Horror News №1К грядущим переменам
ПерекличкаУспей отметиться до 31.08
ЛотереяИспытай свою удачу
Poenitentia: Ajax Einarsson до 25.08
Necessary evil: Garet Hart до 29.08
Last chance: Misty Malone до 29.08
«Казалось бы очевидно, что в университетской библиотеке не будет и намёка на литературу по пикапу и с этим логичнее обратиться в локальный книжный магазин. Но людская логика никогда не перестаёт изумлять самыми неожиданными поворотами и решениями. Подросток пришедший в университет за уроками пикапа ещё не самое шокирующее, что доводилось видеть Тео.» читать дальше

Ночь, трасса, заправка
Garet Hart & Megara Waldorf

Дорогие гости, добро пожаловать в «Аркхем». Мы играем мистику, фэнтези, ужасы и приключения в авторском мире, вдохновленном мистическими подростковыми сериалами, вроде «Волчонка» и «Леденящих душу приключений Сабрины», и произведениями Г. Ф. Лавкрафта.
Aiden

Ведение сюжетных квестов, анкетолог, местный тамада-затейник, мастерски орудует метлой правосудия.

Debora

Анкетолог, в активном поиске брутального мужика с бородой. Консультирует по вампирам, оборотням, магам, вендиго и древним, а также тёмной ночью может подержать за коленку.

Jennifer

Ведение сюжетных квестов. Консультирует по драконам и на тему того, как выжить в тяжелые будни Аркхема.

Misty

Анкетолог, изредка тамада-затейник. Расскажет о том, как размножаются русалки (без икры). Консультирует по магам, перевертышам, суккубам и древним.

Arkham

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Arkham » Альтернативные истории » [AU] а знаешь, всё ещё будет


[AU] а знаешь, всё ещё будет

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

https://i.imgur.com/Jw9Po6k.gif https://i.imgur.com/0ooYoCT.gif https://i.imgur.com/0O2IWyP.gif

Мэттью Фрост, Лиам Бирн
наше время, Нью-Йорк

[icon]https://i.imgur.com/VCrIf70.png[/icon][nick]Мэттью Фрост[/nick][status]танцуй для меня[/status][sign]. . . [/sign][lz]<b>Мэтти.</b> Первый фанат тренера. [/lz]

+1

2

Суд. Тюрьма. Растление.

Эти и другие слова звучали из уст директора школы, которому поддакивала психолог и еще кто-то из учителей. Им понадобилось полгода, чтобы решиться и пригрозить Лиаму всем этим. Его отношения с Мэтти давно не были ни для кого секретом. С самого начала они не скрывались, хотя в школе и держали себя в руках, но инстаграм Фроста пестрил фотографиям Лиама, их совместными и явно говорил об очень близких отношениях, которые давно перешли грань ученик-учитель и даже просто друзья.

Соцсети одноклассников Мэтти взорвались когда они с Лиамом уехали на Рождественские каникулы на Гавайи, и парень ежедневно, если не ежечасно постил в сторис себя и тренера на пляже, в номере, на прогулке или за ужином. Почему-то ему запомнился комментарий «тренер выглядит таким умиротворенным». И он задумался о том, что действительно, с тех пор как в его жизни появился этот мальчишка стало легче дышать. Будто кто-то сорвал с него оковы, что сжимали грудь, не давая сделать вдох полной грудью.

Тренер не был уверен в правильности своих действий, но он был по мальчишески, просто и без памяти влюблен в Мэттью. Он сказал ему об этом, и потом повторил не раз что для него все это серьезно и надолго.

И вот сейчас он вынужден сидеть и выслушивать весь тот бред, что несут про его личные отношения, которые, к слову, никак не сказались на его работе или на учебе Мэтти. Это уже не первый подобный разговор, но раньше ему не озвучивали вслух перспективы его будущего, если они останутся с Фростом вместе. Ему грозили судом, если мать Мэттью обратится в полицию, или сам мальчик засвидетельствует о том, что его принудили к этим отношениям. И от бреда, что несли эти люди Лиаму хотелось кричать и бить их.

- И что вы предлагаете? – Бирн сидит, скрестив руки на широкой груди и ждет, когда хоть кто-то в этой комнате начнет вести себя адекватно. Девица психолог заявила, что говорила с Мэттью об этой ситуации, но тут же замолкла под тяжелым взглядом тренера. Он готов был переломить ее тонкую шею одной рукой. Не хотел он втягивать в это парня, думал, что уладит все сам.

- А чего вы хотите, мистер Рокуэл? – обратился он к директору, когда тот заявил, что они «не хотят давать огласку этому случаю». Стало так горько от того, что все его чувства и переживания для них просто «случай». Лиам был уверен, что они считают их отношения просто наваждением. Одинокий тренер запал на красивого мальчишку, и от этого предположения стало ужасно противно.

Он устал, проведя почти десять часов в одном автобусе с группой старшеклассников, которых вез домой с выездной игры и традиционных для их команды сборов на природе. Его не было дома почти два месяца и он видел Мэттью только на его фотографиях в инстраграмме и по видеосвязи. Они созванивались каждый вечер, поэтому тренер настоял на отдельной комнате подальше от всех, мотивируя это тем, что за день они осточертели ему все и он хочет хотя бы ночью не видеть и не слышать никого из команды, за которой отлично присмотрят его помощник и штатная медсестра. Пока Лиам смотрел на то, как его мальчик раздевается перед камерой ноутбука и только силой воли останавливал себя от того, чтобы взять на прокат машину и вернуться домой к утру, чтобы успеть застать его перед походом в школу.

Ему ужасно не хватало мальчишки и его светлых глаз, заразительной улыбки и звонкой речи. Но Лиам вот уже больше часа сидел в школе, чтобы выслушивать этот бред. – Я ухожу, - наконец, произносит Бирн, поднимаясь на ноги. Его рабочее время закончилось ровно в тот момент, как последний член его команды покинул территорию школьного автобуса и держать его дольше они не имеют права.

Запах дома преследовал его постоянно то в одежде, то в каких-то мелких вещах, что он взял с собой, но он так резко и натурально ударил в нос едва Бирн переступил порог, что он даже сморщился. Все было как и два месяца назад. Его куртка на крючке рядом с курткой Мэтти, ровный ряд их обуви, и запах кофе с кухни.

