Horror News №3запахло весной
Две неделиДиснеевских мультфильмов
Poenitentia: Elijah Fontaine до 16.09
DARK FATE I: Aiden Moss до 21.09
DARK FATE II: Aaron Ryder до 20.09
«— Только не говорите, что у вас тоже имеется... подвал? — веселый полутон, столь неуместно возникший в данной ситуации, оборвал скрип приоткрывающейся двери, от которого по коже пробежалась волна мурашек. » (с) Ромейн читать дальше

day at the museum.
Riley Griffin & Theo Ives

Дорогие гости, добро пожаловать в «Аркхем». Мы играем мистику, фэнтези, ужасы и приключения в авторском мире, вдохновленном мистическими подростковыми сериалами, вроде «Волчонка» и «Леденящих душу приключений Сабрины», и произведениями Г. Ф. Лавкрафта.
Aiden

Ведение сюжетных квестов, анкетолог, местный тамада-затейник, мастерски орудует метлой правосудия.

Debora

Анкетолог, в активном поиске брутального мужика с бородой. Консультирует по вампирам, оборотням, магам, вендиго и древним, а также тёмной ночью может подержать за коленку.

Jennifer

Ведение сюжетных квестов. Консультирует по драконам и на тему того, как выжить в тяжелые будни Аркхема.

Misty

Анкетолог, изредка тамада-затейник. Расскажет о том, как размножаются русалки (без икры). Консультирует по магам, перевертышам, суккубам и древним.

Arkham

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Arkham » Настоящее, декабрь 2018 года » Плохому танцору..


Плохому танцору..

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

https://cdn.fishki.net/upload/post/201505/20/1538720/filename.jpg

Theo Ives & Hector Einarsson
17 декабря, чуть за полдень, Мискатоник


Женщина, не танцую
Женщина, я не танцую,
Никого я не рисую
Не умею, не танцую.

