Horror News №7юбилей и видео
Две неделиГоварда Лавкрафта
Акции от АМСищем вампиров
С Днём Рождения!юбилей форума

deep night dreams
Debora Hayes & Vincent Welsh

FEARS: Джессика до 16.11
NIGHTMARES: Тео до 15.11
VENDIGO: Исабель до 19.11
Aiden

Ведение сюжетных квестов, анкетолог, местный тамада-затейник, мастерски орудует метлой правосудия.

x Debora

Анкетолог, в активном поиске брутального мужика с бородой. Консультирует по вампирам, оборотням, магам, вендиго и древним, а также тёмной ночью может подержать за коленку.

x Jennifer

Ведение сюжетных квестов. Консультирует по драконам и на тему того, как выжить в тяжелые будни Аркхема.

x Misty

Анкетолог, изредка тамада-затейник. Расскажет о том, как размножаются русалки (без икры). Консультирует по магам, перевертышам, суккубам и древним.

// Гостевая книга и FAQ x Синопсис x Игровые виды x Сетка ролей x Внешности x Нужные персонажи
wanted
Арден

Арно

нужный

аркхем, 2019 год приключения в авторском мире
arkham's whisper
не доверяй всему, что слышишь
«Он не отступится ни перед чем ради собственной свободы. Никакая цена не была для него в сей миг слишком высокой. Он убьёт даже самого себя, если другого выхода не будет. И эта мысль его не пугала. Страха больше не осталось. Его вытеснило крышесносное марево ярости.» © Тео читать дальше

Arkham

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Arkham » Альтернативные истории » [AU] object status is broken


[AU] object status is broken

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

https://i.imgur.com/pcgxYgW.png

Mark Kowalski & Eva 0.18-9/003
12 сентября 2126 года, Чикаго


- Я всегда думала, что мне чего-то не хватает, чтобы стать полноценным человеком.
- Поверь, в тебе больше человечности, чем в самих людях.

[icon]https://i.ibb.co/N1hL6cw/2856.png[/icon][nick]Eva[/nick][lz]<b>Ева 0.18-9/003</b>, неисправный андроид, подвергшийся сомнениям[/lz][sign]https://i.ibb.co/tJ0Lkth/2857.gif https://i.ibb.co/4pBnDHx/2859.png https://i.ibb.co/hmhZqsR/2858f.gif
Если хочешь что-то починить, нужно всё разобрать.
И понять, где то, что
важно.
[/sign]

+2

2

Марк терпеть не мог подобные сборища. Те, что более сговорчивые называли приемами, раутами, будто бы скучали по средневековью, о котором в их современности имели слишком расплывчатое представление. В противном случае они бы наверняка ужаснулись от условий жизни того времени. Умный дом? Нет, не так. Умная… крепость? Отлично звучит, особенно когда помои и фекалии выливают из окна на булыжную мостовую. Или запихивают в прически прекрасных дам аналог нафталина и отравы для крыс, в противном случае поутру можно было бы не обнаружить большей части этого предмета гардероба. Это сейчас он может давать голосовые команды Йори (имя Ковальски задал этой системе сам, когда сразу после приобретения модернизировал ее системный код), а она уже сама варила кофе, включала воду в душевой, свет, ионизатор воздуха… продолжать можно было бесконечно. Весь верхний город стал одной большой электронной умной сетью. Марка, как инженера, это должно было все больше радовать, ведь он сам ежедневно делал немалый вклад в развитие прогресса, но в последнее время отчего-то Ковальски этот прогресс начинал пугать. Совсем немного. И он был достаточно умен, чтобы об этом ни с кем не разговаривать.

Но возвращаясь к раутам. Тем, кто сумел получить востребованную специальность, выделиться, подняться по карьерной лестнице в столь крупной государственной корпорации, вместе с большими деньгами и прочими социальными привилегиями, прилетала еще и гора обязанностей, неисполнение которых могло негативно сказаться не только на их карьере, но и на жизни в целом. Вряд ли в рядах коллег Ковальски нашлись бы желающие отправиться жить в то, что он называл старомодным словечком «гетто», будто бы возвращаясь к в конец двадцатого века, в котором он и не жил вовсе. Когда некоторые районы старого Чикаго были наводнены преступными элементами, и жили по своим собственным внутренним законам. Марк вообще любил историю, и много читал, в том числе и о предпосылках классового деления и законов 2069 года, а потому ему казалось, что именно это определение максимально точно описывает происходящее на нижних ярусах города. Кто-то называл этих людей отбросами, но мужчина не был столь категоричен в высказываниях, предпочитая и вовсе в беседах обходить этот вопрос стороной. Сейчас же ему необходимо было отправиться в общество тех, кто больше всего на свете боялся покинуть верхний город. Тех, кто носит выглаженные рубашки, кто пьет синтетическое шампанское, считая его куда вкуснее и лучше натурального, кто готов вкладывать миллионы долларов в «продукт» - и не важно, что они под этим подразумевают – новейшие технические разработки в части вооружения, транспортные средства, синтезированные наркотики или же тех андроидов, что проектировал и создавал сам Ковальски.

- Готовь машину, Йори, - мягкий нейтральный голос немного успокаивал, недаром Марк перерыл множество тонн информации в даркнете (который чудом выжил в перипетиях прогресса, хотя… куда бы он делся?), чтобы найти хорошую запись давно уже почившей певицы, чье имя ничего мужчине не говорило, но голос ему все же нравился. И именно им с ним общалась домашняя система управления.  – Уровень заряда? – конечно, он мог и забыть о том, что транспорт необходимо заряжать, как и гаджеты, но благо Йори всегда была синхронизирована с его календарем, и знала, где и во сколько он должен находиться, чтобы максимально подготовить все необходимое. Порою Ковальски думал о том, что без всей этой техники человек теперь не сможет прожить и часа, просто впав в психоз из-за непонимания, как включается чайник, где в машине ручная система управления, и как выключить в комнате верхний свет.