Облокотившись плечом на дверной косяк, Лиам просто смотрел на светлую макушку парня, что колдовал над кофеваркой. Все тело заныло от желания обнять его, прижаться к спине и просто почувствовать себя на своем месте со своим человеком. И плевать он хотел на всех в этой школе, в городе, да во всем мире.

- Привет, - наконец, произносит тренер, все также стоя в дверях. Он ожидал улыбки, радостного возгласа, объятий, но поймал только сердитый взгляд Фроста и хмурую складку между бровей. – Что-то не так? Беспокойство нарастало, но Лиам никак не мог предположить, что именно вызвало его, но уже не ждал ничего хорошего от сегодняшнего дня.

[icon]https://i.imgur.com/bfn9yyE.png[/icon][sign]...[/sign][nick]Лиам Бирн[/nick][status]физрук[/status][lz]<b>Лиам</b>, главный фанат танцора[/lz]

+1

3

Врать – это то, что Мэтти Фрост умеет хуже всего. И если первые семь недель отсутствия тренера в своей жизни он считал каждый день как заключённый в тюрьме, отмеряя секунды до его возвращения, то последние дни тянулись невыносимо долго. Видимо, потому, что каждый грёбаный учитель в школе во главе с чокнутой психологичкой и директором мистером Рокуэлом вообразили себя героями паршивого подросткового сериала, по сюжету которого в их руки подвернулся уникальный шанс спасти от насилия юную заблудшую душу, которая не ведает что творит. И по началу Меттью даже неплохо держался, только сжимал крепче зубы, слушая всю ту отвратительную ложь, которую пытаются приписать Лиаму, очернить его репутацию, нелепые обвинения, по контексту которых может сложиться впечатление, будто он плохой человек, способный довести до греха неокрепшее глупое дитя.

Но, как и любому терпению наступает конец, Мэтти вскоре устал это слушать. Каждый дурацкий аргумент в адрес тренера Бирна он завершал громким цоканьем языком или закатывал глаза так, что в какой-то момент наблюдающая за разговором медсестра начала переживать, что юноша теряет сознание.

- Это полная хуйня собачья, - не скупясь на ругательства наконец выпалил Фрост и подскочил на ноги, решительно настроившись выйти из кабинета директора школы, - Вы понятия не имеете какие у нас отношения. И да, - эту часть своего пылкого диалога он продумал основательно, поэтому развернулся ко всем присутствующим лицом и совершенно похабно облизал алые губы, повторив это же движение подушечкой большого пальца вслед за языком, - если вам так интересно кто к кому первый начал приставать, то это я домогался мистера Бирна. Можете подать в суд на меня, - после чего поправил воротник рубашки и размашистыми шагами вышел за дверь, громко хлопнув ею напоследок.

До тошноты и головной боли выводило из себя в этой ситуации даже не необоснованное обвинение в адрес парочки, отношения которых уже ни для кого не были секретом достаточно долгое время, а то что Лиам не посчитал нужным обсудить обвинения в свой адрес непосредственно с партнёром. Решил, что Мэтти не поймёт? Или слишком юн и глуп для этого?

Парень поджимает обижено губы и слишком громко гремит тарелками в раковине, когда слышит шорохи и шаги в коридоре их берлоги.

Поначалу это даже напоминало немного глупый медовый месяц – между влюблённой парочкой расстояние в несколько штатов, но они упорно продолжают переписываться, созваниваться и даже не отказывают себе в ночных шалостях, по крайней мере Мэтти, когда достаёт из верхнего ящика тумбочки вибратор и, склонив голову к плечу, пытается продолжать рассказывать Лиаму о том как прошёл его день, пока трахает себя игрушкой, едва удерживая её дрожащей рукой. Голос то и дело срывается, в нём проступает тяжёлая хрипотца, но каждый такой разговор оставляет лёгкое чувство незавершённости внутри и заканчивается ласковым: «Я так тебя люблю и скучаю».
Тяжело самому же при таком раскладе выступать голосом здравого смысла, который заботливо напоминает любовнику, что под его попечением орава тупоголовых школьников-футболистов, которые отбили себе напрочь мозги мячом, и если оставить их без присмотра хотя бы на день, то кандидатов на спортивную стипендию не останется, только жалкая горстка инвалидов, а самому Лиаму не видать повышения как своего подбородка за густой отросшей бородой. При каждом удобном случае Фрост не упускал возможности сказать как мечтает к ней прикоснуться.

Вся эта сахарная идиллия рушится в одночасье как песчаный замок, которое уносит в море лизнувшая берег волна, когда его буквально бьют по лицу новостью, что его партнёр на грани увольнения и если бы на носу не маячил футбольный сезон, то тренера выперли бы и бровью не повели, чтобы в один прекрасный день не получить на школу письмо о домогательствах, хотя Меттью о подобном и в жизни бы не подумал. Особенно если вспомнить, что их отношения начались с тяжёлого дыхания в трубку и звонков, которыми танцор докучал взрослому мужчине, явно не видящему себя в роли папочки для одного малолетки, решившего пускать на него слюни.

«Я мог помочь тебе!» - повторяет про себя Мэтти снова и снова, но все слова проваливаются куда-то внутрь, стоит ему выйти навстречу в одних только шортах и посмотреть в усталые и немного растерянные глаза. Явно не такой реакции тренер ожидал на своё возвращение, но и не заметить, что последние пару дней его мальчик был сам не свой и всячески избегал долгих бесед не мог. Отмазки очень быстро начали заканчиваться, стали глупыми, вариант «мне пора на работу» или «я у мамы, она передаёт тебе привет» сработал всего пару раз.

- Ты почему не рассказал, что у тебя из-за меня проблемы в школе? – сразу беря повышенные интонации начинает, подступая ещё ближе, не прячет злость, которая отпечатывается и на лице, и в прищуренных глазах, - Целую неделю меня гоняли по дурацким психологам, пытаясь выяснить не нанесли ли мне наши отношения травму и прося на плюшевых медведях показать в каких местах ты меня трогал. Это так унизительно! – вот-вот, и он закричит. Пальцы невольно сжимаются в кулаки, а спина напряжённо выпрямляется, стоит ему оказаться прямо напротив.
[nick]Мэттью Фрост[/nick][status]танцуй для меня[/status][icon]https://i.imgur.com/VCrIf70.png[/icon][sign]. . . [/sign][lz]<b>Мэтти.</b> Первый фанат тренера. [/lz]

+1

4

Каждое прощание в последние дни становилось сухим и будто рваным. Мэтти избегал его, и Лиам пытался понять, что он сделал не так, что сказал, чем мог так расстроить мальчишку, что он придумывал все более неправдоподобные поводы, чтобы поскорее закончить разговор. Но теперь все встало на свои места. После разговора в школе и слов Фроста. 

