Horror News №8расчехляем мандарины
Две неделиГоварда Лавкрафта
Акции от АМСищем вампиров

What Does the Cat Say?
Alois Ångström & Antoine Dunn

FEARS: Райли до 09.12
NIGHTMARES: Джин до 04.12
VENDIGO: Тео до 08.12
Aiden

Ведение сюжетных квестов, анкетолог, местный тамада-затейник, мастерски орудует метлой правосудия.

x Debora

Анкетолог, в активном поиске брутального мужика с бородой. Консультирует по вампирам, оборотням, магам, вендиго и древним, а также тёмной ночью может подержать за коленку.

x Jennifer

Ведение сюжетных квестов. Консультирует по драконам и на тему того, как выжить в тяжелые будни Аркхема.

x Misty

Анкетолог, изредка тамада-затейник. Расскажет о том, как размножаются русалки (без икры). Консультирует по магам, перевертышам, суккубам и древним.

// Гостевая книга и FAQ x Синопсис x Игровые виды x Сетка ролей x Внешности x Нужные персонажи
wanted
Арден

Арно

Ференц


нужный

нужный

аркхем, 2019 год приключения в авторском мире
arkham's whisper
не доверяй всему, что слышишь
«Теперь Паттерн не чувствовала ничего кроме отвращения. К красным шарам, бесконечному потоку конфетти, открыткам с теплыми и абсолютно не искренними признаниями. И, конечно же, к влюбленным парочкам. Нужно обладать действительно сильной выдержкой, чтобы спокойно наблюдать за чужим счастьем, зная, что своего не осталось ни грамма. Да и о каком счастье может идти речь, когда ты делаешь все возможное, чтобы избежать столкновения со своим «Валентином»? Сбегаешь с собственной вечеринки в лесной парк, надеясь в спасительном сумраке найти желанное спокойствие и — о, черт! — ненавистное ранее одиночество?» © Люси читать дальше

Arkham

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Arkham » Сгоревшие рукописи » Отцы и дети


Отцы и дети

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

http://sh.uploads.ru/2phe8.gif

Hector Einarsson and Corvo Hale
июль 2018, (21-23 декабря 2018 настоящее)https://i.imgur.com/1l41qbT.png


Астрал подкидывает Гектору взрослого сына, будто так и было. Опальный отрок не желает становиться папиной гордостью и отдавать на жертвоприношение свою новую девушку, возжелав стать музыкантом, он играет на отцовских нервах, так будто уже стал рок-звездой. 
https://i.imgur.com/FFNTwmq.png

+3

2

Лезвие входило все глубже и глубже, разнося из открытой раны тонкие ручейки крови. Голоса, взывающие нараспев, громко отзывались под сводами подвала. Свечи отражали неясные тени тех, кто отдал свою жизнь на служение Великому.

Громкий предсмертный хрип и лицо Гектора орошает теплая кровь. Ее хочется слизывать, хочется смеяться громко, безумно, истошно напевая шепчущую в голове песню из глубин. Адепты поют громче и громче, и их голоса сливаются в единый, неповторимый хор безумия, что щекочет нервы и заставляет сердце биться все быстрее и жарче.

Экстаз сходит на нет, и все ощущают, как воля Левиафана также покидает разум его почитателей. Свечи тухнут, словно кто-то незримый дунул на них. Сквозняк тотчас колеблет несколько старинных гобеленов. Господин услышал их. Господин принял дар. Но ему хочется еще.

Ритуал еще не закончен. Кажется, нужно еще что-то. Внутренним чутьем Гектор понимает, что это новая жертва. Он не видит лица, не знает имени, не знает ничего. Но понимает, что именно эта жертва и нужна их Владыке. Безумие Глубинного снова сходит на нет, и когда мужчина снова видит реальный мир, то понимает, что это только его коснулись видения их Господина.