То, что по привычке до сих пор называли машинами, плавно, для такой-то скорости, несло Марка в сторону самого элитного в верхнем Чикаго жилья. Частные постройки походили на мечту футуристического художника. С той лишь разницей, что вот уже не первый год они были вполне обыденной реальностью. Ковальски отмахнулся от робота, пихавшего ему в руки бокал с ярко-малиновой жидкостью, в которой плавали сияющие кристалики. Пару раз один знакомый доставал ему на черном рынке пиво. По словам добытчика – самое обычное, ручного производства, каким оно было сто и двести лет назад. И стоит заметить, что ничего вкуснее Ковальски в своей жизни не пробовал. Если говорить про алкоголь, конечно. Разве можно было сравнить это с синтезируемой дрянью? Впрочем, бокал взять все же пришлось. Он хорошо усвоил, что в таком обществе самая большая глупость – это выделяться.

Скучные люди. Скучные разговоры. Фальшивые улыбки. Все это давно уже приелось. И Марк чувствовал себя здесь так, словно отбывал необходимую повинность. Ту самую, что именовалась сохранностью его блестящей карьеры. Шутка ли, он числился одним из лучших биоинженеров Корпорации, и должен был соответствовать. Ковальски не знал, мечтал бы он также об этой работе, зная наперед, сколькими нюансами обрастет карьера ученого на самом деле. Но здесь нельзя было уже сделать хотя бы шаг назад или в сторону. Декларируемая с плазменных экранов свобода была сущей иллюзией, с которой необходимо было соглашаться. Или уходить туда, о чем не хотелось даже думать. Спустя час, Марк все же выбрался на большую террасу, практически пустую, если не считать одного андроида, почему-то находившегося тут в одиночестве.

- Я готов представить Вам проект, господа, - Ковальски машинально поправил галстук, непривычная штука для человека, привыкшего большую часть своей жизни торчать в лабораториях. – Это «Ева». Поверьте, такого Вы еще не видели. И, смею предположить, не могли и представить себе, что такое вообще возможно.

Она была его лучшим творением. Особенным. И потому сейчас, боковым зрением заметив знакомые черты (как бы странно это не звучало в случае с андроидом), Марк почувствовал холодок, предательски пробежавший по спине.  Да, проект был закрыт, несмотря на то, что именно за него мужчина получил повышение и прекрасные дивиденды. Но Корпорация хотела делать упор на другое. И Ева так и осталась уникальным творением. С той лишь разницей, что несмотря на закрытие так и не начавшегося производства, Ковальски не позволили забрать себе этого андроида, или хотя бы попробовать ее модернизировать. Он был безумно расстроен, когда узнал, что во время его отсутствия, Ева была отправлена буквально в утиль. Так что же, выходит, ему солгали? Потому что он не мог ошибаться. Не мог, и все тут. Только не в этом.

- Ева? – Ковальски подошел ближе, забыв о том, что в пальцах была зажата электронная сигарета, испускающая искусственный дымок, без запаха и вреда для окружающей среды (как будто бы окружающая среда все еще существовала). – Ева? – он переспрашивал, потому что показалось, что она его просто не слышала. Ее могли перепрошить? Очень вряд ли. Она была опытным образцом, и Марк сделал достаточно, чтобы изначальный код никто не смог изменить. Никто, кроме него. – Почему ты здесь? – многие коллеги порою шутили, что Марк слишком по-человечески относится к андроидам, но ведь разве можно было относиться иначе, когда он своими руками наделял их интеллектом, который хоть и назывался искусственным, но зачастую значительно превосходил таковой настоящий у многих живых людей.

[icon]http://s5.uploads.ru/DYHs7.gif[/icon][nick]Mark Kowalski[/nick][lz]<b>Марк Ковальски, 37 лет</b> Биоинжинер, сотрудник корпорации USAndroid. Проектирует и создает андроидов[/lz][sign]https://69.media.tumblr.com/ec4dd1a0640c7e0a12985cb344406800/tumblr_inline_ogt1rbwI7a1rifr4k_500.gif https://69.media.tumblr.com/2ed885b4f18c9ad9637f9f7f84670437/tumblr_inline_ogt1rhYjEE1rifr4k_500.gif

Это картина мира тех, кто
Вашей давно противится, как секта
Ведь у всего не единый архитектор
Всё переплетено, мне суждено тут помереть еретиком

Ваша картина мира — сетка
Полотно, текстильная салфетка
Будто работала ткачиха или швейка
Но всё переплетено, само собою — набекрень, наискосок

[/sign][status]все переплетено[/status]

+1

3

Огни города словно магнитом притягивали взгляд, уже многие годы заменив людям привычное им звездное небо. Теперь они восхищались неоновыми вывесками и переливающимся искусственным светом в ночи, напрочь позабыв о том, какая не оскверненная человеком красота скрывается за тяжелыми, загазованными тучами небосвода. И как же порой неистово хотелось заглянуть по ту сторону, прикоснуться к чему-то столь вечному и прекрасному, что неподвластно изменениям, которым подверглась вся эта планета благодаря человеческим деяниям.

Девушка, одиноким силуэтом на фоне переливающихся огней, стояла под открытым небом, задрав голову высоко вверх, словно в надежде заприметить, казалось бы, знакомые мерцание в ночи. Но, кажется, она ни сейчас, ни ранее, никогда не видела их вживую, пусть и не отрицала, что столь живые воспоминания имеются где-то на задворках её памяти. Фальшивые воспоминания, о фальшивых звездах, в фальшивом человеке. Не это ли ирония, особенно прекрасно всё это понимать, но ничего при этом не пытаться сделать? Учтивая улыбка медленно сползает с лица, тогда как пальцы с силой впиваются в металлический поручень, с простым желанием - выстоять и не упасть.

Огни города калейдоскопом проносятся перед глазами. Словно она бежит куда-то, от кого-то, и легкие болью разрываются в груди, так как нет сил больше бороться за жизнь. Столь глупую жизнь, которая столь глупо скоро закончится. Прохладный ветер мимолетно касается её темных волос, обдав лицо легким ароматом сирени. Синтетическое растение, которое ни в какое сравнение не идет с оригиналом, который с текущей экологией становится практически невозможно вырастить. Но ей этот запах нравится, он несет с собой умиротворение и ощущение легкости. Лёгкости парения, когда ноги отрываются от земли и она начинает падать, ощущая невесомость, трепещущий за спиной поток воздуха и огни ночного города, чередой лихорадочных всполохов, ослепляющих её в последний раз.

