Horror News №7юбилей и видео
Две неделиГоварда Лавкрафта
Акции от АМСищем вампиров
С Днём Рождения!юбилей форума

deep night dreams
Debora Hayes & Vincent Welsh

FEARS: ГМ до 24.11
NIGHTMARES: ГМ до 24.11
VENDIGO: Магнус до 24.11
Aiden

Ведение сюжетных квестов, анкетолог, местный тамада-затейник, мастерски орудует метлой правосудия.

x Debora

Анкетолог, в активном поиске брутального мужика с бородой. Консультирует по вампирам, оборотням, магам, вендиго и древним, а также тёмной ночью может подержать за коленку.

x Jennifer

Ведение сюжетных квестов. Консультирует по драконам и на тему того, как выжить в тяжелые будни Аркхема.

x Misty

Анкетолог, изредка тамада-затейник. Расскажет о том, как размножаются русалки (без икры). Консультирует по магам, перевертышам, суккубам и древним.

// Гостевая книга и FAQ x Синопсис x Игровые виды x Сетка ролей x Внешности x Нужные персонажи
wanted
Арден

Арно

нужный

аркхем, 2019 год приключения в авторском мире
arkham's whisper
не доверяй всему, что слышишь
«Он не отступится ни перед чем ради собственной свободы. Никакая цена не была для него в сей миг слишком высокой. Он убьёт даже самого себя, если другого выхода не будет. И эта мысль его не пугала. Страха больше не осталось. Его вытеснило крышесносное марево ярости.» © Тео читать дальше

Arkham

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Arkham » Аркхемская история » damsel in distress


damsel in distress

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

Debora Hayes & Aiden Moss
15 декабря, поздний вечер, переулок близ круглосуточного маркета


Деб совершенно точно уверена, что бояться ей нечего и что она всегда сможет за себя постоять.

+1

2

Когда Деб заходит в маркет тягучая мелодия сливается с женским вокалом, возвещая, что на земле богов и монстров она была ангелом. Свет в помещении магазина со стеллажами отсекает её от густой зимней тьмы на улице. Подсвеченная яркими фонарями, тьма позднего вечера не делается безобиднее. Скорее наоборот - забирается под пальто, проникает через ткань кофты и просачивается в самое сердце.
В её сердце и без того осколок льда. Гнетущий и холодный, засевший там стальным прутом. Ей уже ничего не помогает. Даже Рой и тот теряется за происходящими в ней переменами, становится блеклым пятном со своими проблемами и своими заморочками. Всё, что ей хочется от него это секса. Грубого и животного, от которого ноют внутренности и сводит мышцы. От которого алеющие синяки на теле и искусанные губы.
Только так можно убежать от тьмы внутри, - думает Дебора. Только так можно забыть о ней, когда в сердце не находится места для любви и нежности, а простого человеческого тепла становится крайне мало.

Она ходит между рядами и пытается припомнить что ей нужно кроме сигарет. Парень возле кассы сосредоточенно заглядывает в планшет, старательно игнорируя её присутствие. В прошлый раз он пытался заговорить с ней и даже самую малость пофлиртовать пробивая ей пачку тампонов. Это было настолько неловко, что Деб даже не посчитала нужным хоть как-то отреагировать, дожидаясь пока он со своими очками в толстой оправе и глупой улыбкой проглотит слова и запихает их обратно в глотку, ограничиваясь лишь суммой покупки.

Возможно, пачка сигарет это всё, что ей нужно. Как и прежде она берет ментоловые, когда гнетущее чувство заставляет её оторвать взгляд от ряда и посмотреть перед собой. За стеллажом на нее взирают глаза - так сосредоточенно, что по спине ползут мурашки. Она не из тех кто пугается пронзительных взглядов незнакомцев - что уж там, в большинстве своем для неё это определенный вызов. Посмотреть в ответ, желательно так, чтобы он первый отвел взгляд и смутился её неприкрытой реакции. Смотреть можно сколько угодно - все остальное уже её не волнует.
На этот раз ей кажется, что игнорировать его слишком сложно. Под подмигивающей неисправностью лампой на потолке только он и она. Продавец не в счет - он теряется в другом, обычном мире, в котором люди заходят сюда, берут, что им нужно и уходят, передавая ему деньги.
Но этот мужчина совсем другое дело.
Его губы изгибаются в легкой улыбке, которая кажется Деборе почти что сочувствующей. Это неправильно, но на его лице отпечатывается тень сочувствия, которое ей не нужно, но которое удивительным делом задевает что-то внутри.
Сочувствие и понимание, - вот, что она различает на его лице и не знает как на это реагировать. Пытается даже вспомнить пересекалась ли с ним когда-то в Аркхеме, но память не подкидывает никаких зацепок. По сему получается, что тот, кого она не знает, смотрит на неё так, как будто она должна знать. Или как будто он хочет этого.
Это повисшая  в магазине тишина протягивается между ними тонкой нитью, которую Деб не ждет. И скорее всего даже не хочет. Только её проклятое любопытство неизменно дает о себе знать.
Кто он? Что он хочет?
Спроси сама...

Она делает вид, что ей почти все равно, когда, не поведя бровью, идет к кассе оплачивать покупку. У незнакомца позади неё, кажется, нет желания вообще ничего брать. Он стоит с самого края, делая вид, что разглядывает газеты и его взгляд не сверлит ей спину. Потом и вовсе выходит за дверь, звеня этим идиотским колокольчиком, который с самого её приезда жутко раздражает.
Деб выдыхает и думает, что пронесло и никакие сомнительные знакомства ей сегодня больше не предстоят.
Выходит и разворачивает пачку, сминая пленку и выкидывая её в урну, промахиваясь дрожащей рукой наполовину расстояния. Два щелчка пальцами и сизый дым спасительной успокоительной затяжки отправляется в небо.
- Эй, - тихий голос доносится из-за угла здания. Она неспешно оглядывается, различая его силуэт возле стены. Он упирается об неё плечом и выглядит очень даже мирно. Улыбка никуда не исчезает. - Привет.
Молча рассматривая его, Деб делает шаг ближе, как будто и правда собирается поговорить о чем-то.
- Не найдется зажигалки? - Он достает из кармана пальто какой-то предмет, мало похожий на сигаретную пачку и зажимает его в руке.
Призывает пошевелиться. Пошевелиться и достать то, что он хочет.
- Конечно.
Она выдыхает дым и вытаскивает из кармана свою - миниатюрный серебряный прямоугольник с гравировкой птиц. Она пользуется ею на людях, а потому считает, что определенная солидная форма просто необходима для поддержания статуса.
- Спасибо.

