Horror News №3запахло весной
Две неделиДиснеевских мультфильмов
Poenitentia: Elijah Fontaine до 16.09
DARK FATE I: Aiden Moss до 21.09
DARK FATE II: Aaron Ryder до 20.09
«— Только не говорите, что у вас тоже имеется... подвал? — веселый полутон, столь неуместно возникший в данной ситуации, оборвал скрип приоткрывающейся двери, от которого по коже пробежалась волна мурашек. » (с) Ромейн читать дальше

day at the museum.
Riley Griffin & Theo Ives

Дорогие гости, добро пожаловать в «Аркхем». Мы играем мистику, фэнтези, ужасы и приключения в авторском мире, вдохновленном мистическими подростковыми сериалами, вроде «Волчонка» и «Леденящих душу приключений Сабрины», и произведениями Г. Ф. Лавкрафта.
Aiden

Ведение сюжетных квестов, анкетолог, местный тамада-затейник, мастерски орудует метлой правосудия.

Debora

Анкетолог, в активном поиске брутального мужика с бородой. Консультирует по вампирам, оборотням, магам, вендиго и древним, а также тёмной ночью может подержать за коленку.

Jennifer

Ведение сюжетных квестов. Консультирует по драконам и на тему того, как выжить в тяжелые будни Аркхема.

Misty

Анкетолог, изредка тамада-затейник. Расскажет о том, как размножаются русалки (без икры). Консультирует по магам, перевертышам, суккубам и древним.

Arkham

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Arkham » Аркхемская история » Big Trouble in Small Town


Big Trouble in Small Town

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

http://sh.uploads.ru/mje5X.gif

Caroline Whateley, Laura Hale
Дата, Февраль 2018, Декейтер, Иллинойс


Небольшие города обладают уникальной способностью открывать двери в огромные миры, особенно если никого об этом не просить. А уж что творится, когда кто-то напрашивается...

+3

2

Есть какое-то странное очарование в придорожных кафе. Говорит ли во мне какое-то щемящее чувство ностальгии по родному городу, или я просто слишком сентиментальная дура, не так важно. Пока у меня есть возможность колесить по стране, время от времени, и убивать свой организм убойными дозами холестерина, будучи не в силах отказаться от картошки-фри, наверное, я буду довольна. В два часа ночи на небольшом кафе при заправке в зале ни души, только сонная официантка за стойкой, да какие-то две фигуры маячат за стеклом.

Я перебираю листы с записями о фестивале фольклора в Декейтере, дома придется прогнать еще то, что наговорила на диктофон, записать, выправить, отдать в печать. Повторение мать учения, а монотонность в данном случае меня не пугает. Не вызывает страха и обратный почти восемнадцатичасовой путь в Аркхем. Холодные февральские ночи бодрят, а музыка помогает думать одновременно обо всё и ни о чем. А еще о том, что хочется забыть. Мне стыдно, стыдно из-за того, что я переехала в Аркхем еще летом прошлого года, но ни на йоту не приблизилась к разгадке тайны исчезновения моего ебучего папаши. Окей, я так говорю из-за своего поганого языка и детской психотравмы, но вы быстро привыкнете.

- Спасибо вам большое и до свидания, - я аккуратно кладу в стеклянную банку с чаевыми пятерку, и вижу рассеянную улыбку официантки в ответ. За дверью заправки холод пробирает до костей, добавьте к этому несколько чашек отвратительного кофе, которое я в себя влила и легкий недосып. Ага, вы поняли. Если меня не трогать, то я самый лучший человек на свете, но если вы сейчас до меня докопаетесь, то я рвану. Моя машина стоит на парковке за кафе, кроме неё там мерзнет старый пикап и чей-то видавший виды шевроле. Холод на улице жуткий, ветер протяжно воет и кружит колючий колкий снег, который летит в лицо и обжигает щеки. Я оглядываю лобовое стекло и довольно хмыкнув, опускаю руку в карман пальто, чтобы достать ключи.

- Привет, красотка, - темные размытые силуэты быстро материализуются в двух мужиков средней степени пропитости, один из которых с грацией медведя под ЛСД прислонился рукой к двери моей машины. Второй стоял неподалеку и скабрезно улыбался. Отлично. Просто мать его замечательно.

Как обычно рекомендуют поступать в данной ситуации? Бежать, звать на помощь, игнорировать. Какой же вариант выберет Кэролайн Уэйтли? Правильно, тот которого нет в списке.

- Хрен ли тебе надо? – огрызнуться получилось злобно, чего обычно не ожидают от такой хрупкой барышни. Не знаю почему, но в некоторые моменты мой инстинкт самосохранения просто отлетает куда-то на Луну.

- Ну-ну, такая милашка, а так выражается, - нет, эти пидарасы не сваливают, а заливаются тупым смехом, который отдается у меня давящей болью в затылке. И это выводит меня из себя сильнее, чем мне хотелось бы.

- Хуяшка, отойди от машины, - угрюмо пробурчав в ответ, я скидываю руку одного из мужиков с двери машины, лихорадочно сжимая в руке ключи. Как же удручает весь этот сранный цирк.

- Да ладно тебе не ломайся, мы просто хотим поразвлечься, - приправленная сладкой полубеззубой улыбочкой фраза, то, каким тоном она сказана, дает мне понять, что я по уши в дерьме. По спине пробегает холодок, длинные тени на заправке подрагивают от порывов ветра, снег всё еще идет. Потрясающая обстановка для будущего изнасилования или ограбления, не находите? Не хватает только пятой симфонии Бетховена на фоне.

- У меня СПИД, сифилис и гонорея… - с вызовом бросила я, скорее от отчаяния. Попытка не пытка, как говорится. Вряд ли они станут вытряхивать мою сумку, чтобы найти там медицинскую книжку.

- Знаешь, милая, у меня тоже, - тяжелая рука ложится на моё плечо, запах недельного перегара заставляет глаза слезиться. Эх, стоило заниматься не бегом, а тягать железо. Я никогда не была сильной физически, мне даже чтобы открыть банку огурцов нужна помощь ножа или лайфхаков с ютуба, не говоря уже о том, чтобы как-то вырубить двух мужиков, которые больше меня по всем параметрам.

- Ну давай, пока, пидр, - была не была. Воспользовавшись моментом, я скидываю чужую руку с плеча и пытаюсь убежать, хотя бы добежать до кафе было бы неплохо. Моим планам не суждено сбыться, через пару мгновений второй из алкашей хватает меня за волосы.

- Сука, отпусти! – мне больно, но слёзы на глазах проступают скорее от злости, а может от всего вместе, тем двоим за моей спиной очень весело. Чужая хватка становится сильнее, резко дергает назад, им блять смешно, конечно же. Сделаю себе пометку сделать короткую стрижку по возвращению в город, если этому суждено сбыться и я не сдохну в ближайшее время.

- Нет уж, блять… - слова резко обрываются, рука больше не держит мои волосы. Это… Странно. Я резко оборачиваюсь к этим ублюдкам, в следующую секунду инстинктивно зажав рукой рот, чтобы сдержать рвущийся на свободу крик. К такому меня жизнь точно не готовила.

+2

3

Сложно сказать, почему она так поступила. Тому вообще не было единственно-верного объяснения. К этому поступку Лору привёл целый комплекс причин, которые хоть и принято скромно называть нелепыми случайностями, однако у неё было собственное описание, частично не имеющее перевода на человеческий язык в принципе, а в остальном имеющего аналогичные слова лишь в нецензурных главах англо-французского разговорника.
Чтобы понять, почему она так поступила этой ночью, требовалось вернуться в утро этого дня, расположив события в хронологическом порядке, избегая запутанных мыслей разряда «что из этого было хуже всего.»

6:37 a.m.
Волки в этих землях были слишком непугаными. Они привыкли охотиться на мелкую дичь, и обнаружив в лесу незнакомую волчицу, к тому же пахнущую не так, как волчице стоило-бы, не стали соотносить её появление с донёсшимся пару ночей назад воем о звере, бредущим через эти земли. Волки были умными животными, но, как и у людей, среди них попадаются полные идиоты. Вместо того, чтобы отправиться дальше своими тропами, они решили прогнать незнакомку со своих земель.
Лора не имела ничего против доброй драки, особенно если при этом можно не таясь пользоваться клыками и когтями, но начинать с неё утро она она не желала, и честно предостерегла приближающихся о том, что им самое время начать огибать её. Они предостережения не послушали, считая, что одна недо-волчица ничего им не сделает, за что к стае вернулся в итоге лишь один из них, да и то подвывавший при каждом взмахе оставшейся половинкой хвоста.