Остальные ждут его слов, но ответить Шепчущему пока нечего. Его разум полнится неясными тенями, мыслями о грядущем конце всего сущего. Но дать ответа своим последователям он не мог. Потому что ответ дается только тем, кто ищет.

- Прочь все. Уходите. Господин смолк. Ждите моих дальнейших указаний. – культисты забегали по подвалу, точно крысы на тонущем корабле, - И не забудьте унести тело, болваны! – голос Гектора звучит громко, басовито, разносясь эхом под потолок.
Его слышат, и удовлетворенный подчинением, он встает с колен и утирает лицо тыльной стороной ладони. Кровь еще приятно скользит по коже, согревая его своим теплом. Язык касается алого развода, отмечая вкус металла. Хочется закурить. Но пока что рано. Нужно смыть с себя кровь и приготовить обед для сына.

Мысли о сыне почему-то заставили Гектора вздохнуть. Он был одним большим бельмом на глазу своего отца, не веря в то, что тот ему пытался «втереть». Как же раздражал этот юнец своим дурацким, никому не нужным оптимизмом и верой в лучшее. Бедный мальчик не видел, что мир полностью прогнил и его нужно сломать, чтобы на обломках построить что-то лучшее.

Корво же был… Совсем не таких глобальных взглядов. Он мечтал стать музыкантом. И одна только эта дурацкая мечта доводила Гектора до исступления. Порой ему хотелось стукнуть своего отпрыска об стену, чтобы тот, наконец, услышал слова своего отца. Но Корво, словно в насмешку, засовывал наушники в уши, закрывался в комнате и бряцал на своей мерзкой гитаре свой отвратный рок. Зубы сводило, а посуда ломалась об стены после прослушивания этой якобы музыки.

На самом деле, Корво не до конца знал, чем занимается его отец. Для мальца Гектор был лишь священником в какой-то совсем закрытой христианской секте, со строгим сводом правил и законов. Однако, эти законы не распространялись на самого парня, чем тот и пользовался. Порой Гектор жалел, что дал этому засранцу так много свободы. Но глядя после очередной ссоры в его глаза, видел там отражение себя. Каким бы не был Корво дураком, он оставался сыном Первого Шепчущего, пусть даже не знал об этом.

Адепты покинули дом, и Гектор удовлетворенно вздохнул. Господин будет доволен их работой. Стукнула входная дверь – это пришел Корво с занятий. Гек уже успел закинуть мясо в духовку, и начал нарезать салат.
- Корво, через пару минут обед! - крикнул мужчина, размешивая зелень и овощи в глубокой тарелке. Но когда парень вошел на кухню, Гектор даже не сразу понял, что произошло. Удивление буквально пропитало юнца, пока его отец непонимающе смотрел на того. А потом дошло – Гек не смыл кровь с лица и теперь выглядел так, будто только что выпотрошил кого-то. Впрочем, хотя так и было, он не спешил посвящать отрока во все таинства службы Владыке.

- Мясо резал для жаркого. Испачкался. Сам знаешь, какой я бываю нерасторопный, - ложь сорвалась также легко, как сейчас подгорало искомое жаркое, и потому он отправил сына в ванную комнату умыть руки перед едой. Старые привычки. Корво забыл на столе телефон, и мельком заглянув в него, Гектор увидел фотографию какой-то юной особы.

Хмыкнув, он хотел вернуться к обеду, но что-то остановило его. В голове зазвонили колокольчики. Вся его сущность словно воспылала. В нем снова зашептали голоса, тысячи голосов. Они звали, кричали, пели, ругались, молились и умоляли. Гектор так и завис над телефоном, смотря на экран, который затух спустя пару секунд.