+2

2

Обычно по понедельникам у Тео был выходной. И обычно он проводил свои понедельники тихо, доводя до ума остатки работы, которую время от времени приходилось брать домой, когда поджимали дэдлайны. Или же весь день наводя дома чистоту, пусть, если подумать об этом, начинать неделю с уборки было не слишком мотивирующим занятием. Но тут дело было скорее в фантастической настырности одной из соседок Тео - крайне набожной женщины - которая считала своим долгом регулярно напоминать своим соседям, что воскресенье - день отдыха. А не день, когда можно и нужно ранить её чуткий слух грохотом передвигамой мебели, гудением пылесосов, визжанием дрелей и прочими шумными инструментами пыток. Да, она именно так их и называла.
Конечно, сколь настырна была эта дама, столь упрямыми продолжали быть и отдельные её соседи, которых чужие дни отдыха заботили очень мало. Тео к ним не относился, поэтому охотно перенёс домашнюю уборку на другой выходной. И он должен был признать, что остался довольным этим решением. Есть некое моральное удовлетворение уже от одного факта, что неделя завершается отдыхом, а не незаконченными делами. Конечно же, Тео будучи человеком совершенно неспособным проводить часы лёжа на диване, использовал свободное время, чтобы дальше упражняться в танцах или музыкальной игре. По-первой он волновался, что музыка тоже будет мешать нежному слуху соседки, но она ни разу не жаловалась, когда они сталкивались на лестнице и болтали ни о чём. Видимо, ей нравился музыкальный вкус Тео.
С наступлением более холодных времён года Тео начинал тренироваться в танцах чаще, чтобы не так сильно мёрзнуть днями напролёт и не поддаваться сезонной апатии, когда хотелось просто забиться в нору и лежать там без движения, пока не наступит долгожданное тепло. Немногие люди, которые видели его в такие часы из окна, говорили ему, что он мог бы преподавать в этой области. Тео раннее никогда не уделял подобным мыслям должного внимания и в разговорах смущённо отмахивался, мол, куда ему в учителя, если он занимается танцами непрофессионально. Да и с нынешней работой времени на это совершенно нет, хотя в будущем у этой мысли были хорошие перспективы. Лет через десять, когда придёт время покинуть Аркхем и снова осесть в совершенно ином месте, с другими документами, он действительно мог стать преподавателем. Вероятно именно этот, пусть и находящийся в отдалённом уголке головы, план побудил Тео всё же согласиться, когда к нему, несколько дней назад, неожиданно обратились с просьбой об обучении.
Поэтому в сегодняшний понедельник Тео не сидел дома за письменным столом, а торопливо шагал под холодным дождём в сторону университета. Мерзкая погода, которая обещала в ближайшие дни стать ещё хуже; только мысли о предстоящем занятии помогали Тео не думать о назойливом чувстве холода. Мискатоник, к счастью, находился в паре минут ходьбы от его дома, и к тому времени, как Тео оказался под надёжной защитой его крыши, он не успел сильно промокнуть. Тепло робко кололо щёки, пока он хорошенько оттряхивал зонтик на пороге входа. Тео не опаздывал, но углубился в коридор всё тем же торопливым шагом, невольно выдая внутреннюю взволнованность. Мало кто попался ему по дороге - видимо, большинство людей были на обеденном перерыве - а те кто попадались надолго его не задерживали, лишь коротко перебрасываясь с ним приветствиями и парой дежурных вопросов.
Когда же Тео подошёл к месту встречи, он успел немного согреться и стряхнуть связанное с холодом напряжение. Дверь у которой он остановился вела в небольшой зал, которым не слишком часто пользовались, особенно зимой: тепло от общего отопления чувствовалось здесь довольно слабо, а отсутствие окон не добавляло полу-пустому помещению уюта. Но для его сегодняшних целей оно вполне сойдёт.
Несмотря на низкую популярность зала, Тео всё-равно зашёл не сразу, а сначала вежливо просунул голову в приоткрытый проём, пусть его чувства и успели сообщить ему, кто ждёт его за дверью.
- Привееет, - лицо Тео расплылось в широкой улыбке. - Надеюсь, я не припозднился, - добавил он, уже зайдя внутрь и тихо закрыв дверь.
- Я бы тебя обнял, но я немного мокрый сейчас, - за словами последовал смущённый смешок, пока Тео раскрывал зонтик, чтобы поставить его сушиться в углу. - Неважно, как прошёл твой день? Как ты себя сегодня чувствуешь? - с непринуждённой искренностью поинтересовался он. Скинув рюкзак с немногими вещами на пол, Тео начал быстро переодеваться, сменяя влажную уличную одежду (которую он после аккуратно развесил на одном из стульев) на более комфортные штаны и майку-безрукавку. Когда очередь дошла до носков Тео, привыкший танцевать босиком, коротко замер, размышляя избавляться от них или нет. Решил всё-таки оставить.
- Я немного взволнован и нервничаю, я ведь не обучал ещё никого в своей жизни. А ты ведь ни разу не танцевал раньше, так ведь? Что ж, думаю нас ожидает довольно интересный опыт... - к тому моменту Тео уже склонился над единственным маленьким динамиком в зале, подключая к нему свой телефон. - Какие-нибудь музыкальные пожелания для разминки? - продолжая стоять наклонившись, оперевшись одной рукой об край стула, другой листая огромный плейлист смартфона, Тео глянул через плечо на Гектора, одарив того очередной широкой улыбкой.

+2

3

Сегодняшний день был особенным.

Не потому, что Гектор собрался обучаться искусству танцев. Вернее, не только поэтому. Сегодня утром, проснувшись и потягиваясь в кровати, оборотень не услышал шагов внизу. Все еще ворочаясь, не находя в себе силы противиться теплым объятиям сна, Эйнарссон усилием воли заставил себя подняться. На часах было пять утра.