- Блять, - вложив всю душу в это простое слово, ругается тренер, бросая куртку на спинку стула. Он устал и совершенно вымотан, и не готов к выяснению отношений и тем более обсуждению этой темы. Но выбора ему не оставили. – Если они еще не подохли от зависти, предположу, что ты ничего им не показал. Коротко усмехается, но глаза серьезные, уставшие. Представляя себе все, что мальчик мог им показать на несчастном медведе, Лиам невольно кривит губы в ухмылке. Чего они только не делали друг с другом, и Мэтти был далеко не той невинной ромашкой, какой его пытаются сделать внезапно спохватившиеся поборники морали. Этот парень вытаскивал из Лиама самые похабные и развратные его стороны, заставлял хотеть его двадцать четыре часа в сутки семь дней в неделю, потому что каждый раз видя его в школе, тренер вспоминал их утренний секс или совместный прием душа, когда парень только пришел с работы, а Лиам уже вернулся с пробежки. Как красиво вода смывает блестеи, которые не смылись в душевой клуба, с покрытой веснушками спины, оставляя только чистую кожу, к которой так и хочется прильнуть губами, провести языком по линии шеи к челюсти, прикусить мочку уха, чтобы вызвать тихий стон и такое приятное укоризненное «Лиам»

Он пытается сгладить конфликт, но уже по настроению Мэтти чувствует, что не получится. Слишком хорошо изучил своего мальчика, чтобы угадывать, когда его лучше не трогать, когда наоборот подойти и обнять, прошептать на ухо как сильно он его любит, а в такие моменты нужно было просто отвечать на его вопросы, но у Лиама тоже накопилось слишком много внутри после сегодняшнего разговора, после всех этих осуждающих взглядов 

- Не сказал, потому что не думал, что они зайдут так далеко и начнут приставать к тебе с этим, когда вопрос уже был почти решен. Он действительно был уверен, что уладил все это, но эти мудаки дождались, когда его не будет в школе и в городе, чтобы добить еще и со стороны Мэттью. Именно это злило его больше всего. Если бы не чертов футбольный сезон, его бы уже выгнали взашей и спасибо, если не в наручниках, потому что эта девица с сомнительным дипломом по психологии, кажется, настроена была вызвать полицию прямо в школу, чтобы тренера вывели под белы рученьки. – Ты все равно ничего не смог бы сделать, поэтому давай не будем это обсуждать. 

Его бесило, что, не смотря на хороший послужной список, на рекомендации и его работу в этой школе, они все равно могли подумать, что Лиам мог кого-то принудить жить с собой. И кого? Мэтти Фроста. Самого свободолюбивого ученика этой вшивой школы, который даже с одноклассниками не заводил никаких отношений. И ведь их не смутили его занятия танцами, его связь с сомнительным клубом, но прицепиться к отношениям, которые не выходят за пределы их жизни и в школе никак не проявляются, разве что долгими взглядами через коридор и уединением после последней тренировки в подсобке для инвентаря, но это все равно никого не должно касаться. 

Уверенный, в том, что, хотя бы в этом городе к нему не будут лезть в постель, Бирн в очередной раз разочаровался в окружающих его людях. Во всех, кроме Мэтти. Даже не смотря на злость в его голосе и упрек в глазах. Наверное, он имел на это право, потому что они любовники, партнеры, они в официальных отношениях, и доверие это главная составляющая любых крепких и правильных отношений, а Лиам ничего ему не сказал, подвергнув такому унижению. 

- Слушай, прости, мне жаль, что из-за этого всего тебе прошлось пройти через такое дерьмо, - Бирн все еще пытался уладить все, но сам уже закипал. Трет переносицу, устало вздыхая, понимает мозгом, что не должен злиться на Мэттью, ведь он виноват только в том, что был слишком восхитительным, и тренер влюбился. В остальном же была полностью вина Лиама, но он не смог вовремя принять меры. Но недосып, усталость и раздражение брали свое, подпитывая эмоции. – Давай не будем, - снова просит он, доставая с полки стакан, чтобы налить себе воды. Он бы с радостью выпил чего покрепче, но сезон и он обещал Мэтти не пить ничего крепче пива и только вместе с ним, что означало не пить вовсе, потому что несовершеннолетнего нельзя спаивать.
[nick]Лиам Бирн[/nick][status]физрук[/status][icon]https://i.imgur.com/bfn9yyE.png[/icon][sign]...[/sign][lz]<b>Лиам</b>, главный фанат танцора[/lz]

Отредактировано Rick Elgort (01-08-2019 09:34:03)

+1

5

Мэтти не вспыльчивый, вернее даже будет сказать равнодушный к большинству событий, что происходят в его жизни, и старается не тратить свои эмоции на вещи, которые того не заслуживают, но буквально закипает наблюдая как Лиам цедит стакан воды, а кадык на шее подпрыгивает вверх при каждом глотке и медленно опускается вниз. Однажды потухший вулкан злости, жерло которого покрылось твёрдой коркой из лавы, снова раскалился, покрылся паутинкой трещин, из которых выпрыгивают язычки пламени. Ещё немного – и вся округа окажется погребённой под пеплом, а пелена дыма закроет небо.

Не столько задевает сам факт унижения, сколько то, что тренер не посчитал нужным сказать ему о своих проблемах, поделиться тем, что его беспокоит, и в нужный момент не придумал ничего лучше, чем сбежать со своей сворой неуправляемых щенков готовиться к футбольному сезону, полируя старыми кроссовками поле с искусственной травой и разрывая приказными криками высокий свод стадиона. Как вшивую собаку, опасную для всех, Мэттью вырвали прямо посреди урока из-за парты и пригласили в кабинет к директору, куда он прошёл под конвоем из психолога и завуча, которые не спускали с него глаз как с какого-то преступника.

В чём его вина? В том, что он любит? В том, что хочет быть любимым и сумел добиться расположения мужчины, в которого влюблён по уши?