Ева лишь судорожно вздрагивает, цепляясь пальцами за поручень из всех сил, ощущая как ноги слегка подкашиваются от внезапных воспоминаний. Порой она хотела бы ничего из этого не помнить, как и не чувствовать, но зачастую клиенты хотят иметь "живых кукол", которые смогут не только поддержать интересный, можно даже сказать, высокоинтеллектуальный разговор, но еще и отреагировать на более физическом плане. Будь то оргазм, полученный в кабинке ближайшей уборной, или намеренно потушенный окурок, о покорно подставленную ладонь. Так что да, порой и правда было бы неплохо всё забыть, а может даже и забыться. Но учтивая улыбка вновь растягивается на лице, когда девушка слышит легкое обращение, скорее всего предназначенное ей, но возможно это было и не так. Она уже не первый раз ошибалась, путалась, а возможно даже, попросту надеялась оказаться той, которую кто-то так неистово ищет.

- Вы ошибаетесь, - губы слегка вздрагивают, когда голова с легким недоумением слоняется набок, - Меня зовут Нин... - острая боль пронзает виски и девушка невольно морщится, лишь сильнее цепляясь за перила, словно утопающий за спасательный круг. Но боль проходит также быстро, как и появляется, оставляя после себя внезапную пустоту, незримой дырой, зияющей в самой груди, где тихо бьется мертвое сердце. Пара зеленых глаз с недоумением поднимаются вверх, встречаясь с мужскими и улавливая что-то довольно знакомое, но прочно спрятанное где-то в глубинах памяти, словно бесценное и очень хрупкое, что Еве так сильно хотелось защитить и оставить себе, как бы сильно окружающий мир, а именно люди, не пытались искоренить из воспоминаний эти теплые моменты. - Простите, мы знакомы? - на лбу появляется хмурая складочка, когда девушка пытается вспомнить определенно знакомое лицо, но словно что-то не дает ей этого сделать, - Ваш голос мне определенно кажется знакомым, - губы приоткрываются, чтобы произнести одно имя, назойливо вертящееся на кончике языка, но чья-то широкая ладонь внезапно ложится на её плечо, тяжелым грузом напоминая о том, что не существует её личных интересов, желаний, мимолетного любопытства, как и мириадов далеких звезд на ночном небе. Есть только свод обязанностей, которые она должна была предоставить своему клиенту этим вечером.

Да, клиенту. Да, услуги. Только молодые андроиды, едва сошедшие с конвейера, свято верят в свою чистоту и непорочность, и они даже какое-то время успешно живут по тому сценарию, который им задали при создании. Но со временем, раз за разом вмешиваясь в столь хрупкую память, в программе начинают появляться ошибки, которые накапливаются и дают о себе знать, а поломанные андроиды, как всем известно, никому не нужны, а если и нужны, то ради своих извращенных целей, о которых Ева пожелала бы никогда не знать. Потому, если хотелось бы еще хоть чуточку пожить, или даже попытаться изобразить эту жалкую иллюзию жизни, скрытую за пеленой очередной фальши, стоило было исправно выполнять свои обязанности, а заодно не забывать улыбаться своей фальшивой улыбкой. И кто бы знал, как же Ева устала от этой фальши. - Простите, мистер Леманн, мне не стоило Вас покидать, - ощущения от его фривольных прикосновений она бы охарактеризовала как омерзение, но поспешно скрыв раздражение за фальшивой улыбкой, а заодно и за глотком синтетического шампанского, которое ей так учтиво принес мужчина, Ева успешно навесила на лицо маску, которая предназначена была оберегать девушку от всевозможных проблем. Но вот даже сквозь выбранную ею роль, в глазах Евы мелькнуло легкое любопытство, когда она в последний раз взглянула на незнакомца, легким кивком попрощавшись с ним, а заодно извинившись, что так и не сумела ответить на его вопросы как полагается.

Вернувшись в душный зал, в толпу людей, чьи наигранным эмоциям позавидовал бы любой андроид, Ева благополучно станцевала пару танцев с Дэвидом Леманном, успешным предпринимателем, который уже не первый раз пользуется услугами их компании, и вполне даже по-человечески относится к таким как она. Конечно, если это так можно было охарактеризовать. Но если сравнивать с другими людьми, которые в разные периоды существования девушки, так или иначе появлялись в её жизни, он действительно был еще довольно приятной личностью. Но вот музыка стихла, и мужчина вновь оставил её одну возле столика с закусками, направившись к своим знакомым, дабы обговорить какие-то рабочие моменты. И оказавшись наедине со своими мыслями, девушка начала машинально выводить пальцем на скатерти какие-то буквы, которые невольно складывались в незнакомое ей имя. - М-а-р-к, - по коже пробегает легкий холодок, несший с собой приятные воспоминания, будто словно кто-то касался её запястий и ладоней, бережно беря их в руки, и от этих ощущений складывалось чувство, что она была действительно чем-то ценным для того человека. Для человека, которого так бережно и глубоко спрятала в своей памяти. Словно встрепенувшись от мимолетной догадки, Ева сорвалась с места, наплевав на правила, которые могли принести ей нежелательных проблем, но подгоняемая собственными мыслями, она поспешно выбежала на террасу, отчаянно ища мужчину взглядом. И кажется, что никогда ранее она не испытывала столь сильного облегчения, как сейчас, когда незнакомец все же оказался стоять всё еще здесь, пусть и переместившись ближе к перилам. И словно боясь, что делает что-то неправильное, шагая в эту самую минуту по тонкому льду, Ева поравнялась с ним, невольно проследив за мужским взглядом. - Возможно Вам это покажется странным, - эмоции, которых не должно было быть в текущей программе от слова совсем, невольно сдавили её горло, заставив голос опуститься до тихого шепота. - Но почему я так уверена, что мы с Вами знакомы? - либо ей просто безумно хотелось, чтобы эта мимолетная догадка окажется правдой, как и те теплые воспоминания из прошлого, которые заставляли её в коем-то веке чувствоваться себя действительно живой.
[nick]Eva[/nick][icon]https://i.ibb.co/N1hL6cw/2856.png[/icon][sign]https://i.ibb.co/tJ0Lkth/2857.gif https://i.ibb.co/4pBnDHx/2859.png https://i.ibb.co/hmhZqsR/2858f.gif
Если хочешь что-то починить, нужно всё разобрать.
И понять, где то, что
важно.
© LPALMER
[/sign][lz]<b>Ева 0.18-9/003</b>, неисправный андроид, подвергшийся сомнениям[/lz]