Передача зажигалки оказывается немного не такой, на какую она рассчитывала. Он берет ее за запястье и сильно, но в то же время плавно тянет на себя. Её на мгновение обдает запахом мужского парфюма и это кажется до жути смешно. Ровно до того момента, когда он не отступает назад, в глубь переулка, где свет фонарей не такой яркий и не такой надоедливый.
Деб почему-то не сопротивляется, а послушно плетется следом, а потом прижимается к твердой шершавой стене, все еще держа между пальцев сигарету.
- Смотри сюда, - мужчина подносит к ее глазам то, что держал все это время в руке - округлый предмет с двумя нарисованными жирной линией кругами в центре, очень смахивающими на зрачок. - Смотри сюда и слушай мой голос.
Инстинкт самосохранения срабатывает с запозданием, но срабатывает - она жмурится и пытается отбиться, дернуться в сторону и сбежать. Он ловит её, припирая к стене уже грубее - вдавливая одну руку в живот, просовывая ее в запах пальто. Страх накрывает обволакивающей волной - резкий и бесконтрольный.
- Сюда, смотри сюда, - шепчет он почти ласково. - Или будет хуже.
Хуже действительно становится, когда его ладонь поддевает края свитера, забираясь под него, к голой незащищенной коже и давит, давит, давит...
Её совершенно иррационально тошнит, а глаза открываются сами собой, тут же устремляясь к предмету в его руке, притягивающему взгляд.
- Хорошая девочка.
Слабеющей рукой она еще пытается сделать хоть что-то. Например ткнуть кончиком зажженной сигареты в незащищенный участок на ладони, вызывая тем самым всплеск эмоций и громкое чертыхание.
- Сука, - он убирает руку с ее живота и бьет ладонью по лицу - резко, не слишком больно, но все равно горячо. - Не двигайся.
Удивительно, но приказ срабатывает. Деб действительно чувствует себя застывшей на месте фигурой, не способной ничего сделать. Даже пальцем пошевелить и то - для неё становится не выполнимо. А уж рот открыть и крикнуть - и подавно.

+3

3

- Может сразу ящик? – Эйден уверенно ведет автомобиль по практически пустым улицам Аркхема одной рукой, второй прижимая к уху телефон, смеется нисколько не стесняясь. Он бы в жизни не смог съесть столько киви, но эта одна из тех сотен мелочей, что он может сделать, и, собственно, почему бы и нет, если ей нравится? Может кому-то кажется скучным слишком хорошо знать человека, угадывать следующее сказанное слово, быть уверенным в пристрастиях и привычках. Ему это напротив – нравится. В конце концов, знать абсолютно все – невозможно. А понимание того, что может быть необходимо на секунду раньше, чем это будет озвучено, кажется мужчине проявлением какой-то особенной заботы, и со своей стороны он точно также реагирует на аналогичные проявления. – Здесь есть круглосуточный магазин, сейчас зайду туда, и домой. День был тяжелый, - впрочем, легких дней и не бывало практически, особенно в последнее время. Но к этому можно привыкнуть, и даже не сложно, когда помимо проблем и тягот, есть еще один огромный пласт жизни совершенно иного рода. Такой, который заставляет просыпаться по утрам с хорошим настроением, а затем спешить домой, зная, что после того, как переступишь порог, все улетучится, сменится палитрой теплых ощущений и эмоций. Таких же, как и сейчас.

Мосс останавливает автомобиль возле круглосуточного магазина, кажется, это единственное место на всей улице, где до сих пор горит яркий свет. Как и всегда, попытка купить киви и сигареты заканчиваются двумя полными пакетами, набитыми доверху. Возможно, эта привычка когда-нибудь искоренится, но сам мужчина слишком слабо в это верит. В то время, как пакеты отправляются в багажник, а он машинально закуривает. Всего лишь пара минут, чтобы затем снова сесть за руль и наконец-то направиться в сторону дома. Предвкушение ужина под болтовню и какой-нибудь фильм, а затем грядущего выходного, создают воистину благостное состояние, пребывание в котором хочется продлить как можно больше. Эйден в последнее время слишком часто задумывается о том, что большое и настоящее счастье, вероятно, возможно только параллельно с большими и такими же настоящими проблемами. Единственное, чего он хотел бы, но не мог ни осуществить, ни даже гарантировать, так это то, чтобы две эти категории в его жизни никоим образом не пересекались. Он смог поверить в то, что способен оставаться человеком, вопреки имеющимся факторам. И более того, пришел к выводу, что детские мечты о том, чтобы узнать больше о родителях, лучше бы так мечтами и остались. И никуда не исчезало понимание, что все не ограничилось одной неприятной встречей, и это существо, называть отцом которое мешало ощущение дичайшего отторжения, еще напомнит о себе. Не сегодня. Главное – не сегодня. И так изо дня в день.

Струйка сигаретного дыма практически растаяла в ночных сумерках, а за собственными мыслями, как всегда погружавшими Эйдена в состояние чрезмерной задумчивости, он не успел заметить, как окурок легко обжег зажимающие его пальцы. Именно в этот момент, не глядя как остаток сигареты утопает в луже, он слышит что-то чужеродное. Что-то, чего не должен слышать в звенящей тишине совершенно пустой улицы маленького города. Эйден замирает, не решаясь открыть дверцу автомобиля, чуть прикрывает глаза – известный прием, при котором якобы улучшается слышимость – и снова прислушивается. Шорохи, чей-то голос, но слов мужчина не разбирает. Впрочем, мало ли может быть любителей ночных зимних прогулок? Разве стоит обращать на это внимание? И все же Мосс оборачивается, обходя автомобиль сбоку. И этого хватает, чтобы увидеть человека, буквально втаскивающего за руку женщину в темное пространство глухого проулка. Эйден не может рассмотреть, что там происходит, и может оперировать лишь скудными данными, веря своим глазам. И эти данные ему не нравятся.

Здесь не о чем раздумывать – он точно знает, что должен делать. Можно было бы сказать пафосную фразу о таком воспитании, но в случае с Моссом это звучало бы несколько странно. Пусть это будут принципы. Те самые, что не позволяют пройти мимо, когда может требоваться чья-то помощь. Эйден делает несколько шагов в темноту, уходя с того пятна света, что исходит от витрины маркета. И еще шаг, второй, третий… Достаточно, чтобы глаза привыкли к темноте. Чтобы подтвердилось, что он не ошибся. Кажется, что звук пощечины сейчас звенит в ушах, пусть это и весьма иллюзорно. Девушка, почему-то сейчас она кажется Моссу знакомой, перестает сопротивляться, послушно замирает. Как будто под гипнозом.

- Отойдите от нее, - на удивление голос ровный и спокойный, хоть и с нотками требовательности. Эйден вообще не любит драться, считает, что любой конфликт можно решить словами, хотя физическая подготовка позволяет не переживать, как минимум, за самого себя. – Вы меня слышите? Отойдите. От. Нее. – было бы правильно набрать девять-один-один, но Мосс не хочет провоцировать неизвестного на агрессию резкими движениями, и телефонными звонками.

Телефон. Звонки. Девять. Один. Один… Кажется, он вспоминает, невольно всматриваясь в лицо все также покорно стоящей у стены девушки. Да, конечно. Раннее утро, шоссе, машина и та же самая девушка за рулем.  Разве бывают такие совпадения? – Дебора? – память весьма забавная штука, способная хранить случайно полученную информацию, и внезапно доставать ее из самых дальних своих глубин. – С тобой все в порядке? – он все еще не может решить как лучше поступить. Попробовать увести ее отсюда, надеясь, что неизвестный мужчина не окажет сопротивления? Отвезти в полицейский участок? Или попробовать задержать его, и вызвать полицию уже сюда? Много вариантов. Но отчего-то ни один не кажется действительно правильным.

