14.02 Новое объявление администрации, поздравительное. Непосредственно поздравления и признания ищите в блокноте приятностей.
11.02 Новое объявление: у нас праздник, но подарок, кажется, будет завтра ^^
Дорогие гости, добро пожаловать в «Аркхем». Мы играем мистику, фэнтези, ужасы и приключения в авторском мире, вдохновленном мистическими подростковыми сериалами, вроде «Волчонка» и «Леденящих душу приключений Сабрины», и произведениями Г. Ф. Лавкрафта.

На форуме может присутствовать контент 18+
Квест: призрачная охота

Множество активных героев, которые не побоялись рискнуть
Активисты недели:
Новый рекорд Аркхема:
Стоит обратить внимание:
Мы не знали, что здесь писать. Но что-то да надо было. Потому мы здесь и пишем. Если вы это читаете, значит будете знать, что др Илая наконец-то прошло!
полезные ссылки

Arkham

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Arkham » Альтернативные истории » [AU] Let It Snow? Let It Snow


[AU] Let It Snow? Let It Snow

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

http://s8.uploads.ru/t/lqIg1.gif http://s5.uploads.ru/t/ISCJG.gif

инквизитор Иона & Данила
лето, панамериканское шоссе, где-то в Аризоне


Джону не давала покоя одна идея. Поэтому он пошел на крышу и вызвал снег.

+2

2

Свежие хрупкие хлопья нежно и медленно опускались в коричневые лужи смрадной подтухшей крови, разбавляя её водой. Постепенно снег начал накапливаться, впитывая в свое белое нутро темные разводы, и вскоре поглотил кровь полностью, покрыв все поле перед домом, на крыше которого сидел Джон, чистым пушистым покрывалом.
Полуденных стражей сменили полуночные, но никто из них не посмел потревожить медитативный покой инквизитора, обладавшего властью делать с местом преступления все, что заблагорассудится.

Даже засыпать его треклятыми сугробами по колено.

- Мириам, вы со мной полностью откровенны?
- Конечно, инквизитор Иона, как можно…
Голос женщины содрогнулся в ужасе предчувствия возможных подозрений.
Джон поморщился и прикурил сигарету, надеясь табаком перебить этот привкус религиозного подобострастия, которым так разило от дамочки, сидевшей напротив.
Ебаные католики.
Ебаные в ухо католики, входившие в круг избранных существ. Да как такое возможно-то вообще, если подумать? Вы же можете менять реальность, саму структуру вещей, предсказывать события, влиять на них по мере способностей, но все равно поклоняетесь выдуманному простыми людьми боженьке, трепеща в ожидании всевышней кары.
- И вы не помните ничего? - Джон выдохнул сигаретный дым прямо в её сморщенное временем и невзгодами лицо, наклонившись почти вплотную, ощущая запах свежего пота, дешевого крема от  Garnier и лжи.
- Он был одет… Невзрачно одет.
- Кто?
- Парень, приходивший сюда вчера.
- Думаете, что он имеет к произошедшему отношение?
- Да? Нет. Я не уверена! - Она почти сорвалась на крик, но быстро потушила в себе порыв к истерике. Даже удивительно, учитывая её состояние, подогретое видом раскуроченных тел и натиском Джона, практически ломающего ментально её сознание.
Только вот это и смущало.
Что он умудрился прощупать влияние извне, оказанное на дамочку ранее, но когда смел его, словно осенние листья, припорошившие древнюю могилу, обнаружил монументальную плиту.
Настолько монументальную, что не нашлось в его арсенале лома, способного проломить камень и добраться до сути.
Херня какая-то.
Такого раньше не случалось на его столетней памяти.
- Инквизитор! - позвал его один из полуденных стражей, заглянувших в двери. - Искомый мотоцикл был замечен в сорока милях отсюда. Мне…
- Да! - раздраженно прервал его Джон. - И побыстрей.
Ему захотелось в приступе раздражения затушить окурок о недоумевающую рожу Мириам, но он сдержал этот порыв. Не время и не место.

+1

3

Сил у Данилы осталось только на то, чтобы выйти, пошатываясь, из по колено залитого кровью придорожного кафе и завести свой чёрный Урал, ждавший его на парковке для мотоциклов.

