глазах собеседницы. – Конечно, успехи есть. Вот, кошку завел, - он неопределенно кивнул, прекрасно зная, что зугг сейчас гуляет где-то по просторам своего родного мира, общается с сородичами или просто отдыхает в своих любимых густых лесах и норах. Как все легко у них и просто – захотел есть – поймал птицу или кролика какого-нибудь, захотел повидаться с большой семьей – просто шагнул на другой пласт мира, и вот они, приветливо выходят к тебе из-за стволов вековых деревьев. Если бы у людей было все также просто, без подвохов, без никому не нужных подводных камней, которою порою увлекают на дно даже самые крепкие и стойкие корабли.  – Но ты, видимо, спрашиваешь не об этом? – вопрос риторический по сути, Ковач и так уверен, что знает на него правдивый ответ. – Успехов нет, Джин. Нет и не будет.  – он на несколько секунд отвернулся, всматриваясь в яркий огонь камина, наблюдая, как пляшут языки пламени, и внезапно это зрелище показалось Исааку настолько жутким, настолько неприятным, что хоровод леденящих мурашек пробежал по линии позвоночника. Захотелось тут же встать с места, чтобы потушить огонь – залить водой, засыпать песком или землей – не важно. Ковач с трудом сдержал этот внезапный порыв, вновь поворачиваясь к собеседнице.

- Значит снова ищешь, - кажется, будто бы сейчас они резко поменялись местами. Исаак умел прекраснейшим образом держать при себе практически любые эмоции, так, что никто не смог бы определить, что скрывается за равнодушно-спокойным выражением мужского лица. И это некоторых откровенно бесило, конечно, но таков уж он был, причем не один десяток лет. Однако, Джиневра знала его лучше остальных, в этом не могло быть сомнений, а, следовательно, и различать так умело скрываемые чувства тоже могла лучше других. А они сейчас были отнюдь не самыми приятными. Ковач прекрасно знал, зачем она раньше искала эту ведьму, и сам потратил уйму времени на то, чтобы помочь тогда еще супруге. Правда попытки были тщетны, действенное средство он так и не нашел, хотя до сих пор периодически возвращался к этим изысканиям из области зельеварения. Так не значит ли, что не оставив эту идею, и идя на весьма рискованные меры, Джин не просто не отступила от своей цели, но и нашла кого-то… Ковач сделал непозволительно большой глоток виски, осушив за раз, минимум, треть бокала. Конечно, они не были ничего должны друг другу. И на те неприятные чувства, что сейчас зарождались где-то в глубине грудной клетки, он уж точно не имел ни малейшего права. Вот только кому от этого легче, не так ли?

- Постой, Джин, - мужчина тряхнул головой, запрещая себе и дальше обращать столь много внимания на эмоции, и одновременно пытаясь уложить в голове то, что слышал сейчас от женщины. – Это одна и та же ведьма, но… - рука снова потянулась к бокалу, и теперь уже Ковач осушил его практически полностью, - Я даже не мог предположить, что это она. Интересно, - так называемый дух ведьмы порою просто являлся к магу, будто бы от скуки, напоминая об их уговоре, но с желанием мужчина не спешил. И, видимо, не зря, - Должен тебе сказать, что этот дух мне кое-что должен. – он внимательно посмотрел на Джин, после чего вкратце пересказал ей историю освобождения ведьмы из музейной вазы, и того обряда, что связал Исаака с духом.

+1

7

Какой бы бесстрастной она ни пыталась казаться, Джен тут же пожалела о заданном вопросе насчет астральной темы, стоило лишь обжечься о направленный взгляд мужчины и услышать неприятные нотки в его голосе. Она не стала поспешно брать свои слова обратно, посчитав, что тем самым предаст не только себя, но и Исаака. Комментировать ответ мага Джин также не спешила, предпочитая дать этой щепетильной теме угаснуть как догорают сейчас дрова в камине, дающим свое тепло.
Каннингем также сдержанно, хоть и слегка удивленно, встретила реакцию мужчины на ее откровенность. Поскольку в последнее и довольно продолжительное время мысли были заняты сплошь решением проблемы с проклятьем, она холодно прищурилась, чувствуя, как в районе живота начинает шевелиться червячок раздражительности. Потому что по перемене интонации Ковача, которую другие, плохо знающие его личности, могли и не заметить, чародейка решила, что ведьма с чертовой вазой нужна ему сама, и он не собирается ее отдавать.
Карман со склянками, содержащими в себе магические порошки, заметно потяжелел.
И только лишь спустя некоторое время ее осенило.
Не перебивая, выслушав рассказ мужчины про искомое сокровище, Джин успела сама себя обслужить и налить горьковатый виски, считая, что одним вином этот вечер не обойдется. Расправившись с одним стаканом, женщина без раздумий наполнила его еще, предупреждающе глянув на Ковача. Чтобы не прогнуться под гнетом обстоятельств, полученной информации и всего спектра ощущещний по этому поводу, Джиневре необходимо было расслабиться. Хотя бы с помощью алкоголя. Так что какие-либо предупреждения по поводу опустошения личных запасов мага и пагубных последствий, она выслушивать не собиралась.
- Не могу поверить, - наконец выдохнула, подходя на порядок ближе к мужчине, рассматривая и пытаясь заметить детали, которых не замечала раньше, - неужели ее никто не охранял? Ваза просто стояла в музее с самыми обычными охранниками? – Джин поняла, что демон, с которым встретился тогда маг, не преследовал цель оставить вазу при себе, а искал нечто другое. И Ковачу, получается, просто повезло оказаться в том месте в то время.
- Потому что, когда я ее нашла в прошлый раз, там были маги, которые тщательно следили за тем, чтобы ведьма оставалась в своей тюрьме, - настал ее черед раскрывать карты.
- Примерно год назад я нашла ее. Мне даже удалось снять с нее печать тем самым рубином, и именно в этот момент появились они. Незнакомцы, рубящие заклинания налево и направо, без разбору и каких-либо диалогов, - ее взгляд уперся в грудь мужчины, но мыслями она была далеко, - если бы я знала, что после снятия печати ее можно просто разбить...  В любом случае, сбросив с себя мрачную пелену, Джин вновь подняла взгляд, - мне удалось уйти оттуда живой, если не с вазой, то с другим подарком, отправленным вслед за открытым порталом.
Пустой стакан аккуратно возвращается обратно на стол, а тонкие пальцы цепляются за край кофты, приподнимая ее, оголяя тот участок тела, на котором виднелась метка от проклятья.
- Как видишь, мое изначальное намерение найти ведьму изменило свой ход, как только я получила вот это, - вспоминая, как маг отреагировал на рассказ о поисках, Джиневра заметно смягчилась, - я ищу ее, чтобы узнать, как снять проклятье.