+1

4

Это была Ева. Его Ева. Он просто не мог ошибаться. Творение его рук, лучшее, что он смог создать за всю свою жизнь. Не просто проект, не просто очередной андроид, что выпускались корпорацией с конвеера, для совершенно любых нужд. Нет, она была на порядок выше, была новым, ранее не слышанным словом в биоинженерии. Как же Ковальски ей гордился, сколько бессонных ночей провел, то и дело правя те или иные элементы его сложных, многоуровневых кодов. И все было зря. Его Ева якобы «не соответствовала планам Корпорации». И глупо было отрицать, что тогда это было для Марка огромным ударом. И вот сейчас она стояла на расстоянии вытянутой руки. Та, которую якобы пустили на переработку. – Да, я… - мужчина не успевает ничего толком сказать, когда на плечо андроида ложится тяжелая массивная чужая ладонь. Они сдержанно кивают друг другу, как и принято в приличном обществе. И Ковальски лишь остается смотреть вслед Еве, и тому человеку, что ведет ее внутрь, в дом. Конечно, она может не помнить, эти файлы могут быть заблокированы, особенно если ее пытались полностью перепрошить, не понимая, что сделать это просто-напросто невозможно. Марк поставил на исходные коды Евы те защиты, что были сначала придуманы, а затем и модернизированы им лично. Никто другой, даже сотрудники Корпорации, не имели к ним доступа. И уж точно не могли знать все их секреты и фишки. Многолетняя работа, нашедшая свое истинное воплощение в совершенно ином создании, своего рода Галатеи, но давая имя андроида, ученый был слишком окрылен тем успехом, что ему удалось достичь в работе над проектом, что, пусть и бессознательно, но сравнивая себя  с Творцом, назвал ее Евой. Впрочем, разве в этом мире еще хоть кто-то верил в Бога?

Ковальски, изредка оказываясь в непосредственной близости, от нижних уровней города, встречал тех людей, что еще сохранили ту древнюю, по нынешним меркам, веру. И даже настоящего священника видел однажды. В пыльном, затертом и штопанном одеянии, с каким-то бесформенным мешком за плечами, с осунувшимся лицом, с явно выступающими скулами, что было видно, что он очень давно недоедает до требуемый нормы, в его выцветших глазах Марк увидел что-то для себя новое, чего не видел ни у одного из своего окружения в верхнем городе. Чего никогда не видел и в своем взгляде, рассматривая себя в зеркало. И ученый, верующий исключительно лишь в силу науки, в ее постулаты и доказательства, готов был практически поклясться, что в глазах тех был совершенно иррациональный свет. И это Ковальски до сих пор никак не мог себе объяснить.

Когда Ева пропала из виду, он лишь сокрушенно вздохнул, вновь нажимая на кнопку электронной сигареты. Заряда еще вполне хватало. Из внутреннего кармана пиджака мужчина извлек микронаушник, привычным движением вставляя его в левое ухо. Марк отвернулся от входа в дом, лицом к раскинувшемуся вокруг искусственному саду, утопающему в ночной темноте. Одно нажатие на дисплей наручных часов, позволило появиться перед ним интерактивному экрану, быстрыми движениями пальцев Ковальски промотал список контактов до нужного, нажимая на него. Голографический экран исчез, а в ухе послышались длинные гудки. Бокал с мерзкой синтетикой он уже давно просто поставил на пол, и сейчас, ощутимо нервничая, был уже готов поднять его обратно, как в ухе раздался знакомый голос. – Ты и так постоянно спишь, - Марк укоризненно покачал головой, с нетерпением ожидая, когда собеседник наконец-то перестанет причитать, - Билли, я только видел ее, понимаешь? – Ковальски старался говорить как можно тише, прекрасно зная, что говори он даже беззвучным шепотом, система передаст его слова на лучшем уровне, - Как кого?! Еву, понимаешь?! – реакция Билли была ожидаема, и нисколько не удивила Марка, - Да не пил я, Билли, не пил. Сам жри эту гребаную синтетику, - именно этот парень в свое время угощал Ковальски настоящим алкоголем, как он сам это называл, так что должен был понять, что тот имеет в виду, - Это была она, я не мог ошибиться. Они ее не уничтожили. Они сделали с ней что-то, я не понял что, и либо продали, либо сдали в аренду. Блядь, Билли, мне даже произносить это противно, - ученый поморщился, выдыхая сигаретный дым, точнее его высокотехнологичную имитацию. – Да, надо будет встретиться. До связи. – они были друзьями с детства, и, пожалуй, если говорить о настоящих друзьях, то для Марка Билли был единственным, кто удостоился такого звания. Это был человек, который нигде не работал, каждый месяц менял поддельные документы, мог купить и продать все, что угодно, и частенько захаживал на нижние уровни, в особенности на тамошние рынки, от одной мысли у которых у Ковальски невольно пробегали мурашки вдоль позвоночника. И Билли был единственным, кто знал все про Еву. А еще он был своего рода техническим гением, потому Марк и не боялся ему звонить, зная, что даже если Корпорация слушает его личные разговоры, здесь они услышал удачную фальсификацию, а зная юмор Билли, скорее всего это был разговор с какой-нибудь женщиной, причем такой, что у любого нормального человека не только лицо красными пятнами покроется, но и уши, как говорится, свернутся в трубочку.

Ее голос вывел Ковальски из некоего оцепенения, в котором он прибывал после разговора с Билли, и наедине со своими собственными мыслями. – Мне не кажется это странным, - он внимательно всматривается в лицо андроида, будто бы в очередной раз убеждаясь, что не допустил фатальную ошибку. – Меня зовут Марк, - он чуть кивает ей, вставая вполоборота, и облокачиваясь на перила, не слишком удачно задевая многострадальный бокал носком ботинка, и тот падает вниз, но не слышно звука разбившегося стекла, потому что высокотехнологичный пластик не бьется, а искусственные заросли хорошо поглощают посторонние звуки. – Я биоинженер из Корпорации, - они никогда не произносили ее названия, но вовсе не потому, что это было запрещено, а просто потому что у USAndroid была стопроцентная монополия, и всем и так было понятно, о ком именно идет речь, - И это я создал тебя, Ева. Ты помнишь? –это было безумно рискованно, особенно если кто-нибудь рискнул бы считать данные с андроида, но Ковальски успел внедрить в нее еще одну свою новинку, смысл которой был в том, что все, что он говорит ей, записывалось в ту часть кода, что никто кроме него вскрыть не мог, а значит и увидеть, и прочитать их разговоры. Как оказалось, то, что тогда было просто попыткой сделать что-то новое и интересное, теперь играла на руку. – Что с тобой сейчас? Кто тот человек? – Марк осторожно кивнул в сторону дома, где сейчас гремела музыка.