— Херня, — прохрипел Данила и сплюнул кровь, когда после четвертого удара по стартеру мотор завёлся с таким рёвом, что вогнал бы в краску целый отряд Ангелов Ада.

Бывало и хуже.

В такие минуты оттеснялось на задворки сознания, вымещалось какими-то звериными инстинктами. Человеческое отрешённо осознавало, что надо заехать в мотель, в котором он остановился, чтобы набраться сил — забрать оттуда намоленные инструменты. Зверь же агонизировал — надо было срочно найти безопасное место как можно дальше отсюда, надо спрятаться и зализать раны.

Данила не слышал рёва сирен за спиной.

Урал выжимал рекордные сто восемьдесят — на таких дорогах грех не разогнаться, не то, что в родном Харькове. Он мог бы и больше, но зверь не позволял рисковать ещё сильнее. Сознание Данилы было шатким и нестабильным, голова кружилась, а перед глазами всё плыло. Проехав полчаса по дороге, он съехал с насыпи и скрылся в пустыне, оставляя за собой столб содовой пыли. Здесь и ветер не найдёт.

Зверь везде нашёл бы, где укрыться. Вырыл бы нору в лесу под корнями или вырубил бы в тундре ледяное убежище. В пустыне Аризоны ему словно помогли высшие силы — огромный скалистый массив встретил его, раскинув свои объятия, не успело выработаться и половины бензобака.

Грот, в который забился зверь, был больше похож на гроб — только лёжа, только на спине. Рука не поднимется и на двадцать сантиметров над телом — упрётся в каменный свод. Из последних сил Данила наложил морок на мотоцикл, который некуда было спрятать, и это чуть не убило его. Сердце выдало сто сорок ударов в минуту, виски сдавило; несколько минут он стоял на четвереньках, тяжело дыша и отхаркиваясь бурой кровью с чёрными и зелёными прожилками.

— Нима! — страшно, как вставший из могилы мертвец со сгнившими голосовыми связками прохрипел Данила, одной рукой упираясь в землю, а второй держась за горло, прижимая к нему мельхиоровый перевёрнутый крест на шнурке, — Огавакул то сан ивабзи! — по мере чтения его голос менялся, то срываясь на фальцет, расщепляясь и будто превращаясь в визгливый хор кастратов, то становился низким и клокотал кровью в горле, — ...Ежи Шан Ечто...

Стало легче. Данила сумел подняться, поцеловал крест, измазав его кровью и снова забился в грот настолько далеко, насколько помещался. Не прошло нескольких минут, как зверь забылся тревожным болезненным сном.