[nick]Ginevra Cunningham[/nick][status]разбивались моря о нерушимые скалы[/status][icon]https://funkyimg.com/i/2VfUx.gif[/icon][lz]Джиневра Каннингем, 115 лет, маг, заядлая авантюристка, питающая слабость к забытым ценностям.[/lz]

+1

8

- Именно так, - Исаак согласно кивнул, - Это и правда всего лишь случайность. И нас, и того демона интересовала совершенно другая вещь,  - вдаваться в подробности не имело ни малейшего смысла. Ковачу и так было не просто переварить полученную информацию. В случайности, по крайней мере настолько явные, маг никогда не верил. И сейчас, всматриваясь в лицо бывшей супруги, так неожиданно появившейся на пороге его дома этим поздним вечером, мужчина все никак не мог понять, как могло вообще такое произойти. Он знал об этой ведьме достаточно давно, еще с их первой с Джиневрой встречи. И сколько раз был вынужден общаться с ее духом в последнее время, но так и не сумел догадаться, что это одна и та же особа.

- Так ты уже находила ее? – Исаак вопросительно посмотрел на женщину, но прежде, чем задать логичный вопрос о том, чем же эта прошлая встреча закончилась, и это не считая острого желания поинтересоваться, когда наконец-то Джиневра перестанет в одиночку попадать в весьма и весьма опасные истории. Впрочем, ответ на этот вопрос он, пожалуй, знал и сам. Потому Ковач лишь молча слушал, чувствуя как с каждым новым словам информация становится для него излишне неприятной. – Ушла с подарком? – маг поймал себя на мысли, что слово «подарок» в этой речи определенно должно было быть взято в кавычки. В огромные кавычки, что видно и слышно за пару сотен миль отсюда. Ибо в противном случае рассказ женщины звучал бы совершенно другим образом.

Ковач ничего ей не говорил про употребление алкоголя, и про его смешивание тоже. Пожалуй, понимания, что разговор приобретает не самую простую для восприятия окраску. И только в тот момент, когда Джиневра сказала о проклятии, продемонстрировав метку на собственном теле. Только тогда Исаак вдруг понял, насколько ничтожными были его мысли по поводу причины поисков бывшей супругой этой ведьмы снова. Все, что он внезапно успел себе надумать, что не имело никаких подтверждений, да и вовсе не имело право зарождаться в его голове. Все это было сущим бредом, и за него стоило бы стыдиться.

Не думая особо (как-то слишком уж часто за один короткий вечер), Ковач протянул руку, осторожно касаясь пальцами темной метки на коже женщины. – Никогда ничего подобного не видел, - Ковач одергивает руку, - Прости, - он пытается сейчас что-то разглядеть в темных глазах Джиневры. То ли истинную степень опасности этого проклятия, которую она запросто может преуменьшать. То ли что-то иное, не поддающееся рациональным объяснениям. – Я же говорил, что она мне кое-что должна? – немного подумав, мужчина все же кладет ладони на плечи Джин, внимательно смотря ей в глаза, - Так почему бы наконец-то не воспользоваться этим? Не вернуть долг?  Что думаешь? – если бы Ковачу что-то действительно нужно было от этой ведьмы, он бы давно уже высказал бы свое желание. Сейчас же, предлагая этот вариант Джиневре, он ни на секунду не сожалеет о своем выборе.