Поборцы морали переживают совсем не за его благополучие, просто хотят добавить в своё резюме броское «спасли мальчишку от насильника», сделав на этом сенсацию, но забыв спросить этого самого мальчишку хочет ли он быть спасённым и против ли он быть изнасилованным. И на все вопросы получили бы отчётливое «нет». Фрост не возражает, когда его запястья связывают вместе, а конец верёвки обматывают вокруг изголовья кровати, не сопротивляется, когда полоски кожаных браслетов сжимают лодыжки и руки, скрепляя их вместе в неприлично раскрытой позе, а тяжёлая ладонь зарывается в волосы на его затылке и сиплый шёпот «хороший мальчик» щекочет ухо, вжимает его лицом в подушку. Ведь Мэтти доверяет своему партнёру безоговорочно, знает, что Лиам остановится, стоит ему об этом попросить или хотя бы намекнуть, что ему больно. Быть чьей-то ступенькой в карьерной лестнице – последнее, чего хочется школьнику, особенно зная, что цена чужого лицемерия – репутация и карьера его любимого человека.

Никогда не склонный к импульсивности парень вырывает из напряжённых пальцев стакан и швыряет в стену, наблюдая, как тот осколками опадает на пол во все стороны.

- Не прощу! – поздно прятаться в своих крошечных домиках, слишком поздно пытаться убежать от стихии, которая крадётся к порогу, уже опекая лавой ступеньки. Его несёт, а с каждым словом в голосе всё больше звенящих истеричных нот, - Ты должен был обсудить это со мной, а не валить в другой конец штата как трусливый кабель, поджав хвост под яйца!

Толкает мужчину в грудь, откидывая к стене, хмурится, из-за чего обычно улыбчивое светлое лицо выглядит непривычно взрослым, серьёзным, не под стать ещё школьнику и будущему выпускнику. Не преследует цели причинить боль, но всё равно заносит руку от души и ударяет кулаком в грудь со всей силы, высвобождая накопленную за несколько дней злость, отвращение к этим героям, которых он предпочёл бы никогда не видеть, одноклассникам, облепляющим его и без того небезукоризненный образ всё более мерзкими слухами, самому тренеру Бирну, решившему, что ему по плечу любая проблема и с каждой из них он справится сам без его помощи.

- Куда в следующий раз нас приведёт твое благородное молчание? На скамью к судье?! – бьётся в бессилии, не зная, как иначе кроме как криком выразить переполняющие его чувства, - А мне останется смотреть, как тебя в наручниках уводят за решётку? Кретин! Идиот! – заходится в истерике, выплёвывая оскорбления ему одно за другим в лицо, приподнявшись на носках, чтобы посмотреть в глубокие тёмные глаза, от которых по телу бегут мурашки.

Кто бы мог подумать, что злость такой отменный катализатор возбуждения? Особенно когда мечтал о человеке напротив два грёбаных месяца, выстанывая его имя с вибратором в заднице и потираясь пахом о тонкую пр
остынь, когда представлял, что это любовник трахает его до упора, сжимая бёдра до синяков. Дыхание сбивается под тяжестью взгляда, а в паху становится тяжело, в домашних шортах тесно, хочется выпрыгнуть из одежды, в глазах загорается пошлый блеск, никогда прежде не суливший скорое окончание вечера и прогнозирующий скрип хлипкой кровати для соседей.
[nick]Мэттью Фрост[/nick][status]танцуй для меня[/status][icon]https://i.imgur.com/VCrIf70.png[/icon][sign]. . . [/sign][lz]<b>Мэтти.</b> Первый фанат тренера. [/lz]

+1

6

Нет, привычным спором тут не обойдется. Он видел Мэтти таким злым лишь однажды, и безумно радовался что злится мальчишка не на него. Но сейчас вся лавина гнева обрушилась на плечи Бирна, пока он нелепо хлопал глазами, наблюдая как стакан летит в стену, как разлетается на сотни осколков, которые осыпаются на пол. И где-то рядом на него кричит Мэтти, ругается, толкает в плечо. Именно толчок выводит его из какого-то вакуумного состояния, и Лиам смотрит на партнера, видит его злость и обиду, понимает почему сейчас он ведет себя так. 

— Если ты забыл, то свалил в другой конец штата я не по своей воле, — рычит в ответ тренер, стойко принимая все удары парня. Он бил больно, но не причинял вреда намеренно. 

От истерик никогда не ждешь чего-то хорошего. Лиам знал это не понаслышке прекрасно понимая, что нынешнее состояние и поведение его мальчика вызвано беспокойством, и обидой, что Лиам скрыл все это от него, ведомый лучшими, но как оказалось не верными побуждениями. 

— Хватит! Хватает парня за запястье, заставив остановиться и взглянуть на партнера. — Думаешь, мне легко было все это время, когда все вокруг наседают? Меня заебало, что даже в собственном доме рядом с любимым человеком я вынужден оправдываться за свои действия. Сжимает запястье чуть крепче и отталкивает от себя мальчишку, потому что еще немного и он трахнет его прямо на кухонном столе. Он слишком близко, слишком соблазнительно мало на нем одежды, а глаза полны бешенства, отчаяния и возбуждения. Лиам хорошо знал эти искорки. Они загорались каждый раз, как тренер не выдерживал и зажимал Мэтти у раковины, мешая домыть посуду, или сверкали в темноте кинотеатра, когда его рука опускалась на бедро, продвигаясь выше к паху, и даже рука Лиама скользящая вдоль поясницы и скрывающаяся за поясом джинс останавливала Фроста от того, чтобы опуститься ниже, расстегивая ремень. 

Сейчас эти искры сжигали Лиама. Он не хотел скандалить, не хотел чтобы все это вообще всплыло, но и скрывать и проглотить свою злость и обиду не собирался. — Ты ничем бы мне не помог, только подставил бы под удар себя. Голос дрожит от раздражения, а все тело каждые несколько секунд пробивает мелкая дрожь от накатывающего возбуждения, и Лиам никак не может избавиться от картинки Мэттью, распластанного по их кухонному столу, мечущегося, стонущего, царапающего его спину.

Злость слишком сильный катализатор, слишком опасная близость, а от Мэтти слишком сложно оторвать взгляд, невозможно. И Лиам сдается. Он рывком тянет парня к себе, взяв его лицо в ладони, и целует. Не только чтобы заткнуть и прекратить этот поток оскорблений и истерик, но и потому что держать себя в руках уже нет ни сил, ни желания. Разворачивается, впечатывая его в стену, прижимаясь всем телом к горячему телу партнера. Целует жадно, будто это так нужный ему глоток свежего воздуха. Он слишком соскучился чтобы церемониться, и слишком зол чтобы быть нежным. 