Обычно в это время он уже начинал свою утреннюю пробежку и зарядку, но сегодня что-то было лень. Решительно стряхнув в себя остатки сна, мужчина поднялся, потянулся и отправился в ванную. Чистя зубы под мерный шум воды из крана (и как только Гвиневра умудрилась починить сломанный водопровод? не иначе, как намагичила чего), он продолжал прислушиваться к звукам, но в доме все также было тихо. Не иначе полуночница-бабка упорхнула в какие-нибудь леса, чтобы добыть очередной глаз тритона или жопу леопарда.

Хмыкнув от такой мысли, Гек спустился вниз, на кухню, где ожидаемо никого не застал. Яичница стояла на плите и уже успела основательно остыть. Запах дорогих и удушающих духов бабули еще не успел выветриться, и мужчина сморщил нос. Процесс принятия своей сущности двигался все в более лучшем направлении, чем он ожидал. И, выходило, что оно стоило ради этого стать бетой в стае. Разогревая свой завтрак, вербер только продолжал хмыкать про себя, размышляя, куда могла отправиться его бабка-ведьма.

А потом его внимание привлекла записка, лежащая на обеденном столе, прижатая к дереву сахарницей. Сначала Гек решил, что это какой-то мусор, и, схватив ее, потянулся к мусорке. Но ровный бабкин почерк тотчас перечеркнул все его планы по спасению мира от загрязнения.
«Уехала на три дня. Следи за лавкой. Заказы не бери, отдавай только те, что указаны в списке рядом с кассой. Г. Монтгомери»

Ни объяснения, ни прощания. Сухая констатация фактов. Гектор нахмурился. Поведение бабули все больше и больше тревожило его. Она стала словно сама не своя. Все время читала какие-то письма, что-то читала в толстых колдовских фолиантах, и вообще, вела себя как заправский параноик. Гек списал все на закидоны возраста, и просто продолжил свою жизнь. Честно говоря, его до сих пор удивило, что бабуля никак не отреагировала на новость о том, что он стал бетой в стае. Он ожидал, как минимум, образцово-показательной истерики с битьем посуды и летающими ножами по дому, но Гвиневра лишь сухо улыбнулась и пожелала внуку удачи.

Эйнарссон нутром чуял какой-то подвох, и даже пытался разведать, что и как. Но старуха Монтгомери все тщательно скрывала и не делилась ничем из того, что узнала сама. Ну и прямая ей дорога в партизаны. С такими мыслями Гектор отправился в Мискатоник, желая по дороге заскочить в чайную, чтобы купить себе на вынос пару стаканов. Кофе он все также принципиально не пил, а вот чай мог выпить в любом количестве. Впрочем, возможно, сегодня, пить много жидкости ему не стоит.

Когда Гек попросил университетского библиотекаря, Тео Айвза, попробовать потренировать его в танцах, тот от удивления чуть не потерял свои очки. Сам Эйнарссон узнал  о том, что их тихоня-архивариус умеет хорошо двигаться чисто случайно, из бесед своих подопечных-пловцов. Девчонки шептались, что в тихом омуте черти водятся и как-то странно хихикали. А парни же просто фукали, и демонстративно воротили носы. Хотя после тренировки Гек слышал, как двое, кажется, Кайл и Рекс, решили тайком попроситься к библиотекарю на обучение.

Конечно, Тео не давал платных уроков и не требовал от людей чего-то заоблачного. Более того, он вообще согласился помочь Гектору с явной тревогой в глазах. Будто боялся. Чего? Тайна за семью печатями. Но Эйнарссон уже давно хотел попробовать себя в этом деле, опасаясь, что занятия спортом сделают из него совсем уж неразвитую личность. Кажется, с возрастом у него начали появляться какие-то мысли, которые Гвиневра с победной желчью на лице назвала бы «правильными». На самом деле, на занятия танцами его подбила Камила, гамма в стае. Хохоча, мексиканка предложила тренеру заняться чем-то еще, кроме плавания и постоянного хмурого вида. Конечно, Гек шикнул на нее на правах преподавателя и старшего, но задумался.