+2

4

Вот так и попадаются глупые девушки в лапы опасных насильников. Думают, что им море по колено и что вот этот самый человек не выглядит совершенно опасно для неё. Деб тоже так думает. Думает, то у нее есть все шансы отбиться, потому что она умеет гораздо больше, чем обычная глупая девушка. Магия пляшет на кончиках ее пальцев любым известным ей заклинанием - тонким огоньком, мощной волной телекинеза, которой она действует в прошлый раз и едва не душит того, кто крадет её мобильный. Тогда она одержима жаждой мести и контролирует все происходящее, пусть и стукнувшись копчиком по твердой поверхности дороги. На этот раз все иначе. На этот раз её одолевает такой ужас, то ей с трудом получается дышать. Испытывала ли она хоть когда-то нечто похожее? Холодящий все внутренности страх, страх больно сжимающий горло и сдавливающий грудь, выдавливающий из легких весь воздух.
Этот страх не поддается контролю и ощутив его раз она уже не сможет забыть ничто из того, что почувствует этим поздним вечером в переулке близ маркета где светло и тепло и есть хоть какие-то люди... которые вполне предпочтут сделать вид, что ничего не видят. И не слышат. И не знают.
Обычная реакция для людей, видящих или слышащих то, что не укладывается в их понимание и текущую картинку мира. Нечто чуждое и неприятное. Мерзкое и противоестественное. То, от чего хочется закрыть глаза и заткнуть уши, а главное не думать о том, кто оказался в эпицентре. Тот, кому приходится переживать этот неприятный момент на себе, без возможности отгородиться, сделать вид, что этого нет.
Она могла бы не выходить из маркета, могла бы не подходить ближе...
Но она вышла и подошла. А дальше чужая сила решила, все за неё. Манера говорить, то как он на неё смотрит сверху вниз, вдавливая в стену и обжигая кожу внезапной пощечиной - все это отпечатывается в мозгу с необычайной четкостью.
Как и его рука на обнаженной коже.
Всего лишь рука... Ничего страшного...
Сложно утешать себя зная, что все это всего лишь начало. К тому же она так до конца и не уверена что происходит. Собственное тело как будто деревенеет - ни пальцем пошевелить, ни рукой. Шеей уж и подавно. И все из-за этой штуки в его руке. Он делает это с помощью неё.
Артефакт.
Ну... видимо, у нее действительно нет никаких шансов.

Чужой голос и уверенные интонации врезаются в её действительность как лезвие острого ножа. Резко и внезапно, так что сознание взрывается яркой вспышкой надежды.
Деб силится повернуть голову, но у нее ничего не выходит. Собственные желания выходят в разрез с чужим приказом и отдаются тянущей болью в солнечном сплетении.
Она лишь дышит, испуганно и нервно, не способная повести даже бровью, когда чужой голос произносит её имя. С надеждой и желанием определить её как Дебору, а не как кого-то другого. Мысли в голове путаются и у неё не выходит вспомнить откуда она знает его. Того, кого не видит, потому что упрямо смотрит перед собой и не собирается нарушать приказ.
Голос знакомый. Голос лучится надеждой. Голос обязан её спасти.
Голос спрашивает все ли с ней в порядке.
Нет, - мысленно кричит Деб, не способная разжать губы. Нет, со мной не все в порядке.
Не все. Не все. Не все. Пожалуйста.

- Разумеется, с ней всё в порядке, - уверенно отвечает тот, кто стоит рядом. Кажется, он изрядно удивлен поведению внезапного свидетеля, но не пытается бежать, заметать следы преступления или хоть как-то показывать свои преступные намерения. Он смотрит на мужчину с улыбкой, в которой можно различить расслабленность, но лишь мнимую. Глаза остаются серьезными и сосредоточенно взирают на того, кто им помешал.
- Мы всего лишь шли из бара и даме стало плохо, а я был рядом и помог ей устоять на ногах. Ведь так? - Он смотрит на неё с ожиданием. Кладет руку на талию - по-свойски, нагло. - Хотя бы кивни или ты слишком много выпила?
Деб кивает. Шея движется против ее воли, потому то он просит её кивнуть. Вот так все просто.
- Видите, нет поводов для волнения, - он снова обращается не к ней, а к тому другому, кого она не может увидеть. - Скажи, что все в порядке, Дебора.
От того, как он произносит её имя по спине ползут мурашки.
- Всё в порядке.
Собственный голос играет с ней злую шутку. Сейчас тот, кто захотел её спасти уйдет и на этом все закончится. Она уже почти видит, как он теряет всякую заинтересованность к ней, потому что её называют пьяной. Что взять с пьяной Деборы?
А потом он разворачивается и уходит, а она как муха, попавшая в ловушку клейкой ленты останется здесь ждать того, что будет дальше.
Но ведь он... он ее знает. Кто он? Голос ведь и правда знакомый. Голос, который уже однажды спрашивал у нее, все ли с ней в порядке...

+1

5

Ни хрена не в порядке. И Эйден это чувствует чисто интуитивно, практически игнорируя как слова неизвестного человека, так и слова давней знакомой. Рассуждения о том, насколько их вообще можно считать знакомыми, сейчас неуместны. Возможно потом, в другом месте, и при других прочих равных условиях. В эту же конкретную минуту Мосс буквально кожей ощущает опасность. Это не какая-то пресловутая магия, вовсе нет, не в его случае. Скорее, это такая профессиональная особенность. Когда ты входишь в горящее здание, ты не можешь знать, какая из ступеней лестницы внезапно провалится, или какая из половиц треснет под твоей ногой, какая из потолочных балок решит обрушиться в эту конкретную секунду. И со временем ты начинаешь это просто чувствовать. Ничем не объяснимая интуиция, но она работает, и зачастую даже спасает жизнь. Так и сейчас, Эйден слышал одно, а чувствовал другое, приправленное весьма неоднозначной картинкой.

- Еще раз прошу прощения, - Мосс внимательно смотрит на незнакомца, пытаясь уловить хоть что-то в его взгляде или интонациях, что могло бы подтвердить его же слова. Но все никак не находит, - Но мне так не кажется, - мужчина прекрасно помнит то раннее ноябрьское утро, когда остановился возле чужой машины на одной из дорог Аркхема. Он помнил и поведение девушки, что села за руль после изрядной дозы алкоголя. И совершенно точно был уверен, что та девушка, так неуверенно пытавшаяся покинуть место аварии, и та, что сейчас прислонилась к холодной стене в темном проулке – один и тот же человек. Дебора, да. Мосс запомнил ее имя. А еще он запомнил как она вела себя тогда, хотя тоже была пьяна, помнил выражение лица (да и вообще никогда не жаловался на проблемы с памятью), и все это никак не коррелировало с той картиной, что предстала его взору сейчас.