— Не смей орать на меня, Меттью, — шепчет он в губы парня чуть отстранившись. В зеленых глазах бушует темное пламя, внутри Лиама все взрывается от каждого прикосновения, от каждого тихого вздоха, от того, как парень подается вперед, прижимаясь к нему, как требует еще поцелуй. Но тренер не дает, резко разворачивая его к себе спиной, впивается пальцами в бедра, прижимаясь к крепкой заднице, которую он так любит. 

Правило «без синяков» давно вылетело из головы. Тренер сжимает пальцы, оставляя следы на боках, яркий засос на плече под возмущенный выдох, но не дает повернуться или сдвинуться с места. Он одной рукой стягивает шорты и рвано выдыхает, оглядев обнаженного Мэтти, заставив его прогнуться в пояснице, проводя пальцами вдоль позвоночника. Ему нравится прикасаться к светлой коже, очерчивать веснушки, оставлять на них красные царапины. Коленом заставляет еще шире расставить ноги, пока справляется ремнем и собственными брюками. Его ведет от одного только вида Мэтти, такой красивый и такой его, весь его прямо сейчас. 

Вслепую нашарить ящик в столе, достать тюбик, — да, они чертовы извращенцы и смазка есть везде, — немного прогреть в ладони и провести пальцами между ягодиц любовника. Все это Лиам делал не отвлекаясь от поцелуев спины и плеч Мэтти, он так соскучился по его запаху, по вкусу его кожи и его тихим стонам, которые становятся громче, когда его член входит почти на половину едва встретив сопротивление. — Готовился? — усмехается он возле самого уха, двигая бедрами. Резкие шлепки эхом разносятся по кухни, стоны смешиваются с поцелуями. Лиам входит каждый раз до самого основания, резко, собственнически, выбивая из Мэтти весь дух, злость и обиду. 
[nick]Лиам Бирн[/nick][status]физрук[/status][icon]https://i.imgur.com/bfn9yyE.png[/icon][sign]...[/sign][lz]<b>Лиам</b>, главный фанат танцора[/lz]

+1

7

- Ч-что ты...? - не успевает возразить Мэтти, как его запястье оказывается в кольце стальной хватки. Лиам держит, но не причиняет боли, только демонстрирует силу, с которой следует считаться и не перегибать палку в своей реакции на вещи, которым мужчина не посчитал нужным придать значение. Так партнёр делал всегда, неважно о чём идёт речь - крошечный всполох ревности или весомый повод усомниться в чувствах любовника, он не ставил себе цель запугать, но проверял так ли верен ему Фрост, если замечал, как тот весь вечер крутил задницей в коротких шортах перед каким-нибудь мудаком, засунувшим ему за резинку целую пачку двадцаток и явно рассчитывающим на жаркое продолжение вечера, куда больше чем просто приватный танец за тяжёлой бархатной шторкой. Так в стиле Бирна обозначать свою территорию и время от времени проверять до сих пор он тут единоличный хозяин или нет.

Мэттью задушено выдыхает, дергается протестующе назад, убеждён, что не хочет слышать ни дурацкие оправдания, ни нравоучения, ведь жертва тут одна, и это он, однако подставляет самого себя, когда не успевает среагировать на жесткий толчок, когда льнет к крепкому телу, стоит грубым, натёртым турниками и футбольным мячом ладоням сжать его впалые щеки. Уже в тот момент он открывает рот, готовый стонать в голос и умолять поцеловать его, но Лиам не нуждается в его подсказках или разрешении и сам берет что хочет. А хочет он засунуть ему язык так глубоко в глотку как сможет, провести им по ровным зубам и шершавому нёбу, зная, что мальчишке не хватит смелости укусить. Мэтти только успевает что замычать в поцелуй и опустить ладони ему на плечи, но это лишь пара секунд, прежде чем положение меняется вновь и его впечатывают лицом в стену.

- Лиам... - выдыхает, просто наслаждаясь тем как звучит его имя, то же, что он повторял снова и снова, лаская себя на протяжении двух месяцев в пустой кровати, мечтая, чтобы любовник оказался рядом и просто прикоснуться к нему, прижался колючей щекой к плечу. Фрост чувствует мягкую бороду, которая щекочет шею, откидывает голову назад и расставляет шире ноги, уже задыхаясь от удовольствия. Его спина прогнулась вниз, лопатки сведены, а зад пошло оставлен, как будто все это представление было лишь уловкой, чтобы его поимели здесь и сейчас.

Шорты, под которыми ничего нет, остаются болтаться на бёдрах, Мэтти вздрагивает от холодка между ягодиц, он расползается от пальцев, которые готовят его для члена, вверх по позвоночнику, мальчишка упирается то и дело срывающимися вниз локтями в стену и тяжело дышит, где-то в закромах рассудка находя в себе силы прохрипеть:

- Я ждал твоего возвращения, - когда без пальцев становится пусто, но мужчина прижимается к нему бедрами и упирается крупной головкой. Как же, чёрт подери, Меттью этого ждал. Ещё немного помедлил бы, и Фрост сам его поимел, но одним движением Бирн выбивает дух, воздух из лёгких и последнее желание спорить с ним. Каждый уверенный толчок внутри его растянутой заранее задницы завершается звонким шлепком и благодарным стоном, Мэтти жмурится и откидывает голову вверх, царапает короткими ногтями стену, не отдавая себе отчёта в том, как отзывчиво подается сам навстречу, буквально впечатывает новые синяки в кожу и насаживается на член, заменить который не могла ни одна игрушка из их богатого арсенала.

