Horror News №5шебуршим листиками
Акции от АМСищем студентов
Новые квестызаписываемся
DARK FATE I: Мисти до 17.10
DARK FATE II: Аарон до 20.10
FEARS: Эйден до 21.10
NIGHTMARES: Тео до 18.10
«Та ночь отпечаталсь в его памяти как забытый окурок оставляет уродливые жжёные пятна на простыне. Хотя Тео был до сих пор уверен, что смог успешно погрести этот отпечаток под кучей других впечатлений. Ан нет: самообман осыпался при первой же возможности. И от чего спрашивается? От какой-то дурацкой пачки сигарет.» (с) Тео читать дальше

Квест: Dark fate
И все участники!

Дорогие гости, добро пожаловать в «Аркхем». Мы играем мистику, фэнтези, ужасы и приключения в авторском мире, вдохновленном мистическими подростковыми сериалами, вроде «Волчонка» и «Леденящих душу приключений Сабрины», и произведениями Г. Ф. Лавкрафта.
Aiden

Ведение сюжетных квестов, анкетолог, местный тамада-затейник, мастерски орудует метлой правосудия.

Debora

Анкетолог, в активном поиске брутального мужика с бородой. Консультирует по вампирам, оборотням, магам, вендиго и древним, а также тёмной ночью может подержать за коленку.

Jennifer

Ведение сюжетных квестов. Консультирует по драконам и на тему того, как выжить в тяжелые будни Аркхема.

Misty

Анкетолог, изредка тамада-затейник. Расскажет о том, как размножаются русалки (без икры). Консультирует по магам, перевертышам, суккубам и древним.

Arkham

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Arkham » Прошлое » Une fois à Paris


Une fois à Paris

Сообщений 1 страница 17 из 17

1

http://sh.uploads.ru/OnRz8.jpg http://sd.uploads.ru/e7Rxo.jpg

Джиневра Каннингем & Исаак Ковач
1 июня 1974, Париж


Ничто не мешает бороться друг с другом, даже если борьба может быть проиграна обоими

+2

2

Бокал шампанского покоился на столе рядом с Джиневрой не тронутый. Сегодня как никогда ей необходим был трезвый ум, привычные расчетливость и острое внимание.
Как жаль, что последнее вновь и вновь привлекал себе один молодой человек, появившийся в огромном холле не так давно, но уже успевший привлечь к себе взгляды практически всех барышень Парижского съезда коллекционеров древнего богатства.
Разумеется, с такой-то неординарной внешностью... скорее всего из ближней Европы. Может, Румыния?
В отличие от присутствующих дам, Джиневра продолжала смотреть на него, когда мужчина пересекался с ней взглядом. Странно, ведь она должна была выглядеть на этом вечере в точности, как и остальные, слиться с толпой, так сказать, и не выделяться. Пришлось облачиться во все черное и предать свою тягу к красным шелкам.
- Раз это место посетил мистер Ковач, значит мероприятие действительно стоящее, - довольно громко прошептала девушка в самом расцвете сил и бьющей ключом молодости подруге, стоявшей рядом с Джин, - я знакома с одним его клиентом. Очень влиятельная персона и доверяет только ему.
Дальнейшие сплетни хоть и были весьма интригующие, но, все же, оставались сплетнями, которым женщина не спешила верить.
- Дамы и господа, прошу проследовать за мной в аукционный зал. Не забывайте свои личные вещи, - громко раздался голос ведущей, прерывая тихий гул посетителей.
В зал она вошла последней. Расположилась с самого правого края на практически свободном ряду рядом с двустворчатой дверью, за которыми и будут покоиться проданные на торгах найденные артефакты. Большего ей и не нужно.

[nick]Ginevra Cunningham[/nick][status]разбивались моря о нерушимые скалы[/status][icon]https://funkyimg.com/i/2VfUx.gif[/icon][lz]Джиневра Каннингем, 71 год, маг, заядлая авантюристка, питающая слабость к забытым ценностям.[/lz]

+1

3

Париж.
Слишком шумный и слишком грязный, по мнению Исаака, город. Столько очарования приписывают ему люди со всех уголков мира, но, видимо, ни разу здесь по-настоящему не побывавшие. Хотя... может быть это было только его личное восприятие, потому что мужчина привык к несколько другому укладу жизни вокруг себя, к другому темпу ее течения. В Лондоне Ковачу было комфортно, не так, как на Родине, но более, чем во всех других городах Европы, где он успел за это время побывать. Пусть и список был отнюдь не полным.

Здесь он был исключительно ради посещения аукциона, по крайней мере, это было самым важным делом в импровизированном списке. Все остальное Исаак успел закончить до начала мероприятия, и теперь вертел в руках бокал приветственного шампанского, невольно жалея, что нигде рядом не нашлось ни одной цветочной кадки, в землю которой можно было бы незаметно вылить это газированное пойло. Традиции - это, конечно же, святое, и мужчина это прекрасно понимал, и именно поэтому готов был сдержанно улыбаться, иногда отвечать на праздные вопросы, тем самым поддерживая светскую беседу.

Шло время, очень многое в жизни Ковача успело измениться, и от жизни в Будапеште до войны, как и от жизни в гетто, а затем в лагере беженцев в Мальмё теперь казалось, что его отделяет бездонная пропасть. По крайней мере внешне. А о том, что эта пропасть наполнена его памятью, хранящей все слишком бережно и тщательно - об этом сейчас упоминать не стоит. Речь же о том, что он стал некоторое время назад чувствовать себя своим в этом определенном обществе. Свыкся. Или мимикрировал. Или просто нашел подходящую нишу. В любом случае, несмотря на всю нелюбовь к фальши, коей были пропитаны разговоры, Ковачу здесь было комфортно. А еще он успел узнать многих завсегдатаев подобных мероприятий, как и тех, кто вращался в антикварных а артефактологических кругах. И, возможно, поэтому его взгляд невольно зацепился за единственную женщину, которую он видел впервые. Или же его внимание увлекла необычная внешность, как будто она приехала откуда-то с юга Испании или Португалии.