+1

4

Следующее побоище обнаружилось в небольшом придорожном кафе. Официантки, дальнобойщики, парочка местных жителей, зашедших выпить кофе с вишневым пирогом. Все они теперь оказались размазанными тонким слоем по полу забегаловки.
Джон попытался брезгливо переступать через разбросанные конечности и обходить особо глубокие кровавые лужи, но быстро осознал бесперспективность этого занятия и смирился с испорченной обувью. Впрочем, его ботинки были куплены в Marks&Spencer по дешевке и за месяцы разъездов по панамериканскому шоссе стали выглядеть как куски говна.
Их владелец выглядел не лучше.
- Вендиго? - пробормотал он себе под нос, с недоумением разглядывая то, что некогда было миловидной женщиной за сорок с крашенными в белый волосами. - Нет, у них весьма отчетливая аура, они бы не удержались пожрать, а эта хрень ни на что не похожа.
“Из того, что ты видел и ощущал ранее”, - услужливо подсказал внутренний голос. намекая на профессиональный провал никогда до этого не лажавшего инквизитора.
- Ваше свят... Сэр, команда зачистки прибудет лишь завтра.
- Хорошо. Оставайся здесь и проследи, чтобы никто из людей не приближался к дому. А мы с Айзеком отправимся дальше.
Конечно, у него все еще были в запасе полуночные стражи, но, во-первых, совсем не факт, что они настигнут преследуемого в темный час, когда ночные помощники смогут действовать. Во-вторых, предписания для законников требовали от инквизитора брать с собой на столь опасное задержание не менее двух стражей.  Но те, кто мог настучать Джону по рогам за нарушение протокола, были далеко, а Айзек служил ему верой и правдой уже двенадцать лет, сполна доказав, что умеет держать язык за зубами.
Далеко ехать не пришлось. Поисковой амулет просигнализировал свернуть с дороги, после чего пришлось еще поколесить по пустыне, и вот уже двое мужчин в помятых костюмах мрачно курят, прислонившись к кузову, попутно разглядывая высоченную серую скалу, преградившую им путь.
- Он же не?
- Сбрендил? На настолько отвесную стену и горный козел не вскарабкается. Хотя… Мог бы упырь из европейских, они любят под потолком позависать, но наш пациент точно не из этих.
От упырей всегда настолько отчаянно воняло землей, что даже не обладающий сверхъестественным чутьем мог бы это легко почуять.
- Но куда тогда он делся? Амулет указывает на скалу, но тут никаких трещин и пещер.
- Ладно, посмотрим.
Джон извлек из машины коробку со свежими яйцами, вытащенными из под наседки еще на кровавой ферме. Приложил к уху каждое, после чего с довольным видом выбрал одно и отправился с ним к нависающей скале, где сел прямиком в песок. скрестив ноги по-турецки. Перед собой инквизитор развел небольшой костерок из пары щепок и пустой сигаретной пачки. Тот быстро прогорел, после чего Джон старательно измазал углями яйцо, сделав его практически черным. Из кармана он достал длинную иглу и проткнул яйцо насквозь, бормоча себе под нос заклинания, через дыры в скорлупе потекла кровь, а вокруг заметно потемнело, словно солнце закрыла мимолетная туча.
- Где же ты, я призываю тебя! - вопросил инквизитор, размазывая кровь по ладоням и лицу. На лацканы его потертого пиджака упали несколько снежинок. Скала словно дрогнула, издав глухой рокочущий звук посыпавшихся камней.

+1

5

Зверь спал без снов. Плохо. Это значило, что сил осталось так мало, что их теперь придётся очень долго восстанавливать по разным источникам силы. И продолжать увиливать от правосудия при этом.
Зверь проснулся раньше человека. Когда Данила пришёл в себя, он обнаружил, что лежит внутри грота на животе, припав к самому краю и тревожно вслушивается в ночную тишину. Шаги, которые он слышал, принадлежали не койоту. И голос... голос, который был едва слышен сквозь пустынный ветер — он точно принадлежал не койоту.
Но зверя настораживало что-то ещё, что именно — Данила понял не сразу. Только потом. Когда понял, что от его визитёров разит магией.
Зверь оскалился, пытаясь пятиться назад, но упёрся в стенку. Спонтанный выброс силы пробежался мурашками по подоконнику, но от этого стало только хуже — у него не было достаточно силы, чтобы отвлечь или убить своих преследователей, но теперь они точно его заметят.
На секунду повисла мёртвая тишина, даже цикады перестали стрекотать. И сразу после этого морок обвалился с грохотом лавины, от чего зверь забился ещё глубже и бессильно оскалился. Но сил было мало, слишком мало.
И...
И, чёрт возьми, это могло сработать.
Данила сорвал с шеи перевёрнутый крест, лихорадочно стащил цепи с запястий и быстро прикопал их в углу грота, спрятав за камнями.
Он выполз из грота им навстречу, худой и мертвённо бледный, с воспалёнными красными глазами и больше похожий на огромного белого паука, чем на человека.
— Кто здесь?! — панически срывающимся голосом спросил он. — Ни шагу! Или... или я... я буду стрелять! — в конце фразы его голос задрожал и сорвался на фальцет.
На заплетающихся ногах (притворяться почти не пришлось), он подошёл к мотоциклу, несколько раз споткнувшись, и спрятался за кожаным сиденьем, так нелепо и жалко, как будто это действительно могло бы его спасти.
— Не приближайтесь!
Отсюда он мог немного рассмотреть своих гостей — вернее, одного из них, который стоял не в тени от горного сталагмита. Это был неопрятно выглядящий мужчина с очень утомленным лицом — кто-то из этого местного аналога инквизиции, которой запугивал его тот самый... тот, с которого всё началось.
Зверь рвался из всех сухожилий, не веря, что человек добровольно тащит его в капкан, но Данила из последних сил держал его удила.
В нём не осталось ни капли силы, никто в здравом уме не опознает в нём человека, способного на то, что устроил Данила. От него не пахнет магией — только кровью, страхом и отчаянием.
— Ни шагу больше! — он снова осторожно высунулся из-за сиденья. — Ни шагу! У меня есть кольт! Я выстрелю!