8:41 a.m.
Шум, который подняла затеянная Лорой драка, распугал всё зверьё в округе, и надежды на завтрак из какого-нибудь кролика пошли прахом. Потому, рыча от досады, она убила полчаса на поиски пустующего в данное утро дома у леса, в котором при этом будет жить кто-нибудь её возраста. Таковым оказался дом семьи Доллинс, а подходящей возрастом (хоть и не совсем такой комплекции, спасибо тренировкам с рождения и образу жизни в целом) была их дочь Тоня. Доллинсы, отправившиеся на день рождения Кэти - одной из подруг Тони, узнают про взлом только спустя три месяца, когда мистер Доллинс (в данный момент больше предвкушающий завтрашнюю встречу с матерью Кэти, чем сегодняшнюю с именинницей) откроет книгу, в которой прячет от жены часть зарплаты, и обнаружит там лишь пустоту. Уловки могли обмануть супругов, но Лора учуяла чёткий запах матери Кэти от кровати четы Доллинсов даже раньше, чем запах денежных чернил от книги «Путь к финансовой независимости» Бодо Шефера.
Однако что могло испортить настроение Лоре в этой, казалось-бы, выигрышной ситуации? Всё до досады просто: не имевшая интереса к чужим адюльтерам Лора не нашла ничего забавного в периодических попеременных тайных встречах обоих Доллинсов с матерью Кэти, равно как и не имел для неё значения размер обнаруженной заначки, большая часть которой как и прежде (и, справедливости ради, как и в будущем) останется на опушке, вместе с чужой одеждой, которую Лора сбросит для трансформации в оборотня. Что её действительно волновало, так это отсутствие в гардеробе Тони не глупых вещей. В шкафу, комоде, под кроватью и на сушилке - нигде не нашлось простой кофты без нелепого рисунка или идиотской надписи, никаких простых однотонных джинс, и никакой обуви без глупых нашлёпок. Иногда Лора поистине ненавидела ту часть себя, которая объединяла её с человеческими подростками (стоит упомянуть, что будущее обучение в старшей школе Аркхема будет лишь подпитывать это чувство). В разгроме, учинённом в комнате Тони, равно как и в пропаже джинсов с паутиной на заднице, толстовки со случайным набором китайских иероглифов, кроссовок с бабочками, и майке с неизвестным зоологам зверем будет обвинена сама Тоня.
Даже получив то, что хотела, Лора была этому совершенно не рада.

10:32 a.m.
Официант в местной забегаловке не мог понять, за что ему достался этот столик. Он был готов на что угодно, лишь бы спихнуть эту явно больную на голову девчонку на кого-нибудь другого, но все уже поняли, что ничего хорошего от неё ждать не придётся, и отказывались ещё до того, как он открывал рот. Повар также заявил, что больше не собирается слушать предъявы какой-то малолетки, и если она не хочет есть то мясо, которое он готовит, то может валить в лес, поймать там сраного кролика, и делать с ним всё, что ей вздумается. Его возмущения она прекрасно слышала, и от досады, что как раз это сделать у неё не выйдет, смяла вилку до состояния полной непригодности, благо, сама она ей пользоваться не планировала. Когда же Лора забраковала очередную порцию крольчатины, к ней подошли как управляющий, так и повар. Первый весьма сдержанно интересовался, не желает ли она покинуть заведение, не забыв оплатить заказ, хоть и со скидкой, в то время как второй был готов взорваться после заявления Лоры, что она хочет не ходить, а есть.
- Я знаю, как отличить дикого кролика от домашнего, - она ткнула пальцем в лежащее перед ней мясо. - И этот в жизни не видел леса. Как и предыдущие четыре. Дайте мне ебучего дикого кролика, и я уйду!
Понять Лору было несложно, и будь у неё возможность - она бы поела в другом месте. Но это место было единственным в ближайшей округе, откуда с кухни пахло нормальным живым мясом, а не тем ужасом, который лежал на полках магазинов. И раз уж она не могла сегодня поймать ничего сама, она была намерена добыть это иными путями.
- Ах так? Хорошо, засранка. Пойдём, - с вызовом потребовал повар, кивая головой в сторону кухни, призывая её двигать следом. - Раз ты такая хитрожопая, то вот тебе игра, - он открыл холодильник, и указал пальцем в сторону замороженных кусков мяса. - Ищи. Найдёшь дикого - он твой. Бесплатно приготовлю хоть десяток, если столько нароешь. Хоть прожарю как президенту, хоть сырыми на тарелку кину. Если не найдёшь - то катишься нахер отсюда.
В его плане было проучить девчонку, которая истрепала ему нервов на неделю вперёд. Несколько кусков замороженного мяса громыхнули об стол перед поваром, который смотрел на них ошарашенным взглядом. Как и любой имеющий вкус человек, он тоже знал разницу между диким и фермерским кроликом, но тратить небольшие запасы на какую-то мелкую пигалицу совершенно не хотел. Сэкономить, наколов якобы гурмана, на деле подсунув фуфло - это он умел, и считал, что с Лорой такое прокатит без проблем. Но сейчас она вытащила на свет все его запасы дичи, что его совершенно не устраивало. Когда он отказался готовить найденное, Лора, устав от разбирательств, схватила его за волосы и опустила лицом прямиком на стол, чем случайно выправила сломанный три месяца назад нос. Взяв несколько из кусков, которые могла унести в руках, она покинула кухню и вышла на улицу.
- Какого хуя вы стоите? Она же вынесла...
- Да пошёл ты нахер, Диего, - устав от ситуации не меньше, чем Лора, сказал управляющий. - Трудно было просто сделать то, что тебя просили? Короче, всё, что ты наготовил, и что она унесла - за твой счёт. А теперь вытри кровь, залепи нос ваткой и пиздуй на кухню - скоро ланч.
Лора нашла где ей сделали с принесённым мясом что надо за каких-то десять минут, но никакого удовольствия от пищи она уже не получила, немного даже пожалев, что не позавтракала волчатиной.

1:16 p.m.
Уже двадцать минут блуждая по городу Лора пыталась вытащить застрявший между зубов кусочек мяса, который никак не поддавался ни её языку, ни ногтям, ни даже украденной в магазине зубной нити.
Глядящий на её потуги пёс девятилетнего Джимми Митчелла почуял в Лоре угрозу, и решился гавкнуть на неё, на всякий случай отмечая, что мальчик находится под его защитой. Не имевшая к мальчику никакого интереса Лора показала свои чуть заострившиеся зубы (что, кстати, позволило кусочку мяса выпасть самому), и злобно рыкнула на пса в ответ, чем вынудила его заскулить, прижавшись к ноге хозяина. Джимми же с того момента и до конца своих дней будет кошатником, инстинктивно опасаясь приближаться к собакам.

2:54 p.m.
Понимая, что уже достаточно наследила в этих землях, Лора решила двинуться дальше не волком, как предыдущие несколько дней, а вновь оборвав след поездкой на транспорте. Но на автобусной станции её ждало разочарование, которого не должно было произойти в эпоху развитых транспортных сообщений: для Лорыне нашлось билета ни на один маршрут вглубь штатов. Другие варианты путешествия её не устраивали, потому как из автобуса она если надо оперативно сбежит, а, к примеру, самолёт такой возможности не даст, да и с поездом это провернуть будет достаточно трудно. Спокойствие кассира, выслушивавшего ругань Лоры, только сильнее распалял девочку, и не сорви она гнев на подошедшего успокоить её охранника, он имел бы все шансы безуспешно доказывать вечером жене, что это не «царапины от той сучки» у него на груди, а «следы от когтей бешеной дуры на станции». Охранник же вполне успешно умалчивал перед друзьями, что ему вывихнула руку какая-то пятнадцатилетняя девчонка, вместо этого рассказывая, что этому амбалу было в разы хуже, чем ему. Автобусную станцию она покидала под болезненные хрипы охранника и косые взгляды продавцов из местных лавок, которым досталась неплохая байка для посиделок.