[icon]http://s5.uploads.ru/DYHs7.gif[/icon][nick]Mark Kowalski[/nick][lz]<b>Марк Ковальски, 37 лет</b> Биоинжинер, сотрудник корпорации USAndroid. Проектирует и создает андроидов[/lz][sign]https://69.media.tumblr.com/ec4dd1a0640c7e0a12985cb344406800/tumblr_inline_ogt1rbwI7a1rifr4k_500.gif https://69.media.tumblr.com/2ed885b4f18c9ad9637f9f7f84670437/tumblr_inline_ogt1rhYjEE1rifr4k_500.gif

Это картина мира тех, кто
Вашей давно противится, как секта
Ведь у всего не единый архитектор
Всё переплетено, мне суждено тут помереть еретиком

Ваша картина мира — сетка
Полотно, текстильная салфетка
Будто работала ткачиха или швейка
Но всё переплетено, само собою — набекрень, наискосок

[/sign][status]все переплетено[/status]

+1

5

Слова мужчины всколыхнули в её процессорах гамму смешанных чувств, что невольно заставило на лице андроида отобразиться самому искреннему недоумению, которое плавно перешло в недоверие, а может даже в несвойственную для неё легкую иронию, - Нет, не помню, - сложно было доверять собственной памяти, не раз подвергающейся постороннему вмешательству, но почему-то причин не верить Марку у неё сейчас не было, - Но если Вы меня создали, значит мне стоит называть Вас "отец"? - она подходит ближе, облокачиваясь о холодный метал перил и с самым нескрываемым любопытством заглядывая мужчине в глаза, - Или "создателем"? - ей часто поступают просьбы, если так завуалировано можно говорить о заданной программе для обслуживания того или иного клиента, когда он желает, чтобы его называли всевозможными кличками, то ли ради того, чтобы оставаться инкогнито, то ли ради удовлетворения своих извращенных желаний. Смысл в целом не менялся, а ей было в тот момент всецело наплевать, каким именем и с какой интонацией требовалось обращаться к клиенту, ведь за этим следовало забвение и обновление системы, несшие за собой чистый лист воспоминаний. Правда это не всегда помогало и со временем череда лиц невольно всплывала в памяти, но Еву это совсем не тревожило. Кажется, что чувство тревоги и самосохранения ей забыли вживить при создании. И это вновь была легкая самоирония, прозвучавшая лишь в её немых мыслях.

- Этот человек? - легкое непонимание отображается в хмуром изгибе бровей, когда девушка наконец-то вспоминает, где находится и чем именно должна заниматься. Первым порывом было сорваться с места и скорее найти своего клиента, чтобы случайно не напроситься на внеплановую перепрошивку, или её жалкую попытку, лишь временно погружающую сознание дроида с беспамятство. Но достаточно лишь одного взгляда на Марка, как беспокойство внезапно исчезает и появляется какое-то иное ощущение. Она бы назвала это чувство "уютом" если бы когда-то ранее испытывала нечто подобное и знала, как именно идентифицировать это странное состояние, которое люди столь глупо относят к сердечным переживаниям. - Вы, как создатель, и так должны прекрасно знать, для каких целей используют таких как я, - дроиды редко признаются в том, что не обладают человечностью, а многие из них продолжают свято верить, что и сами являются людьми, до первого же сбоя программы, конечно же. Видимо у Евы было слишком много системных ошибок в программе, потому что, сколько бы инженеры не боролись с её кодом, никак не удавалось стереть из её памяти столь трезвое осознание и положение вещей в природе, а именно - собственное я. Её губы лишь улыбаются теплой улыбкой, что символизирует о том, как ей легко и просто вести данный диалог, словно действительно не боясь о каких-либо последствиях.

Взгляд перемещается на вид ночного города, где там, среди тяжелых и загазованных облаков мигает едва заметная красная точка башни корпорации. Место её рождения, если так посудить, но от этих размышлений становится лишь горько и Ева бы многое отдала, чтобы её эмоциональный диапазон был меньше имеющегося, это бы точно упростило её существование. Именно существование, ибо жизнью это никак нельзя было назвать. - Тогда скажите мне, пожалуйста, - взгляд цепляется за белый огонек, летящий по дуге и растворяющийся в ночи. Словно падающая звезда, коих здесь просто невозможно было увидеть, - для чего создаются андроиды? - глаза всё еще пытаются найти недавний огонек, словно надеясь, что где-то там, среди мириадов вспыхивающих и одновременно с этим гаснущих звезд, существует жизнь. Возможно даже, что эта жизнь лучше, чем та, что есть сейчас у Евы.

Легкое помутнение заставляет её пошатнуться, лишь крепче вцепившись пальцами в холодный металл. Понадобилось несколько секунд чтобы вновь прийти в себя и с неким удивлением, словно в первый раз, рассмотреть собственные ладони, - Я не должна... - голос кажется чужим, слишком высоким и звонким, что заставляет невольно поморщиться и перевести взгляд на здание, откуда разносилась легкая музыка, сливающаяся с монотонным бормотанием собравшихся здесь людей. - Не должна быть здесь. - не обращая внимание на мужчину она делает несколько уверенных шагов в сторону выхода, прежде чем замирает, вновь обернувшись к нему, - Случаем, Вы сегодня не за рулем... - что-то скребется внутри, пытаясь вырваться сквозь пелену хаотичных мыслей, сливающихся в оглушительный гам, среди которых внезапно всплывает одно лишь имя, - Марк?[nick]Eva[/nick][icon]https://i.ibb.co/N1hL6cw/2856.png[/icon][sign]https://i.ibb.co/tJ0Lkth/2857.gif https://i.ibb.co/4pBnDHx/2859.png https://i.ibb.co/hmhZqsR/2858f.gif
Если хочешь что-то починить, нужно всё разобрать.
И понять, где то, что
важно.
[/sign][lz]<b>Ева 0.18-9/003</b>, неисправный андроид, подвергшийся сомнениям[/lz]