+1

3

Сегодня мистер Санчез был особенно жесток по отношению к своим ученикам. Уроки испанского сопровождались бесноватостью учителя, который облачился в национальный костюм своей страны и рассказывал ученикам как нужно пить текилу. Что-то явно было не так ведь этот мир давно сошел с ума. Под сдавленные смешки своих одноклассников, Корво вытянулся на своей парте вперед и смотрел мечтательно в окно, за которым не было света, лишь глубокая темнота. И эта тьма казалась ему такой привычной и родной, будто он всегда ходил в школу в ночное время суток. Сейчас юноша думал лишь о том как придет и запишет кавер на битлов, чтобы отослать на электронную почту очередной звукозаписывающей студии свои сочиненные им песни, а очередной кавер пойдет на ютуб канал, где у него было 100 тысяч подписчиков и все они жаждали исполнение юнца, порой так яростно, что в комментах под видосами не находилось особого хейта, только просьбы записать еще и еще.

Остаток урока он переписывался со своей новой девушкой, которая сама же ему написала после очередного live стрима. И сейчас в этом кабинете рядом не было Микаэллы, в этой реальной реальности для парня существовала совсем другая Микка, которая мутила с капитаном футбольной команды, но явно была влюблена в звезду школьных музыкальных концертов, и он даже иногда ей улыбался, чтобы сделать приятно, но не более того. По Корво сохла вся школа, и он был настоящей звездой городка, хотя его отец не признавал музыкального таланта, будто бесноватый он бил посуду как ревнивая подружка о стены и сильно ругался, когда Корв брал гитару в руки. Но что он мог взять со своего старика? Он любил его, но не так сильно как свою музыку, конечно парень понимал своего отца. Тот был таких строгих правил, что легче было и поддаться ему, облачиться в черное как в Игре Престолов и ходить с ним на его странные службы, восхваляя христианского бога. Но церковь отца не привлекала юного бунтаря, а скорее отталкивала от себя. В ней не было той холеной свободы, которую он ощущал, когда брал все новые и новые аккорды на гитарном грифе рождая под пальцами настоящую музыку. Батя пытался навязать ему свои строгие правила поведения и зазывал прийти, хоть раз на службу. На что парень лишь ухмылялся, прекрасно понимая что, единожды сходив туда он никогда не избавится от навязчивости своего отца и тот ошибочно решит, что сын не безнадежен для продолжения отцовского дела.

Его новую подружку звали Мейси и она была воплощением всего идеального, что могло быть в девушке, вплоть до того какие смайлики она ставит на его поэмы в соо. Мейси была звездой инстаграмма у нее было 2 ляма подписчиков, которые жаждали разорвать эту цыпочку на маленькие кусочки. И кто бы мог подумать, что эта красотка напишет пока еще не слишком знаменитому музыканту. Тогда то их общение завязалось и завертелось в вихрь пламенных сообщений и откровенных фотографий. Корво был влюблен и был готов петь от любви к Мейси, мечтая хотя бы раз пригласить ее на свой концерт. И как раз чтобы добиться желаемого, ему нужно было усерднее репетировать и музицировать, а за горами уже виднелись перспективы записи альбома.

Конец урока прошел в один миг и Корво отказался идти со своим другом Сэмом к нему на ужин, хотя тот обещал заказать пиццу и вытащить отцовские пластинки. Отец Сэма любил больше Корво чем своего сына у них было гораздо больше интересов, чем у Корво с его собственным отцом и это тяготило порой, но кем бы он был если бы променял своего ворчливого старика на чужого отца.

Придя домой, парень застыл в дверях и посмотрел на своего отца с недоумением, тот как всегда хозяйничал на кухне, готовя что-то вкусненькое. Но кровь на его лице…

- Бать ты кого убил? – в шутку произнес парнишка и изогнул бровь, вот уж стремотень какая, скорее бы залить видос… но кем бы был его отец, не послав своего сына мыть руки? И в этой милости и покорности Корв не мог отказать, он положил телефон на стол с открытым директом в инсте и ушел в ванную.

Смотря на себя в зеркало, он видел все будто немного расплывчато, пока его руки мыли сами себя на простом автомате. Закрутив кран и вытерев ладони о полотенце, молодой человек вернулся обратно на кухню и застал своего отца за грязным вторжением в его личную жизнь.