+1

6

Когда из практически невидимой пещеры в, казалось бы, монолитной скале показался некто, едва различимый в полумраке, Джон быстро вытащил иглу из кровоточащего яйца и сжал скорлупу в кулаке. Та хрустнула, растеклась по грязной ладони сгустками черного и осыпалась в песок мельчайшими крупинками. Грохот камней мигом прекратился, и в наступившей тишине отчетливо раздался писклявый испуганный голосок предполагаемого противника инквизитора.
Брови Джона невольно поползли вверх при виде этого жалкого существа, но он тут же настороженно вскочил на ноги и сосредоточился, приготовившись к возможной атаке.
Зло зачастую приобретает самые невинные формы.
- Сдавайтесь, - сухо предложил маг, сделав знак своему помощнику зайти к подозреваемому со спины. Айзек мигом выполнил указание, бесшумного скользнув в сторону непонятно откуда взявшегося в пустыне мотоцикла незнакомой марки.
Джон нахмурился. Как он мог не заметить здесь это уродливое транспортное средство? - Сдавайтесь и предстаньте перед судом луизианской коллегии магических существ за преступления против людей!
По сути, чего уж там, коллегии магов плевать всегда было-есть-будет на обычных людишек.  Но вот незыблемый много веков статут секретности, окружавший потусторонний мир, не терпел выходок подобного рода. Сегодня вампир скушает парочку зазевавшихся фермеров, а завтра уже журналисты со всех концов страны начнут истерить и описывать следы укусов и прочие ужасы.
Чаще всего им мешали истерить Джон и ему подобные, экстренно заметая следы.
Так что фермеры оказывались жертвами диких животных или попадали в аварии на шоссе, раскатывая пьяными на машине с испорченными тормозами.
- Выстрелите? Это вряд ли, - усмехнулся Джон, пытаясь “просканировать” нелепого белобрысого парня, ведущего себя совершенно не так, как должен был вести предполагаемый кровожадный маньяк, поплясавший на трупах, которыми исправно устилал весь путь своего следования по шоссе. - Кончай дурить, я знаю на что ты способен, давай без этого театра пантомимы…
Но чем ближе подходил к трясущемуся придурку Джон, тем больше сомневался в том, что именно этого типа они ищут. От него не веяло магическим могуществом. Никаких признаков сверхъестественных способностей, ничего из обширного списка опознавательных знаков, присущих разного рода тварям, видов которых бродило по земле великое множество.
- Инквизитор Иона, - смущенно пробормотал Айзек, держащий мальца на прицеле. - Это точно наш клиент?
- Не будем делать скоропалительных  выводов. Уже достаточно стемнело?
Ответом на его вопрос стал глухой стук, послышавшийся из багажника припаркованного неподалеку автомобиля. Еще один удар, и крышка багажника с грохотом открылась, а внутри обнаружился дешевый гроб с потрескавшимся лаком и дурацкими алыми пумпонами на углах. Гроб распахнулся, посыпалась сухая земля, наполняющая ящик доверху, а наружу выбралась худощавая женщина средних лет в старомодном грязном платье. Темные волосы спутались, украшенные комьями земли, кожа лица отдавала синевой и казалась влажной и липкой, но озорные карие глаза дамочки несколько сглаживали мертвяцкое впечатление готового к разложению трупа.
- Тьфу! - выплюнула она комок грязи и бодро выпрыгнула из багажника, рысцой направившись к замершему за мотоциклом парню. - Кто тут у нас? Ну-ну, не бойся, дурашка, иди к мамочке, мы тебя не обидим. Иона, какого хрена ты запугал ребенка? Какой он тебе убийца, посмотри на него!
- Александра, при всем уважении, но какого хрена - это про то, что ты тут сейчас сюсюкаешься с опасным маньяком. Возьмите его под стражу немедленно.
Но голос Джона звучал неуверенно. Парень выглядел изможденно и жалко, вызывал неуютную брезгливость своим видом, оприходовать его боевыми заклинаниями казалось чем-то сродни избиению тюлененка палкой.
- Подойди ко мне, милый, - пропела Александра сахарным голоском, применив свои природные способности очаровывать смертных, готовых под их влиянием хоть с крыши дома спрыгнуть, хоть горло под клыки подставить со слезами счастья на глазах.