5:20 p.m.
С искренним удивление для самой себя Лора обнаружила, что ей по неизвестным причинам не нравится как звучит слово секвойя.

7:43 p.m.
Несмотря на наличие денег (спасибо мистеру Доллинсу) Лора испытывала поистине зверский голод (спасибо Диего и его отбившей утром аппетит выходке), утолить который ей пришлось (спасибо всё тому-же Диего,  на долгие годы отбившему у Лоры ещё и желание ходить в приличные заведения) в Бургер-Кинге (спасибо их политике добавления в котлеты хоть какого-то настоящего мяса).
Десяток самых больших бургеров засчитан минуты испарился в голодном чреве Лоры, заполнив его, как ей ошибочно казалось, на время достаточное для поиска нормальной еды. Ошибочность она осознала уже через полчаса, и лишь нежелание возвращаться помешало ей испортить репутацию заведения на пару недель вперёд.

9:59 p.m.
Прекрасно зная, где можно найти нормальную еду, Лора от идеи похода в лес отказалась. Ей нужно было уехать из города, и с каждым часом это становилось всё труднее - если вечером люди ещё готовы взять попутчицей странную школьницу, то ночью (и тут она была с ними даже согласна) подбирать таковых было глупо и опасно. Но либо с ней что-то было не так, либо водители были слишком осторожны, но единственный остановившийся рядом с ней автомобиль был полицейским, и еле спровадив их подальше Лора совсем скисла, пешком двинувшись в стороны выезда из города.

2:14 a.m.
Лора была зла. Весь предыдущий день доставлял ей одни только неприятности, и накопленные эмоции искали выхода, грозя в случае чего разорвать её саму на части. Попытки поймать машину она бросила двадцать минут назад, и если даже в этом придорожном кафе не найдётся того, кто согласится довезти Лору до какого угодно другого города, она плюнет на все планы и продолжит путь волчицей, держась поближе к самому громкому и уверенному в своей силе голосу.
Однако у несчастной захолустной закусочной, её ждала, если это так можно назвать, удача. Ругань на парковке она услышала бы, даже не обладай слухом оборотня, а мразотный запах, который шёл из источника этих голосов, мог учуять даже мертвец. Волосы Лоры встали дыбом от предвкушения, и она решительным шагом двинулась в сторону бранившихся.
Сука, отпусти! - едва ли не прошипела девушка, к которой домогались двое то ли бомжей, то ли реднеков. С ними точно угадать никогда невозможно.
Глотка Лоры перестроилась, лишившись способности издавать человеческие звуки, а зубы стали больше походить на то, чем должны быть у волка - орудием убийства, а не поедания овощей. Ногти больше таковыми называть было нельзя, потому как такие штуки на пальцах могли называться только когтями. Даже не оборачиваясь волком она опустилась на четыре конечности и помчалась к ближайшему смутьяну.
Сука, отпусти!
Удар под рёбра выбил из его лёгких весь воздух, и никакого крика, который он силился издать , не получилось. Его счастье, что его откинуло в сторону ударом, потому как идущий следом удар когтями разрезал только куртку, свитер и кожу на животе, не добравшись до печени.
Нет уж, блять… - попытался сказать второй полубомж, но он оказался гораздо менее везучим.
Лора оказалась рядом с ним незаметно, и ухватив за горло правой рукой, наглухо перекрывая доступ кислорода, своим ртом... своей пастью... тем, промежуточным состоянием, что было у неё под носом, вцепилась в держащую девушку руку, ломая стальной хваткой кости предплечья.
Освободившаяся от хватки пьянчуги девушка оборачивается, и силится подавить в себе крик, но Лору сейчас беспокоила не она, а оклемавшийся друг теперь уже, по сути, однорукого нападавшего. Он свой крик как раз удержать не смог, и с похвальной для его состояния скоростью помчался наутёк, чем, собственно, и вызвал на окровавленном лице Лоры улыбку. Бежать за ним долго не пришлось, ибо с раной на животе бегать трудно, но он хотя-бы попробовал.
Сбив его с ног и повалив на асфальт Лора села на не такого теперь смелого мужчину, и одёрнув за волосы его голову в сторону вцепилась ему в горло, медленно сдавливая горло.
- нхетнхетнхееет... - умоляюще захрипел он. - отхпустхи похалуйста...
Слизнув с губ кровь Лора презрительно сплюнула её на землю, возвращая тело в нормальное человеческое состояние.
- Бери свою жирную подружку и катитесь нахер отсюда, - сказала она, поворачиваясь к девушке, из-за которой и затеялась в итоге вся эта кутерьма.
Идущую по парковке окровавленную Лору не беспокоили ковыляющие к своей машине израненные идиоты. Что её волновало, так это как теперь поступить с девушкой. Не зря же она её спасла. В определённой степени Лора была ей даже благодарна. В некоторой. Небольшой. Отличной от нуля. Если бы не она, Лора могла бы навредить невиновному в её проблемах волку. А так пострадала лишь пара людей. Лора никогда не узнает, что ставший, по сути, одноруким Ронни Бьюз умрёт через две недели от повреждений горла, в которое она минуту назад вонзила свои когти.
- Лучше не беги.
Ничего умнее Лора придумать не смогла.

Отредактировано Laura Hale (08-06-2019 20:30:50)

+2

4

- Кэролайн, прекрати орать! – Пол Харрис кричит мне прямо в ухо, пока я молча созерцаю распластанное по дороге тело оленя, которого он сбил. Никто не виноват – тот выскочил на дорогу в темноте, скорость была приличная. Но всё равно, как-то паршиво. Отчим мечется из стороны в сторону. Мне и страшно, и грустно, и странно, и любопытно, что же будет дальше.

В критические ситуации, у меня в мозгу видимо где-то щелкает выключатель «истерика – заблокировать». И сейчас, когда произошло ЭТО, я делаю так же. Никакого крика и шума с моей стороны. Просто в голове мелькают, слов в кинопленке несколько кадров – когти, кровь, хруст, крик, когти, кровь, хруст, крик. Предплечье у того мужика ломается со звуком, с каким переламывается рождественская карамельная тросточка. Девчонка, которая только что это провернула, не выглядит ни удивленной, ни расстроенной. В её темных глазах мне видится что-то вроде триумфа.

- Лучше не беги.

Строго говорит мне она и мне тут же хочется выпалить сотню вариантов ответа, мол я могу убить себя сама, неудачно поднявшись с дивана, или что я забыла дома кроссовки для бега. В общем, мою типичную сотню тупых шуток, но мне сейчас не этого. У меня в мозгу сотня мыслей. Но самая главная – то, что в воздухе пахнет кровью, и кто-то может вызвать полицию, а потом будут лишние вопросы. И мне не хочется глупо оправдываться, почему у какого-то бомжа укушенные раны, будто бы его драл волк, или волчица.

Я киваю в ответ, достаю из кармана ключи, сажусь в машину. Никакого крика, слёз, только лицо у меня свело от неестественной улыбки. Ну да и черт с ним, сев в машину я открываю дверь рядом с собой, жестом поманив девчонку сесть. Та по-хозяйски устраивается на переднем сидении и даже не пытается откусить мне руку, когда я пристёгиваю её ремнем безопасности.

Окей, проясним пару моментов.

Она меня спасла. Результат в том, что я цела, жива и относительно здорова.

И…

Мне стоит всё-таки расспросить её более подробно. Ну о том фокусе с когтями и волчьей пастью. Да-да, может по итогу окажется, что я просто обдолбалась кофе в местном кафе, но… Так, давайте отложим это на потом. Быстро выехав с парковки, мы не создаем лишнего шума, и вот через пару минут покину просёлочную дорогу машина мчит по федеральной трассе. По-привычке включаю музыку, надеюсь, девчонка ничего не имеет против Muse.

Don't dress it up but don't beat around the bush
And don't cover it up but don't push it underground

Я смотрю на неё с любопытством. Да, в любой момент она может оторвать мне руку, или голову, если ей захочется. Но сейчас меня занимает не это. Сам факт того, что она почти стала волком. Как в тех глупых сказках и в подростковом кино, про бледную девицу с эмоциональным диапазоном спичечного коробка.