Впрочем, разрешить свои догадки пока не представлялось возможным, тем более им необходимо было пройти в зал, в котором наконец-то начнется искомое мероприятие. Ковач был непритязателен в выборе места в зале, но все же предпочитал, чтобы это не походило на толкучку в общем вагоне поезда, а потому старался выбирать более свободный ряд. Заняв место и невольно оглянувшись, он еле сдержал улыбку - это было забавно, но через несколько свободных стульев, в самом конце ряда, сидела та самая женщина, что несколько ранее сумела вызвать у него странный интерес. И сейчас Исаак понимал, что она не чья-то спутница. Вовсе нет. Она пришла сюда сама. И именно это сейчас не позволило Ковачу тот самый интерес потерять.

+1

4

- ... кинжал времен начала Османской Империи. Найден на раскопках близ Константинополя три месяца назад..
Почему организаторы выбрали на роль ведущего женщину?
Джиневра удостоила мимолетным взглядом ранее обозначенный кинжал и перевела его на даму  средних лет, одетую со вкусом, присущим чуть ли не каждой парижанке. Вероятно, тот блеск в зеленых глазах и вложение толики чувств в описание артефактов, делали свое дело. Таблички с номерами взлетали вверх. Ставка увеличивалась. Вряд ли среди присутствующих здесь найдется истинный ценитель древнего искусства и по совместительству маг, знающий толк в подобных вещах, поэтому ведущей верили на слово. А изначальная непомерно завышенная цена за лот лишь подогревала интерес.

Прошло добрых полчаса. Гости заметно расслабились под воздействием игристого вина, охрана в количестве всего двух человек, смирно стояла у главного входа и рядом с Каннингем, у дверей, куда увозили каждый купленный лот на подготовку к упаковке и транспортировке получателю. Обычный мужчина, лет сорока. Крепко сложен, но рассеянный.
Смешно предположить, но от заданной сегодняшней цели мага отвлекали даже не подготовленные служители порядка.
А иностранец, сидевший всего в паре метрах от нее.
Если другие подхватывали волну ажиотажа и растворялись в чарующем голосе ведущей, то его разум оставался жестким. Непробивным. Не то, чтобы Джиневра пыталась мягко ступить на чужую территорию, покоряясь своему любопытству. Но... да. Какие мысли роились за мужественной внешностью, ей узнать не удалось. Иначе пришлось бы направлять более сильный импульс и рисковать быть обнаруженной, а ей это не нужно. Не сегодня.

- Лот тридцать восемь. Диадема не установленной личности, по всей видимости, королевских кровей Шотландии шестнадцатого века, - ведущая, казалось, сама была расстроена отсутствием большей информации, в отличие от Каннингем.
Вынесенная реликвия была сильно потрепана временем, но сохранила свое изящество и часть драгоценных камней.
Табличка брюнетки взмыла ввысь первой. Торги шли вяло. Всего два джентльмена немного поиграли со ставками, но маг спокойно перебивала новую цену.
Пока в игру не вступил четвертый человек.

[nick]Ginevra Cunningham[/nick][status]разбивались моря о нерушимые скалы[/status][icon]https://funkyimg.com/i/2VfUx.gif[/icon][lz]Джиневра Каннингем, 71 год, маг, заядлая авантюристка, питающая слабость к забытым ценностям.[/lz]

+1

5

Спустя несколько десятилетий, для столь утомительного времяпрепровождения, придумают прекрасные гаджеты. Сейчас же, в семьдесят четвертом, об этом нельзя было и мечтать. А потому Исаак мужественно делал вид, что ему не скучно, хотя получалось, пожалуй, не так уж и хорошо. Большая часть представленных лотов его никоим образом не интересовала. Так, симпатичные вещицы, некоторые весьма дорогие. Но имеющие истинную ценность лишь для узкого круга заинтересованных лиц. Точно также было и с теми предметами, что интересовали его. И, кажется, были припасены на самый конец аукциона.

Ковач не пытался походить на всех, а потому все полчаса с официального начала аукциона, он даже не пытался поднимать табличку, ибо все предложенные варианты не представляли для него ровным счетом никакого интереса. Зато торги шли весьма и весьма живо, настолько, что можно было подумать, будто бы лишь ему одному все это не интересно. Ему... и еще одной особе. Исаак невольно обращал внимание на то, что происходит вокруг. И не мог не видеть, сидящую через несколько пустых стульев от него женщину, которая все никак не хотела пропадать из фокуса его внимания и интереса. Сдержанная. Спокойная. Ни разу не попытавшаяся побороться за очередной ювелирный шедевр. Что для женщины уже было несколько странно.

Ковач доверял своей интуиции.
И интуиция твердила мужчине, что к этой особе стоит присмотреть повнимательнее.
Почему? На этот вопрос ответа все еще не было.

Не установленной личности. Само собой. Исаак сохранял отстраненное выражение лица, хотя все, что говорила сейчас ведущая, звучало несколько смешно. Слишком мало ей дали установочных данных. Впрочем, наверняка тот, кто передал диадему аукционному дому, не имели ни малейшего представления о ее истинной стоимости и важности. Потрепанная временем, с не полностью сохранившейся инкрустацией, она не могла стоить также дорого, как некоторые другие лоты, а потому желающих ее приобрести особо много не наблюдалось. И Ковача бы это не удивляло, не вступи в борьбу первой та самая женщина, о которой он уже не раз с начала этого вечера так или иначе задумывался. Во-первых, Исаак был весьма и весьма посредственен в части любой ментальной магии, во-вторых, это могло быть просто-напросто опасно, и именно из-за этих двух пунктов он не мог никак проверить свои догадки о том, что неподалеку от него находится отнюдь не простой человек.