+1

9

Его прикосновение внезапно обдало жаром. То ли от неожиданности, то ли от возникшей близости, то ли от выпитого алкоголя, но Джиневра, стоя здесь рядом с бывшим супругом, приподнятой кофтой и заметно участившимся дыханием, отчетливо и бесповоротно поняла, что хочет его.
- Ты не сделал ничего предосудительного, - скорее даже наоборот, что отчетливо вместе с нескрываемым разочарованием звучало в голосе женщины, но свои слишком разгулявшиеся мысли она благоразумно оставила при себе.
Зародившееся чувство надежды, - крохотный огонек в глубине истлевшей души, - Каннингем постаралась приглушить очередной порцией спиртного. Как там говорил дядюшка? Никогда не верь мужчинам и никогда не надейся понапрасну. Долгая история с ведьмой, ее поиском и неудачной попыткой освобождения и без того стоили чародейке потраченных нервов и времени. Не раз она ловила себя на том, что в шаге от решения поставленной цели начинала тонуть в объятьях призраков будущих перспектив, как все рушилось, оставляя ее раздавленной и весьма злой. А в гневе она страшна не то, чтобы для других, но, в первую очередь, для себя.
Поэтому на скорые предложения мага, брюнетка отвечает сухими опровержениями:
- Ты уверен, что это сработает? Она должна тебе, с твоей кровью связан ее дух, а не с моей. Она весьма стара, хоть, может, и не выглядит на свои сто с лишним..., - ухмылка коснулась ярких губ, стоило лишь вспомнить, сколько исполнилось самой Джин, - и хитра. Ее столько раз пытались заточить, и почти каждый она вырывалась на свободу. Думаю, в вашей с ней договоренности тоже есть определенные лазейки, знакомые только ей одной. Плюс, она может не знать решения проблемы, и твое желание будет фактически исполнено, а практически – нет.
Глубокий вздох отчетливо слышался в стенах гостиной, и англичанка, поежившись от всех возможных неверных исходов призыва духа ведьмы, скрестила руки на груди. Одно дело, когда она предполагала, что сама во всем разберется, другое – втягивать в это мужчину.
- Если ты действительно готов встретиться с тем, что она может преподнести, то... да, давай сделаем это, - наконец выговорила, почувствовав себя самой последней эгоисткой.

[nick]Ginevra Cunningham[/nick][status]разбивались моря о нерушимые скалы[/status][icon]https://funkyimg.com/i/2VfUx.gif[/icon][lz]Джиневра Каннингем, 115 лет, маг, заядлая авантюристка, питающая слабость к забытым ценностям.[/lz]

+1

10

Может быть это было порождением отнюдь не самых приятных новостей. Возможно, даже следствием своего рода потрясения. Не важно, сколько лет они не виделись. Не важно, что сюда Джиневру привел не праздный визит вежливости, или чего бы то ни было еще, а конкретная цель ее поисков, которая могла оказаться в доме кого угодно. Разве что с небольшими поправками. Впрочем, Ковачу, вероятно, не суждено было определить истинный источник собственных мыслей, но он чувствовал себя отчасти неловко. То ли из-за необдуманных прикосновений, то ли из-за того, что руку он хоть и одернул, но совершенно точно - с сожалением. В любом случае, на настоящий момент времени были вещи первостепенные. И маг верил, что хотя бы сейчас все это получится разрешить от начала и до конца.

- Послушай меня, пожалуйста, - Исаак вовсе не желал раздражаться, но слова женщины его все же немного задели, - Я никогда ничего подобного не делал, поэтому уверенности взяться неоткуда, - он пожал плечами, все также пристально смотря Джиневре в глаза, - Но обряд был. Она должна вернуть мне долг. Так, скажи мне, какая разница, что именно я попрошу? Будь то кружка кофе или снятие проклятия? - сам Ковач искренне не видел в этом существенной разницы. Он прекрасно помнил как был проведен обряд, какие слова были при этом произнесены, и точно также понимал, что магия на крови слишком сильна, чтобы легко и просто от нее отделаться. В противном случае, ведьма бы не докучала мужчине своими визитами и подобием светских бесед, перемежающихся с ценными советами, а также всяческими попытками наконец-то завершить начатое, став окончательно и бесповоротно свободной.

- Джин, ты сейчас серьезно? - Исаак вопросительно посмотрел на бывшую супругу, после чего все же отошел, чтобы наполнить бокал виски и сделать пару не самых скромных глотков, - Нет, скажи мне, ты правда думаешь, что сейчас меня может волновать истраченное желание? - это было... немного обидно, пожалуй. Возможно, он никогда не говорил что-то подобное вслух, лично ей, но отчего-то был искренне уверен, что и без слов Каннингем понимает - если у него есть возможность помочь ей, сделать для нее что-то действительно нужное и важное - он сделает это не раздумывая.

Вновь отставив бокал, Ковач снова подошел к женщине, недолго думая, приобнимая ее за плечи, - Думаю, что у нас все получится, - Исаак давно уже не был ни в чем абсолютно уверен, за очень редкими исключениями. Сейчас он также уверен не был, но все же верил, что получится. И эта вера была весьма и весьма сильной.