Тихий зал, где они условились встретиться, был прохладен. За окном разыгралась слякоть, но мужчина здесь не мерз. В принципе, для него зимы США были уже не такими холодными, как раньше. В ожидании библиотекаря Гек занялся изучением доступного пространства. И пока он ходил меж рядом, отодвигая их в стороны, чтобы дать побольше места для своего обучения, в голове крутилась мысль развернуться и уйти. Конечно, это глупая идея. Не стоит тратить на нее время. Потому что Эйнарссон знал, какой он левоступенный гусь. Потому что помнил, как на выпускном оттоптал ноги своей партнерше, Эми Уайтхорн. Сама Эми, кривясь, говорила, что все хорошо, но память такая память.

Благо, Айвз решил прийти раньше, чем тренер по плаванию не струхнул и его шаги тотчас были услышаны чутким медвежьим слухом. А через несколько мгновений в зале показалась его голова.
- Привет, Тео! – Гектор облегченно выдохнул, понимая, что бежать уже некуда, и позор неизбежен. Он молча слушал щебет библиотекаря, пока тот спешно начал переодеваться. Кажется, он совсем промок.

- Думаю, я могу сам тебя обнять, когда ты будешь сухой, - усмехнулся оборотень по-доброму, предпочитая умолчать, что вообще-то он бы и, правда, не отказался от поддерживающих обнимашек. Впрочем, говорить такое вслух он не стал, лишь с удовольствием пронаблюдал за переодеванием. И чуть не присвистнул – а у библиотекаря-то фигурка была ничего.

- Да все хорошо. Бабка свалила куда-то по делам из города. – пожал плечами Гектор, не понимая, зачем Тео надевает все эти штуки. Он сам был в своих темно-фиолетовых трико, в тон ей на нем была футболка с логотипом университета – огромным, жутко выглядящим осьминогом.
- Твое волнение понятно, - Гек сморщил лицо, потому что понял, что с каждой секундной все ближе его час позора. О том, что это его второй танец в жизни, он благоразумно умолчал, лишь качнул головой. Ноги словно потяжелели и налились свинцом. В горле встал ком.

- Музыка? Ах, да, музыка, - мысли хаотично заметались в голове, заставляя нервно сглатывать все больше и больше слюны, - Я думаю, что тебе это виднее, как думаешь?

Тео лишь улыбнулся – снова – и включил что-то мелодичное, но из-за своего волнения Эйнарссону будто напихали в уши ватных тампонов. Он оглох, ослеп и одеревенел. И когда Айвз подошел к нему, чтобы за руку потянуть на первый танец, вцепился в стул и прогудел, как из-под полы:
- А можно я уйду?