Кажется, другие желающие уже отступили в своей воистину вялой борьбе за "диадему неустановленного лица", а вот она - нет. И с одной стороны Исаака это раздражало, а с другой - лишь подогревало интерес. Он даже от взгляда в сторону нее не удержался, когда женщина в очередной раз перебила его ставку. Окружающие же, кажется, и вовсе не понимали, что происходит. И почему за никому не известную вещь эти двое готовы платить столь внушительные суммы.

+1

6

Когда он дважды перебил ее ставку, она даже глазом не повела.
Но в четвертый раз испанская кровь забурлила с новой силой, и женщина стрельнула ледяным взглядом на сидевшего на другом конце ряда мужчину, мысленно перебирая разные красноречивые ругательства, так и оставшиеся невысказанными.
План был предельно прост, и он рушился на глазах Джин с каждой поднятой табличкой иностранца.
- Два миллиона пятьсот – раз! – женщина повернула голову к ведущей внешне сохраняя аристократичное самообладание и спокойствие, - два миллиона пятьсот – два! – некоторые образцовые дамы и господа не удержались и позволили себе глянуть через плечо, чтобы понаблюдать за реакцией незнакомки в черном: станет ли она дальше вести эту борьбу? Проблема Каннингем была довольно проста – у нее не хватает свободных средств, чтобы завысить планку и отчего-то ей казалось, что у мистера Ковача в запасе еще имелась пара повышающих ставок.
- Два миллиона пятьсот – три – продано! Господину в последнем ряду, - скрип с которым тележка с диадемой ползла по дощатому полу, проезжая мимо Джиневры и теряясь в дверях напротив, олицетворял все эмоциональное состояние британки на данный момент.
Как бы ей не хотелось вновь одарить незнакомца пронзительным взглядом, она привела себя в чувства и продолжила участвовать в аукционе в качестве невидимого гостя.
Спустя некоторое время объявили перерыв. Многие направились прямиком к бару, другие завели светские беседы. Джин подошла к охраннику, что стоял возле заветного входа, где сейчас покоилась диадема в ожидании отправки к новому хозяину, и без лишних слов и приветствий довольно агрессивно ворвалась к нему в сознание путая, мешая, разрушая преграды. Он кивнул ей и отошел чуть в сторону, давая проскользнуть внутрь и продолжая стоять на своем посту.

[nick]Ginevra Cunningham[/nick][status]разбивались моря о нерушимые скалы[/status][icon]https://funkyimg.com/i/2VfUx.gif[/icon][lz]Джиневра Каннингем, 71 год, маг, заядлая авантюристка, питающая слабость к забытым ценностям.[/lz]

+1

7

Откровенно говоря, Исаак планировал потратить значительно меньше. Само собой, диадема того стоила. И, судя по всему, это понимал не он один. Но и та самая женщина, что раз за разом перебивала ставку. В какой-то момент времени начало казаться, что они вдвоем устраивали здесь бесплатное представление для окружающих, ибо никогда в своей жизни (или практически никогда) Ковач не ловил на себе такое количество то ли заинтересованных, то ли удивленных взглядов. Но вот сдаваться он точно не собирался. Продолжая изо всех сил сохранять внешнюю полнейшую невозмутимость, внутри мужчина был куда более эмоционален. Но колкий взгляд, адресованный им той самой оппоненткой, лишь придал некоего азарта происходящему.

Три.
Продано.

Ковач непроизвольно откинулся на спинку стула, опуская злосчастную табличку. И одному Б-гу известно, какой силы воли мужчине стоило не повернуть голову, и не одарить проигравшую сторону улыбкой. Это было бы... не совсем этично, пожалуй.
Остальные лоты мужчину мало интересовали, а потому, как и раньше, он лишь отстраненно наблюдал за происходящим. К примеру, за нешуточной борьбой доброй половины зала за старинные славянские височные кольца. Жаль, магически они были совершенно пусты.

Правила приличия заставляли Исаака не покинуть мероприятие в перерыв, а дожить до его конца. А потому он покорно вышел со всеми в холл, также взял в руки бокал ненавистного шампанского, и был готов буквально профессионально скучать. Если бы не одно но...
Ковач видел, как та самая женщина подошла к охраннику возле комнаты с уже проданными лотами. Как что-то сказала ему, после чего он беспрепятственно пропустил женщину внутрь, оставшись вновь стоять у входа. И это было странно. Все с тем же несчастным бокалом в руках, неспеша, не привлекая особого внимания, Исаак подошел ближе, осторожно складывая пальцы другой руки в известной комбинации. Слова заклинания слетели с его губ бесшумно. Зато одно мужчина понял - он не ошибался, и эта женщина была отнюдь не так проста.

Привычка носить с собой некоторый запас собственноручно созданных амулетов, сыграл Исааку хорошую службу. Разрядив один из них полностью, он все же справился с внушением в адрес несчастного охранника, и стараясь не думать, какая каша теперь творится в голове этого несчастного, Ковач поспешил скрыться за искомой дверью, надеясь, что в ближайшее время здесь не найдется еще один маг, который решит посетить это хранилище.
- Вам помочь в поисках? - Исаак облокотился об один из шкафов плечом, отсалютовав обратившей на него внимание женщине все тем же бокалом, и слегка улыбаясь. Он все еще ничего о ней не знал, а потому говорил на английском, в котором только при очень большой внимательности можно было усмотреть редкий теперь уже и едва заметны акцент.