- Лиам, ещё, пожалуйста! - скулит, просит, умоляет. Знает же, засранец, что хваленая выдержка и выносливость тренера отправляются прямиком в ад, когда он вот так смотрит за спину через плечо и облизывает губы, подсказывая, что рот его пустой и было бы неплохо его чем-то занять, иначе он так и продолжит провоцировать, часто моргать своими блестящими от слёз удовольствия глазами и подстёгивать поиметь его так, чтобы подкосились колени.
[nick]Мэттью Фрост[/nick][status]танцуй для меня[/status][icon]https://i.imgur.com/VCrIf70.png[/icon][sign]. . . [/sign][lz]<b>Мэтти.</b> Первый фанат тренера. [/lz]

0

8

Было бы враньем с его стороны, если бы Лиам сказал, что не планировал вот так сразу с порога наброситься на Мэтти. Но перед этим в его планах было радушное приветствие, душ и, хотя бы немного еды, а уже потом долгий, жаркий и жесткий секс с этим маленьким засранцем, но это Мэттью, и с ним никогда нельзя полагаться на план. Он импульсивный, эмоциональный и за это Лиам его любит. За его непосредственность, нежелание жить по строгим правилам и в строгих рамках.

В какой-то степени именно благодаря ему Лиам перестал бояться открыто выражать свои чувства, перестал переживать из-за фотографий в соцсетях, из-за того, что в школе все так и ждут, когда один из них нарушит все правила, но и Мэтти, и Лиам знали границы и не выносили свои отношения настолько из их маленького мирка, где им обоим было хорошо.

И сейчас этот мальчишка так чертовски сексуально ведет бедрами под руками тренера, так блядски облизывает губы и смотрит на него так, будто еще немного и перехватит инициативу и все это было его коварным планом, а выдержка тренера трещит по швам, заставляя его еще сильнее сжать пальцы на боках парня, оставить еще пару синяков ребрах. Но с каждым стоном и такой, казалось бы, простой просьбой вся его защита начинает осыпаться, и Лиам обнимает его поперек груди, прижимая к себе, жарко выдыхает ему в затылок, царапая бородой шею и плечи. – Еще, говоришь? – рука на горле, чтобы парень поднял голову и посмотрел на него, голос едва слушается и из связных мыслей в голове только громкая и требовательная просьба.

Он смотрит в поплывшие глаза всего секунду, чтобы окончательно сдаться. Всегда сдается, и с чего он вообще решил, что хоть раз у него получится устоять перед этим мальчишкой, если он сдался ему еще в тот день их первого телефонного разговора. Целует жадно и жарко, чтобы заткнуть его, не дать больше произнести ни слова, потому что его хриплый голос, срывающийся на стоны действовал на Лиама магически, буквально, выбивая его из собственного тела.

Каждое движение резкое, рваное, эхо на кухне разносит звуки каждого их прикосновения, каждого стона, когда в очередной раз Лиам входит до шлепка, заставляет Фроста давиться стонами, всхлипывать и просить еще больше, раззадоривая любовника. Плевать на соседей, они и не такой слышали из их спальни, кухни, ванной, да любого места в этой квартире. Кажется, что они успели потрахаться в каждом углу этой берлоги, и не собирались останавливаться.

Мэтти знал на какие точки давить, знал, как заставить тренера слететь с катушек, чтобы он снова толкнул его к стене. Вряд ли, переезжая в этот городишко Лиам предполагал, что он будет настолько сходить с ума от школьника, но вот он на собственной кухне, прижимает к стене мальчишку, сжимая его бедра так сильно, что физически ощущает, как под пальцами уже наливаются яркие синяки. Ему плевать. Он слишком соскучился по своему мальчику, слишком долго представлял себе, быстро подрочив в душе, что это руки Мэтти, его рот, и теперь хотел насытиться им вдоволь, прежде чем им снова предстоит вернуться к этому разговору.

Секунда, чтобы развернуть его к себе лицом. Тренер легко подхватывает его под бедра, заставив обнять ногами за талию и снова прижав к стене резко входит, не сбавляя темпа. Обеденный стол выглядит все заманчивее, но он слишком далеко от них, а Лиаму нужно все прямо здесь и сейчас. Смотреть в это лицо, на румянец на щеках, на припухщие и раскрасневшиеся губы, приоткрытые в очередном стоне, на глаза с поволокой возбуждения и слез. Мэтти и его эмоциональность заводили еще сильнее, хотя поначалу Лиам думал, что делает ему больно, но сейчас знал, что это значит, что его мальчику очень хорошо, и продолжал, кусая тонкую шею, проводя языком по линии челюсти и задушенно выдыхая в плечо каждый раз, как короткие ногти оставляли на плечах царапины.

- Мэтти, черт тебя подери!... – рычит Бирн, когда парень снова впивается в спину ногтями, но не останавливается, толкаясь в него сильнее и сильнее, уже давно сбившись с какого-то ритма и просто поддавшись импульсам и чувствам, которые вихрем кружили обоих.
[nick]Лиам Бирн[/nick][status]физрук[/status][icon]https://i.imgur.com/bfn9yyE.png[/icon][sign]...[/sign][lz]<b>Лиам</b>, главный фанат танцора[/lz]

+1

9

Мэтти готов кричать от удовольствия, когда движения внутри ускоряются, твёрдый член легко скользит в заднице, а пальцы мужчины сжимают до боли бока. Его провокация сработала отлично, следующий шаг - пятерня на шее, которая обхватывает крепко будто ошейник, чуть сдавливает, забирая последний воздух, из-за чего на глазах выступают слёзы.

Как же, чёрт подери, хорошо.

Два грёбаных месяца танцор представлял этот день, мечтал о нём, оставлял в своих фантазиях лазейку для того, чтобы сделать встречу идеальной, планировал приготовить вкусный ужин, набрать ванную с ароматной солью, опуститься на холодную плитку рядом и своими руками привести косматую причёску и бороду своего "медведя" в порядок, касаться осторожно, будто изучая и привыкая снова, пока не наберётся смелости опустить руку в горячую воду сжимая кольцом пальцев его член. Будет ласкать медленно, возбуждать, шептать пошлости на ухо, вылизывая шею языком, пока мужчина его мечты расслабляется. Идеальный секс в кровати, до скрипа пружин в матрасе, пока одна из них не выпрыгнет продырявив обивку и не вопьется болезненно в зад, поцарапает кожу, но подтолкнёт поменять позу.

Хрен вам. Всё пошло наперекосяк неделю назад, стоило впервые голосу директора огласить своим скрежетом стены школы, царапая слух его именем.

Мэттью Фрост.