And don't keep it inside and don't edit and redact
And no dumbing it down
And don’t fake it, just

Мозг лихорадочно пытается придумать произошедшему рациональное объяснение. Я же мать его биолог по образованию, да и вообще это… Невероятно. Слишком невероятно. Некоторые рыбы перебираясь из засушливых районов в поисках воды могут отращивать себе легкие. Эволюция и случайнее мутации генов, влияние окружающей среды. Когда это касается животных, ничего не кажется таким удивительным.

Break it to me
Break it to me
Break it to me

Мысли пробегают одна за одной, лихорадочный костер рассуждений не мешает мне теперь уже откровенно пялиться на девчонку. Нет, я не буду начинать с банального дерьма. Не это меня сейчас волнует. На пустой дороге, пока снег летит в стекло, вокруг обволакивающая темнота и вой ветра, сердце у меня колотится и томительно ноет от предвкушения чего-то большего. Это момент за секунду до того, как открывается дверь в гостиную утром в Рождество. Томительное счастье чего-то нового, неизведанного, того, что известно и увидено только мной.

And I can handle the truth
I can cope with whatever you're holding back
No need to sugar coat

Ах, да еще я совершенно не умею закрыть свой рот, пока мне не приставят пистолет к виску, ну или когти к горлу. Сбавив скорость, я чуть наклоняю голову в сторону девочки и буднично говорю:

- Если тебе захочется оторвать мне голову, то, пожалуйста, предупреди меня заранее, чтобы я остановила машину, - на моем лице расцветает теплая широкая улыбка, но моя попутчица, кажется, не любит такие шутки. Осторожно протянув правую руку в сторону, я легонько стискиваю плечо девочки. Мягко, осторожно, неторопливо, будто бы со мной в машине едет дикий зверь, а я тот самый парень, который хочет приручить дракона.

- Спасибо, кстати, - это звучит искренне, потому что я говорю честно, а не ради галочки, мол смотри, как я умею, - без тебя мне бы крепко от них досталось. Но похоже, что в итоге получилось с точностью да наоборот.

Руку я убираю обратно на руль. Выдерживаю секундную паузу. Вдох. Потом выдох. Странно, но мне не страшно. Наверное, если я умру, то это будет быстро и очень-очень больно.

- Кстати, не сочти мой вопрос бестактным, но… Что это вообще было? Нет, сам процесс я видела прекрасно и твои действия, вне всяких сомнений выше всех похвал. Но… Как тебе удалось так изменить своё тело? Это для тебя нормально?

Нет, ну а вдруг! Какая-то семейная мутация, редкое генетическое заболевание и в итоге окажется, что у ребенка плюс к этой супер-способности еще и непереносимость лактозы, а её бабуля вообще умерла от глиобластомы не дожив до пятидесяти лет. Я готова услышать правду, черт возьми, только, пожалуйста, откройся мне.

+2

5

Увидев улыбку на лице нечаянно спасённой девушки, Лора немного опускает голову, по звериной привычке прикрывая шею. Умом-то она понимала, что гримаса на лице девушки была улыбкой, хоть и не совсем живой, а будто снятой с манекена и растянутой поверх рта. Однако волчьи инстинкты, которым она доверяла куда больше (и к которым обращалась гораздо чаще) продолжали упорно видеть угрозу в демонстрируемых зубах. Однако Лоре было вполне ясно осознавала, что если эта девушка и могла сейчас кому-то навредить, то только разве что себе, потому постаралась снизить градус агрессивности.
Когда незнакомка погрузилась в свою машину, Лора чуть напряглась, но скорее для проформы. Догнать автомобиль до выезда на дорогу ей труда не составит, и спасённая должна это понимать, или как минимум догадываться об этом. Чисто на всякий случай. Потому вместо угроз Лора направилась к пассажирской двери, услужливо открывшейся перед ней. На переднем сиденье пришлось немного поворочаться, чтобы и комфорт ощутить, и возможность при необходимости быстро выпрыгнуть в окно иметь. В данных обстоятельствах, совершенно точно перешедших все рамки соблюдения секретности сверхъестественного мира, стоило ещё добавить «при нужде вырвать свидетелю гортань», но это Лора могла сделать в любой позе, и заострять внимание на этом не стала.
Пока что ещё человеческие клыки Лоры снова явили себя миру, а пальцы вновь обзавелись когтями, когда незнакомка потянулась в её сторону, но угроза была явно ложной - та всего навсего решила пристегнуть пассажирку ремнём безопасности. Ни о какой безопасности в поездке со всё ещё заполненным адреналином оборотнем речи идти не может, но если это поможет человеку не истерить, то пусть. В конце концов, пусть нелепым и извращённым путём, но Лора наконец нашла попутку, которая везла её прочь из этого города. Ради второго приятного события за день (первым была разминка пару минут назад) можно и потерпеть чужие глупости.
Они мчались по дороге, и Лора молча наблюдала за пролетающими пейзажами. Особой тягой к разговорам, тем более с людьми, она не обладала, и пока они едут в хотя-бы примерно подходящем направлении, открывать рот не планировала. Чего, между тем, нельзя было сказать о спутнице. От неё буквально разило волнением. Страхом. Интересом. Восторгом. Дикая мешанина эмоций, которые заполняли её мысли, были следствием выделения гормонов, перекраивающих её запах почти на ходу. Её сердце меняло свой ритм, барабаном отдаваясь в ушах Лоры. Всё это подкреплялась сверлящим взглядом, то и дело впивающимся в неё. Даже не произнося ни слова, она явно уже перекидывалась в голове сотнями вопросов, и если бы она не прекратила, Лора бы ответила на самый главный из них: «Ты переживёшь, если водитель вдруг умрёт за рулём, и авто врежемся в столб?» Однако первой заговорить успела девушка, и, на своё спасение, не стала задавать глупых вопросов о случившемся на парковке.
Если тебе захочется оторвать мне голову, то, пожалуйста, предупреди меня заранее, чтобы я остановила машину, - говорит она будто бы между дело, словно несколько минут назад она не была жертвой нападения людей, и попутно свидетелем нападения нелюдей. Уже приготовившись ответить на свой собственный вопрос про столб и спонтанные смерти за рулём, Лора почувствовала, как к ней приближается рука.
«Пять.» - думает Лора, вдавливая когти в сиденье. Какой-бы способностью к регенерации она не обладала, но сегодня она из горящего автомобиля выбираться не планировала. Будет, если придётся, но сейчас решила дать девушке возможность одуматься.
Спасибо, кстати, - переключается на другую тему девушка, не слыша за своими словами скрипа зубов. - Без тебя мне бы крепко от них досталось.
«Четыре.» - хмурится Лора, когтями прорезая обшивку кресла насквозь.
- Но похоже, что в итоге получилось с точностью да наоборот.
«Три.» - хрипло рычит её внутренний голос её внутренний голос, а ноздри раздуваются в шумном выдохе.
Однако едва в сознании потух рык, как рука покинула плечо и вернулась туда, где ей следовало находиться - на руль. Лора медленно извлекла когти из сиденья, и на какое-то мгновенье ей даже показалось, что воцарилась тишина, в которой она сможет нормально подумать, как ей теперь поступить с девушкой, которая на свою голову стала свидетельницей её частичного обращения.  Но то было лишь мгновеньем обманчивой тишины.
Кстати, не сочти мой вопрос бестактным, но… Что это вообще было? Нет, сам процесс я видела прекрасно и твои действия, вне всяких сомнений выше всех похвал. Но… Как тебе удалось так изменить своё тело? Это для тебя нормально?
Лора смотрела в окно. На самом деле выпрыгнуть сейчас на дорогу будет самым разумным решением. Это избавит вопрошавшую от риска попасть в клуб сегодняшних жертв Лоры, а саму девочку от мучительных раздумий, как отвечать на подобные вопросы. Лиам учил детей, что если вы раскрылись перед человеком, то его следовало устранить. Если же это невозможно - его нужно убедить молчать любыми методами. Сам Лиам предпочитал решать такие вопросы постоянно упоминая о членах семьи свидетеля. Лора же, хоть и не обладала заметным человеколюбием, но метод отца не разделяла, считая что максимум, чего добьётся рассказывающий об оборотнях человек - это получит браслет пациента психолечебницы. В данной ситуации можно было просто сбежать, и завтра про эту историю будут помнить только два реднека да слишком говорливая девушка. Но покидать авто было слишком рано, а водить Лора не умела, так что вариант избавиться от водителя её тоже не устраивал. Что же касается отмалчивания, девушка ясно дала понять, что молчать не планирует.
«Как у людей всё сложно.» - сокрушалась она в душе.
Тишина затягивалась, и девушка уже набирала воздуха для нового вопроса, когда Лора наконец заговорила.
- Нормально. Я давно так могу.
Хотя да, «заговорила» - это громковато сказано. Лора скорее бросала слова наружу, чем произносила их. Они не вылетали, а вываливались, как по лестнице от пинка под зад.
- Многие могут. Мои родственники. Другие в стае. Все оборотни могут.
Такие вещи не стоило говорить простым людям, потому как за сохранение тайны опасаются все сверхъестественные существа, однако сейчас ответ позволит ей нормально уехать, потому Лора и ответила на вопрос. В что случится с девушкой, если она не додумается держать язык за зубами - то было не её дело.
Лора ещё раз вслушалась в запахи, которыми была пропитана машина и сама девушка. Демонстративно, оглядев салон и повернув лицо девушке. Запах слабый, всё-таки времени прошло немало, но обшивка всё-равно таит в себе следы. Одежда ещё помнит нотки того животного запаха, которого касалась.
- Те, что живут в твоём городе - тоже.
Если Лоре повезёт, то девушка за рулём хоть ненадолго забудет про неё, и будет думать об услышанном.