+1

8

Среди коробок, готовящихся отправиться к своим новым законным владельцам, Джин было тесно и душно. Маленький пятачок свободного пространства едва ли позволил бы на нем находиться двоим людям.
Первым делом женщина устремилась к единственному окну. Пальцы ловко справились со старыми сворками, и совсем скоро маг впустила в эту затхлую комнатушку свежело летнего вечернего воздуха, блаженно вдыхая ароматы разнообразных цветов, ровными рядами посаженных на клумбе в нескольких метрах от того места, где стояла Каннингем. Ее не волновала высота, будь то первый этаж или третий, где проходил аукцион. И, все же, ей необходимо было оценить обстановку снаружи. На всякий случай.
Диадему уже упаковали, так что пришлось изрядно повозиться, чтобы найти заветное имя. Англичанка одобрительно похвалила незнакомку, что так громко и пылко рассказывала о некоем мистере Коваче, в очередной раз убеждаясь, что даже такие, на первый взгляд пустые разговоры, могут позже принести пользу. Теперь она знает, как его зовут и где искать заветную вещицу.

Ее не застали врасплох, когда дверь открылась. Чародейка понимала, что ее внушение без должного поддержания со стороны, не продержится слишком долго.
Ее застал врасплох человек, который смог сюда зайти.
- Мистер Ковач, полагаю, - застыв в руках с коробкой и его именем, написанным на ней, Джин, все же, не теряла достоинства и вежливо ему улыбнулась. Сочинять истории в стиле «не туда свернула» некогда, да и желания не было. Если охранник действительно пришел в себя, то он появится здесь лишь по одному зову мужчины с бокалом шампанского в руках, стоящего в дверях, и без какого либо стеснения рассматривающего незнакомку.
Не медля, она приступила к невербальному воздействию на сознание мужчины.
И потерпела поражение.
Наткнулась на стену, вязкую, плотную. По консистенции ощущений очень знакомую ей самой, потому что Джиневра носила артефакт – кулон, подписывающий ментальную защиту.
- Интересно, - все еще сжимая в ладонях упаковку, она окинула (теперь уже без сомнений) мага оценивающим взглядом слегка поведя бровью. Если он – тот, о ком она думает, то вряд ли мужчина стал бы так долго ждать, чтобы получить в свое владение диадему и, тем более, выставлять за нее такой счет.
Нет, он точно не из тех ребят, что могут вот-вот нагрянуть в помещение.
- Жаль Вас разочаровывать, - нет, нисколько, - однако данный артефакт продаже не подлежит, - упаковка достаточно быстро вскрывается, и в руках появляется старинная драгоценность, - уверена, организаторы аукциона возместят Вам убытки.
Улыбка, вполне добродушная, вновь появляется на лице, пока женщина осторожно отходит дальше от Исаака. Казалось бы, бежать некуда. Но они оба знают, что это далеко не так.

[nick]Ginevra Cunningham[/nick][status]разбивались моря о нерушимые скалы[/status][icon]https://funkyimg.com/i/2VfUx.gif[/icon][lz]Джиневра Каннингем, 71 год, маг, заядлая авантюристка, питающая слабость к забытым ценностям.[/lz]

+1

9

Зато теперь ему было предельно ясно, почему эту женщину так интересовала диадема. И это лишь в очередной раз подтверждалось попыткой воздействовать на ее сознание. Один из амулетов Ковача блокировал эти попытки на весьма достойном уровне, но благодаря то ли силе оппонентки, то ли ее виртуозному мастерству, саму попытку пробиться сквозь магическую завесу, охранявшую мысли и сознание мужчины, он все же почувствовал. По идее, такие попытки должны возмущать, и уж явно не прибавлять их осуществляющему интереса в глазах объекта воздействия. Но то ли Исаак и правда восхищался силой ментальной магии этой женщины, то ли его поражала ее готовность к риску и стойкая уверенность в том, что она сможет получить желаемое, во что бы то ни стало, в любом случае, ему все еще было… интересно.
- Да, все как там написано, - он кивнул, указывая взглядом на коробку в руках собеседницы, на которой ровным и вполне читаемым почерком значились его имя и фамилия. – Не тратьте зря силы, - он смиренно улыбнулся, когда женщину уже, кажется, поняла, что ее попытки с демонстрацией ментальной магии успехом не увенчались.

- Конечно не подлежит, - Исаак согласно кивнул, отставляя в сторону бокал, все еще наполненный игристым напитком, так толком им и не тронутым, - Она уже продана. И мы оба это прекрасно знаем, - голос стал несколько тверже. Нет, упускать диадему маг ни в коем случае не собирался. Как и дарить ее кому б то ни было, даже столь интересной во всех отношениях брюнетке, что сейчас держала ее в руках, находясь всего в паре-тройке шагов от него.

Она в любой момент может открыть портал, и это Ковач прекрасным образом понимает. В принципе, тоже самое может сделать и он. В самом что ни на есть крайнем случае. В том самом случае, на который мужчина обычно и оставляет этот ненавистный способ перемещения в пространстве. Особенно если учитывать тот факт, что несколько его попыток были не так успешны, как хотелось бы. Нет, в большинстве редких случаев все срабатывало должным образом. Но все же некоторое количество раз, вместо необходимого места, из портала Исаак выходил совсем в другом, и если рассматривать только эти неудачные попытки, то они имели некое сходство и даже постоянство, вынуждая мужчину неспеша прогуливаться по тихим улочкам шведского Мальмё, пить крепкий и почему-то неизменно кислый кофе, возвращающий его в прошлое, в воспоминания о столь желанной безопасности, о сырости и холоде, о полном отсутствии сил и о непонимании, как жить дальше. Впрочем, с последним он вроде как неплохо справлялся.