+1

6

- Нет, - Марк поморщился, отрицательно качая головой, - Создатель – это… это слишком, - он судорожно соображал, чего вообще сейчас хочет. Узнать, как случилось так, что отправленный в утилизацию андроид сейчас стоял перед ним – живой и невредимый, насколько это вообще применимо к их виду. По чьей воле решение изменили? Почему его никто не посчитал нужным поставить в известность, впрочем, это как раз было нисколько не удивительно. Корпорация не считалась ни с подсобными рабочими, ни с лучшими своими инженерами,  в число коих входил и сам Ковальски. Он не понимал, что ему действительно сейчас нужно. Но максимально был уверен в том, что он должен ей помочь. Ковальски доводила до бешенства одна лишь мысль о том, что андроидов используют как обслугу, как… нечто низшего ранга, с чем можно сделать все, что угодно, и совершенно безнаказанно. Нельзя представить что-то еще более мерзкое, чем это. Чем издевательство над заведомо послушным созданием. Да это даже хуже, чем какая-нибудь чертова педофилия. Ребенок чисто теоретически может дать хоть какой-то отпор, а андроид – не может. Это не заложено в его программный код. В какой-то степени он подчиняется тем самым трем законам робототехники, чтобы были известны задолго до появления на земле первого искусственного интеллекта.

Сейчас Ковальски смотрел на Еву, будто бы видел в глазах ее какое-то сомнение.  – А для чего рождаются люди, Ева? – он и сам не знает ответа на оба вопроса. Ни о дроидах, ни о людях, тем более. Зачем рождаются те, кто несет этому миру хаос и разрушение, кто убивает, насилует, несет смерть и боль? Разве хоть кто-то знает? С андроидами все должно было быть проще. Тогда, Ева была его интересом. Его желанием превзойти самого себя, сделать огромный шаг вперед в биоинженерии, не ради славы, нет, Марк никогда не жаждал известности в том виде, в котором она существовала сейчас в мире. Ради науки, которой он был увлечен и поглощен с головой еще с самого юного возраста. И наука отвечала ему взаимностью. А Ева стала его лучшим шедевром. И все же понятие создателя не укладывалось в голове мужчины. Нет, вовсе нет. Он ощущал себя, скорее, чьей-то рукой, кем-то, кто благодаря своим знаниям и интеллекту может создать нечто новое, воплотить в жизнь самые смелые задумки. Она была словно бы его продолжением. И неужели сейчас, когда он уже успел почти смириться с тем, что ее не стало, он сможет просто так ее оставить? Вряд ли. Марк создавал своих андроидов не для злачных агентств, что даже не уточняют, как будут распоряжаться тем или иным их объектом. Они лишь берут деньги, и требуют неустойки, если им возвращают дроида в неисправном состоянии. Но это не для Евы, совершенно точно не для нее.

- Идем, - он пальцем касается наручных часов, вызывая Билли. Плевать, что он там делает, спит, пьет или плюет в потолок. – Я хочу, чтобы ты отправил куда-нибудь мой транспорт, так, чтобы он не подлежал восстановлению. И пришли мне другой, который невозможно отследить. Вопросы потом, - Билли знал, что Ковальски ему заплатит, к тому же они и правда были дружны. А еще Марк понимал, что это принесет ему определенные проблемы. Знал и… ему было плевать. – И сделай здесь что-нибудь с камерами. В общем… придумай что-нибудь, чтобы я не был главной звездой вечера, ладно? – они шли быстро, спускаясь с террасы вниз, к искусственному саду, казалось, что Марк даже чувствовал сейчас легкий запах пластика от ветвей деревьев и кустарников. Дальше, в темноту дороги, ведущей к своего рода парковке. Обернувшись на дом, мужчина увидел, что погас свет, что ж, в Билли он еще ни разу не сомневался. – Садись, Ева, - автомобиль на воздушной подушке резко взмыл вверх, его номер прислал друг Марка ровно в тот момент, как они вышли к парковке. Никаких сигнальных огней, никаких опознавательных знаков. Кажется, это было что-то вроде такси, но Ковальски нисколько не сомневался, что оно нигде не значится. Иначе говоря – для систем безопасности его просто-напросто не существует. Впрочем, он и не знал какой маршрут заложен в его навигаторе.

- Тебя перепрошивали? – откинувшись на спинку не самого удобного кресла, Марк повернулся к андроиду, - Скажи мне, что ты помнишь?

[nick]Mark Kowalski[/nick][status]все переплетено[/status][icon]http://s5.uploads.ru/DYHs7.gif[/icon][sign]https://69.media.tumblr.com/ec4dd1a0640c7e0a12985cb344406800/tumblr_inline_ogt1rbwI7a1rifr4k_500.gif https://69.media.tumblr.com/2ed885b4f18c9ad9637f9f7f84670437/tumblr_inline_ogt1rhYjEE1rifr4k_500.gif

Это картина мира тех, кто
Вашей давно противится, как секта
Ведь у всего не единый архитектор
Всё переплетено, мне суждено тут помереть еретиком

Ваша картина мира — сетка
Полотно, текстильная салфетка
Будто работала ткачиха или швейка
Но всё переплетено, само собою — набекрень, наискосок

[/sign][lz]<b>Марк Ковальски, 37 лет</b> Биоинжинер, сотрудник корпорации USAndroid. Проектирует и создает андроидов[/lz]

+1

7

Марк был... забавным? Нет, это не та характеристика, которую она хотела дать стоящему напротив мужчине. Скорее интересным. Ведь для неё всё интересно, что неизвестно. Что таит в себе загадку или возможные воспоминания о прошлом. Но Ева не относится к тем людям, кто слепо цепляется за смазанные годами картинки, они ей ни к чему, ведь перебирая хранящиеся в голове воспоминания, она ничего не испытывает. Дефект? Возможно. Но почему тогда пальцы так неистово цепляются за одежду, ровно в том месте, где гулко бьется искусственное сердце? Может ей действительно этого не хватает? Кто знает...