Вот только отвечать на призыв ведьма отчего-то не спешила. - Ничего не понимаю, - сокрушенно покачав головой, Исаак потянулся за портсигаром, закурил, наплевав на правила не курить в доме нигде кроме кабинета, попробовал еще раз - тщетно. - Я не знаю, что у нее могут быть за дела, но, она ведь не может это игнорировать, - он не спрашивал именно Джин, скорее самого себя, раз за разом прокручивая в памяти все нюансы и условия.

+1

11

[nick]Ginevra Cunningham[/nick][status]разбивались моря о нерушимые скалы[/status][icon]https://funkyimg.com/i/2VfUx.gif[/icon][lz]Джиневра Каннингем, 115 лет, маг, заядлая авантюристка, питающая слабость к забытым ценностям.[/lz]

Джин ответила ему раздраженным вздохом с налетом легкого поражения, но не смогла удержаться, чтобы не съязвить:
- Разве что чашку кофе она тебе подать физически не сможет.
Вернув ему возмущенный взгляд, брюнетка понимала, что ее мотает из стороны в сторону, а алкоголь лишь прибавляет этому шаткому равновесию дисбаланса. То она, теряя голову, вооружившись лишь парой заклинаний и склянок с порошком врывается в чужой дом, не представляя чего ожидать, то делает вид, будто проклятье это всего лишь поверхностный недуг, который сам вскоре пройдет. То готова в буквальном смысле идти по головам ради решения своих проблем, то тушуется при одной мысли, что за нее это будет делать Исаак.
- Я не знаю, что с тобой произошло за эти годы, - выпаливает в ответ на зарождающиеся обвинения в свой адрес, - не знаю, чем ты жил, с чем столкнулся, и как это тебя изменило. Поэтому да, я не хочу, чтобы ты тратил свое желание на меня.
Она тактично умолчала о том, что после этого будет ему должна, дабы избежать взаимных мелких осуждений и мерности их добропорядочности по отношению друг к другу. Как ни крути, но что тогда, что сейчас (Джин была в большей степени уверена, что это как раз-таки не изменилось) Ковач олицетворял в себе лучшее, что было в них обоих. И по паршивости поступков и черноте души Каннингем проигрывала с крахом. Он всегда был лучшим человеком, чем она. В конце концов, из-за ее эгоизма и ревности они тогда разошлись по разным путям.
- Хорошо, - сдается, чувствуя тепло его рук на своих плечах, все также не допуская надежде прокрасться в сознание.
И не зря.
- Вот и лазейка, - спустя почти час попыток мага заставить дух ведьмы появиться, Джиневра окончательно расслабилась, расположившись в мягком кресле, закинув ногу на ногу, и с тоской смотря на допитую бутылку виски, - видимо она нашла способ приходить когда захочется ей, а не тебе.
Старинные часы, тем временем, пробили час ночи, сварливо напоминая незваной гостье, что пора бы и честь знать.
- Я останусь на ночь? – вопреки тихому голосу разума проговорила женщина, удобнее устраиваясь в кресле, - могу, конечно, попробовать открыть портал, только не уверена, что он не отправит меня на Эверест, - лукаво улыбнувшись чародейка старалась увести тему дальнейшего разговора как можно дальше от проклятья.

+1

12

- А я хочу потратить это желание на тебя! – Ковач вовсе не планировал ругаться с бывшей супругой, как и разговаривать на повышенных тонах, но отчаянно не любил, когда с ним вот так вот спорили. Еще более неприятен был тот факт, что она так или иначе не верила безоговорочно в то, что он предлагал. Как будто у мага могли быть какие-то скрытые мотивы. Исаак, в принципе, предпочитал вести честную игру, до последнего. И если в других аспектах еще могли быть редкие исключения, то в случае с Джиневрой – абсолютно точно нет. Он замолчал сейчас только потому, что не посчитал нужным сейчас пытаться как-то обелить себя, рассказывая о том, что ради спасения этой конкретной женщины от проклятья, он готов был пожертвовать не только каким-то желанием, но и последней рубашкой. Это было бы явно лишним.

Что произошло с ним за те годы, что они не виделись? Прекрасная тема для размышлений. И, пожалуй, Ковач мог бы очень и очень многое на этот счет рассказать. О том, как он открыл для себя этот маленький и никому толком не известный город. Как продолжал развивать антикварный бизнес. Как несколько раз ездил в Венгрию, на свою родину, то, чтобы вместе с вампиром подменить оригинал картины ее дубликатом, и как в ту кошмарную ночь в пустом доме он вспоминал ее, и все, что она когда-либо рассказывала о ментальной магии, так вовремя пригодившейся Исааку на тот момент. Разве что про сам портрет стоило бы умолчать. Хотя… странно молчать о том, что висит на стене, напротив рабочего стола в его домашнем кабинете. Как общался с сестрой и племянницей, так и не сумев уговорить их переехать в Соединенные штаты. Как, в конце концов, самым обычным человеческим способом убил двух человек, а затем сжег их тела на берегу реки. И что он до сих пор в этом конкретном случае считает себя абсолютно правым, и имеющим все основания для мести и правосудия. На самом деле, Исаак мог бы очень многое ей рассказать, будь обстоятельства несколько иными. Сейчас же проклятье точно не будет ждать. Даже несмотря на то, что вглядываясь в темные глаза женщины, он все более явно понимает, что очень и очень сильно по ней соскучился.