- Дело ведь вовсе не в убытках, мисс… - Исаак бросает на женщину вопросительный взгляд, чуть приподнимая бровь. И ведь правда, как к ней обращаться, если он не знает даже имени? Досадное упущение. И, к тому же, неравные условия. Он даже хотел бы продолжить начатое предложение, но шум из-за двери, за которой находится общий холл, прервал другие размышления. Выстрелы. Сложно сейчас найти человека, не сумевшего бы отличить их от любых других звуков. Выстрелы, и следующий за ними женский крик. Вряд ли от ранения, скорее от испуга. Кричат по-другому. Это уже сложнее, но определить можно. Достаточно иметь определенный… опыт.

+1

10

- Каннингем. Джиневра, - ответила и тут же об этом пожалела. Врожденное обаяние стоявшего в нескольких шагах мужчины, видимо, взяло вверх и сделало небольшой скол на рациональном мышлении женщины вкупе с осторожностью. В конце концов, Исаак сможет узнать ее. В Париже находится не так много магов испанских кровей, чтобы потеряться среди имен и фамилий.
- Что ж, раз мы с Вами на одной волне, - слегка поведя бровью, женщина невозмутимо продолжила открывать чужое, нажитое посильным трудом, добро, - могу сказать, что я уже давно ищу эту диадему и, если будете так любезны после всего этого угостить меня Каберне, я, может быть, поведаю Вам свою историю, - добавив к лукавому взгляду одну из своих очаровательных улыбок, которая померкла с первыми звуками выстрелов в зале, Джин начала поторапливаться.
В ее руке показалось древнее украшение как раз тогда, когда в комнатушку ворвалось двое бандитов, выглядевших весьма ухоженно и аккуратно. С первого взгляда можно было понять, что они явно заказные и пришли сюда за определенной вещью.
Или человеком.
- Вот она! – воскликнул тот, что повыше и кивнул второму, указывая на мистера Ковача. По всей видимости, они решили, что женщина с законным владельцем диадемы заодно, так что разделили свои обязанности.
Пока один из бандитов пытался наставить дуло пистолета на Исаака в таком небольшом, захламленном коробками, пространстве, во второго полтела одна из таких упаковок. Этот отвлекающий маневр служил Джиневре дополнительным временем, для составления заклинания – сноп искр полетел в глаза нападавшему, давая женщине возможность подбежать к окну.

[nick]Ginevra Cunningham[/nick][status]разбивались моря о нерушимые скалы[/status][icon]https://funkyimg.com/i/2VfUx.gif[/icon][lz]Джиневра Каннингем, 71 год, маг, заядлая авантюристка, питающая слабость к забытым ценностям.[/lz]

+1

11

- Несказанно рад знакомству, - он даже не чтобы ехидничал, скорее общался в пресловутой светской манере. И это отнюдь не означало, что Исаак готов уступить женщине только что купленную вещь. Были некоторые вещи, что выглядели практически одинаково по своей сути, пусть и имели разительно отличные оболочки, что на дешевом провинциальном рынке, что в одном из лучших аукционных домов – не готовность уступать. И Ковач действительно не был готов уступить. Ни при каких условиях. Да и не похоже было, чтобы мисс Каннингем собиралась эти условия ставить.

- Вот как, - он неотрывно следил именно за руками женщины, за тем, как она ловко расправлялась с коробкой, чтобы явить свету украшение, из-за которого, собственно, все и происходило сейчас. То ли драма, то ли комедия положений. Смотря с какой стороны посмотреть. – Я бы с радостью согласился, мисс Каннингем, если бы не одно «но», - мужчина выразительно посмотрел на диадему в женских руках, - Хоть каберне, хоть Шато д’Икем, но только после того, как Вы отдадите мне это, - для пущей понятности, Ковач кивнул на украшение, которое никто ему отдавать не собирался.

Да и не только ему, видимо. Ворвавшиеся в помещение господа явно не были настроены дружелюбно. Переведя вопросительный взгляд с Джиневры на незнакомцев, мужчина пока что благополучно молчал, при этом экстренно оценивая ситуацию. Нет, он прекрасно знал, что его жизнь в любом случае стоит больше, чем любая драгоценность, по крайней мере теперь это так, вот уже который год. Это были личным убеждением Ковача, основанное на ряде фактов. Однако, пока он особо не понимал, что здесь происходит, а потому принять верное решение было куда сложнее, - Они Вас тоже каберне обещали угостить? – сказывалась нервозность, ибо в голосе Исаака появлялся акцент, который вполне можно было расслышать и человеку, не знающему языка. Хотя сейчас вряд ли кто-то смог бы точно определить его истинное происхождение.

Сделав несколько шагов, и крепко беря женщину за локоть, тем самым отрезая ей дорогу, как бы это комично не звучало, в окно, он при этом закрывал ее от наставленных уже на них обоих пистолетов. Забавно. От вида огнестрельного оружия Ковач не испытывал вообще ничего. Будто бы страх к этим вещам в нем целиком и полностью атрофировался. Однако одно неприятное ощущение, побуждаемое памятью, которая у мага была слишком хорошей, все же появилось. Он невольно поморщился, буквально заставляя себя не выставлять вперед руки, дабы отвести от себя дуло пистолета. – Нехорошо так врываться, господа, - он говорил достаточно жестко, но все же следя взглядом больше за их руками, а точнее за оружием в них, нежели за лицами незнакомцев. Лица их его нисколько не интересовали. На задворках сознания пронеслась мысль, что лица у тех, кто наставляет оружие на заведомо безоружных – его просто не существует. У всех них одно и тоже лицо. И он совершенно точно не хочет вновь в него смотреть.