+2

6

Если вы думаете, что секс это главное из людских удовольствий, то вы глубоко ошибаетесь. Боязливая и робкая надежда на то, что я стала свидетелем чего-то невероятного и воистину легендарного, из маленькой искры превратилась в бушующий пожар, который заполнил меня целиком. И это был и восторг, и счастье и какое-то странное чувство, будто бы всё это не по-настоящему и происходит не со мной. Самые смелые и дерзкие теории теперь кружили в голове в сумбурном танце.

- Невероятно… - могу только прошептать, пораженная и донельзя обрадованная словами девочки. Я прокручиваю короткие предложения в голове снова и снова. Как оказалось, всё было просто, как всё мать его гениальное. Но чертовски не научно, не рационально и невозможно. А поэтому сердце, гулко стучавшее в груди, гналось за потоком из мыслей, пока я топила по трассе, ненадолго оставив девочку наедине с темнотой  и тишиной салона.

Let me take you on a trip
Around the world and back
And you won't have to move
You just sit still

Этой зимой Кэролайн исполнилось восемь, на её день рождения они с семьей едут в национальный парк в соседний штат. Морозец щиплет щеки, но маленькая Уэйтли всё равно в восторге от поездки. В огромном лесу, где они проводят почти целый день, много снега и вечнозеленых хвойных деревьев. Её мать осталась в домике, а отец стойко выносит ребячьи забавы – игру в снежки, бег вокруг стволов деревьев и миллион и один вопрос от не в меру любопытной дочки.
- Магия существует? Я бы хотела чтобы феи и драконы были настоящими. Но так ли это? – когда Кэролайн останавливается и по-детски смешно хмурит лицо, отец присаживается на корточки, кладет свою руку ей на плечо и смотрит дочери в глаза. Две пары темных омутов неотрывно ищут ответы друг в друге. Джордж Уэйтли для Кэролайн герой, а в жизни он доктор словесности в Бостонском университете.
- Думаю, что на этом свете всё возможно, оленёнок, - он треплет малышку по щеке так нежно и аккуратно, как больше никто в её жизни. Позже вечером Кэролайн получает большую книгу со сказками и легендами. И все эти оборотни, вампир и маги теперь заполняют детское сознание, оставляя надежду, что жизнь может быть сказкой. Став старше на смену отцу и сказкам приходит взрослая жизнь и научный подход. Но теперь последний получи грубую хлёсткую пощечину, и привычная почва ушла из-под, заменившим чем-то зыбким и эфемерным, что поглощает разум, словно болото.


Мне приходится несколько раз моргнуть, чтобы отогнать навязчивые воспоминания. Голова уже гудит, и деревья по краям дороги сливаются одно с другим. Снегопад усиливается, дворники беспрерывно скрипят, не успевая очищать лобовое стекло. Ветер за окном становится похож на волчий вой, а со мной в машине настоящий оборотень. Охренительная ночка.

Let me show you the world in my eyes
That's all there is
Nothing more than you can feel now
That's all there is

Мозг у меня кипит и плавится, а это никому не пойдет на пользу. До Аркхема еще пилить больше десяти часов, и я понимаю, что если не приму душ и не посплю хотя бы полчаса, то рискую угробить и себя и девчонку-волка. Нет, при всей своей мудачности я не страдаю желанием убивать несовершеннолетних детей. Тем более, она действительно спасла мне жизнь. Я сбавляю скорость и боковым зрением замечаю неоновую вывеску одного из типовых мотелей. Этот маленький и буквально утопает в лесном массиве. Сомневаюсь, что мне посчастливиться наткнуться на какой-либо другой, в радиусе ближайших двухсот километров.

-  Мы сделаем небольшую остановку, буквально на пару часов, - девочка не уделяет мне большого внимания. И я подмечаю, что она действительно похожа больше на волчонка, чем на обычную девочку-подростка, - я еду в Аркхем, но если тебе туда не нужно, то могу высадить по пути. Это меньшее, что я могу для тебя сделать.

Машина медленно заползает на парковку, мне же на холоде приходится двигаться куда быстрее. Девчока идет следом, а я всё равно периодически оглядываюсь, чтобы убедиться, что она никуда не делась. Она ведь еще такая маленькая! Хотя и такая смертоносная. Моя человечность когда-нибудь меня погубит.

- Здравствуйте, - в фойе мотеля тепло и только теплым светом горит светильник над стойкой ресепшена. Администратор – женщина за пятьдесят лет с ярко-рыжими крашенными волосами заворожено смотрит какой-то сериал по телику, а потом оборачивается и чуть проморгавшись втягивает меня в беседу обо всем и ни о чем.

- Мне нужен номер на двоих на несколько часов, - я улыбаюсь тепло и кротко. Если что я умею делать, то нравится и располагать к себе людей, когда мне этого хочется. В данном случае будет проще, если запомнят меня, а не темный горящий взгляд девочки-волка за моей спиной.

- О чем ваш сериал, мисс? – женщина на мой вопрос буквально сияет, и пока её руки достают ключи и делают записи в приходной книге, она не перестает трещать, о том, как нелегка судьба Хуаниты и какие перипетии той пришлось пережить. Я же незаметно и молча, сую ключ от номера в руки моей спасительницы и кивком головы советую ей подниматься в номер, видя как она хмурится еще сильнее на бессвязный словопоток от рыжей администраторши.

- И что же дальше? – спрашиваю я с любопытством и даже чуть подаюсь вперед, изображая неподдельный интерес. Женщина снова с удвоенной силой атакует меня своими рассказами, перемежая их с вариантами, как могла бы поступить она сама окажись на месте главной героини. Меня её треп успокаивает, как белый шум, звучащий на заднем плане, он помогает не думать ни о чем, то что надо в данной ситуации.

- Большое спасибо за интересный рассказ, - я опускаю взгляд на бейдж и затем быстро поднимаю взгляд на лицо женщины, - Мэри, было очень познавательно.

- Ох, не за что, милая, - польщенная Мэри провожает меня, махая рукой в спину, чтобы потом вновь уткнуться в телевизор. Перед тем, как войти в номер я предупредительно негромко стучу в дверь и только потом вхожу. Внутри темно и тихо, мне приходится пошарить рукой по стене, чтобы зажечь свет, и я жмурюсь от непривычной яркости. Когда глаза привыкают к яркому свету, я натыкаюсь взглядом на девочку, которая кажется растерянной и чужой в этом большом номере полным пластика, чистоты и прочих следов привычной цивилизации.

