Horror News №3запахло весной
Две неделиДиснеевских мультфильмов
Poenitentia: Aurelion Rodricks до 23.09
DARK FATE I: Misty Malone до 23.09
DARK FATE II: Aaron Ryder до 20.09
«— Только не говорите, что у вас тоже имеется... подвал? — веселый полутон, столь неуместно возникший в данной ситуации, оборвал скрип приоткрывающейся двери, от которого по коже пробежалась волна мурашек. » (с) Ромейн читать дальше

day at the museum.
Riley Griffin & Theo Ives

Дорогие гости, добро пожаловать в «Аркхем». Мы играем мистику, фэнтези, ужасы и приключения в авторском мире, вдохновленном мистическими подростковыми сериалами, вроде «Волчонка» и «Леденящих душу приключений Сабрины», и произведениями Г. Ф. Лавкрафта.
Aiden

Ведение сюжетных квестов, анкетолог, местный тамада-затейник, мастерски орудует метлой правосудия.

Debora

Анкетолог, в активном поиске брутального мужика с бородой. Консультирует по вампирам, оборотням, магам, вендиго и древним, а также тёмной ночью может подержать за коленку.

Jennifer

Ведение сюжетных квестов. Консультирует по драконам и на тему того, как выжить в тяжелые будни Аркхема.

Misty

Анкетолог, изредка тамада-затейник. Расскажет о том, как размножаются русалки (без икры). Консультирует по магам, перевертышам, суккубам и древним.

Arkham

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Arkham » Сгоревшие рукописи » As in the mirror


As in the mirror

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

http://s8.uploads.ru/t/Jit0d.png

Ajax & Hector Einarssons
11 декабря, раннее утро, антикварная лавка и дом Монтгомери по совместительству


Глаза - зеркало души. Почему же я смотрю в эти зеркала и вижу только себя?
Может, потому что это и есть я?

+1

2

Аякс заранее терпеть не мог Аркхем.
Этот город, несмотря на то, что был тут Эйнарссон не больше одного раза, ухитрился уже засесть в печенках. Засесть, кажется, пожизненно. Сильнее и глубже, чем та стрела от океанийского аборигена, шрам от которого до сих пор красуется у Аякса на боку. Он был бы рад не слышать вовсе об этом месте - но, увы, тут всё ещё проживала его семья. Во всяком случае, честная её часть.
И именно их Аякс пришёл спасать.
Верней, спасать бабку от родства с оборотнем, а брата - от животной натуры. По общему мнению Аякса и Гвиневры куда большей инвалидностью была утеря Гектором его навыка к колдовству, чем какой-то там разбитый таз. Особенно - если в совокупности с утерей навыка появлялись какие-то нечеловеческие инстинкты. А вдруг он накинется на кого по ночам? Нет: Гектора, каким бы он непотопляемым идиотом не был, надо спасать.
Это Аякс отлично понимал.
А потому у него не было иного выхода, как, наконец, сменить прекрасную Атланту на какое-то захолустье, которое ничем, кроме Мискантоника - относительно старого университета с неплохой репутацией - и похвастаться не может. Нет, конечно, тут ещё был ковен - но все Ковены дружно берутся за ручки и идут нахуй: Аякс, как истинный исследователь, с высоты своего эго плевал на политические змеиные клубки.
Словом, ещё до рассвета Аякс сошёл с поезда.
Сутки он провел в дороге - и все сутки мизантропично просидел в своём купе в гордом одиночестве. Видимо, очень немногим надо было из сердца страны ехать в такие гадюшники. Эйнарссон не осуждал тех, кто не ехал сюда - если бы не родственные связи, его бы тут не было. Не-а.
Аякс провёл три часа в поисках правильного места по адресу.
Зато в лавку вломился - само собой, злой и усталый - с привычной улыбкой энтузиаста. Над головой прозвенел антикварный колокольчик.
– Привет-привет! Не ждали меня так рано?
То, что его родня, вероятно, ещё спала, Айякса совсем не волновало.