Оставалось лишь тяжело вздохнуть, опускаясь в мягкое кресло, и закуривая очередную сигарету. – Я, конечно, могу ошибаться, но если ей нужна ее пресловутая свобода, она все равно сюда придет, - Ковач истово желал в это верить, в противном случае все становилось бы гораздо хуже и сложнее.
Он поднялся с места, лишь ради того, чтобы вернуться спустя минуту, с новой бутылкой виски. Сам мужчина опьянения не чувствовал вовсе, то ли из-за нервного напряжения, то ли это был просто своеобразный обман организма. – Конечно. Оставайся, - в какой-то момент ему стало немного неловко от столь прямого и долгого взгляда, которым он смотрел ей прямо в глаза, потому Ковач все же чуть отвернулся, автоматически и не спрашивая никого, наполняя оба бокала. – На сколько посчитаешь нужным, - вероятно, алкоголь на мага все же несколько действовал, даже если он и не хотел этого замечать. Хотя неосторожные реплики и действия всегда можно списать на усталость, а повышение температуры в помещении, из-за которой приходится ослабить ворот рубашки, на чрезмерно пылающие поленья в камине.

+1

13

На короткое и весьма мучительное мгновение ожидания его ответа, Джиневра, не просто выдержав, а почти потонув во взгляде мужчины, мельком подумала, что получит отказ. За все время их разговоров и развернувшегося спора, к ним с верхних этажей или дальних комнат так никто и не спустился, что могло означать ровным счетом ничего конкретного. С большей долей вероятности Исаак нашел себе новую пассию (или это какая-либо потенциальная леди думает, что является таковой). К себе в дом он приглашает не каждого, тем более не разбрасывается такими щедрыми предложениями, тщательно взвешивая свои решения и долго присматриваясь к человеку. Только если не влюбится без памяти.
Отгоняя непрошенное неприятное чувство, зародившееся в центре солнечного сплетения, и недолго думая, женщина решает развеять свои сомнения практически прямым вопросом:
- Мое присутствие не принесет тебе проблем? – заметно повеселев, добавляет, - кроме тех, что я уже принесла, - взгляд провожает налитый им очередной бокал с виски и останавливается на втором, покорно ожидающим гостью сегодняшнего вечера.
Вставала она медленно, чтобы не дать головокружению окончательно возыметь власть над собой, и также медленно подошла за предложенным напитком, спиной чувствуя жар от пламени камина.
- В таком случае, я требую экскурсии, - азарт, загоревшийся в карих глазах был виден невооруженным взглядом, - наверняка у тебя есть потайная комната с внушительной коллекцией древних артефактов, о которых знаете только ты и тот зугг, что меня не возлюбил, - невзначай она протягивает ему руку, отчаянно ожидая, что он подаст свою, - заодно покажешь мою комнату. С самым красивым видом.

[nick]Ginevra Cunningham[/nick][status]разбивались моря о нерушимые скалы[/status][icon]https://funkyimg.com/i/2VfUx.gif[/icon][lz]Джиневра Каннингем, 115 лет, маг, заядлая авантюристка, питающая слабость к забытым ценностям.[/lz]

0

14

Кажется, Исаак даже не совсем сразу понял ее вопрос. Он задумчиво посмотрел на Джиневру, и ответил лишь когда до него окончательно дошел смысл сказанных ею слов. – Этой мой дом, Джин. И я живу здесь один, так что никаких проблем, если ты об этом, - будучи человеком достаточно закрытым, Ковач мало кого пускал как за порог собственного дома, так и в свою жизнь как таковую. Это не мешало ему знать многих и многих людей, быть с ними приятелями или же вести какие-то дела, однако подавляющее большинство не знало о нем, именно как о человеке, ровным счетом ничего. И, по мнению мага, это было правильно и оправданно.
Знала это и его бывшая супруга. При этом, смысл ее вопроса, как понял мужчина, сводился к более узкому, так скажем, спектру людей, что могли бы оказаться здесь. Они разошлись лет так двадцать назад, что для магов, конечно, не особо длительный срок в контексте общей продолжительности жизни, но как для людей – все же весьма внушительный. Ковач предпочитал не третировать самого себя размышлениями о том, как складывалась личная жизнь Каннингем в эти годы. Этот вопрос в мужской голове всплыл лишь сегодняшним вечером, когда сама Джин заговорила о поисках ведьмы, пока еще Исаак предполагал, что истинная цель поисков женщины не изменилась. И этот укол чего-то, слишком уж похожего на ревность, мужчина хорошо запомнил.