Отредактировано Oliver Templeton (03-12-2018 22:28:37)

0

7

— Сдавайтесь.
"Почему... Куда... Моя собака. Что с моей собакой. Что будет, если они выстрелят в бензобак.
Billie Gean... Is not my love... Billie Gean... Трам-пам-пам.
Какого чёрта..."
Новички говорят, что сложно остановить внутренний диалог. Нет, не сложно.
Сложно искусственно создать тот внутренний диалог, которым надо замаскировать свои настоящие мысли.
Данила не знал, «читают» его сейчас или нет, но концентрировался изо всех сил, чтобы создать тот шум, который нужно услышать его гостям. Скачущие мысли вусмерть напуганного человека. И ни в коем случае не позволить вмешаться зверю.
В конце концов, если они начнут его читать и услышат только сосредоточенную тишину, это вызовет много вопросов.
— Кто вы?! Почему я должен вам верить? — он сложил лапки на бензобак, осторожно высовываясь из-за него, как дворовый котёнок, недоверчивый, но отчаянно желающий верить.
Зверь оживился, услышав сырой запах кладбищенской земли, и замер, затих, ожидая, что будет дальше, превращаясь в губку и приготовившись впитывать эту энергию, такую же жирную и сладкую, как эта самая земля. Данила отвлёкся на миг, одёрнув его и снова вернулся к навязчивой песне, прилипшей в самый неподходящий момент.
— Ну-ну, не бойся, дурашка, иди к мамочке, мы тебя не обидим.
— Кто вы?! — повторил Данила и всхлипнул.
Запах стал ярче, сильнее, слаще. Зверь заклокотал как шакал, увидевший тушу буйвола, валяющуюся посреди пустыни. Мысли Данилы снова панически спутались на миг, но ничего конкретного в них не проскользнуло.
"Потерпи."
Приказал он.
Зверь не слушался его приказов, и был намного менее сдержан, чем сам Данила, но инстинкт самосохранения был и у него.
- Подойди ко мне, милый
Вампир. Они приволокли вампира.
Если поддаться чарам, Данила сам расскажет им всё, от самого своего рождения. И не только о себе.
— Не подходи ближе! — воскликнул он, вскакивая, и чуть не опрокинул мотоцикл, отталкиваясь от него, чтобы отшатнуться.
Он снова метнул взгляд на двух других, что стояли поодаль, снова посмотрел на вампиршу. Запах, который исходил от неё, действовал не хуже чистой текилы. Или это были чары.
— Хорошо! — воскликнул он, поднимая руки, когда почувствовал, что вот-вот поддастся. Снова затравленно посмотрел на тех двоих в тени. — Хорошо. Я иду к вам. Я безоружен. Не причиняйте мне вреда. Пожалуйста, — попросил он со слезами в голосе, и это уже было на грани, такой спектакль уже можно было раскусить.
Что будет с моим мотоциклом, куда они его денут, как я его потом заберу, а если его угонят.
Два левых нижних ребра тихонечко заныли в присутствии излишне ласковой вампирши. Там, на рёбрах, была набита татуировка в виде пентакля с арамейской вязью, и её проблема была в том, что он не мог содрать её и оставить там же, в пещере, где оставил все свои амулеты.
Он споткнулся с поднятыми руками по пути и, ойкнув, стравил немного энергии, которой зверь успел хлебнуть из запаха волос вампирши, маскируя её под резкий испуг. Это как пердёж кашлем замаскировать — нелепо, но всегда можно отбрехаться, что случайно вырвалось.
— Что со мной будет? — спросил Данила, подойдя вплотную к тому неопрятному парню в пальто.
Его руки неуверенно дрожали, но он продолжал держать их поднятыми перед собой, не решаясь опустить.