0

12

- Угостить, скорее, свинцом, - опасливо замечая пистолет в руке первого мужчины, который начал атаковать Ковача, Джин, тем временем, понимала, что ее время очень быстро истекает и продолжать легкий флирт в подобной ситуации, может, и в ее стиле, но не в данный момент.
Второй мужчина, проклиная всех и вся, протер глаза и проморгавшись, наставил дуло пистолета уже на Каннингем.
Которую, к тому же, успел схватить Ковач.
- Отдайте нам диадему, - коротко приказал первый, - и женщину, - недобрый взгляд, стрельнувший в оную, никоим образом ее не тронул. На нее не впервые так смотрят. Словно хотят придушить.
- Что будете делать, мистер Ковач? Неужели, бросите даму в беде? – не выглядывая из-за его плеча, маг подошла ближе, ощущая, как напряглась его спина, будто он вот-вот готов сам напасть на бандитов, и англичанку это неожиданно тронуло, хотя в ту секунду мысли были заняты совсем другим, - полагаю, настало время сдаваться, джентльмены?
Из окон послышался вой полицейской сирены – все-таки, кто-то успел добраться до телефона и вызвать подмогу.
Воспользовавшись коротким замешательством вооруженных людей, Джиневра сосредоточилась. Вязкие невидимые нити тянулись сразу к двум незнакомцам, раздваиваясь и проходя через виски прямо в мозг, запутывая и затуманивая разум. Заклинание плелось медленно, потому что пришлось прикладывать двойное усилие, и вот руки обоих напарников стали дрожать, оружие в их руках тяжелело с каждым мгновением и через некоторое время они его почти опустили.
Это был ее шанс.
- Это ненадолго, - на ее лбу проступили капли пота, но маг уверенным движением схватила Исаака за руку, уводя в сторону окна и грациозно усаживаясь на подоконник, - если Вы останетесь тут, они Вас убьют, - коротко глянула на него, перекидывая ноги на улицу и утягивая мужчину за собой.
Тут она внезапно улыбнулась.
- Вы доверяете мне, мистер Ковач?
И они выпрыгнули из окна.

[nick]Ginevra Cunningham[/nick][status]разбивались моря о нерушимые скалы[/status][icon]https://funkyimg.com/i/2VfUx.gif[/icon][lz]Джиневра Каннингем, 71 год, маг, заядлая авантюристка, питающая слабость к забытым ценностям.[/lz]

+1

13

- Вы удивительно многого хотите, - могло бы показаться, что Ковач шутил, ну или пытался разговаривать с вооруженными незнакомцами в каком-то шутливом тоне, но этого не было и в помине. Несмотря на обороты речи, на внешнее спокойствие – он был в напряжении. Возможно, даже в большем, чем того требовала ситуация.

Понятно, что среда тех, кто продает и покупает антиквариат, никогда не была лишена криминальной составляющей. Кристально честные здесь не задерживались, а ради какой-нибудь особенный монеты или картины запросто могли и дуло пистолета приставить к виску. Не сами конечно, все чужими руками. Однако подобные методы открыто не приветствовали, и, более того, откровенно порицались теми, кто дорожил своей репутацией и именем. И Исааку пока что не приходилось сталкиваться с таким, с позволения сказать, стилем ведения дел в своей сфере.

Сколько лет вообще прошло с того момента, когда он в последний раз видел огнестрельное оружие в такой близости от себя – не в кино, не на фотоснимках или новостных полосах газет. Вот оно, черное дуло, смотрящее прямо в лицо. Ничем не отличающееся, что у маузеров и беретт, что у военных винтовок и охотничьих ружей. Безликое, темное, готовое в любой момент извергнуть из себя ни что иное, как смерть. Пусть зачастую быструю и не слишком мучительную, но такую же окончательную, бесповоротную. Когда-то ему казалось, что неправильно умирать, когда последнее, что увидят твои глаза, будет серое, подернутое дымкой небо, в том малом куске твоей Родины, что ограждена солдатскими кордонами и заборами из колючей проволоки, и именуется теперь не район Эржебетварош, а другим словом, из пяти букв, что навечно въелись в память каждого, кто успел прожить… нет, просуществовать там хотя бы сутки.  Но еще страшнее – умирать неизвестно за что, не за деяния свои, а просто по чужому желанию. Умирать таким же безликим, как и те, кто нажимает на спусковой крючок.

Не хотелось этого и делать в тесной комнате аукционного дома в грязном и густонаселенном Париже.  – Vos di fokher iz gegangen aoyf do? – проговорил мужчина, практически незвучно, наблюдая как незнакомцы медленно начинают опускать руки, как взгляд их мутнеет. И пусть Ковач сам никогда не обучался ментальной магии, но легко мог понять, что это именно она. Пожалуй, он никогда бы не хотел знать, что творится в чужих головах. Без этих знаний ему спится спокойнее. – Да что Вы говорите? – Исаак усмехнулся, смотря женщине в глаза, сейчас какие-то особенно темные, - Давайте обойдемся без громких слов о доверии, идет? – в ту же секунду Ковач протянул Джиневре руку, и спустя мгновение они прыгнули, оба.

Вся искренняя нелюбовь мужчины к порталам отдавала сейчас легкой головной болью, не обращая особого внимания на которую он с интересом разглядывал помещение, в котором они оказались. Весьма богатое убранство, выдержанное в едином стиле и со вкусом. Дом не казался большим, по крайней мере, изнутри. Исаак подошел к окну, но сходу определить, где именно он находится было невозможно. Подобный пейзаж легко подошел бы, как минимум, к десятку стран. – Итак? – он повернулся к Джиневре, глядя на женщину вопросительно. Пожалуй да, он ждал объяснений. Желательно максимально полных и честных. – Знаете, я на дух не переношу порталы и… вооруженных людей, - акцент все еще пробивался сквозь стройную речь на правильном английском, - Думаю, уже одно это Вы мне можете компенсировать… честной историей.