- Ээээй! Отдай мой телефон! – запротестовал подросток и обойдя стол буквально отнял телефон у отца, пряча его в свой задний карман, ему явно не понравился отцовский поступок, он хмурился испытывая накативший на него гнев и дулся глядя снизу вверх на окровавленное отцовское лицо и более его ничто не смущало.

+1

4

Гектор смотрел на лицо молодой девушки. Голубые глаза? Карие? А может, зеленые? Не важно, не суть, какая разница для  Господина, какого цвета радужка у этой девчонки, если она, именно она и есть та самая жертва?
Колокольчики беспрестанно звенели в голове мужчины, заставляя его все сильнее и сильнее сжимать зубы. Вся его сущность, все его нутро поднялось, перекрутилось волной и ударило о виски с силой молота. Это она. Это была она. Агнец на закланье. Жертва за весь мир. Та самая, чья жизнь распахнет врата для Владыки.

Гектор медленно, как во сне, взял телефон сына, и, смахнув рукой черноту экрана, погрузился в изучение ленты фотографий. Корво даже не поставил никакой блокировки. Но сам Гектор никогда и не лез в жизнь своего отпрыска. Как оказалось – очень даже зря. Кто она? Кем приходится сыну? И что такого особенного в ней?

Вот девушка делает удачное селфи на фоне какого-то памятника, а под ней подписи многочисленных друзей. «Ты лучшая!», «Крутая фотка!», «Боже, какая ты красотка!». Люди, как убогий скот, лайкают увиденные фотография и только одна эта собрала около пятиста тысяч поднятых вверх пальцев. Как интересно. Палец скользит по экрану, вытаскивая профиль девчонки и глаза Гектора расширяются – миллион подписчиков! Значит, малолетняя звезда инстаграма. А девчонка не промах. Что ж, раз она такая известная, любимая и всеми обожаемая, выбор ее в жертвы на закланье не удивляет.

Весь восторг тут же прерывается, когда зачарованное наблюдение прерывается наглым выхватыванием телефона из рук. Корво застал его за этим занятием, и теперь пылал праведным гневом. Сопляк! Знал бы он, как силен гнев их истинного Владыки! Гектор сначала хмурится, сводя светлые брови, но потом понимает – это шанс. Шанс узнать побольше о жертве, возможно, даже в восторженных словах своего отпрыска проскользнет подсказка о том, как добраться до нее очень быстро и без свидетелей.

- О, да, прости, Корво, - Гектор поднял руки вверх, признавая свое поражение, стараясь улыбнуться как можно шире, - Я помню, помню про наш уговор не лезть в личную жизнь друг друга. Не удержался. Симпатичная девушка. Ты знаешь, кто она?
Мужчина кивнул на руки сына, все еще крепко сжимающие телефон, будто сейчас отец возьмет и станет вырывать у того этот гаджет. Но вместо этого Гек подхватил полотенцем отбивные и вытащил из духовки прямо на стол. На его лице расползлась тонкая улыбка, а сам он, чуть присвистывая, вытащил нож для разделки мяса и начал методично разрезать их обед.

- Просто я волнуюсь за тебя, - продолжил он, наблюдая, как подросток понемногу расслабляется, и усаживается за стол, - а ну как она какая-нибудь аферистка? Или, того хуже, преступница-убийца? – мясо, раскладываемое по тарелкам, пахло удивительно вкусно и ароматно, и Гек не поленился, и вытащил из холодильника еще и большую миску греческого салата. Почему-то он не мог вспомнить, когда его сделал, но салат выглядел свежим и вполне годным для питания.

- Пойми, Корво, если тебя что-то беспокоит, ты всегда можешь со мной поговорить, - Гектор сел напротив сына, смотря тому прямо в глаза, - несмотря на то, что у нас есть некоторые разногласия по поводу твоих увлечений, я все еще твой отец и всегда буду помогать тебе, что бы ни случилось. Так расскажешь мне, что это за юная особа в твоем телефоне?