+2

4

Получив столь неопределённый ответ на свой вопрос, Тео решил просто-напросто нажать на «Перемешать» и оставил свой телефон играть случайный набор песен. Гектор всё ещё сидел, несмотря на то, что мелодия нынешней песни была вполне приятный — можно даже сказать приглащающей — и это обескуражило Тео, но не больше, чем на миг. Первое занятие в незнакомой, чужеродной деятельности показывает себя обычно как то ещё испытания, поэтому Тео решил пойти своему ученику навстречу. Но оказавшись к тому вплотную, он только и успел, что положить ладонь ему на плечо: его попытку проговорить вслух приглашение подняться и начать занятие прервали одной рубленной фразой и на лицо Тео набежала тень. Его направленный на Гектора взгляд был несколько сконфуженным и непонимающим, пока он недоумевал с чего тот вдруг пошёл на попятую И ладно бы Тео имел дело с человеком зажатым и застенчивым, но невольно он задумался о том каким человеком обычно видел Гектора, когда мельком видел его у бассейна или в университетских коридорах, реже на улицах Аркхема. В глазах Тео он был человеком, который в любой ситуации излучал уверенность в себе и даже определённую мощь, которого казалось его ничего не может так просто напугать.
И всё же тот же самый человек сейчас сидит, вцепившись в несчастный стул под ним, словно это его последнее спасение, больше напоминая маленького мальчика, что очень не хочет идти к врачу, нежели внушающего уважение взрослого мужчину. Тео это показалось довольно забавным, от чего он не сдержал короткий, беззлобный смешок. Конечно, в человеке будет крыться намного больше, чем можно увидеть снаружи — сколько лет он уже убеждался в этом снова и снова. И тем не менее, каждый новый раз был чем-то особенным, хотя бы немного, но чем-то новым, что могло застать врасплох. Что-то даже трогательное было в этом моменте слабости, которые скорее всего немногим дозволено видеть.
Присев на полу рядом с Гектором, Тео поднял лицо, заглядывая прямо в его, снизу вверх, выражая ничего кроме кроткого дружелюбия. Будто действительно имел дело с застенчивым ребёнком.
— Если я вижу правильно, ты вроде как не связан. Да и дверь не заперта на ключ... - ещё один смешок срывается с губ, в попытке разрядить напряжение, которое он почти чувствовал кожей.
— Но ты уже проделал весь путь сюда, ты уверен, что действительно хочешь сдаться и прервать всё здесь? - голова едва заметно склоняется вбок, а за ней следуют и плечи. - Немного жаль, на самом деле, я получается тоже зря пришёл... - Тео продолжает улыбаться с прежней мягкостью, но на его лице прорисовывается выражение вины. Ему очень не хотелось давить на чужое чувство вины, лишь заставить остаться. Но всё-таки у него тоже было право на своё разочарование: как-никак он готовился к этому занятию. К этому периоду истории уже мало что может вызвать у Тео какое-либо раздражение. Но уходящие в никуда труды, впустую потраченные силы — это была что-то, что никогда не перестанет вызывать в нём хотя бы толику фрустрации. Впрочем, какие бы чувства сейчас не клубились в нём, на самом донышке, он мастерски это скрывал, не позволяя просочиться наружу.
Голова и плечи склоняются в другую сторону и его взгляд шарит по потолку, словно ища там решение данной дилеммы. Тео снова задумался о чём-то. О том, как бы он себя чувствовал на месте Гектора и... Прежде чем эта мысль могла утащить вглубь воспоминаний и потерять чувство времени, Тео хватает её за хвост. Вздохнув, он позволяет себе такую вольность как скрестить руки и бережно опереться локтями об колени Гектора — жест не то чтобы продуманный, скорее почти что инстинктивное желание сократить дистанцию, сблизиться в столь непростой момент, без осознанных мыслей о том, какое впечатление это может оставить у другого человека — прежде чем продолжить свою мысль вслух:
— Знаешь как впервые начал заниматься танцами? Забавная история, меня одним ранним утром потащил в театр парень. Я его знал буквально всего день, да даже меньше дня! Странный он был парень, но ему было ооочень сложно сказать нет. Театр тогда ещё не был открыт для посетителей, но народу там всё-равно было немало. Пока я шёл к сцене, меня успели осмотреть со всех сторон, хотя если вспомнить смотреть было особо не на что. Сцена и зал были пустыми, но сзади на меня всё-равно пялились и мне очень хотелось всё бросить и сбежать. Я как-то был последнее время был не в самом, гм, бодром состоянии духа и всё казалось слишком тяжким. Но потом я подумал. Подумал, что терять мне особо и нечего. А если люди будут смеяться, то это уже их проблемы, разве нет? Да и конце концов, никто не может раскритиковать меня хуже, чем я сам. А уйти всегда можно успеть... - в голосе Тео к концу рассказа заметно убавилось бодрости и уверенности, что были чётко слышны ещё в самом начале. Желая поделиться данной историей, он точно не хотел углубляться в то, как именно он чувствовал себя в тот день и многие-многие дни до этого. Когда бесконечно тянущаяся жизнь с повторяющимися ошибками настолько душила чувством потерянности и бессмысленности, что даже такой абсурдное решение как пойти ранним утром неизвестно куда на поводу у случайного любовника на ночь казалось лучше, чем снова остаться одному в этом бескрайнем море серого цвета.
Может поделиться этим кусочком личного было и не самой лучшей идеей, поэтому Тео попытался максимально аккуратно свернуть эту тему.
— Я что-то заболтался, извини, - он убрал руки и даже выпрямился, пусть и остался сидеть. Взгляд смотрит лишь самую малость мимо чужого лица. - Не мне всё же решать, остаться тебе или нет. Главное ведь, чтоб в том или ином случае ты хорошо провёл своё время, так? - он вновь улыбается, когда его лицо принимает извиняющееся выражение. - Поэтому заставлять тебя не буду, нооо... если есть что-то, что я могу сделать, чтобы ты не чувствовал себя не в своей тарелке, обязательно скажи.
Он ведь действительно хотел помочь. Хотел сделать так, чтобы человек напротив него не терзался стыдом, а чувствовал себя более комфортно и смелее, даже если не был с ним столь близок, чтобы проявлять подобную заботу.