+1

14

Зачем она его спасла?
Впервые Джиневра совершила такую грубейшую ошибку. Не тому учил ее достопочтенный дядюшка во время их милых бесед на глубине нескольких метров во время раскопок испанских захоронений, когда они пытались найти уникальный артефакт. На деле оказалось, что он лишь испытывал племянницу на прочность и был удовлетворен ее действиями и реакцией. Старый лис даже установил в том месте ловушки, и вскоре понял, что ей лучше дается ментальная магия, чем боевая.
Тогда он ей и сказал – никогда не полагаться на друзей, выпивку и мужчин. Все делать самой. Даже лучшие деятели своего времени заканчивали плачевно из-за интрижек и проявления слабости по отношению к противоположному полу. Сам он тоже потерпел множество неудач из-за «Кармелиты», однако старался не упоминать о ней, кроме как «дьяволица».

Каннингем еще, конечно же, проанализирует свое поведение, но сейчас она списала все на волнение из-за ранее наставленных на нее пистолетов и успешный результат, который крепко держала в руках.
- А зря, - деликатно поправив выбившуюся из пучка прядь волос, женщина обогнула большой обеденный стол (благо, они не приземлились на него), увеличивая расстояние между ней и мужчиной, - порталы иногда спасают жизнь.
Честная история.
Чародейка скептически выгнула черную бровь, кидая оценивающий взгляд на Ковача.
- Я верну Вам диадему только после того, как Вы клятвенно заверите, что не будете иметь никаких претензий ко мне на счет произошедшего инцидента, - улыбнувшись, добавила, - и угостите меня вином, - кивнула в сторону небольшого шкафа – своей личной коллекции старых благородных напитков.

[nick]Ginevra Cunningham[/nick][status]разбивались моря о нерушимые скалы[/status][icon]https://funkyimg.com/i/2VfUx.gif[/icon][lz]Джиневра Каннингем, 71 год, маг, заядлая авантюристка, питающая слабость к забытым ценностям.[/lz]

+1

15

- Иногда, - лицо мужчины приобрело на несколько мгновений крайне серьезное выражение, он сделал шаг, провел кончиками пальцев по гладкой поверхности широкой столешницы, после чего всего же взял себя в руки, возвращаясь взглядом к собеседнице. Казалось, что несколько секунд он смотрел будто бы сквозь нее.
Слишком много напоминаний, менее чем за один час. Исаак не был суеверным человеком. Религиозным - отчасти да. Но во всякого рода приметы, совпадения и все такое прочее - нет, в это маг не верил. Настолько, насколько это в принципе было возможно. А потому и сейчас не хотел проводить какие-либо параллели, скорее всего потому, что считал, что они не существуют, и продиктованы лишь его собственными проблемами, которые одним словом можно было назвать - память.

- Вот так просто? - чуть улыбаясь, Исаак внимательно посмотрел на женщину, пытаясь понять, шутка ли это, игра или она сейчас предельно честна и откровенна. - Что ж, поверьте, претензий у меня нет, - и это было чистой правдой. Учитывая все, что произошло несколько минут назад, было бы глупо высказывать хоть какие-то претензии. Да, Ковач мог бы позаботиться о себе, и порталом бы воспользовался, будь это единственной и самой крайней мерой, опять же, ради спасения собственной жизни, как уже было сказано ранее.  Но с какой стати он должен быть возмущен поведением Джиневры, если, по сути, именно вышеописанное она и совершила. Пожалуй, он должен быть ей даже в некотором роде благодарен. Учитывая изначальный спор из-за диадемы, ей логичнее было бы сбежать в одиночку. А вот почему она этого не сделала? Этот вопрос мужчину сейчас интересовал даже больше, чем то, где они собственно находятся.

Ковач прошел к шкафу, на который указала Каннингем, придирчиво рассматривая его содержимое. - Красное полусухое? - он повертел в руках бутылку. Хорошее и старое испанское вино, пожалуй, выбор был очевиден. Особенно после ненавистного шампанского в аукционном доме. - Прошу, - Ковач протянул Джиневре наполненный бокал, - И все же, Вы обещали мне историю.  - и диадему, да. Но складывалось впечатление, что теперь они уже особо и не спешили никуда. А Исааку внезапно стало весьма и весьма интересно, зачем же ей так сильно понадобилась эта вещь, и еще некоторое количество вопросов, что все еще волновали. Но... пусть все идет по порядку, не так ли?

Вино и правда было прекрасным, отрицать это смог бы разве что человек, напрочь лишенный хоть каких-то вкусовых рецепторов. Поразительно, но сейчас Ковач чувствовал себя совершенно спокойно. Хотя чисто логически, обстановка не должна была располагать к столь вопиющему и безмятежному спокойствию.