- Мы с Деборой давно знакомы, - кажется, это называют ложью во спасение. Но под пристальным взглядом неизвестного мужчины, Эйден не рискует доставать телефон и набирать столь необходимые «девять – один – один». Не хочет спугнуть. И это волнует пожарного куда больше, чем гипотетический штраф за ложный вызов помощи. Это уже – сущие мелочи. Потому и ложь не кажется сейчас чем-то противоестественным. Знакомы, да-да, именно так. Какие-то пара часов, если он верно помнит. Но незнакомец не может этого знать, ведь его тогда не было на дороге. А значит может поверить. И хорошо бы, что это его просто-напросто спугнуло. Правда Мосс уверен, что в этот раз он настоит на том, чтобы было заявление в полицию. Мало ли, какие планы и мотивы у этого странного человека на самом деле роятся в подсознании.

- Поэтому я с удовольствием отвезу ее домой, - Эйден внимательно смотрит в лицо незнакомца, словно пытаясь то ли прочесть мысли, чего он делать никогда и не умел, собственно, то ли запомнить максимально возможно, чтобы потом… составить фоторобот? – Очень надеюсь, что Вы проявите благоразумие и не будете против? – требовал ли этот вопрос ответа, Мосс и сам толком не мог понять. Он сделал еще пару шагов по направлению к Деборе и незнакомцу, не спуская с последнего глаз. Пусть он ошибается, и своим слишком сознательным поведением добропорядочного гражданина Соединенных штатов просто обламывает случайной знакомой весьма приятную ночь. Сожалеть Эйден точно не будет. Просто потому что в правильности своих действий он не сомневается, по крайней мере, сейчас.

Мосс чувствует, как начинает покалывать кончики пальцев, как кожа становится будто бы теплее на ощупь. Как это тепло растекается вместе с кровью по сосудам организма. Он уже неплохо умеет это контролировать, не то что в первые дни. Но любое нервное напряжение, любое ощущение возможной опасности для себя или окружающих, невольно побуждает эти способности к более активным проявлениям. Мужчина все еще может держать себя в руках, ожидая ответа от незнакомца, но в тоже время понимает, что любое резкое движение с его стороны, может лишь спровоцировать еще больше. И это будет плохо. Очень и очень плохо.

- Вы же не хотите, чтобы я позвонил в полицию, правда? – тот почему-то медлит с ответом, тоже очень внимательно смотрит. И вдруг, делая неожиданное для Мосса движение, пусть и едва заметное, все же, даже не ведая этого, вызывает ответную реакцию. Пламя загорается в чуть согнутой ладони правой руки, которую Эйден протягивал, подойдя еще ближе, чтобы дотянуть до Деборы и увести ее отсюда. Он замирает. Переводит вновь взгляд на незнакомца, но того, кажется, огонь интересует куда больше.

+1

6

Он не уходит. Не списывает её со счетов, не верит словам о том, что она настолько пьяна, что толком не может говорить, да что там, даже двигаться не выходит, чтобы не упасть навзничь.
Он не уходит и его голос все не унимается, как и желание докопаться до правды. Деборе кажется, что тот, кто стоит сейчас рядом чертовски злится на этого случайного свидетеля, решившего пойти чуть дальше и вмешаться. Она буквально ощущает закипающую внутри него ярость, черной липкой волной поднимающуюся из самой глубины. Её тоже накрывает, вызывает неприятное чувство схожее с тошнотой. Или ее саму тошнит на самом деле от всего происходящего, в котором она крепко завязла, так что об исходе лишь остается догадываться.
Угол обзора у Деб такой, что ей все еще не разглядеть того, кто пришел ей на помощь. Но от этого слов ей отчего-то делает враз тяжело. Внезапное спасение в одну секунду кажется только новой ловушкой. Потому что как бы она не пыталась сейчас вспомнить, у нее ничего не выходило. Мысли путались, воспоминания никак не хотели складываться в цельную картину, в которой она точно понимает кто есть кто. Она не понимает, а от того слышать упоминание о давних знакомых ничем не лучше, чем слушать о том, что она перепила.
Ложь, да и только. Ну или она в самом деле не помнит кого-то, с кем уже виделась и не раз. Столько раз, сколько нужно для того, чтобы узнать имена друг друга и чтобы запомнить друг друга. И чтобы затем предлагать отвезти домой, словно это само собой разумеющееся.

Дебора пытается сдвинуться хотя бы на миллиметр. Передвинуть ногу, приподнять ладонь, сделать хоть что-то. Ничего. Она может лишь думать об этом, представлять каждую секунду, как ноги ее вновь слушаются, а спина ощущает как стена движется вдоль, когда она отстраняется, уходит в сторону. Но это всего лишь ее мысли, на деле ничего не меняется, лишь напряжение становится сильнее.
Все же она благодарна уже за то, что он тянет время и, кажется, уверен, что ей нужна помощь. Это очень похоже на шанс, только вот оцепенение никак не снять. А значит...

На лице мужчины мелькает улыбка, но это всего лишь маска. За улыбкой раздражение и злость, он приподнимает брови, изображая искреннее удивление, когда его спрашивают не будет ли он против. Кажется, он даже собирается что-то ответить, когда его застигает вопрос о полиции. Попытка сыграть в безобидность проваливается и от упоминания полиции он только мрачнеет, уткнувшись взглядом в того, второго, якобы знакомого Деб. Его рука все еще на её талии и это прикосновение пугает не хуже всего остального. Пальцы цепляются за мягкий кашемир пальто, пока вторая рука все еще держит артефакт и находится в тени.
- Ты же не хочешь поехать с ним домой, Дебора. - Он усмехается, бросая на неё мимолетный взгляд. Не вопрос - утверждение.
Дебора знает, что он сделает дальше. Очень хорошо представляет уже только по тому, как он держится за нее и не планирует отпускать. Не хочет, не собирается, а значит готов отстаивать собственное мнение. У нее нет сил чтобы спасти себя, а уж помешать чему-то еще и подавно. Он готов вскинуть руку с артефактом, чтобы применить его и на другого, а потому пытается повернуться и тут же вздрагивает, отшатнувшись.
Деб кажется, что она видит как отблески пламени колышутся на стене неподалеку.