Он был не святым, что очевидно. И было бы слишком странно, если бы двадцать лет он откровенно сторонился любых женщин. Вот только, как говорится, две большие разницы – пустить человека в свою постель или же пустить его в собственное сердце. И если первое было обусловлено, как минимум, физиологией человеческого организма, то со вторым за эти годы не сложилось. Пожалуй, Ковач и вовсе был однолюбом. В его жизни было три брака, и только два из них имели смысл. И только двух он действительно любил. Была Лидия, чистая как капля воды, чувства к которой до сих пор болью отзываются в грудной клетке. Она была обычным человеком, для кого угодно, но не для Ковача. Она была матерью его единственного ребенка. Все те годы она была для него, без малого, смыслом жизни. И он никто не сможет перестать ее любить, даже по прошествии стольких лет. И была Джиневра – разительно другая. Такая, на первый взгляд, уверенная в себе, загадочная, держащаяся на равных. Немного сумасшедшая, в лучшем смысле этого слова, что и завораживало. Джин он тоже любил. И никогда не смог бы сказать, кого из этих двух женщин – любил больше. Это были разные чувства, и они как-то умудрялись сосуществовать в душе мужчины одновременно. Как? Этого он не знал и сам.

- Требуешь? – Ковач улыбнулся, глядя в темные женские глаза, и протягивая руку к ее ладони, переплетая пальцы. – Что ж, тогда прошу за мной, - как уже говорилось, большая часть дома мало походила на нечто жилое. Сам мужчина пользовался своей спальней, кабинетом, помещениями, выделенными под хранилища, ну и изредка кухней, чтобы кофе сварить, не более того. После беглого осмотра первого этажа, он повел Джиневру вверх по лестнице, на второй. – Не думаю, что копаться в складе всякой всячины сейчас – это отличная идея, - он усмехнулся, обводя взглядом просторную комнату, заставленную шкафами, правда стоит отдать должное природной педантичности, здесь у мага был идеальный порядок. – Зато тут есть межкомнатная дверь, - не особо заметная, но осторожно повернув ручку, можно попасть в рабочий кабинет. Здесь уже порядка было меньше, на столе лежала пара старинных книг, кипа бумаг с какими-то записями и еще множество мелочей. Бросив взгляд на портрет на стене, а затем на пару фотографий в рамках, стоящих на столе, Исаак поспешно прошел к двери, ведущей снова в коридор, - Пойдем, пожалуй?

Окна комнаты, до которой они в итоге дошли, выходили в дикий сад, за которым начинался густой лес. Пожалуй, это и правда лучший вид, который здесь только можно было придумать. – Как там говорят? Чувствуй себя как дома? – улыбнувшись, Исаак чуть вопросительно посмотрел на женщину, - Впрочем… просто будь дома. Такой вариант мне нравится больше, - вероятно, он нес слишком странную ерунду, и мысли о том, что алкоголь не дал своего эффекта, были слегка обманчивы.

+1

15

Призрачная улыбка стала чуть шире, и женщина легонько кивнула, давая понять, что не оставит владельца этого дома в покое, пока ее требования не будут выполнены. Неожиданный внутренний отклик в виде, как минимум приподнятого настроения, от информации текущего статуса мужчины в качестве свободного, мог бы быть менее ярким. Если за проявления своего непростого характера Джин не было стыдно совсем, то за зачатки собственнических инстинктов, которые проявляться просто не имеют права по отношению к этому мужчине, внутренний голос разума ее корил.
Экскурсия показалась ей малословной, однако чародейка и не думала, что хозяин дома начнет вещать историю его постройки. Спустя некоторое время ей пришла мысль о том, что он не пользуется своими владениями в полной мере. Флаконы (об их назначении она, без тени сомнений, рассказала, когда они были на кухне) оставила на одной из столешниц, чувствуя как тяжелый пласт сполз с плеч. Не хотелось возвращаться даже мыслями к ведьме и тому, что ее к ней привело, однако сам факт того, что она ее нашла в итоге у Исаака, глубоко поражал Каннингем. И чувство облегчения от того, что ее не придется брать силой, накрывало получше выпитого спиртного.
- Если ты увиливаешь от показа своей сокровищницы, значит, тебе есть что скрывать, - по себе людей не судят, конечно, но Джиневра не удержалась. Не так манили ее найденные мужчиной артефакты, как возможность подольше удержать его внимание, чаще слышать чарующий спокойный голос и видеть, как и чем он живет.
В кабинете она задержалась. Цепкий взгляд отмечал непримечательные на первый взгляд детали: висящий на стене старинный портрет знакомой незнакомки, неубранные книги, отдельные листы с записями, пара пустых склянок, пергаменты... А еще были фотографии в рамках с, очевидно сестрами. И с ней.
Хорошо, что Исаак уже ушел немного вперед, ближе к двери, так что ему не пришлось наблюдать, как изменилось выражение лица чародейки. Он не мог знать, что она появится в его доме сегодняшним вечером, потому, ради приличия, не поставил эти фото специально. Они просто были здесь, в его кабинете, в месте, где он работал и проводил больше всего времени. Окруженный близкими людьми, смотревшими с проявленной фотопленки, утраченной любовью и бывшей женой, никак не вписывающейся в эту атмосферу.
Лес манил своей тишиной.
- Что ж, лучшего вида действительно не придумаешь, - говорит тихо, игнорируя темноту за окном и смотрит прямо на него, удивленно приподняв брови, - да Вы, верно, пьяны, мистер Ковач, раз говорите такие вещи, - взгляд опускается на тонкую линию губ, и брюнетка решает перешагнуть через барьер учтивости и взаимной вежливости, накрывая их своими в коротком поцелуе, - я, видимо, тоже, - шепчет, едва оставляя какое-либо расстояние между ними и смело продолжая начатое, на задворках сознания понимая, что не сможет остановиться. И не захочет.