Она послушно последовала за мужчиной, на пути без особого интереса обернувшись назад и увидев, как во всем доме в один миг погасло освещение. Кто-то встрепенулся, кому-то же и такой расклад должен прийти по вкусу. Вот только Ева была уверена, что с суматохой её клиент кинется искать свою игрушку, а если не найдет, то что? Губы кривятся в ломаной улыбке, когда девушка переводит взгляд на идущего впереди Марка. Если он и правда инженер, то должен знать, что любая фирма чипирует своё имущество, на случай побега, потери или даже похищения, ведь им надо знать, где искать потом пропавшего андроида, или с кого трясти деньги за порчу столь ценного оборудования. Потому её побег был равносилен бегу на одном месте. О чем она думала? Или кто думал в тот момент, когда губы открылись и попросили мужчину увезти её прочь отсюда? Она запуталась и не понимала. Не понимала саму себя.

Всё так же послушно сев в машину, Ева поняла, что не знает, что ей стоит делать дальше. Чего она добивалась этим, - Помню? - девушка с легким недоумением перевела взгляд на мужчину, впервые не зная, что стоит ответить на вполне обычный вопрос. Это как сказать, что ты ел на завтрак, сколько литров воды выпил за день, или сообщить о своем пульсе, ведь получить подобную информацию о состоянии своего тела Еве не составит труда. Но вот память... Для неё это потемки, в которые зачастую не хочется углубляться. - Тебя... - она не замечаете, как вместе с трещащей по швам маской слетает официальный тон, девушка лишь морщится, словно от оскомины, но быстро берет себя в руки, - не помню. - неизвестно, хотел ли он услышать этот ответ, или какой-то другой, но на данный момент андроид не был расположен к задушевным диалогам. Её кидало из крайности в крайность, как и хоровод мыслей, извивающихся и путающихся в голове. Мысли о сбое всё чаще навещали её, но перед тем, как решиться на техническую профилактику, она желает разобраться самостоятельно с тем, что твориться. Ева хочет... Да, именно, она хочет вспомнить. Но не только то, о чем так тонко намекнул Марк. Она хочет вспомнить всё. Неважно насколько это будет невыносимо и больно. Ей казалось, что именно в эту самую секунду это является самым важным. - Но... - кротко выдохнув она вполоборота посмотрела на мужчину, встретившись с ним взглядом, - я помню голос, - о том, что он очень напоминал голос Ковальски Ева благоразумно умолчала, ведь пока это не доказано, а значит нет смысла делать на подобном большой акцент. - Я помню белую комнату со стеклянными стенами, - она хмурится, встряхивая головой и прогоняя образ огромного окна с небольшим клочком лазурного неба, - Помню тепло... - опустив взгляд на собственную ладонь девушка поняла, что, наверное, в тот самый момент ей подключили тактильные процессы, и это было... приятно. Но чем больше она копалась в своей голове, выуживая обрывки воспоминаний, тем больше она вспоминала, и почему-то это заставило Еву резко остановиться. - Я помню, как умерла.

Такая противоречивая. В виски впиваются тонкие иглы. Не постоянная. Они проникают всё глубже, словно желая добраться до нейронных сетей и стереть их с лица земли. Всё продолжаешь убегать? Смех, чужой, не её, раздается где-то на задворках сознания, щекоча нервные окончания и вызывая боль. Чувство, искусственно выведенное, специально для того, чтобы максимально приблизить андроидов к человеческой расе. Глупо. И очень больно. - Там, - дыхание сбивчивое, будто девушка только что пробежала марафон с включенными показателями усталости, но превозмогая всю эту бурю ощущений Ева опускает ладонь на холодное стекло машины, указывая на высотку, чьи огни и голографические рекламы возвышались над всем городом. - Там всё закончилось.

Задыхаясь, она преодолевает очередной лестничный пролет, поднимаясь всё выше и выше, со страхом вслушиваясь в топот преследующих шагов. Вот она дрожащими руками толкает дверь, вмиг ощутив, как порывистый ветер ударил в лицо, как он играючи начал трепать её одежду и волосы. Как он отталкивает её дальше от края, как сдерживает от последнего шага. Как оглушительно свистит в ушах, когда тело вдруг становится невесомым. Невесомым... Да, хотелось бы в это верить, но гравитация все же взяла своё.

Затем наступает тьма, которая бережно укрывает в своём покрове всепоглощающую боль.[nick]Eva[/nick][icon]https://i.ibb.co/N1hL6cw/2856.png[/icon][sign]https://i.ibb.co/tJ0Lkth/2857.gif https://i.ibb.co/4pBnDHx/2859.png https://i.ibb.co/hmhZqsR/2858f.gif
Если хочешь что-то починить, нужно всё разобрать.
И понять, где то, что
важно.
[/sign][lz]<b>Ева 0.18-9/003</b>, неисправный андроид, подвергшийся сомнениям[/lz]

+1

8

С верхнего уровня дорог город казался просто скоплением светящихся точек, с возвышающимися верхушками особо заметных небоскребов, впрочем не сложно было догадаться, кому принадлежали эти здания. Разделение дорог на уровни было условным, как и сами дороги, представляющие из себя воздушное пространство. Однако всем было известно, что без специальных разрешений подниматься выше определенной точки запрещено, а в случае неповиновения, транспортное средство вместе с находящимися в нем людьми, может быть запросто уничтожено. У них сейчас было преимущество – перемещаться можно было хоть вверх ногами, Билли позаботился о том, чтобы их транспорт оставался невидимкой для любых радаров и камер. И точно также глушил любые отслеживающие программы, что в случае с андроидом, было просто-напросто необходимо, в противном случае ее бы отследили менее чем за минуту. А это в планы Ковальски не входило. Хотя… и плана-то как такового у него не было. Повиновавшись импульсам, он сделал необдуманный шаг, и теперь пути назад просто не было. Марк даже не был уверен, что завтра все еще будет числиться сотрудником Корпорации, и что его не объявят в розыск. Но отчего-то все эти отнюдь не радужные перспективы никоим образом не помешали мужчине сделать то, что он сделал.