- Какого... что за чертовщина? - Звучит очень правдоподобно, когда он выставляет вперед руку, как будто пытаясь непроизвольно защититься или сделать вид, что ему требуется защита. - Остынь, дружище. Я все понял. Это твоя давняя знакомая. Давай только без глупостей. Ухожу.
Перемена разительная, а интонации в голосе правдоподобнее некуда. Деб не понимает, что происходит и как на это реагировать.
- Еще увидимся, Дебора, - он подмигивает и от этого все внутри леденеет. Не возвращается на улицу, а уходит вглубь, опасливая провожая взглядом того, кто все еще в стороне.
Проблема лишь в том, что ей все еще не пошевелиться, но тот, кто ее спас теперь сам уже подходит ближе, останавливаясь рядом так, что она видит его лицо. Теперь уже её взгляд лучится узнаванием и это все, что она может сделать.
Деб его помнит. Конечно же. Её случайный знакомый в то прохладное октябрьское утро на окраине города. Имя стирается из памяти похмельем. Да и разве может оно ей понадобится хотя бы по одной из причин? В его руке огонь и это не похоже на зажигалку или что-то еще. Огонь, напоминающий ей магическое пламя - появляющееся таким неестественным горячим, но не обжигающим шаром в ладони.
Он тянет её легонько за локоть, но она так и стоит у стены не в силах идти. Лишь смотрит испуганно, широко распахнув глаза и понемногу ощущая подкатывающий к горлу комок неестественной тошноты. Дышать становится труднее.
Она зажмуривается и ей кажется что из глаз вот-вот брызнут слезы, настолько её тело оказывается чуждым, неестественным.. Её бросает в жар и оцепенение, наконец, спадает, позволяя пошевелить губами:
- Cпасибо, - запнувшись два раза, но все-таки проговорив. Рука неуверенно тянется к собственному лицу, прижимается ко лбу и ощущается все еще частью, принадлежащей другому. Она судорожно выдыхает и всхлипывает раз. Потом два, а потом заходится в рыданиях, утыкаясь в то, что оказывается ближе всего, а именно мужская грудь того, кто её только что спас.

+1

7

Мосс уже практически готов свободной рукой достать из кармана телефон и набрать три известные цифры, нажать, толком не глядя на экран. Пусть всему виной его интуиция, что не просто подсказывает, но кричит – здесь не все то, чем может показаться. Это отнюдь не девушка, которая перебрала в ближайшем баре, и участливый знакомый из того же заведения, что сначала радостно угощал ее новыми порциями, а теперь взялся проводить барышню до дома, в надежде, как минимум, получить номер телефона, как максимум, задержаться в гостях до утра. Все сложнее. Все – страшнее? Что-то в неизвестном смущает, заставляет проявлять максимальную осторожность, пусть он и не выказывает прямой агрессии. И у Эйдена нет ровным счетом ничего, что он мог бы противопоставить незнакомцу. Кроме свои догадок, в кои он верит все больше и больше, с каждой новой секундой. Догадок, и того эффекта неожиданности, что срабатывает, когда в ладони мужчины разгорается пламя.

Эйден переводит взгляд с огня в своей ладони, на мужчину, явно меняющегося в лице. Он не боится, как кажется пожарному, он – не понимает. И это тоже странно. Необычная. Нет, ненормальная реакция. Он же не семилетний ребенок, который все еще верит в супергероев, в какого-нибудь там «человека-факела», что способен разводить и тушить любой огонь лишь по мановению руки. Он же взрослый человек, а они, как известно, утрачивают свою веру в чудеса. Был бы он магом, или каким-то другим сверхъестественным существом, он бы не удивлялся, не выставлял вперед руку, требуя сбавить обороты. Для него человек с огнем в ладони не был бы чем-то непонятным. Тогда что Эйден сейчас пытается рассмотреть в его резко изменившемся лице? И он запоминает это лицо. Но все сильнее теряет столь живую еще несколько секунд назад уверенность, что обязательно обратится в полицию, даже если Дебора откажется (а она откажется, почему-то в этом сомнений у Мосса не было, будто бы он знает ее гораздо дольше, чем несколько часов). Тогда зачем это лицо сейчас отпечатывается в памяти? Зачем этот образ засоряет его подкорку? Ответа у мужчины нет. Но задуматься еще будет время, а пока есть вопросы куда более насущные. Есть девушка, которая все также, не шевелясь, стоит возле сырой холодной каменной стены темного переулка. Есть пара больших бумажных пакетов в багажнике – с теми несчастными киви, пивом, кошачьим кормом и всякими мелочами. Есть дом, куда он уже должен был бы подъезжать, и где его ждут. Она ждет. И где он хочет, с каждой новой секундой, оказаться все быстрее и быстрее.

- Дебора, ты идти можешь? – кажется, в прошлый раз таких вопросов мужчина не задавал, да и девушка сама наглядно продемонстрировала, как далеко готова отправиться. Еще и потому никто не может переубедить Мосса, что она просто перебрала. Обычно под воздействием алкоголя люди ведут себя определенным образом, по присущему им алгоритму. И вряд ли этот алгоритм склонен столь разительно меняться. Он осторожно касается ее плеча, заглядывая в лицо, пытаясь понять, что вообще сейчас с ней творится. Но если бы Эйдена попросили найти хотя бы одно подходящее слово, он бы назвал это гипнозом.  – Да не за…. – пожарный не успевает закончить фразу, наблюдая как девушка начинает заливаться слезами, переходящими в настоящие рыдание, утыкаясь лицом в его грудь, и теперь его время  - не понимать. Мосс лишь автоматически обнимает ее за плечи, не шевелясь, оставляя ей время на то, чтобы дать выплеск эмоциям. Он совершенно не умеет успокаивать, и уж тем более не имеет ни малейшего представления (как и большинство мужчин на самом-то деле), что делать с женскими слезами. Это вгоняет уже его в некий ступор. Одно Эйден может сейчас совершенно четко для себя осознать – он не ошибся, не испортил кому-то увлекательный вечер, а сделал все правильно. И это было не менее важно.

- Он тебе… ничего не сделал? – вопросы были важны, но тяжелы настолько, что он невольно делает паузы чуть длительнее привычных между частями предложения. Пламя в своей руке Эйден  погасил, но все еще чувствовал как горит ладонь, видимо, всему виной тревожность, все еще не ушедшая до конца вместе со спешным уходом незнакомца. Что там говорил ему Кутулла? Что все человеческое в его естестве будет выжжено? Что ничего того, за что он так неистово цепляется, не останется? Нет. Никогда. Ведь он мог пройти мимо, сделать вид, что ничего странного не заметил, что это его просто-напросто не касается. Или же мог бы спалить дотла этого человека, просто потому что ему показалось, что он причиняет неудобства, что он несет в себе опасность, или же просто – потому что может. Может. Но не делает. И не сделает никогда в будущем. – Давай угадаю, - он внимательно смотрит на Дебору, не шутит, но понимает, что звучать будет скорее именно так, - В полицию ты не поедешь?

+1

8

Мысли путаются и с трудом выходит зацепиться за одну, как её тут же сменяет другая. Вроде бы мужчина совсем рядом, а его голос доносится до неё как будто с противоположного конца улицы. Деб слышит как натужно стучит сердце в ушах и как грудь ходит ходуном от рвущихся из нее странных, неестественных звуков. Неужели она способна расплакаться так? Не контролируя себя, рыдать, забыв обо всем на свете и, видимо, пытаясь выплакать все слезы, которые рождались в ней, а потом, как она думала, исчезали без следа.
Тепло чужого тела рядом и за это тепло, как и за тонкий, но ощутимый ей, курящий по половине пачки своих ментоловых сигарет в день, табачный запах она и цепляется как за спасительный в этот момент круг всеми силами. Руки обнимают её за плечи, почти невесомо, не выказывая желания причинить боль или сделать что-нибудь такое, что собирался сделать с ней тот мужчина.