- Я собираюсь принять душ, если ты не против, - моя усталость гасит во мне всплески и бурю любопытства, но думаю, что ненадолго, - на первом этаже есть круглосуточное кафе, так что если ты голодная, то можешь спуститься туда. Просто попроси их записать счет на номер.

На секунду заглянув в глаза девочки, мне приходится быстро отвести взгляд. Ненавижу подобную неловкость, кажется, что я должна что-то сказать, но нужные слова никак не идут на ум, только простая глупая банальщина.

- И еще раз спасибо тебе, - чуть улыбнувшись только уголками губ, мягко добавляю я, - меня, кстати, зовут Кэролайн. А как мне можно звать тебя?

Не думаю, что она меня запомнит. Но могу гарантировать, что я точно запомню её угловатую дикость на всю оставшуюся жизнь, словно резкий и яркий образ из ломанных линий, клыков и пятен крови.

+2

7

Для девушки за ресепшеном можно было подобрать много самых разных описаний. Лора, как существо с крайне острым нюхом, зоркими глазами и чувствительными ушами, могла добавит к ним ещё десяток характеристик, самой невинной из которых было «насквозь-провоняла-спиртом-от-дешёвых-духов». Когда же спасённая девушка заговорила с той, кого проще было назвать испытателем экспериментальной косметики, к и без того длинному списку присоединилось «не-способная-молчать». На взгляд Лоры этот голос напоминал человеческий не больше, чем её собственный, но если Лора чаще рычала, чем говорила, то звуки этого рыжего существа больше вдохновлялся треском печатной машинки. И этот треск действовал ей на нервы.
Сунутый в руки ключ был долгожданным спасением как для нервов Лоры, так и для самой управляющей, потому что девочка хоть и не стала бы ей серьёзно вредить, но желание разговаривать с людьми в целом и подростками в частности отбила бы на пару недель. Подцепив ключ за кольцо Лора отправилась к номеру, который на ближайшее время был в том числе и её. Даже не являясь самым большим фанатом сна на кровати в принципе, Лора не упрекала в изнеженности прочих. Пусть дело было не в принятии мнения других, а отсутствии к нему какого-либо интереса, но тем не менее.  К тому же даже имея привычку спать на полу, Лора предпочитала при возможности найти себе коврик. Тот, что лежал на полу номера, своей лежанкой она бы не избрала даже начисто потеряв нюх, ей бы хватило одного внешнего вида, но это уже были детали.
Снятые кроссовки полетели в сторону, позволив Лоре удобно усесться и наконец размять стопы и пальцы на ногах, которым было тесно после пережитой у закусочной драки.
Отсутствие света Лора заметила лишь когда его зажгла вошедшая в номер девушка. В голосе её сквозит усталость, на которую помимо долгого вождения накладывался ещё и стресс от пережитого нападения, известия об оборотнях и чёрт этих людей разберёт каких ещё мыслей сверху. Потому не удивительно, что она вяло объясняет как устроена система местного питания, чем вынуждает Лору лишь скептически дёрнуть бровями, удержавшись от раздражительного рыка или словесного комментария. Она ведь и вправду не похожа на ту, кто по крайней мере половину ночей после побега из дома провёл в номерах по типу (а чаще хуже) этого.
Несколько секунд после вопроса она проводит в раздумьях. Умалчивать своё имя, после того как призналась, что являешься оборотнем является не лучшей тактикой сохранения тайны личности, но тем не менее открывать его ей значило дать возможном хвосту больше следов для поимки беглянки. Только была ли теперь разница? Она и без имени если что даст достаточно информации. Если и сохранять секретность, то только убив её, другие варианты погоды не сделают, а делать это сейчас будет нелепо даже для неё.
- Лора, - в итоге произносит она. Фамилию не говорит, как не вспоминает её даже мысленно. Для самой себя она просто Лора. - И не за что, - словесно отмахивается она от благодарности, поднимаясь на ноги. - Вы просто попались под руку раньше кого-нибудь другого.
Она выходит из комнаты, и презрительно оглядев пожарную лестницу подходит к ограждению длинного балкона, по внешней стороне которого и забирается на крышу. В таком месте для задуманного ей хватит и того слуха, что был у неё в человеческой форме, пусть она и пробыла человеком уже достаточно долго, чтобы хождение на двух ногах ей просто осточертело. Когда она уедет отсюда подальше, можно будет снова порезвиться волком, а пока что придётся ещё изображать цивилизованную.
Приняв более удобную позу, а если точнее, то усевшись на корточки, Лора закрыла глаза и постаралась дышать через рот, чтобы зрение и запахи не мешали ей вслушиваться в звуки, доходящие досюда.
Шум ветра.
В листве и в электропроводах. В дёргающихся рекламных щитах и крутящемся по асфальту мусору.
Шум людей.
Проезжающая машина. Ругающаяся пара на первом этаже. Помирившаяся пара через номер от них.
Шум леса.
Сова что-то сообщает сородичам. Под чьей-то лапой рядом с мотелем хрустит ветка. Размеренные шаги задержавшегося охотника из более глубоких мест. Болезненный вскрик мелкого зверя. Точнее сказать трудно, слишком чётко его поймали, не дав голосу выйти в полную силу.
Протяжный звук издали. Вот оно.
Волчий вой, несущий нужные ей новости.
Зверь снова напал на одну из стай. Двое мёртвых. Стая уходит в другое место. Клич другим стаям с предупреждением.
Лора удовлетворённо рыкнула. Дикие волки предупреждали сородичей по её прежнему маршруту о её приближении, и туда же должны направиться поиски шавок Кинкейда. Что она наделала достаточно шума и резко свернула с маршрута, сбивая след, чтобы потом повторить этот номер снова, и снова, и снова, и так о тех самых пор, пока не убедится в отсутствии погони. Пока что ищейки находились каждый раз, и после последнего она не рисковала вмешиваться в этот вой. Лучше уж дать волкам самим всё сказать, чем рисковать быть узнанной таким-же как она, слушающим волчьи пересуды.
В номер она возвратилась тем-же маршрутом, каким его покинула, и к этому моменту Кэролайн уже спала мёртвым сном. Её примеру она и последовала, погрузившись на соседнюю кровать.

Проснувшаяся первой Лора сидела в кафе, о котором накануне ей говорила Кэролайн, и жевала стейк, который даже по её меркам был достаточно свежим и в лучшем виде непрожаренным. Удивляться гастрономическим пристрастиям девочки официантка не стала, лишь похвалила лишний раз мясо, принесённое ночью её мужем. Сложив два и два Лора пришла к выводу, что именно его она слышала ночью, что её полностью устраивало. Ещё больше её устраивал повар, который лишь для вида подержал добротный шмат на сковороде, чтобы его не обвинили в том, что на стол подают совсем уж сырое мясо.
Вошедшую в кафе Кэролайн Лора поманила рукой, призывая сесть напротив.
- Вот, - без приветствия, доброго утра и какдела сказала Лора, которую не сильно волновали человеческие традиции, вместо этого тыкая окровавленным от мяса пальцем в карту. - Уиртон, на запад от Питтсбурга. Высадишь меня там. Это, вроде как, пол-пути до твоего Аркхема.
Оттуда она уже может спокойно двинуться на юг, и попробовать залечь на дно в каком-нибудь заповеднике.

+2

8

Пара часов превратилась в, по меньшей мере, в пять часов. Организм решил забить большой болт на будильник и тот факт, что мне нужно побыстрее добраться в Аркхем. Мне ничего не снилось,  я просто провалилась в темноту, как только голова коснулась подушки. А проснулась, болезненно осознавая, что всё, что случилось вчера – это правда.

- Ох, - из груди вырвался усталый вздох. Кровать рядом с моей была расправлена и пуста. Но что-то подсказывало мне, что Лора (да, теперь я знаю, как её хотя бы зовут), не ушла, а скорее всего, спустилась в кафе. Она же умная девочка, хотя и молчунья. После освежающего душа, во время принятия которого я держалась как стойкий мужик и не рыдала, я тоже спустилась в кафе следом за волчонком.

- Доброе утро, - если Лоре были чужды человеческие ритуалы, то мне они въелись в подкорку. На слова девочки я коротко кивнула.