+2

5

Чувство, что ему вкручивают маленькие шурупчки прямо в виски, никуда не хотело уходить. Более того, оно усилилось, словно тот злой извращенец решил еще добавить перчика в итак непростые измышления Гектора по поводу собственной несостоятельности. Если бы не превосходный самоконтроль над внутренним зверем, пальцы мужчины давно бы раскрошили стул, который уже тихо поскрипывал от того напора, с которым его сжимали огромные ладони.

«Ты такой неуклюжий, да, Эйнарссон?»
В памяти снова всплыл тот позорный момент из далекого прошлого, настолько далекого, что кажется, должен был утонуть в омутах памяти безвозвратно, но нет. Сколько бы ни пытался похоронить в себе это чувство мужчина, оно все равно рано или поздно где-то прорывалось в его бестолковой жизни.

«Господи, какой же ты здоровенный! Ну и лапищи! Ты же мне все ноги отдавил!»
Лицо Эми Уайтхаус встало перед ним, застив темноволосую голову Тео, который присел перед ним, пытаясь достучаться до разума оборотня правильными речами. Он что-то говорил, и как Гектор не пытался пробиться сквозь толщу собственных воспоминаний, у него не выходило. В ушах звучал только издевательский девичий смех, злоба и зависть, что братец легко увел первую красотку школы в танец и затанцевал ту до отсасывания самому себе в туалетной кабинке.

И пусть этим обидам уже было столько лет, что просто неприлично вспоминать о них. И пусть Гектор простил и отпустил братцу этот, очередной, кстати, грешок против собственного близнеца, почему-то смеющееся лицо Эми встало перед ним и не переставало громко, издевательски хохотать. Как же нужно было так сильно надавить на больное самолюбие юноши, чтобы спустя внушительный срок времени взрастить в нем такой дикий страх перед обычными танцами?

- Тео, я.., - Гек сумел пробиться и его голос зазвучал слишком хрипло, - я знаю, о чем ты говоришь. Но это трудно.
Мужчина чувствует, как по виску катится капля пота. Кажется, он и правда перепугался не на шутку. Глупая девичья шутка стоила ему собственной уверенности в такой мелочи, как простой танец. Конечно, никто не мог знать, чем обернется вся эта попытка показаться шибко развитым. Глупая Камила. Глупый Тео. Глупый Гектор. Все это сплошная глупость. Не надо было соглашаться. Не надо было звать никого. Надо было остаться дома. Надо было…

Рука Гектора взлетела быстрее, чем он сам осознал это. Звонкая пощечина заставила его прийти в себя, и почти наверняка напугала Айвза. Еще бы – он потратил свое время, пришел сюда, чтобы научить местного тренера, шутки про которого достигали своего апогея, когда тот оставался в одних плавках (боже, как он так быстро плавает, да с таким-то якорем!) танцам, которые, в общем-то вроде как полезная штука в любом случае.

- Прости, - Гек улыбнулся, но улыбка вышла слегка натянутой. Он услышал последние слова Тео и они придали ему сил. Он прав. Парень в очках, выглядящий из-за них слишком ботанично, был абсолютно прав. Эйнарссон и правда, должен выбирать сам. Должен переступить дурацкие детские страхи и взглянуть им в лицо, чтобы победить их раз и навсегда.