Сделал ли он ей что-то? Сложно сказать. Сделал, что-то определенно сделал. Что-то гадкое этим своим прикосновением к животу, там, где солнечное сплетение, там где так легко выбить дух из человека одним ударом. А она даже ничего не могла сделать. Пошевелиться не могла, сопротивляться и стала похожа на куклу, к которой привязали веревочки. Скажи то, сделай это...
Всхлипы затихают и вместо этого она принимается исступленно хватать ртом воздух в попытке отдышаться. А еще шмыгать заложенным за время возникшей истерики носом.
Где-то вдали, но достаточно, чтобы услышать это очень четко кто-то с силой пинает мусорный бак. Деб вскидывает голову резко, замирая на выдохе и дрожь прокатывается по телу, пока пальцы впиваются в куртку. В голове проясняется и она ждет продолжения, но ничего не происходит. Тихий и сонный Аркхем порой бывает на удивление... жутким.

Она читала когда-то с каким трудом жертвы насилия делятся подробности произошедшего. Как будто расковыривают больную рану, но это плохое сравнение. Не каждому хочется говорить вслух о том, как над ним надругался кто-то другой. Залез куда не надо, сделал что-то такое, от чего самому от себя потом становится противно. Это становится самым сложным - признаться.
Он хотел, но не успел, потому что ему помешали. Только ей от этого не легче, потому что она-то понимала в тот момент, что он может сделать с ней все, что угодно.

Деб поднимает голову и внимательно смотрит на мужчину. Рассматривает его черты лица, линию губ как будто заново пытается вспомнить - точно ли это тот самый, кто помог ей выбраться из машины, а затем довез до отеля. Потому что сложно сейчас быть уверенной хоть в чем-то. Вроде бы он. Кажется, он даже свой номер мобильного ей оставлял когда-то, только вот куда он делся Деб уже не помнила. Возможно, оказался на полу в том номере, а потом навсегда затерялся среди мусора, который собирала горничная.

- Ты пожарный, так? - Она пристально смотрит ему в глаза, ожидая, что он сейчас это подтвердит. Очень надеясь, что он подтвердит, а не обернется сейчас ложным воспоминанием, последствиями... действия чар артефакта? - Полиция? Нет, не нужно полиции.
Деб качает головой. Ей даже тошно представить, как она сейчас оказывается в уже знакомом участке, а потом дает показания тому, кто у них сейчас дежурит и он раз за разом заставляет её пересказывать то, что произошло.
А что, собственно произошло?

- Он... ничего не сделал, ничего. Он просто проходил мимо, - в голове шумит совсем как если бы она и правда выпила. Это не так. Он же не проходил мимо но почему она говорит об этом? - Не так. Я не пила.
Дебора хочет проговорить это мысленно, но почему-то слова вырываются прежде, чем она успевает остановить себя. - Ранее утро. Конец октября? Перед той ужасной бурей. Маньяк-неудачник?
Она глупо хмыкает и рассеянно улыбается - то ли мужчине, то ли своим мыслям. Не специально, но в ее голове никак не хочет отпечатываться ставший известным факт.
- Ты маг, - это должно было быть вопросом, но выходит утверждением. Она все еще цепляется за его одежду, боясь сделать лишний шаг. Деб кажется, что она видит на его лице замешательство или тени так преломляются... - Огонь в руке. Ты маг, - повторяет она для пущей убедительности, но голос и интонации ей все еще кажутся чужими. Как будто она все еще марионетка в чужих руках.
Скажи то, сделай это...

+1

9

- Пожарный, да, - Эйден согласно кивает, невольно вспоминая, те логические изыскания, что высказывала девушка по поводу его места работы, пока они ехали в сторону ее гостиницы. Интересные суждения. И мужчина это почему-то запомнил. Впрочем, Мосс вроде бы и раньше не жаловался на плохую память. – Я так и думал, - он сейчас категорически не настроен спорить, если честно. Если тогда, на пустынном шоссе мужчина долго спорил с собственной совестью, пытаясь понять, стоит ли все-таки вызвать стражей правопорядка, нормально ли оставлять без внимания факт вождения в весьма нетрезвом виде, и решение было им принято, вот только весьма неожиданное для него же самого. Теперь же Эйден соглашается сразу же, практически не раздумывая. Почему? Хороший вопрос. Возможно, он просто сам до конца не понимает, что случилось. Возможно, он, напротив, прекрасно осознает, что если полицейские найдут того человека, объяснять что-то про огонь придется уже ему. Конечно, он может придумать какую-то правдоподобную версию, но это лишнее время, лишние нервы, а все это стоило слишком и слишком дорого. Поэтому он просто соглашается с Деборой, молчаливо, и все еще немного ему самому же и несвойственно.

- Проходил мимо… - в словах Эйдена нет совсем уж вопросительной интонации, но услышанное вводит в легкое недоумение. Он видел своими глазами как именно незнакомец «проходил мимо». И это было бы последним словосочетанием, которым он бы описал увиденное, если говорить честно. Она все еще крепко держится за его куртку, как будто он – та спасительная соломинка, которую отпустишь – и все рухнет в пропасть. Возможно, в состоянии пережитого стресса, для девушки так оно и есть. – Я разве говорил, что ты пила? – это утверждение вызывает некое подобие улыбки, но лишь на мгновение, потому мужчина вспоминает, что незнакомец что-то говорил о том, что девушка просто перебрала алкоголя, и он ее провожает. – Я вижу, да, - снова соглашается, и снова кивает. Он не чувствует запаха алкоголя, и не видит ровным счетом никаких признаков опьянения. Он видит испуг, легкое шоковое состояние. Но не последствия выпитого уж точно.

- Давай выйдем на улицу, - стоять в темном проулке было не лучшей идеей. Кто-то еще, вроде самого Мосса, мог бы увидеть в их общении тоже что-нибудь странное. И это стало бы самым настоящим фарсом. А на улице горят фонари, пусть и толком нет уже поздних прохожих. Здесь можно также остановиться, чтобы машинально потянуться за сигаретами и зажигалкой в кармане куртки, протягивая их Деборе, и закуривая самому. – Отличный список получается, да? – Эйден улыбается в ответ. Правда маньяк-неудачник мог бы и не попадать в список, так всем было бы лучше и спокойнее. Мосс забывает про пепел, и тот при очередной затяжке, падает сам на асфальт, кажется, даже не задев носков ботинок. Он все еще чувствует знакомое тепло в ладонях, но уже чуть меньше.