- Да, хорошо, если тебе так будет удобно, - и стала медленно допивать свой кофе. Боже, храни эту тягучую черную жижу, которая помогает не спать в течение всего дня. Мне бы стоило опасаться Лоры, ну вы понимаете – она может убить меня буквально за секунду, если что-то ей не понравится. Но знаете что? Это как лететь на самолете – если начнет падать -  не выживает никто, смысл тогда нервничать и истерировать. Пока полёт нормальный, буду держать вас в курсе, спасибо что воспользовались услугами нашей авиакомпании.

Пока Лора по-звериному вгрызалась в стейк, мне оставалось только меланхолично ковыряться в своей тарелке с яичницей глазуньей. Её отвратительные манеры за столом, возможно, произвели бы на меня какой-то эффект, если бы не мои младшие братья-близнецы, которые каждый прием пищи могли умудриться превратить в битву. Какие уж там могут быть манеры, когда один из них таскает картошку из тарелки другого, второй при этом умудряется разбить стакан и громко чавкать. Лора хотя бы не махала руками и не оглашала помещение истошным криком, пока ела. Короче говоря, девочка-оборотень один – близнецы Харрисон ноль.

По окончанию трапезы я лишь молча, протянула Лоре салфетку. Пока мы в абсолютной тишине шли в номер, чтобы забрать мои немногочисленные вещи я могла рассуждать. Почему Лора одна и где её… Родители? Стая? В общем, кто-либо из взрослых, кто присматривает за ней. И зачем ей в Уиротон? В Лоре было слишком много загадок, и если то, что она оборотень для меня тайной уже не было, то множество других вопросов уже толкались в голове, устраивая давку. Ясно было одно – выделяться Лора не хочет, деньги добывает скорее всего с помощью мелких краж, а эта отвратительная и яркая кричащая одежда однозначно с чужого плеча. Ну или Лора в глубине души питает слабость к блёсткам, розовому и коротким штанам. В таком виде не выделяться не получится. Но, стоило начать с малого.

- Лора, - укладывая в свою сумку шарф, мягко начала я. Каждое слово приходилось взвешивать особо тщательно, рискуя при не той интонации остаться без пальца на руке, - как ты смотришь на то, чтобы по пути в  Уиртон заехать в магазин и купить тебе новую одежду?

- Её найдут на опушке, - в этот раз Лора не задумывается и отвечает быстро. Самолёту твои подачки не нужны. Говорит голос Пола Харриса внутри меня. Что ж, значит, видимо идея с тем, чтобы заплести девочку и придать ей менее дикий вид летит в печь. Да, это глупо, что даже после того, как я видела, что Лора может порвать человека на части за двадцать секунд, я не могу пересилить себя. Я должна видеть перед собой смертоносное и опасное существо, а я вижу молчаливого диковатого подростка.

- Ладно, тогда пойдем, - мотель мы покидаем также незаметно, как и появились тут. Промозглое зимнее утро с подёрнутым льдом асфальтом и ветром, настроено к нам недружелюбно. Радует только, что машина заводится и не имеет каких-либо предрассудков, касательно негостеприимности внешней среды. До Уиртона нужно ехать по меньшей мере шесть часов. Пейзаж за окном уныл до тошноты, я лишь изредка поглядываю на Лору со смесью любопытства, но быстро отвожу глаза. Даже музыка не уводит меня за собой. Весь мой разум снова занят тонной вопросов.

- Послушай, Лора, - коротко начинаю я, чуть стушевавшись, выбрать манеру общения с девочкой мне не просто, - не сочти за грубость, но, просто… Мне немного сложно  ужиться с новостью о твоем истинном обличии…

Скомкано, неловко и крайне глупо – вот как я себя чувствовала. Но суть даже была не в том, что Лора оборотень, что в Аркхеме они тоже есть, и один даже ездил на моей машине. Суть была в том, что разверзнувшаяся область моего незнания была пугающе широкой.

- Но мой вопрос в другом, - после нескольких секунд молчания добавила я, - если существуют оборотни, как ты, то что же, вампиры, маги и прочая мифическая братия, которая считалась чем-то навроде сказок тоже настоящая, или это какое-то исключительно избирательное существование только оборотней в этом мире?

Рациональность судорожно хватается за что-то устойчивое. За мутацию и редкость и неизученность проблемы, на ум приходит семейная смертельная бессонница, но всё это меркнет на фоне жестокой реальности. Теперь записи отца обретают смысл, если только я бы допустила вероятность существования чего-то мистического раньше, то давно бы могла распутать тот клубок бессвязных слов и символов.

- Но я не собираюсь об этом никому разбалтывать, - торопливо добавила я. Да, возможно в мою честность Лора и не поверит, но у меня есть моя вера в себя, - это будет как минимум странно. Согласись? Не хочется пока заработать себе репутацию городской сумасшедшей.

Горькая короткая усмешка сама слетает с губ, чтобы потонуть в тишине, изредка прерываемой шумом ветра за окном. Для меня теперь всего слишком много, и кажется, будто бы на плечи навалилась вся тяжесть земного мира.

На могиле Джорджа Уэйтли в Данвиче кто-то каждый месяц делает уборку и ставит букет с идеальными белоснежными розами. Кэролайн знает, Кэролайн умеет заводить дружбу с могильщиками и узнавать новости, хотя сама появляется на могиле отца впервые летом прошлого года, когда только переезжает в Аркхем, а потом раз в три месяца, якобы по делам в Данвиче.
Эти цветы, словно насмешка – идеальные, ослепительно белые, чистые, выделяющиеся на черном фоне гранитной могильной плиты, вечное напоминание того, что всё, что ты имеешь может исчезнуть и появиться по щелчку пальцев какой-то неведомой фигуры. Неведомое пугает Кэролайн больше всего, но оно же и пробуждает несоразмерное заносчивое любопытство.


- Просто, если всё это возможно, то может быть я смогу отыскать одного важного для меня человека, - я говорю вслух свои мысли, тихо и четко. Скорее для самой себя, еще не веря в то, что теперь где-то в груди начинает тлеть слабая скромная надежда.