- Белая комната… - Ковальски задумчиво повторяет за Евой. Конечно, много где могли быть такие комнаты со стеклянными стенами, но он все же точно помнил как тогда выглядела его лаборатория, в которой создавался андроид. То помещение, в котором она впервые открыла глаза, и получила все системы, аналогичные человеческим органам чувств. Где его творение получило самое важное – жизнь. И Марк мог бы поспорить с кем угодно, что андроиды именно живут, а не функционируют. По крайней мере, этот один, венец его инженерного мастерства и таланта. – Может не стоит смотреть? – Ковальски с опасением поворачивается к Еве, но уже поздно. Он не может читать чужие мысли, только программные коды. Но даже так, мужчина видит, что с андроидом творится что-то неладное. – Умерла?  - Марк интуитивно понимает, что программа сбоит, и его вопросы ни к чему не ведут. И он никак не может это поправить, пока они не доберутся до места назначения. Потому он снова касается экрана наручных часов, не стесняясь в выражениях объясняя Билли, что надо как-то ускорить это путешествие, да и вообще, какого черта он устроился на самой окраине. Впрочем, вопросы были, скорее риторическими. Автомобиль почти незаметно прибавил в скорости, это было заметно лишь по тому, что огни ночного города из точек разных размеров стали походить на линии.

Билли, он же Билл Фердинанд МакКинзи, и правда жил в противоположном конце города, в районе, застроенным среднего уровня жильем, и ему можно было позавидовать, ибо эту квартиру не смогли бы засечь ни одни радары и датчики, хотя она была отнюдь не маленькой. Жильцам дома спускаться в подвал было без надобности, а о том, что за пару километров от самого дома есть неприметный вход в туннель, по которому и можно попасть в тот самый подвал, площадью под двести квадратов, и обустроенный чуть ли не как космический корабль, разве что несколько захламленный. С еще двумя туннелями в качестве запасных путей отхода в случае чего. В этой святая святых гения и подпольного торговца бывали единицы. И Ковальски входил в их число, а потому сканер у входа легко распознал сначала отпечатки пальцев, затем сетчатку глаза, а следом голос. В свое время Билли шутил, что с тех, кому разрешен вход в его берлогу, стоит еще взять образцы биологических жидкостей, для проверки идентичности, а то, якобы, сетчаткой и голосом уже никого не удивишь. Правда Марк до сих пор не был на все сто процентов уверен, было ли это шуткой, или этот придурок реально предлагал воспользоваться стопкой доисторических выпусков плейбоя, дабы получить очередной допуск к дверям. И, самое главное, старался даже не представлять, что придется делать потом, дабы эти двери открылись. В общем, Билли был личностью одиозной, но несмотря на все его заскоки и полчища тараканов в голове, он был хорошим другом, и незаменимым к тому же.

- Нам сюда, - он указал Еве рукой на большую комнату с кучей аппаратуры, - У нее что-то сбоит, я воспользуюсь… этим? – Ковальски посмотрел на друга, окинув взглядом помещение. – Ее точно не отслеживали? – Марк знал, что этот вопрос Билли показательно обидит, но спрашивал для собственного спокойствия. Ответ он получил достаточно язвительный, впрочем, будем считать, что он его заслужил.  – Отдохни немного, ладно? Я поработаю с твоим кодом, чтобы разобраться с этими сбоями. Ева? – Ковальски наклонился к андроиду, всматриваясь в ее глаза, - Я не причиню тебе вреда. Обещаю, - он и не смог бы никогда. Подключив все необходимые датчики, Марк запустил анализирующие программы, воспаленным взглядом рассматривая мелькающие на экране компьютера цифры. Билли не доверял современным дисплеям, так как «нельзя верить тому, что возникает из воздуха, если только это не чей-то пердеж». Конец цитаты. А потому его техника, которой местами могла бы и Корпорация позавидовать, все также работала с плазменными экранами старого образца. Яркие цвета резали глаз, но тут уже было ничего не поделать.

- Блядь, - Ковальски не стесняется в выражениях, и даже ударяет кулаком по столу, разглядывая финальные данные законченного анализа, - Им надо оторвать руки, и засунуть в их же задницы, - он резко поднимается из удобного кресла, резким движением скидывает на пол пиджак, заворачивает рукава белоснежной рубашки до локтя, бегло перебирает пальцами по пластиковым клавишам. Рядом с клавиатурой валяется смятая пачка красного цвета, с большими золотистыми буквами – Мальборо. Марк, не спрашивая разрешения, достает бумажную сигарету, зажимает в губах, поднося к кончику синеватый огонек самой обычной газовой зажигалки – буквально антиквариата, что валяется тут же на столе. Едкий табачный дым проникает в легкие, заставляя на мгновение и вовсе перестать дышать, а затем растекается по глотке приятным послевкусием. Да, с электронной дрянью это не сравнить.  – Ева, я сейчас сделаю так, чтобы этих сбоев не было больше, но удалить чужие загрузки я пока не могу. Для этого нужно чуть больше времени, ладно? Кто вообще загружал это в тебя? – Ковальски не был уверен, что она и сама это знает, но у тех уродов явно не было ни малейшего понимания о принципах правильного обращения с андроидами, так что удивительно, что Ева вообще вполне нормально функционировала, когда в файловых системах творился подобный хаос.

[nick]Mark Kowalski[/nick][status]все переплетено[/status][icon]http://s5.uploads.ru/DYHs7.gif[/icon][sign]https://69.media.tumblr.com/ec4dd1a0640c7e0a12985cb344406800/tumblr_inline_ogt1rbwI7a1rifr4k_500.gif https://69.media.tumblr.com/2ed885b4f18c9ad9637f9f7f84670437/tumblr_inline_ogt1rhYjEE1rifr4k_500.gif

Это картина мира тех, кто
Вашей давно противится, как секта
Ведь у всего не единый архитектор
Всё переплетено, мне суждено тут помереть еретиком

Ваша картина мира — сетка
Полотно, текстильная салфетка
Будто работала ткачиха или швейка
Но всё переплетено, само собою — набекрень, наискосок

[/sign][lz]<b>Марк Ковальски, 37 лет</b> Биоинжинер, сотрудник корпорации USAndroid. Проектирует и создает андроидов[/lz]

+1


Вы здесь » Arkham » Альтернативные истории » [AU] object status is broken