- Нет, - Эйден отрицательно качает головой, понимая, что этот вопрос должен был возникнуть. И теперь он смотрит на Дебору, не понимая, что и как он может ей рассказать. И стоит ли вообще – рассказывать. – Не маг, - раздумья ни к чему не приводят, и какое-то время он просто молча докуривает, туша окурок подошвой ботинка. Не хорошо, но урн вокруг все равно не наблюдается. – Вариант с фокусником не подойдет, да? – Мосс ухмыляется, понимая, что если Дебора сама говорит о магах, и вполне серьезно, а не шутки ради, то и знает она о них достаточно. И потому делает выводы. Что он мог ожидать от Аркхема, где чуть ли не каждый встречный оказывается не понаслышке знаком со всякого рода сверхъестественным. – Ладно. Я просто немного умею вызывать огонь, - он снова тянется в карман за новой сигаретой, тепло в ладонях становится ощутимее, но Эйден уже научился его контролировать, и переживать по этому поводу точно не стоит, - Но я правда не маг. А вот ты, - он внимательно смотрит на Дебору, - Ты проклинаешь людей за деньги, кажется так ты говорила? – теперь он улыбается шире, и веселее. И еще теперь те слова девушки звучат для Эйдена несколько иначе, чем ранним ноябрьским утром.

+1

10

Лучше всегда Деб выходи держаться за чужую одежду и за чужой голос, что разносится над ухом. Ей явно становится чуть легче дышать, когда доводы и выводы оказываются верным и это действительно тот самый мужчина, остановившийся и не отвернувшийся от чужой неловкой проблемы, вызванной ею же самой. В добавок, он даже не сообщает о ней в полицию, в каком-то смысле становясь соучастником правонарушения. Деб конечно, в тот момент, до лампочки, и все моменты после, но вот сейчас она вдруг понимает это как никогда раньше. Забавно все-таки порой получается...
Думая о чем-то из прошлого, о любых моментах, которые случились с ней для Деборы сейчас как лучший способом прийти в себя. Понять, что все обошлось и наконец ослабить застывшую внутри натянутую пружину.
Тогда у нее ужасно болела голова, а на улице было светло. Тихое, раннее утро и солнце, все больше прикрывающееся тонкой пеленой облаков, совсем скоро уже плотных дождливых туч. Тонкая струйка дыма от сигареты ползет вверх, смешиваясь вместе с паром изо рта...

Её понемногу отпускает. Он говорит, что так и думал, но до Деб доходит не сразу, что он это о полиции, а не о том, что она пила. Вскинув голову, она задумчиво смотрит в лицо мужчине, но никак не может понять, что скрывается за этим коротким «я так и думал» помимо того, что он действительно так думал.
Проходил мимо?
Деб открывает рот, но так и ничего не сказав закрывает. Это он всего лишь повторяет её же слова, а она озвучивает то, что рождается в ее голове. Ей не хочется выдавать себя, а от того все и выходит... глупо. Ей не хочется признаваться, что ей было так страшно, как будто стыдно просто уже за то, что она не смогла ничего противопоставить тому, кто на неё напал и его дурацкой штуковине.
Еще увидимся, Дебора.
Она снова вздрагивает и пропускает момент, когда передвигает несмело ногами, словно каждым шагом проверяя, что асфальт под ногами не похож на зыбучие пески.
Вот здесь её и сцапали - она смотрит на это место и ей мерещится в нем что-то зловещее. Гораздо более зловещее чем в темном проулке. Деб закрывает рот ладонью, но кашля не следует. Переводит взгляд на мужчину, а у самой вертится в голове его имя. Что-то очень знакомое, проступающее там, сквозь вереницу воспоминаний. Эйден? Или ей это всего лишь кажется?
А вот в прошлый раз она, вроде бы, от его сигарет отказалась. Сухой щелчок зажигалки это вовсе не пламя в чужих руках.
Список и правда отличный, думает она, закуривая и выдыхая дым неспешно, контролируя свое дыхание. Очень кстати вспоминается, что дома в ящике тумбочки возле кровати у нее лежит косяк с очень даже неплохой травой. Она прикрывает глаза, а потом смотрит на того, кто в её воспоминаниях зовется Эйденом. На её лице мог бы быть интерес, но сейчас оно напоминает самой Деб лишь маску - онемевшую и прилившую намертво.

Он говорит нет  - он не маг. Но вместе с безобидным выражением лица и легкостью в его голосе и глазах что-то еще. То, с каким видом он смотрит на неё и как будто до конца не верит, не понимает, что она вообще могла об этом спросить. Пауза выходит долгая и Деб отчего-то кажется, что он сейчас ждет, когда она сменит тему. Когда вдруг улыбнется широко и захохочет во все горло (почти как пьяная), а потом скажет, что она, конечно, пошутила и никаких магов нет и в помине. Ну, кроме тех, про которых показывают в фильмах и шоу.
- Дым и зеркала? - вместо дружественной улыбки у нее выходит лишь поджать губы - не слишком приятно. А еще он помнит... Как раз это больно царапает что-то внутри, когда он возвращает ей же её слова вместе с беззаботной улыбкой. Она смотрит на него такого неестественно-веселого и никак не может понять почему это её так завораживает. Возможно, потому что у него очень приятная улыбка. А возможно потому, что он не знает о том, что она так убила парочку людей.
Проклиная за деньги.
- Он не проходил мимо, - Деб перескакивает с темы, понимая, что возможно так будет и лучше. - Он... - она подвисает, глядя под ноги и неестественный шум в голове только усиливается. Щелкает пальцами раз, щелкает пальцами два и тонкое пламя оказывается на них. Вокруг никого, да и огонь такой маленький, что его легко спутать с зажигалкой издалека. Она сжимает ладонь и позволяет огню лизнуть кожу яркой болезненной вспышкой. Морщится, а потом смотрит на мужчину.
- Так что же, если ты не маг, то тогда кто?
У него нет абсолютно никакой причины сейчас откровенничать с ней.

+1

11

В какой-то миг, когда он все также почти беззаботно улыбчив, и выдыхает очередную порцию сигаретного сизого дыма в темный холодный декабрьский воздух, где-то на уровне подсознания зарождается острое желание сесть в машину, отвезти Дебору туда, куда она скажет, не задавая никаких лишних вопросов. Пусть это будет дом, гостиница – без разницы.  А затем поехать домой, чтобы покидать в сумки все вещи, забросить это все в багажник, глубоко наплевав на  условности вроде работы, квартиры и всего такого. Забрать Мисти, ну и кота, конечно же. И просто ехать отсюда как можно дальше. От этого чертового маленького городка, в который он когда намеренно вернулся из Бостона. Ехать так далеко, как только возможно. Мчаться прочь от всего этого сумасшествия, где на каждом углу магия, демоны и катастрофы. Вжимать в пол педаль газа, разрезая дальним светом пустую гладь федеральной трассы. Прочь из этого города, из этого штата, и если понадобится, из этой страны. Быстрее и быстрее, будто бы пытаясь сбежать от… от самого себя? Изо дня в день за последний месяц с небольшим Мосс пытался принять то, что с ним происходит. И, как выяснилось, происходило с самого его рождения, если не с момента зачатия, о чем он и вовсе предпочитал не думать. Начать жить заново, как обычный человек, как будто для него это вообще было возможно. Для них обоих. Словно был хотя бы мизерный шанс отбросить все это, избавиться. Выжечь… Эйден чувствует, как от одной этой мысли пробегает холодок вдоль позвоночника, и трансформируется все в тоже знакомое тепло в ладонях и кончиках пальцев.