+1

8

- Те, кто применят силу, если ты сейчас же не выйдешь с поднятыми руками! - гаркнул потерявший терпение Джон. Распускающий сопли маньяк как-то не вписывался в картину и жутко раздражал. Лучше бы выпрыгнул им навстречу со зловещим хохотом - можно было бы тогда его на законных основаниях спалить к чертям собачьим и поехать уже в ближайший мотель высыпаться.
Александра гнусно ухмыльнулась и продолжила напевно увещевать белобрысого цыпленка, постепенно приближаясь к тому шаг за шагом. Словно готовясь к решающему броску. А кидалась на людей Александра очень здорово, прям таки на загляденье, любая пантера обзавидуется. Джон пару раз был свидетелем подобных трюков и теперь не очень любил работать с вампиршей в паре. Он вообще не любил тех, кто был в состоянии свернуть ему шею двумя пальцами, не прикладывая к этому особых усилий.
Малец не торопился поддаваться на мурлыкание кровососки, что настораживало. Обычно простые смертные не выдерживали и минуты, тут же кидаясь навстречу Сашеньке с горящими глазами и безумной улыбкой на устах.
Значит, не человек.
Но кто, Грессиль его побери?
Загадочный хмыреныш наконец перестал испытывать терпение уже горящего желанием запустить в него заклинанием Джона и выполз из-за своего облезлого драндулета, принявшись причитать. Айзек тотчас взял его на прицел при помощи заряженного еще в коллегии амулета, а Александра радостно заулюлюкала и подскочила поближе, плотоядно обнюхав шею и затылок трясущегося парня.
- Вы предстанете перед судом коллегии, мистер как-вас-там. Вы обвиняетесь в убийстве семнадцати простых смертных при помощи магии, нарушении статута секретности и побеге от представителей инквизиции. После расследования вам вынесут приговор.
Вампирша присвистнула и попыталась лизнуть ухо “маньяка”, явно представляя того в виде аппетитной булочки. Джона раздраженно закатил глаза и одернул зарвавшегося стража:
- Александра, будьте так добры и примените к подозреваемому блокирующие и связывающие чары! И прекратите над ним сопеть, он же сейчас в обморок грохнется. Айзек, давай ты, это невыносимо. Саша, тебе не пора в гроб, а? Там земля уже стынет.
- Куда там она стынет, она и так холодная! - надулась Саша, но все же сделала шаг назад, предоставив возможность Айзеку обыскать парня. - Козел.
- Что ты там бормочешь?
- Ничего, инквизитор Иона, я просто сама с собой разговариваю. Привычка.
- Как тебя зовут? - Джон устало прикурил сигарету и окинул тщедушного убивца внимательным взглядом, не преминув заметить на одежде того кровавые пятна. - И что за богомерзкая колымага? Впервые вижу такую модель.
Айзек тем временем прищелкнул пальцами и тихо забормотал, принявшись обматывать запястья их добычи незримыми нитями связывающих чар, долженствующих не только удержать преступника в путах, но и блокировать любые попытки того поколдовать.