+1

16

Цепкий взгляд улавливал малейшее движение мужчины, его осторожность, скрытую за поддерживанием светской беседы несмотря на все то, что произошло совсем недавно. Для Джиневры побег с места происшествия являлся, можно сказать, традицией. Самый быстрый и верный способ оградить себя от опасности, но создавать устойчивые порталы моментально не выходило практически никогда. Тогда в ход вступали заранее подготовленные ампулы, с помощью заклинания расширяющие свое содержимое и трансформирующие его в портал. Одну из таких женщина выбросила в окно с этажа, где проходил аукцион.
Бурлящий адреналин и удовлетворение от свершенного дела – постоянные спутники Каннингем. И сейчас она пыталась выяснить, так же ли это для мистера Ковача.
- Вот и прекрасно, - напряжение, сковавшее плечи, даже не думало спадать. Одним честным словом доверие не завоевать, и, уж тем более, таким долгим взглядом, каким одаривает ее мужчина.
Приняв бокал вина, Джин впервые за этот вечер позволила алкоголю смочить горло и на мгновение утонуть в букете вкусов.
- И диадему, верно, - легкая улыбка коснулась ее губ. Ранее она уже заметила, что маг оградил себя защитной магией, но проскользнувшая мысль была слишком очевидной, и англичанка не удержалась от легкого подтрунивания.
Остается надеется, что она не ходит по острию ножа.
- История довольно проста, - вмиг Джинневра сняла с себя маску загадочной леди из аукциона, заменив ею своим деловым отношением к происходящему. Сделав еще глоток, маг поставила бокал на стол, аккуратно положив рядом старинное украшение и направилась к одной из полок, вывешенных в ряд, доставая оттуда небольшую аккуратную коробочку, все это время рассказывая гостю, на удивление, правдивую историю:
- Среди магов парижского ковена довольно давно ходит слух о некой могущественной ведьме, чей дух был заточен около пятидесяти лет назад, в наказание за поголовные смерти среди магов до и после ее казни, - коробка оказывается на столе, ловкими пальцами женщина достает оттуда несколько приборов, похожих на инструменты взломщиков, - я решила проверить эту информацию, потому что призраки сами по себе не могут обладать такой силой, - найдя нужный инструмент, похожий на щипцы, Каннингем коротко глянула на мужчину, убеждаясь, что, в случае чего, расстояния между ними хватит, чтобы успеть ретироваться.
- Как оказалось, ведьма действительно жила в то время и она на самом деле уничтожила целый ковен. Оставшиеся в живых независимые маги испугались и сожгли ее на костре, только не учли одной маленькой детали – на земном плане она не все успела совершить, поэтому стала преследовать ненавистников после смерти. Действовала она через других, обещая выполнить их заветные желания, но по факту, у нее были лишь ее обширные знания.
Помедлив, женщина, казалось, забылась и слегка нахмурилась, заворожено смотря на диадему, что теперь вновь оказалась в ее руках, - она действительно была могущественной, и сила эта кроилась в знаниях.
- Призрак ее заточили и запечатали, - пинцетом она быстро вынула один, самый маленький драгоценный камень, сияющий в диадеме, - и печать поможет снять артефакт, в котором будет находиться этот рубин.
Камень оказался на ладони женщины, и Джин перевела взгляд на Исаака.
- Диадема Ваша, мистер Ковач.

[nick]Ginevra Cunningham[/nick][status]разбивались моря о нерушимые скалы[/status][icon]https://funkyimg.com/i/2VfUx.gif[/icon][lz]Джиневра Каннингем, 71 год, маг, заядлая авантюристка, питающая слабость к забытым ценностям.[/lz]

+1

17

Теперь пришла его очередь внимательно следить за каждым движением женщины. За тем, как тонкие пальцы сжимаются на хрупком стекле винного бокала, как едва колышется насыщенный напиток, обволакивая стенки своего сосуда, как она осторожно, после небольшого глотка, отставляет его в сторону. Как на губах на некоторое мгновение играет легкая улыбка.

Исаак не спешил забирать со стола оставленную там диадему, обратившись в слух, и все также следя за каждым шагом Джиневры, при этом вслушиваясь в произносимую речь. История и правда была проста. К тому же интуиция подсказывала Ковачу, что лжи в словах ведьмы не было и в помине. Мужчина продолжал держать в руках бокал, периодически делая небольшие глотки вина, приятным теплом разливающимся по горлу. – Маги сожгли себе подобного? – Исаак в несколько удивленном жесте вскинутой вверх брови, посмотрел на собеседницу, - Видимо, и правда слишком сильно боялся, - обычаи средневековья казались теперь, в веке двадцатом, воистину варварскими, лишенными всяких намеков на гуманизм, без малейших попыток понять чужую природу, и принять тот факт, что не все люди, живущие на этой огромной планете, совершенно одинаковы, и обладают идентичным набором способностей и умений. Да и не все они люди, собственно. Хотя в данном случае говорить о времени было бы глупо. Хотя бы потому что человеку свойственно бояться и ненавидеть тех, кто хоть чем-то от них отличается. И если с цветом кожи и разрезом глаз еще хоть как-то научились мириться, пусть далеко не все, то с такими существенными различиями, как между людьми и магами – очень вряд ли. Узнай сейчас широкая общественность об их существовании, даже в таких передовых странах как Соединенные штаты или та же Великобритания, развернулась бы самая настоящая охота на ведьм. И старые инквизиторы католической церкви со всем своим арсеналом пыточных средств показались бы просто-напросто детским лепетом.

Исаак не противился тому, что Джиневра извлекла из диадемы один небольшой камешек специальным инструментом. В конце концов, никто и не говорил, что за столько лет эта вещица должна была дожить в полной целости и сохранности.  – Благодарю, мисс Каннингем, - он учтиво кивнул женщине, ненадолго задержав на ней взгляд, после чего коснулся диадемы, повертел ее в руке, убирая во внутренний карман пиджака.  – Но позвольте узнать, - мужчина вновь поднял бокал, едва касаясь вина губами, - Зачем Вам это нужно? Освободить ее? Получить что-то взамен? – ему и правда было интересно, в противном случае, Ковач бы уже направлялся к выходу из дома, который, к слову, находился неизвестно где. Но что-то продолжало держать его на месте, вероятнее всего интерес, как к самой этой истории, обернувшейся каким-то воистину шпионским сюжетом, так и к его главной героине в целом.

+1


Вы здесь » Arkham » Прошлое » Une fois à Paris