Теперь Мэтти было плевать на вонь пота, въевшийся запах душного автобуса, бензина и грязных кроссовок. Он прижимается спиной к горячей груди, заводит руку назад и цепляется за густые тёмные волосы, ловит губами приоткрытый рот, посасывая сильный влажный язык, прерываясь то и дело на стоны. Слишком хорошо, не идеально, как было в его мечтах, зато передаёт всю суть их чувств друг к другу - жаркие, пламенные, нетерпеливые, такие, что срывает крышу просто от факта физической близости. Им не нужен повод, в то время как у остальных порыв напоминает спичку, которой проводят по боку коробка и огню нужно время, чтобы набрать силу, он  медленно разгарается, каждый их раз похож на фейерверк, блеск которого слепит глаза и заставляет жмуриться.

Возмущенный вдох застревает в горле, когда тренер Бирн отстраняется, но пауза занимает буквально пару секунду, за время которой Мэтти оборачивается полукругом, чувствует хватку на бёдрах, послушно обхватывает ногами поясницу и цепляется за плечи, снова выстанывая его имя "Лиам!" в поцелуй, словно придуманное именно для того, чтобы Фрост повторял его снова и снова назло соседям, когда твердый член входит в подготовленную влажную дырку до шлепка.

Движения рваные, хаотичные, в такт им мальчишка царапает широкую спину, неосознанно, но ощутимо, а вторую руку просовывает между телами, сжимая в ладони свой член. Ему до умопомрачения хорошо, отличная физическая форма обоих позволяет вытворять подобное, но выдержки не хватает - Бирн будто два месяца провёл без секса вовсе, а Мэтти разве что освоил тысячу и одну технику как поиметь себя вибратором, слушая голос любовника по телефону. Иногда они даже не разговаривали, а только перебрасывались короткими фразочками "я скоро кончу!" или "я уже почти!", наслаждаясь стонами друг друга.

- Дай мне...я... Я всё сделаю... - сформулировать рваную мысль целиком Мэтти так и не удаётся. Лиам словно догадывается чего хочет Фрост, когда впивается короткими ногтями в его вздутые от напряжения бицепсы, и опускает мальчишку на пол.

Мэттью падает на колени и смотрит на него снизу вверх, прижимается щекой к члену, чувствует как по лицу размазываются капли предэякулята, прежде чем открыть рот и высунуть язык, пропуская его в расслабленное горло между покрасневших от поцелуев губ. Помогает себе он придерживая ствол у основания пальцами, а второй рукой снова ласкает себя, но недолго - всё так же не теряет зрительный контакт, когда колени разъезжаются в стороны и парень кончает на пол, который с таким усердием полировал несколько дней назад, будто знал, что вскоре будет делать это своими бедрами и задом. Ещё пару месяцев назад Фрост и подумать не мог, что будет мечтать кончить с чьим-то членом во рту, а теперь это делал с таким удовольствием сладко причмокивая, что иначе и быть не могло, главное чтобы это был член тренера Бирна, ночного кошмара всей футбольной команды, которому к их счастью или огорчению, недолго осталось нести его пост.

[nick]Мэттью Фрост[/nick][status]танцуй для меня[/status][icon]https://i.imgur.com/VCrIf70.png[/icon][sign]. . . [/sign][lz]<b>Мэтти.</b> Первый фанат тренера. [/lz]

+1

10

Каждый их секс был таким. Каждый поцелуй будто бросал спичку в нефтяное пятно, каждое прикосновение подливало бензина. Будто они не могли насытиться друг другом, хотя были вместе уже много месяцев, проводя в постели большую часть времени, пробуя разное. Мэтти не был против экспериментов, а Лиам удивлял тем, что соглашался на это. Его образ сурового тренера не вязался с человеком, который готов к экспериментам в постели. Хотя одно то, что он решил связать свою жизнь с мальчишкой на двадцать лет младше уже говорил в пользу того, что он псих

Голос доносится откуда-то издалека, будто Лиам под водой. Он слышит слова, но не разбирает их смысла, и только впившиеся в руки ногти заставляют его очнуться, отпустить и громко выхыдая наблюдать, как Фрост падает перед ним на колени, смотрит совершенно по-блядски, именно так, как нравилось Лиаму.

Каждый раз он заставлял тренера задыхаться от одного только взгляда в наивно распахнутые глаза, на призывно открытый рот, в которые он толкался в горячий рот своего любовника, сжав пальцами светлые волосы и не давая мальчишке отстраниться, чтобы хотя бы вздохнуть, каждый раз доводил его до этого состояния, заставляя выдыхать все громче и громче хриплое «Мэтти!», пока сдерживаться уже не оставалось сил и Лиам кончал, снова опуская глаза и пропуская удар и без того бешено колотящегося сердца, когда мэтти такой раскрасневшийся, с влажными припухшими губами, капельками слез в уголках глаз.

Тянет к себе за подбородок и снова целует, прижав к стене, но уже не так жестко. Нежно, развязно и устало, но знает, что скоро оба будут готовы ко второму раунду, потому что никогда их ночь не заканчивалась так быстро. — Идем, — шепчет в мягкие губы, не давая Фросту и шанса ответить,и тянет за собой к спальне, чтобы толкнуть его на кровать и заставить смотреть, как тренер избавляется от остальной одежды, бросая все на пол.

Они знали слабости друг друга, знали точки, на которые нужно надавить, чтобы снова окунуться в эту кипящую лаву так неприятных многим отношений, достать соседей громкими стонами и скрипом кровати, которую они однажды непременно сломают, а потом уснуть совершенно вымотанные, обнявшись и переплетая руки и ноги. Все это неотъемлемая часть их самих и их отношений, и Лиам не намерен был отказываться от Мэттью, никогда. Чувствуя как мягко сопит заснувший у него на груди Мэтти, Лиам еще долго лежал просто слушая его дыхание, мягко касаясь пальцами его волос, только под утро проваливаясь в сон и уже решив все для себя.


Он редко приходил на подобные мероприятия, но обещал Мэтти быть на этом выступлении, и Лиам сидел в третьем ряду с краю, не став пробираться к своему месту в центре. Слишком устал на работе и не готов был выслушивать шиканья и недовольные цоканья от нью-йоркской богемы, которая пришла сюда, чтобы посмотреть на юные дарования и выбрать из них тех лучших, кому предложат работу или гранты. Он в этом не разбирался, но пришел чтобы поддержать своего мальчика.