0

9

Данила ещё несколько раз панически шарахнулся от вампирши, которая упорно пыталась вторгнуться в его личное пространство. Придушил он как-то раз парочку таких упырей — под Карпатами, недалеко от Львова. Упыри там жирные, непуганые. Ожерелье из упыриных зубов лежало сейчас в комнате мотеля где-то во многих милях отсюда. Было в Даниле это человеческое — не любил он упырей, ох, как не любил.
— В убийстве?! — Данила вытаращил глаза на этого самовлюблённого Торквемаду, — Что?... — прошептал он севшим голосом. — Кого?...
Вампирша снова подобралась к нему со спины, и Данила рефлекторно чуть не двинул ей с локтя по зубам, но вместо этого зябко поёжился и замаскировал этот жест, потерев ладонью собственное плечо.
— Это какая-то ошибка, сэр, — кротко проблеял он.
У него была выделяющаяся внешность — наверное, даже в Штатах не разгуливают по улицам толпы седых молодых людей — выжившие могли дать его описание инквизиторам. Но это всегда можно свалить на морок.
— Это Урал, — рассеянно ответил Данила в ответ на вопрос о «колымаге», — Это... это наш... отечественный...
Данила подозрительно зыркнул исподлобья в сторону второго, который подошёл к нему и жестом потребовал вытянуть руки.
Зверь ощетинился внутри, но Данила и без него знал, что этого он допустить не вправе.
— Нет, — твёрдо потребовал он, отдёрнул руки и спрятал их за спину. — Вы не имеете права. Я не позволю.
Он попятился. Он уже слышал рычание зверя.
— Я гражданин Советского Союза, — почти спокойно объяснил он, не забывая придавать голосу нужную дрожь, — вы не имеете права меня трогать. Я требую, чтобы меня отвезли в посольство, и уже там выдвинули мне все обвинения.
Обстановка ощутимо накалилась, и Данила не мог даже прикинуть мысленно примерный план действий, продолжая крутить в голове панические мысли о том, «что будет со мной и с мотоциклом» вперемежку с «заевшей» дурацкой песней Джексона. Рефлексы были всем, на что он мог положиться. Рефлекс молниеносным броском метнуться обратно в грот за амулетами и надеяться, что там осталось хотя бы немного силы. И что это победный рывок не убьёт его вместе с этими инквизиторами.
— Сэр, — голос Данилы дал петуха, выдавая неуверенность. Он откашлялся (не спеша, впрочем, вытягивать руки перед собой, как продолжал требовать тот, второй) и повторил: — Сэр. Я могу показать вам паспорт, если хотите. Международный скандал, оно вам надо? — он судорожно вздохнул, набираясь смелости. — Я... я не очень вам доверяю. Доставьте меня в посольство.

0

10

- Ошибка или нет - в этом разберется коллегия, - холодно проинформировал Джон подозреваемого, который вел себя так, как и должны вести большинство уличенных в преступлении - жалобно мычал, что невиновен, а стражи его с кем-то перепутали.
Может, и перепутали, чего уж там.
Джон старался отбросить эти мысли, но факт оставался фактом - никто из свидетелей не смог дать нормально описания убийцы. Словно морок какой-то застилал в их памяти все подробности и приметы. Сходились они только в одном - это был молодой мужчина достаточно хрупкого телосложения.
Но настолько сильный маг, как тот, что устроил кровавую баню на пути своего следования, вполне способен запутать следы и направить стражей по ложному пути, заставив их думать, что этот трясущийся мальчишка с серыми космами и есть их цель.
-  Урал? Впервые слышу.
Владелец колымаги внезапно заартачился, что Джона весьма вывело из терпения. Он хотел уже побыстрей запихать мальца в машину, Сашу в багажник, колымагу сжечь и рвануть домой. В Луизиане он сдаст парня на руки коллегии, а сам отправится в спа, где смоет с себя дорожную пыль и насладится массажем.
- Не позволите? - ядовито поинтересовался ощетинившийся Джон. - Вас никто и не спрашивает. Доверие ваше нам ни к чему, как и паспорт. Коллегии плевать на человеческие законы и границы  государств. Коллегии важна только магия. Или ты, придурок, идешь с нами добровольно, или я через пять секунд скручу тебя в бараний рог и запихну в тачку, где ты проведешь несколько часов в позе настолько неудобной, что в конце пути проклянешь себя за тупость. Итак, раз. Два. Три.
Разозлившись, инквизитор отмахнулся от Айзека, тотчас послушно прекратившего колдовать, и на минутку отвернулся от подозреваемого, когда неугомонная Александра с грохотом обрушила несчастный Урал в песок, попытавшись его рассмотреть в деталях, но не совладав с силушкой вампирской.
- Упс!
- Четыре. Саша, харе! Пять…

0


Вы здесь » Arkham » Альтернативные истории » [AU] Let It Snow? Let It Snow