Он слишком легко всего с десяток минут назад угрожал незнакомому человеку тем самым огнем. И это возымело свой эффект. Он испугался. Или же просто сделал вид. Но что… Что если, он бы решил ринуться в драку. Что бы он сделал тогда? Смог бы пустить пламя в ход? Тем самым причиняя вред, пусть даже самому законченному негодяю, какому-нибудь маньяку и просто уроду. Это все не важно, но смысл имеет другое – смог бы или нет. И вопрос вертится в голове мужчины, все сильнее и сильнее, будто бы стучась в висках, пронизывая острыми иголками, заставляя внутренне ужаснуться, в очередной раз, самому себе. Даже оставив мимолетный, незначительный ожог, смог бы он после жить как прежде, неистово веруя в то, что человеческого в нем было, есть и всегда будет больше, чем демонического.

- Он? – вопрос, который вполне может остаться без ответа. Эйден смотрит на руку девушки, как она легко щелкает пальцами, и как после этого щелчка в ее руке появляется пламя.  Смотрит, пытаясь понять, что она хочет этим ему сказать. Впрочем… она и говорит почти сразу же. Вот только мужчина не спешит отвечать, привычным жестом протягивая открытую ладонь, на которой легко, будто только того и ожидая, разгорается огонь. Внешне не отличимый от того, что создала Дебора, но все же другой, он это чувствует. Как может чувствовать тот, кого всегда слишком тянуло к этому огню, кого этот огонь раз за разом щадил, будто бы принимая за своего. Того, в чьих жилах течет его частичка. Хочет он того или нет.

- А я тогда подумал, что ты пошутила, - Эйден привычно отшучивается, но улыбка практически сразу пропадает с мужского лица, и он внимательно смотрит на Дебору, переводя взгляд с ее руки на лицо, и обратно. Все еще не в силах решить, стоит ли пускаться в объяснения. И нужно ли это вообще. И все-таки начинает говорить, - Но тогда я не знал, что умею… это, - он кивает на собственную ладонь, и в этот момент в памяти всплывают слова Кутуллы о магах Аркхема, и о том, какую опасность они представляют для него. Вот только Мосс совершенно этой опасности не чувствует. Как не чувствовал ее, когда разговаривал с Алисией, несмотря на сожженную гостиную в особняке Муров, несмотря на тех странных не-людей, которых они повстречали возле загородного дома. Да, он узнал обо всем на следующей день, после той встречи с Деборой ранним утром. Узнал, когда на его глазах непонятное существо убило ни в чем не повинную девочку. Когда старая знакомая оказалась вовсе не той, за кого себя выдавала. Когда он впервые увидел, что кто-то может забирать чужое тело, и вместе с тем – чужую жизнь. Когда не мог поверить в то, что весь его мир рушился под ногами, проваливался в бездну. И продолжает это делать до сих пор, каждый раз, когда в голове проносятся мысли о том, что случилось с его матерью и отцом, и о том, кто на самом деле его «отец». – Я просто не человек. Наполовину.

+1

12

Мир полон загадок. Хотя бы потому, что мужчина вдруг распахивает свою ладонь и без каких-либо видимых усилий зажигает в ней огонь. Так, как умеют делать лишь оттачивающие свои способности и отдельно взятые заклинания маги.
Она смотрит на этот огонь спокойно, слегка растерянно, но в то же время завороженно - смысл доходит до неё постепенно. Приходится прилагать определенные усилия.

И вдруг, совершенно внезапно, Деборе хочется спросить у него о какой-нибудь глупости. Например, о смысле жизни, вдруг промелькнувшем перед её глазами стоило вдруг ощутить, что она только что избежала какой-то, несомненно, очень жуткой и по-настоящему леденящей кровь участи. Спросить о том, как сильно изменилась его жизнь когда он узнал о своих способностях. Как изменился смысл этой жизни, который до этого мог быть совершенно иным. Захотелось вдруг поделиться своими мыслями на этот счет и явственно впитать в себя каждое слово. В чем был смысл ее жизни раньше? Тот, что вел её изо дня в день, заставляя принимать определенные решения в итоге приведшие её прямо в Аркхем, прямо в этот пустой и тихий переулок из которого она уже могла не выйти по своей воле.
Ей не составляло труда понять  - обычная жажда ощутить, что она действительно на что-то способна. К примеру найти для себя занятие по душе (даже если оно предполагает боль для кого-то другого). А еще... еще позволить себе то, что раньше позволить не могла (дорогая одежда, украшения, место, где она живет).
Была ли смыслом в её жизни магия? Так, как это бывает для потомственных магов, знающих о своих корнях. Как у Леты, которая с пренебрежением относится к семейной традиции заключать браки между себе подобными, но все же следующая ей, пусть и на своих условиях. Как у Элайджи, который изо дня в день ставил целью и смыслом своего существование развитие своих магических навыков. Больше, глубже. Могущественнее. А теперь жалел настолько, что пытался наставить её на путь истинный, умолял не совершать его же тщеславных ошибок.

Магия извращает людей. Меняет их мысли. Причиняет боль, - Дебора лишь открывает рот, но сил на то, чтобы вытолкнуть эти слова из себя у неё нет. На неё вообще опускается такая слабость, что каждый вдох, кажется, запускает окружающий мир как на детской карусели в парке развлечений.  Чертово колесо крутится, а верх вдруг становится низом.
Между ними повисает тишина и после признания Эйдена о том, что он человек лишь наполовину это кажется слишком... судьбоносным.
Потому что... ей нечего сказать. И нечего ответить. Будь она в лучшем расположении духа, будь весь мир вдруг не поделен на до и после она, возможно, как и в прошлый раз вела бы с ним какую-то не замысловатую беседу. Просто слушать свой голос, просто слушать его голос и постепенно заглушать волнение внутри.

Нужно вдохнуть и выдохнуть. Нужно ехать домой. Нужно спрятаться там. Нужно... бежать? Назад. Прочь. Куда-нибудь подальше от сюда.
Дрожащие пальцы тянутся к карману пальто и нащупывают в нем мобильный. Деб почти верит, что Эйден вот-вот предложит её подбросить до дома. Прям как в прошлый раз.
Ей не хочется навязываться. А еще не хочется показывать свою слабость. Точнее, насколько эта слабость поразила её в самое сердце, пуская в него еще больше страха, еще больше холода.

Номер такси отпечатывается на сияющем экране и нужно подождать всего пару минут. Как раз время для того, чтобы докурить сигарету и прижать окурок носком ботинка.

- Спасибо. Правда, - говорит Дебора сипло, прежде чем сесть в только что приехавшую машину. Смотрит на Эйдена еще пару секунд и все силится сказать что-нибудь еще. Что-то, что вдруг сделает его признание особенным. - Быть наполовину человеком не так плохо, да?
Водитель такси наверняка смотрит на неё сейчас как на умалишенную. - Можно верить, что именно мы сами выбираем свою судьбу.

Теплый салон такси и приглушенный полумрак. Глаза щиплет как будто в них что-то попало. Деб смахивает пальцами влажную дорожку на щеке и пытается думать о чем-то хорошем.

+1


Вы здесь » Arkham » Аркхемская история » damsel in distress