+2

3

Гектор слушал музыку в наушниках, пробегая по Мэдисон-стрит. Его путь, как обычно, был извилист и полон переулков, закоулков и скверов. Он пытался заставить себя устать. Но пробежка трусцой совсем не сказывалась на его выносливости. Наоборот, словно в насмешку, после таких пробежек он ощущал себя еще лучше. Правда, ел за троих после. Бабка не единожды высказывалась насчет его прожорливости, отмечая, что чем больше времени проводит внук в стае, тем больше становится похож на них.

Под этим скользким «них» крылась плохо скрываемая ненависть к оборотням, которую Гвиневра старалась лишний раз не показывать при Геке. После той истории с ураганом бабка вообще стала помягче, и словно бы успокоилась. Но надо знать эту старую ведьму, чтобы понимать, что её мотивы всегда далеки от понимания простыми смертными, такими как Гектор.

Утро мягко касалось крыш, и солнце, как озорной малыш, касался тонкими розовыми лучиками крыш домов. Сегодня у Эйнарссона был выходной, так как в бассейне велись ремонтные работы с отоплением, потому он решил, что нужно распланировать свой день. О вчерашнем же дне он предпочел бы не вспоминать. Город спал, погруженный в воспоминания о концерте, но почему-то мало кого волновало, что там пропали люди. И, возможно, исландец даже бы вызвался помочь в поисках пропавших. В конце концов, пропали две студентки, и ему бы, по совести, стоило заняться их поисками.

Но бабка вечером настоятельно попросила его остаться дома. Этому она нашла простое, но изящное объяснение: ее не будет весь день, так как она с утра отправится по своим «делам». О каких делах шла речь, Гвиневра конечно же, промолчала. Но судя по ее некоторой беспокойности и даже нервозности, Гектор понял, что это связано с магией. Влезать в это он не стал, но пообещал выполнить просьбу. Впрочем, на его утреннюю пробежку это отнюдь не повлияло. В конце концов, ему нужно было хоть куда-то девать свой избыток энергии.

Забавно, что его обратил медведь. Скорее, с любовью Гека к воде, его должна была укусить косатка. Или акула. Интересно, а такие виды оборотней вообще существовали в природе? Кажется, Гек понял, чем хочет себя занять в этот день, и с такими мыслями повернул свой ход в сторону дома. Дыхание легкое, послушное, несмотря на то, что он пробежал километров пятнадцать, если не больше. Но на шагомер Эйнарссон так и не разорился, потому решил не заморачиваться.

Но уже перед входом в дом, который был заодно и входом в лавку Гектор почуял что-то неладное. Словно кто-то был здесь, причем пришел раньше него. Магазин мужчина не закрывал – не потому, что не боялся воров, а потому что знал, что на нем лежат мощные чары, которые отобьют у любого вора желание не то, что воровать – жить.

Дверь с тихим скрипом открылась, впуская прохладный декабрьский ветер в помещение, и пока Эйнарссон стряхивал с себя снег, который успел нападать на него во время неудачного скольжения до ближайшей сосны, взгляд мужчины успел пройтись по лавке.

И замереть в шоке. В самой лавке никого не было, но в ней витал запах кого-то чужого, почему-то казавшегося знакомым. Это можно было списать на что угодно, но кто мог быть сейчас, в такую рань здесь? Сглотнув, Гектор прошел через коридорчик, и замер на пороге кухни. Потому что на ней вовсю хозяйничал… Гектор. От увиденного мужчина едва не уронил челюсть, но спустя пару секунду все встало на свои места. Это была никакая не магия, и даже не обман глаз.

Это был всего-навсего брат-близнец.
- Аякс! – громко рявкнул Гектор, сжимая челюсти в злобе. Мигом в нем поднялась волна злобы и ненависти. Мамкин любимчик. Отрада глаз семейных. Маг и историк. Археолог и просто душа компании. Воплощение всего того, чего Гектор не смог добиться или попросту был лишен в силу обстоятельств.

Кулак каким-то чудом пролетел всего в паре миллиметров от лица братца и ударился в навесную тумбочку, где жалобно зазвенели расколовшиеся кружки.