Все тревоги и усталость забылись стоило парню выйти на сцену. Лиам хорошо помнил, как наблюдал за ним, в том клубе, в вечер когда начались их отношения, и фразу одного из посетителей о том, что зал замирает, когда выходит Мэтти. Так и было сейчас. Каждое движение отточено и плавно, каждый взгляд в зал на всех и ни на кого конкретно. Лиам же смотрит только на него, задерживая дыхание на каждом  сложном элементе, зная как упорно Мэтти готовился к этому выступлению. Ему вообще показалось, что он не дышал до тех пор пока не стихла музыка.

— Ты был лучшим, — улыбается бывший тренер, а теперь обычный вышибала в клубе, выцепив парня после выступления за кулисами. Он ушел из зала еще на поклонах, чтобы первым поздравить его. Мягко целует в щеку, касаясь бородой гладкой кожи. Мэтти запретил брить ее еще с того дня, когда он вернулся из поездки.
Обнимает тонкую талию, когда Мэтти обвивает его шею руками. — Я никогда бы не пропустил такое. Посмотреть, как мой парень становится звездой. Он улыбается, проводя рукой по спине партнера, и любуется острыми скулами, щедро покрытыми хайлайтером, широкой улыбкой и огнем в глазах.

[nick]Лиам Бирн[/nick][status]физрук[/status][icon]https://i.imgur.com/bfn9yyE.png[/icon][sign]...[/sign][lz]<b>Лиам</b>, главный фанат танцора[/lz]

Отредактировано Rick Elgort (15-08-2019 16:46:47)

+1

11

Так проходило каждое их примирение – пылко, жарко, изматывающе. Мэтти сглатывает чуть солоноватую сперму и встаёт на ноги, когда сильные пальцы впиваются в его плечо и тянут вверх, Лиам тащит его к кровати и мягко толкает, будто даёт ему фору и право выбора как лечь, потому что ночь обещает быть долгой. Соседи этажом выше возмущённо топают и стучат по трубам, когда стоны мальчишки становятся ещё громче, тренер запускает пальцы в светлые волосы и тянет вверх, вырывая стоны из груди, входит каждым толчком до шлепка, выматывает до предела до тех пор, пока оба устало не падают на живот и не засыпают прижавшись друг к другу.

Измотать Мэттью до предела – единственная возможность утром поговорить по душам, чтобы Фрост не начал провоцировать на второй заход. В комнате душно так, что щиплет глаза, пахнет сексом и потом, но мальчишка доверчиво льнёт к любовнику и ластится к сильным рукам, которые гладят его подтянутое разнеженное тело. Поддаться усталости и просто полежать вместе именно то, что было нужно им двоим, чтобы прийти к единогласному решению забрать документы из школы. Лиам не продлил свой рабочий контракт, не самый паршивый исход – в трудовую книжку не попала никакая унизительная запись, а Мэтти закончил первый этап обучения и был готова двигаться дальше, успешно прошёл смотр в Нью-Йоркской академии искусств по направлению современных танцев и с радостью поделился этой новостью с любимым. Ничто не держит их, чтобы не сорваться прямо сейчас и перебраться в Большое яблоко.


Свет яркого прожектора слепит глаза, но Мэтти всё равно смотрит прямо перед собой, резко обращает лицо к залу, поворачивает голову делая очередной трюк, не сводит глаз от зрителей. Этому трюку его научил наставник – отдавай своё внимание публике, наблюдай за каждым и в то же время ни за кем, они любуются тобой, а ты не забывай им давать понять, что видишь и ценишь это, их внимание – твоя лучшая награда, ведь кучка снобов променяла вечер перед теликом или порнушкой со стаканом пива на то, чтобы прийти сюда и ещё заплатила за это деньги.

Каждое его движение плавное и в то же время уверенное, смелое, отточенное до автоматизма. Откровенный костюм открывает длинные крепкие ноги, но Фрост не замечает восторженных взглядов, наслаждаясь самим процессом танца, взаимодействием с партнёрами и подтанцовкой, создавая грандиозное шоу. Сорвать овации – это успех, который вызывает на лице мальчишки широкую улыбку. Несколько месяцев всей командой они корпели в студии, стирали ноги до мозолей и репетировали, пока не начинали падать с ног от усталости. Когда эйфория первого успеха проходит, хочется одного – оказаться в объятиях любимого человека и поблагодарить его за терпение и заботу.

Лиам устаёт ничуть не меньше на новой работе, если даже не больше, но находит в себе силы помочь партнёру дойти до ванной и отнести его в кровать, когда юноша заснёт, прижавшись щекой к холодному бортику. Тренер Бирн, от прошлого тренера у которого в жизни осталась только памятная полка с кубками его команды, делает всё что в его силах, чтобы Мэтти доучился, и прекрасно справляется с ролью заботливого папочки.

Фрост первым влетает в гримёрку и виснет на шее любовника, льнёт к нему всем телом и тихо смеётся.

- Я знал, что ты придёшь, - трётся щекой о мягкую бороду, за сохранность которой сражался с лета, решив за них обоих, что мужчине она чертовски идёт, - Спасибо, - глаза танцора горят ярким огоньком, он возбуждён успехом, самой обстановкой, а в ушах до сих пор стоит гул аплодисментов.

Нехотя Мэттью отлипает от партнёра и усмехается, услышав за спиной немного завистливое и смеющееся «ещё потрахайтесь тут», узнавая голос своего непосредственного напарника. Эллиот часто позволяет себе многое, и этот раз не стал исключением – он опускает руку ему на поясницу и восторженно выдыхает в шею: - Ты был великолепен. Мы оба, - придвинувшись так близко, что его губы почти касаются шеи и по спине бегут мурашки.

Мэтти отклоняется от него вперёд и снова жмётся к Бирну, словно просит его защиты, сохраняет с приятелем исключительно зрительный контакт, из вежливости отвечая: - Спасибо, ты тоже показал настоящий «класс», - хотя и сложно спрятать дух соперничества в голосе. Это в ночном клубе на знакомой территории Мэтти был лучшим, а здесь на его место выстроилась длинная очередь и каждый день нужно прыгать выше головы, показывать больше чем ты можешь, чтобы не оказаться в числе худших и не вылететь.
[nick]Мэттью Фрост[/nick][status]танцуй для меня[/status][icon]https://i.imgur.com/VCrIf70.png[/icon][sign]. . . [/sign][lz]<b>Мэтти.</b> Первый фанат тренера. [/lz]

+1


Вы здесь » Arkham » Альтернативные истории » [AU] а знаешь, всё ещё будет