+1

5

- Не надо больше копаться в моем телефоне, па, - подросток был явно обижен за вторжение в его личную жизнь. Именно сейчас Корв думал о том, что его старик совсем переходит границы и уже жалел, что не согласился на предложение Сэма. В конце концов, он ощутил легкую неловкость и даже стыд, которые словно пожар разгорались в нем еще больше, когда отец начал спрашивать про Мейси.

- Конечно знаю! Ну паааа, - парнишка надулся и попытался спрятать бегающий взгляд, вынимая телефон из заднего кармана, крепко сжимая его в руке и уничижительно сверля взглядом своего старика. Свет на кухне начал мигать, будто в электричество подселился какой-то демон, частые перебои случались почти всегда, будто Аркхем охватывало землетрясение. Но световая дискотека обычно заканчивалась ровно через 8 секунд, никто, конечно, не замерял, но почему-то Корво знал этот факт и это его совсем не смущало.

- Да какая аферистка, - юноша закатил глаза и сел за стол, оставляя телефон лежать на столе, который уже начинал светиться от новых сообщений. Переставая обращать внимание на отца, Корво взял телефон и уставился в экран, быстро набирая пальцами сообщение.
- «С тобой все ок?»
- «Да, только мой отец сошел с ума»
- «Опять достает? Ладно, мне нужно бежать, у меня фотосет, хохо!»

Пообщавшись со своей подружкой он вновь поднимает взгляд на своего отца с недоумением на лице, потому что прослушал вообще все что он ему дальше говорил. Растерянность на лице становилась еще более явной, потому что его мозг сумел обработать только последний вопрос.

- Это Мейси и мы встречаемся, она классная, - ответ на вопрос отца скорее был одолжением, чтобы тот просто отстал и уже, наконец, перестал лезть в личную жизнь. Как обычно их ужин был таким, что казалось, будто отец кормит его на убой, но как же он обожал ужинать дома.

Когда же стол был накрыт Корво не стесняясь, потянулся за тарелками с едой, сначала он положил поесть своему отцу, а затем только себе, воруя огурец из греческого салата и безжалостно разгрызая его. Беря в руки столовые приборы, Корво смотрит застенчиво на отца и решается ему задать главный интересующий его вопрос.

- Пап, а ты не против, если я выброшу из гаража твой хлам и займу его? Я решил сколотить рок группу и уже нашел себе барабанщика и басиста, я смотрел видос на ютубе как создать топовую акустику, ты же не любишь когда я занимаюсь музыкой дома и я подумал почему бы не в гараже это делать, кстати, у меня завтра школьный концерт, поэтому я сегодня репетирую всю ночь, - в глубине души он конечно предполагал что такие новости скорее расстроят отца или заставят его впасть в бешенство, но сейчас подросток думал лишь о том как скорее подняться в свою комнату и заняться музыкой. Телефон снова начинал гореть, а звон колокольчика информировал о новых сообщений. Парнишка моментально стянул свой телефон со стола и вновь начал игнорить своего отца, пялясь в телефон. Мейси писала ему очередные милости и скидывала новые фотографии со своей фотосессии спрашивая, на какой фотке лучшего всего смотрится ее фигура. Корво расплылся в улыбке, моментально ответив своей подружке, что все фотографии просто улет. Только где-то через минуту обращая внимание снова на своего недовольного отца.
- Так что, пап, я займу гараж?

+1

6

Гектор все еще пытался справиться с дрожью в конечностях. Внутри все ликовало, кричало, возвещало о скором пробуждении Древнего. Шепот в его голове стал громче, ощутимее, казалось, он затопит все собой, охватит его, откроет все тайны мира и даже больше. В него хотелось окунуться, упасть с головой, чтобы стать единым целым с целой Вселенной.