Он поднялся со стула резким рывком, отчего чуть не сбил Айвза с ног, но в последний момент успел поймать того за локоть и рывком подтянуть к себе. Наступила неловкая пауза, нарушаемая только мелодией, льющейся из телефона библиотекаря. Гек улыбнулся, но на сей раз так, как делал это обычно – доброй, чистой улыбкой, как ее называли его ребята из команды: улыбка исландского великана. Естественно о том, что его так называли пловцы, Эйнарссон узнал чисто случайно, но с тех пор частенько стал задумываться о том, насколько он действительно высокий для остальных американцев. Вот взять того же Айвза, который ему уткнулся едва ли не в грудь, когда Гек его подхватил. Забавно, конечно.

- Давай, Тео. Я думаю, ты прав. Можешь научить меня вальсу?

+1

6

Иногда Тео очень хотелось уметь заглядывать людям в головы. Уметь разглядеть весь хаос, сметавший чувства и воспоминания, как вихрь сметает с полок снежные шары, разбивая об пол. И уметь протянуть руку, чтобы в этом беспорядке прибраться. Нащупать кончик злополучной сети, сковывающей разум, и терпеливо смотать её обратно в безобидный клубочек.
Гектор его не слушал, его взгляд проходил прямо сквозь Тео, не видя того. Он, видимо, настолько выпал из настоящего, что он даже не обратил внимания на то, как пальцы Тео мимолётно сжались на его коленях. Тео, честно говоря, и сам того не заметил, пока с тревогой взглядывался в его лицо. Казалось бы за шесть с лишним десятком лет он ведь должен был научиться «проникать» людям в мысли. Но даже спустя столько лет Тео продолжает упускать из виду одну вещь.
о — Я знаю, - тихо отозвался он, то ли отвечая Гектору, то ли оправдываясь перед самим собой. Конечно, он понимал как это тяжёло. Может не понимал почему именно тяжёло, но он знал это чувство. В глубине души он всё ещё порывался предпринять хоть что-то и всё же...
Не помочь тому, кто не хочет, чтоб ему помогли. Бесполезно тарабанить по входной двери, если по ту сторону не хотят слушать. А Тео же не зверь какой-то, чтобы ломиться в чужую душу силой.
— Если надумаешь попытаться снова, обращайся, - он протянул руку и его ладонь дружелюбно погладила плечо Гектора. Тео был уверен, что Гектор принадлежал к той породе людей, которые не дадут себе так легко отступиться от намеченной цели, сколько бы подножек им не ставили на пути их внутренние демоны. Тео вполне готов подождать, когда того отпустит какое бы наваждение сейчас не бесновалось в его голове, и попробовать снова.
Он умел ждать как никто другой. До тех самых пор, пока барьеры не осыплются песком, подточенные нескончаемыми волнами.
Чего он точно не ждал, так это громкой пощечины, которую Гектор только что отвесил сам себе. Тео ведь как раз собирался подняться на ноги, но тут же присел обратно едва началось стремительное движение руки, опасливо пригнувшись. Всего долю секунды назад он почти поверил в то, что удар предназначался ему. Конечно, есть более цивилизованные способы попросить его прекратить трогать кого-либо. Да и Тео демонстрировал исключительно понимание, что касалось крайне щепетильно относящихся к прикосновениям людей.
(Особенно, если это были другие мужчины.)
Но никогда не знаешь точно, что может сделать человек находящийся под давлением стресса. И хоть Гектор извинился, попытавшись выдавить из себя улыбку, Тео не прекратил обеспокоено хмурить брови. Он ещё не понимал как ему относиться к данному жесту, поэтому он хотел сперва увериться, что его ученик в порядке.
— Всё хо...