[nick]Ginevra Cunningham[/nick][status]разбивались моря о нерушимые скалы[/status][icon]https://i.imgur.com/H4lxVpd.png[/icon][lz]Джиневра Каннингем, 115 лет, маг, заядлая авантюристка, питающая слабость к забытым ценностям.[/lz]

+1

16

Говорить не думая, было непривычно для Ковача. Утратив легкий флер юношеского максимализма, вкупе с необдуманными фразами, очень много лет назад, он привык обдумывать каждое слово, строить выверенные фразы и, тем самым, давать собеседнику весьма однозначную, в плане желаемого смысла, информацию. Вряд ли, разговария с Джиневрой, мужчине необходимо было соблюдать все эти, им же придуманные правила. Однако, его последние слова и правда звучали немного... неоднозначно. И это было даже позволительно, если бы он сам это, как минимум, понимал. Не хотелось бы списывать все на количество виски, возможно, что алкоголь и правда был не при чем, а столь странное воздействие на него оказывал не градус выпитого, а присутствие здесь бывшей супруги. Это, конечно же, тоже могло показаться странным, но об этом Исаак уж точно сейчас не думал.

Мысли становились все более хаотичными, и куда интереснее созерцания ночного леса за окном комнаты, было рассматривание карих глаз женщины, стоящей сейчас к нему достаточно близко. - Пьян? - Ковач слегка улыбнулся, все также не отводя взгляда, - Может быть Вам... показалось? - он хотел было сказать что-то еще (будто бы последний диалог не доказал на практике, что оратор из него сейчас, мягко говоря, так себе. Спасибо еще до банальностей вроде: "я пьян, и тому виною ваша красота" не дошел, можно уже собой гордиться), но неожиданный поцелуй изменил планы мужчины до неузнаваемости.

Размышления о правильности подобного поведения ни разу не посетили голову Ковача. Как и мысли в принципе, если уж быть до конца откровенными. И даже сейчас, откинувшись на подушки, и путаясь пальцами в волосах женщины, устроившей голову на его плече, ни муки какой-либо пресловутой совести, ни размышления о том, насколько допустимо поступать именно так, не докучали мужчине. Он думал о том, что было бы хорошо выкурить сигарету, но отчаянно не хочется вставать. А еще о том, что ему просто хорошо, настолько, что он вполне готов провести так весь остаток ночи и грядущее утро. И дело было не в том несчастном алкоголе, ни в разрядке, столь необходимой, а в женщине, находившейся рядом. Она была главной и единственной причиной. Исаак не был сторонником поспешных выводов и необдуманных решений, тем более когда в их основу ложатся столь яркие эмоции. И никаких выводов он сейчас и не делал, просто наслаждаясь моментом.

- Знаешь, Джин, - он не переставал перебирать пальцами пряди ее темных волос, - Когда ты сказала, что ищещь ведьму, - это было, возможно, не самое приятное, но негативный окрас информации давно прошел, и сейчас Ковачу захотелось поделиться с Джиневрой теми странными мыслями, - Я сначала подумал, что... - примерно на этой фразе он пожалел, что вообще затеял этот разговор, но пути обратно уже не было, - У тебя появился кто-то, - Исаак усмехнулся неслышно, не из-за того, что не верил, что рядом с его бывшей женой может появиться достойный ее мужчина. Напротив, в том, что она не была обделена вниманием со стороны сильной половины человечества, Ковач как раз нисколько не сомневался. А из-за того, что подобные мысли вообще пришли в его голову, практически ворвались, заставив мага на какое-то время почувствовать нечто весьма схожее с ревностью и смятением.

+1

17

Как легко она вспомнила нежность его прикосновений, каждый изгиб тела, чуткую напористость и страсть, словно они расстались только вчера. Как легко Каннингем наплевала на обстоятельства, позволяя себе утонуть в желании, чувствуя как, жажда жизни просыпается все больше, пока живот неприятно покалывала метка от проклятья. Как легко поддалась влечению вопреки голосу разума.
Расположившись на его груди и слушая успокаивающий стук сердца, Джин не успела зайти в своих размышлениях о правильности своих поступков слишком далеко, так как они были прерваны началом разговора. Теперь, когда все преграды и сдержанность в их общении были стерты близостью, они могли действительно поговорить без прикрас и обмана.
Под мягким прикосновением его пальцев к темным волосам очень просто было говорить правду и ничего кроме правды. Эти нехитрые движения безо всякой магии открывали прямой доступ к тому, что женщина думала и чувствовала. Однако последнее, все же, стоило оставить при себе. Исааку не нужно повторение уже произошедшей истории, даже если ей этого хотелось, в этом Джиневра была уверена.
- И ты подумал, что я с этим «кем-то» хочу завести семью? – вялотекущие мысли постепенно находили свое очертание в форме слов, потому могло показаться, что она почти засыпает, но то, о чем говорил мужчина быстро сняло с нее пелену хранителя снов, - ты же знаешь, что я для этого не создана, и дело даже не в моей проблеме, - она говорила спокойно, беспристрастно, словно про другого малознакомого человека и чувствовала при этом невероятное смирение, - я никогда не стою на месте долгое время, так что остепениться – не про меня, - говорит хоть и правду, но от основной - ловко увиливает. Не будет подходящего времени, чтобы сказать, как сильно она хотела ребенка от него до того как возникла вся эта долгая эпопея с проклятьем. Опасаясь чрезмерной открытости, какой она подвергается в данное мгновение, чародейка на всякий случай ставит ментальный блок. Пусть лучше думает, что у нее от него есть множество секретов, с которыми она не хочет делиться.
И все же.
Мягко отстранившись, брюнетка не смогла не поддаться соблазну и не задать интересующий ее вопрос.
- И что ты почувствовал, когда подумал, что у меня кто-то появился? - сорвалось с уст быстрее, чем она смогла бы себя остановить. Внутренней честности и совестливости явно не хватало, чтобы заглушить просачивающийся наружу эгоизм. И на этот раз алкоголь тут ни при чем.