Но сын его, как всегда не слушал. Уткнувшись в свой гаджет, он уже что-то с тонкой улыбкой набирал, словно пытаясь отрешиться. От этого в душе мужчины вскипел гнев, разлившийся подобно магме из жерла вулкана. Захотелось вырвать дурацкую игрушку из рук отпрыска, и разбить об стену.
Спокойно. Гектор выдохнул, поняв, что согнул вилку, которую держал в правой руке. Гнев – хорошая эмоция, но очень своевременная. А сейчас не тот случай, чтобы топать ногами, кричать и заставлять что-то делать. Корво – упрямый, нестабильный, набитый гормонами кусок мяса, готовый на все, чтобы добиться своей дурацкой цели стать музыкантом. Самая идиотская идея, которую только мог придумать его сын, от которой сам Гектор плевался и ругался ежедневно чуть ли не по расписанию.

- Я тебе тысячу раз говорил, что эта идея с музыкой глупая. Чего ты добьешься, играя на своих гитарках? – Гектор откусил приличный кусок мяса, прожевывая его с какой-то затаенной истеричностью, - И почему ты думаешь, что в гараже хлам?!

Мужчина открыто возмутился такому поведению, и, сузив глаза, рявкнул, не сумев удержать потоком льющуюся злобу:
- Ты со своими телефонами совсем не видишь реального мира. Только и делаешь, что торчишь в этом своем дурацком интернете сутками. Думаешь, твоя фифа настоящая? Небось, уже пробы ставить негде! Бросил бы ты, наконец эту хренотень и занялся действительно взялся за настоящее дело!
Гнев гневом, но сын отреагировал так, как должны подростки в его возрасте. Крики, вопли, взаимные придирки – скандал разгорелся быстрее, чем искра пожирает сухую траву. Гектор вскочил со стула, и выхватил телефон из рук сына с криком «Сейчас я сломаю твою игрушку, маленький засранец!». Корво отобрал его и убежал с угрозами наверх, в комнату.

Гектор в ярости разбил тарелку, которая со звоном разлетелась по кухне. Он не понимал, как умудрился вырастить такое безобразие. Но едва алая пелена начала сползать с глаз, как шепотки в голове усилились до такой степени, что мужчина закричал и медленно сполз на пол, уронив за собой еще и пару чашек.

Звон был невыносимым, сливался в один шум, который буквально заставлял вытащить себе мозги по кусочку чайной ложечкой. Мужчина даже не мог закричать, не мог вымолвить и слово – только руки сжимали голову в тщетной попытке удержать словно бы рвущуюся наружу темную боль.

«Она. Нужна. Не смей. Делай».

Шепот тут же стих, и Гектор завалился на правый бок, рвано пытаясь схватить пересохшими губами капельку воздуха. Легкие словно выгорели изнутри, а голова раскалывалась на части, как после самой тяжелой трехдневной попойки. Он разгневал Владыку и поплатился. Значит, нужно было действовать иначе. Гек открыл глаза, в которых вновь родилась ясность, слишком отдающая безумием.

Спустя полчаса мужчина стоял перед дверью, и постучал в нее:
- Корво, нам надо поговорить. Сынок, открой, пожалуйста. Я хочу извиниться. И быть может, ты поймешь меня, но.. Черт, побери, ладно, занимайся своим любимым делом. Только есть одна мелочь. Мейси. Я хотел бы познакомиться с ней. Все же, пойми, я твой отец и мне не все равно, что там творится у тебя. Что насчет примирительного ужина на этой неделе? Ты, я и твоя девушка? Как ты смотришь на это? – но дверь пока что безмолвствовала.

+1

7

- Не правда! Она не глупая! Музыка это моя жизнь! Вот увидишь, папка, я буду собирать целые стадионы и заработаю себе звезду на аллее славы, - Корво произносил это с оттенком мечтательной обиды в голосе. Отец никогда не мог остановиться, он не поддерживал его увлечение музыкой. Будто Корв хотел стать не крутым музыкантом, а продавать талоны на бензин, где-нибудь в переходе метро. Отцу все не нравилось и он был настолько слепым и упрямым ослом, что не видел никакого другого будущего кроме своей крипи церквушки, от которой подростка откровенно тошнило. Такое отношение к нему ранило его в самое сердце. Но и сам он был настоящим маленьким воплощением собственного отца – упрямый осел, но только с гитарой.