+1

4

Похоже, его действительно не ждали - как минимум, не в таких обстоятельствах. Гвиневра, насколько знал Аякс, уже начинала выискивать по своим магическим связям конкретные детали для тех ритуалов, что они вместе разыскали (и разработали) в том месяце. Гектор - судя по тому, что ни медведем, ни кровью не пахнет - сейчас наверняка со своими блохастыми дружками. От мысли, что его зеркальное отражение предпочитает свету научного просвещения (и немного тщеславия) какие-то компании сомнительных личностей, хотелось лишь фыркать. Лодырь он, а не великий и почти чистокровный наследник рода Монтгомери.
Словом, Аякс размеренно прикатывает чемодан в самую выглядящую незанятой комнату, вешает в ней же пальто (мягкого зеленого цвета и мягкой же твидовой ткани) на подозрительно непыльный стул - и со спокойной душой принимается обживать этот хозяевами забытый, а местными непримеченнный дом, который ничего не стоит обокрасть. Особенно - магу, которых тут собрался как минимум один Ковен.
Ну да оставим эту недальновидность на совести Монтгомери и Эйнарссона - старших. Младший уже здесь - и уже по памяти разбирается на кухне. Где тут кофе? Само собой, нигде - во всяком случае, навыки непревзойденного исследователя не помогают. Ну и Тьма с ним, любимым темным напитком - тут вдоволь чая и ингридентов для более-менее незамысловатой пищи.
Аякс был готов сжевать очередную свою федору (предварительно заказав себе съедобную в какой-нибудь кондитерской), поставив на кон: в этом доме готовит бабуля. А она старушка, руки о быт не марающая. И зря. Аякс, как полукровка, никогда не понимал такого расточительства - и не любил стрелять из пушки по мухам. И все готовил своими руками, на первых порах обжигая и надрезая свои пальцы. К слову, эти странные шрамики на руках - как раз от попыток готовить.
Сейчас-то он уже приучился, и греет воду в чайнике, попутно разбивая яйца в брошенные на сковородку бекон, лук и помидор - но всё это познаётся в практике. И, как давно отработанный рецепт, даёт большое пространство в голове для мыслительных процессов. А думал Аякс лишь об одном - как он будет лгать брату в лицо в ближайшие дни, чтобы завоевать его доверие, а затем - пролечить даже при несогласии с программой лечения и диагнозом. В общем-то, как в детстве! Правда, Гек всегда почему-то не любил такие игры. Возможно, потому что получал за них сполна - ну да Аякс об этом не думает. На кой ему глубинные мотивы глубокой братской неприязни, если он тут во имя исключительно благого дела?
Яичница неспешно дошла до готовности, и Аякс уже развернулся от плиты со сковородой в руках, чтобы поставить её на стол - но встретил взглядом того, о ком и думал. И примерно таким, каким его и представлял. Ситуация драматичная, кинематографичная и до-жути Аяксовская.
- О, привет, хе-хех, - Аякс даже не смотрит на полку, в которой жалобно звякнули кружки. Вместо этой навесной тумбы должна быть его голова, а вместо чашек - мозг, так что Эйнарссон отделался лишь небольшим и скрываемым за улыбкой испугом. Самообладание всегда было и остается хорошей штукой.
- Как дела? - улыбаясь, Аякс устанавливает сковороду на стол, будто то, что он видит своего близнеца впервые за десять с хвостиком лет - абсолютная норма жизни и вообще, историк только вышел из дома на пять минуточек за хлебом, ну ты чего?

+1

5

Гектор не верит тому, что видят его глаза.

Это какая-то дурацкая шутка, так ведь? Наверняка, розыгрыш от бабули? Но старуха Монтгомери явно не славилась чувством юмора, да и вообще, за всякие розыгрыши готова была живьем спустить шкуру с любого шутника. Взять хотя бы ту историю, что ему рассказал Энди Найтшейд про свою бытность студенткой. Она тоже решила пошутить над родственницей, и в итоге ее чуть не исключили.