[nick]Ginevra Cunningham[/nick][status]разбивались моря о нерушимые скалы[/status][icon]https://i.imgur.com/H4lxVpd.png[/icon][lz]Джиневра Каннингем, 115 лет, маг, заядлая авантюристка, питающая слабость к забытым ценностям.[/lz]

+1

18

Сейчас ему было невероятно тепло. Это сложно было бы объяснить словами, но ощущение шелковистых темных волос под пальцами, жар, исходящий от бархатной кожи, и спокойное, размеренное женское дыхание, которые он сейчас ощущал, были лучшим показателем того самого тепла, которое Исаак чувствовал, и с которым не было ни малейшего желания расставаться ни на одну секунду. Как и говорило, Ковач не хотел давать какие-либо оценки этой ситуации, по его мнению они просто-напросто не требовались. Рассуждать о правильности поступков было бы глупо, когда речь шла о двух взрослых, в том числе и по магическим меркам, людях, в той или иной мере отдающих себе отчет в том, что и как они делают. Вряд ли в первые минуты появления Джиневры на пороге этого дома, он предполагал, во что может вылиться эта внезапная встреча. Но одно было ясно - он точно также хотел этого, и совершенно точно не испытывал ни капли сожаления.

Он и правда скучал по Джин, пусть и бессознательно прятал эти мысли настолько далеко в глубины подсознания, чтобы они не вгоняли в депрессию, и не мешали жить, заниматься необходимыми делами и все такое прочее. Увидев ее снова спустя достаточное количество лет, эти мысли очнулись от летаргического сна. Они были самыми что ни на есть настоящими, в этом маг не имел возможности сомневаться. И уж точно не были вызваны ни алкоголем, ни минутной слабостью. В принципе, Ковач понимал вполне здраво, почему они расстались, и учитывая характеры обоих, это не должно было вызывать особого удивления. Но точно также он понимал, что тогда, искренне, где-то глубоко внутри, вовсе не желал этого расставания.

- По-моему это была логичная мысль, - мужчина улыбнулся, когда Джиневра практически закончила его фразу. Мысль хоть и была логичной, как он считал, но приятного в ней не было ровным счетом ничего. И ее дальнейшие слова также не стали для него новым открытием. С той лишь поправкой, что Ковач мог бы их опровергнуть, долго и эмоционально рассказывая женщине о том, что чтобы она там про саму себя не надумала, она так или иначе ошибается. Хотя бы в том, что касается семьи. Да, когда-то и у самого Исаака была одна-единственная модель этой самой семьи, обусловленная и эпохой, и полученным достаточно ортодоксальным воспитанием, а также личным примером его родителей, старшей сестры и просто самим окружением, в котором он рос и развивался. Где женщина была никем иным, как хранительницей домашнего очага, матерью большого количества детей. Он жил в такой семье, и до сих пор бережно хранил теплые и трепетные воспоминания о том времени. Встреча с Джин многое изменила в его представлениях. Возможно, тогда он и не мог представить, что сможет сойтись с женщиной, столь азартной до всевозможных приключений. Возможно, в их первую встречу, когда Исаак, толком не раздумывая, протянул ей руку, чтобы шагнуть с подоконника аукционного дома в открытый портал, он еще не представлял, что столь далекая от него бытность, вскоре станет для него не просто нормальной, но и обязательной.

Потом он просто полюбил ее. По-настоящему. И это изменило очень и очень много для самого мужчины. И вряд ли сейчас было лучшее время, чтобы задуматься о том, насколько прошли эти чувства. И прошли ли вообще.

- Это каверзный вопрос, - Исаак снова улыбнулся, всматриваясь в карие глаза, - Но… - лгать смысла не было, да и мужчина вообще предпочитал не использовать ложь, тем более в общении с Джиневрой. - Что я мог почувствовать? Кроме… ревности, - это было предельно честно с его стороны. Хотя, возможно, стоило бы задуматься о последствия столь честного ответа.

+1


Вы здесь » Arkham » Настоящее, март 2019 года » the best reason to meet