- Потому что оно там, в гараже собирает пыль! – парень ткнул вилкой в мясо и не стал разрезать его ножом, накалывая стейк на вилку и обкусывая его со всех сторон. Сейчас парня даже не интересовало его оборотничество, где-то подсознательно он ощущал себя не человеком, а скорее личностью с другим взглядом на этот мир. Будто собаки ему были гораздо ближе людей, а в детстве он просто мечтал, что его покусает оборотень и тогда он заведет себе подружку вампира и все будет как в «Другом мире», который анонсировали совсем недавно. Весь интернет был забит трейлером фильма, которому уже предвещали сумасшедшие сборы в кинотеатрах, особенно в странах Азии.

Крик отца всегда вызывал в нем точно такую же волну гнева, юнец будто подзаряжался этой негативной энергией и сам был не в силах сдерживаться, на выпад отца последовал выпад сына.

- Мне не нужен этот реальный мир, который ты считаешь правильным, где есть только твоя дурацкая работа в той развалюхе, что ты зовешь церковью! И не смей так говорить о Мейси! Я ее люблю и мы вместе будем ездить в турне! Ты мне вообще не указ я уже взрослый и буду делать чо хочу! – рявкнул Корв и уткнулся вновь в свой телефон, прочитывая новое сообщение от главной горячей темы их семейного ужина.

Именно в этот момент все повторилось, как длилось уже долгое время, отец начинал оскорблять дело всей его жизни, они ругались, а ему приходилось запираться в собственной комнате, только теперь отлаженная цепочка их горячих споров, разбавилась его мобильным телефоном, который отец выхватил в очередной раз. Тут юноша не выдержал и накинулся на собственного отца, отбирая свой драгоценный гаджет прямо из его руки, в этот момент в его взгляде читался чистейший гнев и даже некое презрение.

- Не смей трогать мой телефон и вторгаться в мою жизнь! Я уйду из дома и ты больше никогда меня не увидишь! Тиран! Деспот! Ненавижу тебя! Ненавижу! – юнец стоял прямо перед отцом и кричал ему в лицо, а после рванул в сторону лестницы, продолжая очень громко и красочно выражаться. Называя своего отца дряхлым пеньком и все в таком духе. Юношеская обида возрастала в геометрической прогрессии и их уже было не остановить.

Парень демонстративно хлопнул дверью и закрыл ее на три замка, к которым прилагалась железная цепочка. Эти замки он же сам и поставил, чтобы отец не доставал его, когда он репетирует свои будущие хиты.

- Будет мне указывать еще! – в ярости он пнул ногой корзину с бельем и отшвырнул с яростью диски в дверь, болванки тут же развалились. Гнев пожирал его изнутри, он продолжал раскидывать вещи и крушить собственную комнату.

- Я уже взрослый! Делаю что хочу! – со всей ответственностью он был уверен, что он прав, отец не хотел его понимать, это огорчало и расстраивало, удручало его до крайней степени.

Юноша сел на пол и закрыл голову руками, ему было больно от этих ссор, от колких слов своего отца, он ненавидел его, ненавидел себя за то, что ему приходилось говорить любимому человеку колкие слова. Тогда он услышал извинения отца. Слова о прощении которые юноша не спешил принимать к сведенью, он молча слушал их, ведь слышимость через дверь была просто идеальной. Удивительно, что старик все еще не снес эту дверь, когда он играл свою музыку. Жестокое сердце подростка не желало спускать грехи своего родителя, так быстро.

+1


Вы здесь » Arkham » Сгоревшие рукописи » Отцы и дети