+2

9

Пока мимо проплывали тоскливые пейзажи, больше напоминающие разводы от вытираемой об ненужную тряпку кисти, Лора старалась отрешиться от обстановки, смотря на видимую одной ей несуществующую точку снаружи. Ей не нравилось путешествовать в транспорте, который вечно воняет горючим, табаком, человеческим потом, и чёрт знает чем ещё пропитавшим салом из в лучшем случае дешёвой искусственной кожи, она хоть немного сдерживает ароматы, которыми пропитан наполнитель. Ей не нравился треск мотора, перекрывающий звуки леса и голоса диких зверей, которые были ей куда как привычнее и приятнее. В плюс к этому она была не большой фанаткой замкнутых пространств, и сидеть на одном месте не любила, предпочитая носиться на четырёх лапах.
Услышав, как Кэролайн набирает воздух Лора чуть напряглась. Дураку было понятно, что она собирается снова задавать вопросы, и догадаться о чём именно они будут нетрудно. У них было не очень много общих тем для беседы.
- Мне немного сложно ужиться с новостью о твоем истинном обличии…
Не отрывая взгляда от пустоты за окном Лора повела плечами, мол, очень жаль, у меня лично с этим проблем нет, но кто я такая, чтобы тебя учить. Помочь с принятием существования оборотней и всего прочего она ей не могла, да и не стала бы помогать, будь на то возможность. Не её это было проблемой. К тому же это никак не могло быть главной темой дня. Не в этой компании.
Но мой вопрос в другом, — добавила Кэролайн, и внутренний голос скептически хмыкает, будто говоря "тут никто и не сомневался" — Если существуют оборотни, как ты, то что же, вампиры...
На упоминании вампиров Лора на мгновение чуть оскаливает зубы, будто ей реальный запах мертвечины по носу ударил. Все её немногочисленные встречи с кровососами подтверждали слухи об их гнилой натуре, и даже их упоминание доставляло дискомфорт.
- Маги и прочая мифическая братия, которая считалась чем-то навроде сказок тоже настоящая, или это какое-то исключительно избирательное существование только оборотней в этом мире?
Сквозь плотно сжавшиеся губы выскользнул едва слышимый тяжёлый вздох. У людей, которые тянутся в сверхъестественный мир, очень мало шансов выжить - он слишком тесный, и конкуренция не оставляет места тем, у кого нет сил о себе позаботиться. Но, как она отметила себе ещё вчера, если Кэролайн хочет сунуться в этот мир - проблема её.
Не хочется пока заработать себе репутацию городской сумасшедшей.
В салоне повисло молчание. О чём думала Кэролайн ей было неизвестно, но сама Лора думала о том, сколько сможет рассказать без вреда для самой себя. Ей было плевать, если очередной человек узнает какие-то тайны мира, но важно было ещё и не оставить зацепок на саму себя. В какой-то момент она подумала, что самым простым вариантом будет просто убить Кэролайн, и не ломать понапрасну голову, но после десятка секунд раздумий она отмела этот вариант как едва ли не самый проблемный.
Просто, если всё это возможно, то может быть я смогу отыскать одного важного для меня человека.
Секунда.
Вторая.
Третья.
Это не было драматичной паузой, просто Лора никогда не проводила лекций по введению в сверхъестественный мир, и не знала, как максимально доходчиво описать его непосвящённому.
- Половина людских сказок - это рассказы таких как ты, случайно напоровшихся на нас. Мальчик кричал не «волки», а «вервольфы», и убили его те жители, тайну которых он едва не раскрыл. Ведьма съела Ганзеля и Гретель, подбросив родственникам обглоданные кости, а Русалочка после поцелуя утянула принца на самое дно, - Лора медленно поводила ногтем по стеклу, продолжая рассматривать ничто. - Вампиры быстры, сильны, и ранить их почти бесполезно, но визжат громче свиней на скотобойне, если их бросить на солнце, - палец увенчался когтем, и Лора случайно оцарапала им стекло. - Но все они до дрожи в коленках боятся раскрыться. Боятся, что однажды люди узнают про их существование, и начнут новую инквизицию. Сумасшедшая - не самый худший вариант. Кто-нибудь из добреньких запрячет тебя в психушку. Вампиры могут выпить тебя до костей. Многие оборотни гоняли бы тебя по лесу до изнеможения, чтобы потом порвать на части. Вендиго тобой сэкономили бы на ужинах, и не обязательно убив перед этим, чтобы назавтра мясо оставалось свежим.
Лора почувствовала на себе очередной взгляд, и сбившееся дыхание Кэролайн явно намекало, что у неё есть какой-то вопрос, которого она задавать явно не хочет.
- Тогда почему ты... - секундная заминка. - Всё это спокойно рассказываешь мне?
- Потому что за мной погоня, и если ты хочешь жить - будешь молчать в тряпочку, чтобы в поисках меня они случайно не пришли к тебе. Если не сможешь держать язык за зубами - лучше прямо сейчас врежься в столб. Это хотя-бы будет не так больно, как игры моей семейки. А если ты сама начнёшь меня искать - я поймаю тебя и выгрызу горло.

Отредактировано Laura Hale (19-06-2019 18:43:23)

+2

10

Секунды превращаются в томительные и бесконечные часы, а потом девочка говорит. Ох, как же я жалею, что моё воображение слишком живое. Я слушаю её молча, почти не обращая внимания на то, как мои руки начинают тихонько дрожать. Картины моей мучительной смерти, которые воображение любезно рисует, слишком живые и нереалистично яркие. Судорожно сглотнув, я чувствую, как к горлу подступает тошнота, а внутренности скручиваются в тугой узел от страха. Мне приходится собрать всю имеющуюся у меня смелость для того, чтобы неуклюже ворочая пересохший язык спросить:

- Тогда почему ты... -  вдох и выдох, и попытка игнорировать  бешеный стук сердца в ушах, - Всё это спокойно рассказываешь мне?

Я слышу ответ и не прошу Лору повторить дважды, за тот короткий промежуток времени, который составило наше знакомство, я осознаю, что она не станет лгать или шутить. Кажется, что девочка, в принципе не умеет ни того, ни другого. От воспоминаний момента, когда с такой легкостью и громким хрустом волчьи зубы вчера сломали чужие кости, плечи сами вздрагивают. Приходится на секунду сконцентрировать взгляд на дороге, особенно внимательно всматриваясь в немногочисленные баннеры с рекламой и скудное количество дорожных знаков. Через десять минут томительно молчания мне удается заставить губы слушаться.

- Я поняла тебя, Лора, - мой рот действует автоматически, ведомый скорее привычкой и лихорадочной попыткой ухватиться за прежнюю твердую почву, - спасибо за честность.

Выдавив из себя мученическую улыбку, я медленно перевожу взгляд с Лоры на проезжую часть, которая монотонна и сера. У меня нет ни малейшего желания подвергать свою жизнь опасности, поэтому я твердо решаю продать свою машину, как только вернусь в Аркхем, а лучше вообще её сжечь, эпично так, как в третьей части «Истории игрушек», предварительно раздавив огромным стальным прессом в гладкий плоский блин.

Hey now, what you gonna do?
Got a fiver in your pocket
And a switchblade in your boot
Hey now what you gonna say
To make it go away?

Я пока не знаю, что буду делать дальше, что мне стоит сказать, как мне вообще нужно реагировать. В отличие от героев песни, у которых всегда наготове план и очаровательная улыбка, у меня внутри только пустота и жизнь, расколотая на ещё одно «до» и «после». Сюжетный поворот, к которому я не была готова, да и как к такому можно быть готовым?

Машина торопливо едет по трассе, спеша добраться до Уиртона. Молчание не неловкое, но такое, какое, наверное, обволакивает поле после кровавой битвы, заполняет машину до самой крыши. В этом вакууме, проходит несколько часов, прежде чем указатели на дороге начинаются радушно извещать меня о приближении к городу.

«Добро пожаловать в Уиртон! Население 20 785 человек». В пригороде утром буднего дня в любом городе малолюдно до безобразия, а здесь на окраине крохотного городка вообще ни души и если бы не указатель то я бы вообще подумала, что впереди только бесконечный лес.

- Останови здесь, - короткое указание Лоры я выполняю незамедлительно. Съехав на обочину машина останавливается и девочка быстро выбирается из неё, будто бы это какая-то клетка, а не обычная мать её машина. Я смотрю ей в спину, не в силах побороть то впечатление, которое вижу. Мне жаль её. Её маленькую одинокую фигуру на границе леса, и я ненавижу себя за это. Лора не заинтересована во мне больше, она настороженно вглядывается в лес. Наверное, там ей нравится больше, чем в чертовой цивилизации, и стоит признать, что лесной пейзаж гораздо больше идет её натуре.

- Удачи тебе Лора, - негромко говорю я, выдыхая клубы морозного воздуха, - Прощай.

В ответ только короткий кивок, и вот через несколько секунд Лоры уже нет на месте. Она удивительно быстро и бесшумно скрылась в лесу. Хотя… Чего тут удивительного? Изо рта вырывается нервный смешок, устало потерев глаза, я влезаю обратно в машину, завожу её и выключаю музыку, которая начала слишком радостно петь из динамиков.

Relax, take it easy
For there is nothing that we can do.

Пошел нахуй, Мика! Я бы посмотрела, как ты запел, если бы увидел, как оборотень почти разорвал двух людей. Напиться до беспамятства уже не кажется таким уж плохим вариантом решения проблемы. Слишком много фактов и эмоций для одного дня! Слишком много всего в один момент свалилось на мои хрупкие плечи и теперь требует анализа, осознания и скребет мне череп изнутри, вынуждая судорожно думать о том, что делать дальше. Что ж, у меня есть план.

Добраться до Аркхема – сделано.

Отправить статью в газету – сделано.

Налить себе большую чашку кофе с молоком – сделано.

Сидя в гостиной и попивая кофе мелкими глотками, я чувствую, как медленно растущий ком в горле подступает всё ближе. Из соседней квартиры, где невероятно громко работает телевизор, слышатся обрывочные фразы комментатора хоккейного матча. Я чувствую, как слёзы сами текут по щекам, и не могу, да и не собираюсь их останавливать. В конце-концов, это был такой длинный и тяжелый день, а я всего лишь маленький человек.

+2


Вы здесь » Arkham » Аркхемская история » Big Trouble in Small Town