Вряд ли Гвиневра могла бы так пошутить над Гектором, несмотря на всю свою неприязнь к внуку. Кулак еще судорожно сжимается, пока братец с видом невинного ангелочка продолжает свою подготовку к утренней трапезе. Как будто не Гек только что мог проломить череп своему близнецу. Это бесило.

Гек захотел обратиться. Встать на все четыре, громко зарычать, заставить гребаного археолога испугаться, обделаться и убежать прочь отсюда, чтобы после никогда не появляться. Это чувство лишь усиливалось с каждой секундой, и побороть его было все труднее и труднее. Слишком давно Эйнарссон подавлял в себе свои истинные животные инстинкты и тут, как по заказу, появляется брат-близнец, который только одним своим существованием словно насмехался над Гектором.

- Как дела? – голос тренера звенит от напряжения, и если бы мужчина мог им ломать стекло, как те оперные певицы, то все вокруг бы уже полопалось, - Ты спрашиваешь, как дела?! – Гек становится на полтона тише, и со стороны кажется, что он успокаивается. Но до спокойствия ему далеко, очень-очень.

Самое темное, самое злое, самое забытое всколыхнул в нем Аякс, своим цветущим и безмятежным видом словно насмехающийся над ним. Захотелось что-нибудь сломать. С громким скрежетом, хрустом и визгом. Желательно, чтобы это был хребет ненавистного братца. Желательно, чтобы тот страдал также, как страдал он, когда сам был беспомощен. Как звал на помощь своих родных, как плакал, сидя в палате, проклинаю собственную глупость и чужое равнодушие. Как смотрел исподлобья на тех несчастных пациентов, к которым приезжали родственники. А это… Этот брат просто спрашивает, как дела?

Гектор думал, что смог пережить это. Смог отпустить и забыть, начать новую жизнь здесь, в Аркхеме. Смог отрешиться от прошлого и просто жить. Но это оказалось ложью, воздушным замком для глупого медвежонка, поверившего в свои мыльные пузыри. Горло Гека свело судорогой от подступающего гнева. Ноздри щекотал запах яичницы с беконом и помидорой, но совсем не эти запахи будоражили его звериное нутро.

- Ты! – рявкнул мужчина, делая шаг вперед, словно наступая на брата, - Ты предатель! Ты даже не приехал ко мне в больницу, кинул меня вместе с нашей мамашей в своей гребаной экспедиции! Ты даже не приехал, чтобы проверить, живой ли я вообще или сдох в ближайшей канаве! Ты просто кинул меня тогда на пару с ней, и смеешь сейчас спрашивать, как дела? ТЫ СМЕЕШЬ СПРАШИВАТЬ, КАК ДЕЛА?!

В руки Гека попал фаянсовый стакан, который Гвиневра видимо, забыла помыть и убрать в ту самую злополучную тумбочку. Ему нужно было что-то сломать, просто жизненно необходимо. Стакан, истошно заскрипев, покрылся трещинами и разлетелся осколками по кухне.

- Я НЕНАВИЖУ ТЕБЯ, АЯКС! Я НЕНАВИЖУ ВАС И ВС ВАШУ ГРЕБАНУЮ СЕМЬЮ! – если бы мог, Гек навис над братом, но тот был одного с ним роста, потому он смотрел в зеркальные глаза напротив, не понимая, за что сука-судьба так жестоко с ним обошлась, - ВЫ КИНУЛИ МЕНЯ, ЗАБИВ И ЗАБЫВ О МОЕМ СУЩЕСТВОВАНИИ! ГДЕ ТЫ БЫЛ, КОГДА Я НУЖДАЛСЯ В ТЕБЕ?! ГДЕ ТЫ БЫЛ, КОГДА МНЕ НУЖЕН БЫЛ БРАТ, СУКИН ТЫ СЫН?! ГДЕ ТЫ БЫЛ, КОГДА Я СТАЛ ТАКИМ?!

Эйнарссон замахнулся, чтобы ударить брата, и наконец, выместить весь свой гнев в одном ударе.

0


Вы здесь » Arkham » Сгоревшие рукописи » As in the mirror