Вопрос так и остался висеть незаконченным в воздухе, у самого пола. Пусть у Тео и была хорошая реакция, в тот момент он был слишком отвлечён и оказался неготовым к тому, что внезапный наплыв гекторового энтузиазма собьёт его с ног. В буквальном смысле. Хорошо хоть не получил коленом по подбородку. От падения прямиком на задницу его спас резкий рывок за локоть, и Тео, окончательно потеряв равновесие, просто завалился уже на самого Гектора, неловко того приобняв. Он не расчитывал оказаться к нему так близко, и стоя посреди тишины, нарушаемой лишь ненавязчивым потоком музыки где-то на заднем фоне, просто слушал чужое сердцебиение. Даже не слушал, а чувствовал, также как всегда чувствовал приближение чужих шагов задолго до того как услышит их шорох и тем более увидит их обладателя. Ритм сердца был гулкий и порывистый, выдавая недавнюю борьбу с самим собой, но уже начал понемногу замедляться. Тео поднял глаза на Гектора, встретившись с его очередной улыбкой: на этот раз лишённой фальши и лучившейся как зимнее солнце. Только теплее, каким был и сам Гектор в отличие от Тео.
(Даже теплее, чем обычные люди.)
Только сейчас он в полной мере ощутил, что начал замерзать, пока они разбирались с этой проблемой. Но причина последовавшей радости, отразившаяся сперва в ответной улыбке, а затем в порыве искристого, бархатистого смеха, что заполнил собой всю комнату и словно вытеснил из неё все тревоги и страхи, заключалась не только в предвкушении предстоящего движения.
— Конечно, могу! - с одной стороны ему было действительно смешно. Смешно как всего одним движением гектор выбил из себя всю «дурь». Необычно, но подействовало же! А с другой, Тео был просто очень рад. Рад, что справился и отступился от задуманного.
— Начнём тогда с основного шага. Он не слишком сложный, - каким бы манящим ни было тепло чужих объятий, Тео аккуратно выпутался из них, встав по левый бок Гектора, чтобы тому было нагляднее.
Он давно не танцевал вальс. И даже не потому что было не с кем, ведь он сам никого не искал. Не хотел.
— Значит, представь будто на полу нарисовали квадрат. И нам нужно обойти его углы в определённом такте: три шага вперёд и три обратно, по часовой стрелке... Это если находишься в ведущей роли. В позиции следующего шаги те же, только наоборот: три назад, три вперёд, против часовой.
Парные танцы он танцевал со всего одним человеком в этой жизни — по-настоящему, с размахом и чувством. Всё остальные люди вызывали лишь странное послевкусие. Жалкие попытки найти что-то, что хотя бы близко было похоже на оригинал, но от них только блекли столь важные воспоминания, как водой разбавленные.
—  Шаг вперёд начинается с правой ноги. Смотри: раз, - Тео в неспешном темпе начал шаг, перекатывая ступню с пятки на носок и замер, - затем левой в сторону, два, - поставив вторую ступню параллельно первой, он мягко перенёс свой вёс на неё, - и три: ставишь правую рядом с левой, закрывая. - сведя ноги вместе, он ненадолго поднял взгляд на Гектора, коротко улыбнувшись тому.
— А теперь назад. На этот раз начинаем с левой, - делая шаг назад, его ступня перекатывалась уже с носка на пятку, - Правую ведём в сторону, и левой закрываем, - плавным движением он провёл оставшиеся два шага, - Давай покажу ещё раз, - выждав несколько мигов, чтобы поймать ритм, он повторил все шаги в том же медленном, наглядном темпе, но уже без остановок для объяснений.
Конечно, Тео прямо сейчас нравилось обучать и делал он это искренне, не кривя душой. С самого начала занятия он даже ни разу не вернулся мыслями к воспоминаниям — его внимание полностью сосредоточено на уроке и ученике. Да и не к чему, ведь всё это не было чем-то серьёзным. Просто милое, безобидное развлечение, которым хотелось скрасить дни.
Всего лишь игра. Очень хорошая причём, потому что Тео было весело. Он надеялся, что Гектору тоже понравится.
— А теперь попробуй ты.

+1


Вы здесь » Arkham » Настоящее, декабрь 2018 года » Плохому танцору..