Horror News №5шебуршим листиками
Акции от АМСищем студентов
Новые квестызаписываемся
Снимаем киновидео к юбилею
DARK FATE: Аарон до 21.10
FEARS: Мисти до 25.10
NIGHTMARES: Исаак и Тео до 25.10
«Та ночь отпечаталсь в его памяти как забытый окурок оставляет уродливые жжёные пятна на простыне. Хотя Тео был до сих пор уверен, что смог успешно погрести этот отпечаток под кучей других впечатлений. Ан нет: самообман осыпался при первой же возможности. И от чего спрашивается? От какой-то дурацкой пачки сигарет.» (с) Тео читать дальше

Квест: Dark fate
И все участники!

Дорогие гости, добро пожаловать в «Аркхем». Мы играем мистику, фэнтези, ужасы и приключения в авторском мире, вдохновленном мистическими подростковыми сериалами, вроде «Волчонка» и «Леденящих душу приключений Сабрины», и произведениями Г. Ф. Лавкрафта.
Aiden

Ведение сюжетных квестов, анкетолог, местный тамада-затейник, мастерски орудует метлой правосудия.

Debora

Анкетолог, в активном поиске брутального мужика с бородой. Консультирует по вампирам, оборотням, магам, вендиго и древним, а также тёмной ночью может подержать за коленку.

Jennifer

Ведение сюжетных квестов. Консультирует по драконам и на тему того, как выжить в тяжелые будни Аркхема.

Misty

Анкетолог, изредка тамада-затейник. Расскажет о том, как размножаются русалки (без икры). Консультирует по магам, перевертышам, суккубам и древним.

Arkham

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Arkham » Альтернативные истории » [AU] fuck society


[AU] fuck society

Сообщений 1 страница 18 из 18

1

http://s8.uploads.ru/xk3AL.png

Gareth "Grizz" Visser & Sam Eliot
Ланкастер, штат Массачусетс, США. 2019 год, город в другом измерении


Ты обещал вернуться, помнишь?

[icon]https://d.radikal.ru/d32/1906/8b/5ad816a3ac3a.png[/icon][nick]Grizz[/nick][status]плюшевый гризли[/status][sign]. . . [/sign][lz]<b>Гриз.</b> Коричный рулет, не понимает что происходит.[/lz]

Отредактировано Elijah Fontaine (06-06-2019 23:43:18)

+3

2

Дни казалось тянулись как патока, заполненные бесконечными интригами, ссорами и заботами. Только вот Сэма все это пока что по счастливой случайности обходило стороной. Глухой мальчик никого не интересовал, даже родного брата, что устраивало обоих. Сэм не хотел впускать его в свой маленький мир, который собирался построить с Беккой и ее ребенком. Их ребенком.

Он любил Бекку, она его подруга, самая близкая и единственная, но это было не то. Отчаянно не хватало чего-то важного даже после появления на свет малышки Иден. Над парнем все еще висел дамоклов меч вины за то, что не сказал правду, утаил и испугался, как последний трус.

Его не хватало. Ужасно не хватало рядом, хотелось хотя бы просто увидеть лицо, как тонкие губы растягиваются в улыбке, когда он говорит с друзьями, как он ходит в этой своей спортивной куртке со смешно завязанными в хвостик волосами. У них было так мало времени вместе, так мало всего было сказано. Нет, много, но не того, что он должен был сказать. Испугался, что Гризз не поймет, побоялся выдать чужую тайну, которую и сам знал только наполовину. Гарет. Он даже не знал его полного имени до того момента в больнице, хотя они учились в одной школе столько лет. Но где был классный парень, футболист, а где глухой мальчик. Разные миры, которые пересеклись только потому что они попали черт знает куда, и теперь каждый боялся чего-то не успеть, ведь любой из них мог оказаться на месте Кассандры или Дьюи.

Сэм тоже боялся, поэтому решился, поэтому позволил себе помечтать, представить как было бы, если бы они были дома. Если бы Гризз попросил его научить его нескольким фразам на языке жестов, пока они были дома. Элиот точно знал, что он бы все равно его поцеловал, все равно все случилось бы так, как случилось. Только вот не было бы этого секрета с ребенком. Это единственное что он бы изменил. Хотя возможно, он бы и не знал о нем, будь они дома. Слишком много этих «если бы», на которые ответов у него не было.

С появлением ребенка все стало сложнее, хотя он до сих пор не осознавал насколько все серьезно, и что теперь они действительно живут по взрослому, ведь прошло всего несколько дней. Он работал, пока с Беккой был кто-то из друзей, потом шел к ней и всю ночь проводил у ее кровати. Казни, политические войны, аресты и интриги не касались их, и Сэм тоже прикладывал к этому усилия, активно давая всем понять, что он хочет просто жить и выжить здесь, найти способ вернуться домой к родителям и попробовать начать все сначала с Гриззом, если он вернется.

Черт, конечно, он вернется! Элиот бросает в землю небольшую лопатку, злясь на самого себя за такие мысли. Они вернутся, и обязательно найдут землю, чтобы помочь их городу. Если бы Сэм мог, то пошел бы с ними, он тоже хотел помочь. Но в лесу от него пользы мало, только обуза, а здесь он присматривает за Беккой, помогает всем и работает.

Вернется, ведь он обещал Сэму, когда они прощались. Он до сих пор помнит этот поцелуй, до сих пор помнит всю ту боль в глазах футболиста, но он обещал вернуться, и Сэм ему верил. Снова натягивает перчатки, снова берется за лопатку, продолжая вскапывать новые грядки. Ему нужно работать за двоих. Кто знает, что будет с ними при новой власти.

Он не ходил на общее собрание, единственный кто остался работать, не слышал их криков, не собирался участвовать во всем этом фарсе, и скорее всего Кэмбел даже и не заметил его отсутствия, и Сэм продолжал делать все, чтобы брат продолжал его не замечать. Он не слышал ни шагов, ни звуков, хотя порой ужасно хотел. Помнил только то, что осталось от него четырехлетнего. Птицы, шум ветра, мамин голос, его собственный детский голос, музыка из приемника. Все это стерлось, оставив только приятные и немного грустные отголоски в памяти. Он очень хотел бы услышать голос Гризза, услышать, как тот произносит его имя, как снова просит его поцеловать, как он смеется и что-то рассказывает. Но увы, он может только представлять все это.

Через час ему нужно вернуться в больницу, принести Бекке поесть и посмотреть на малышку. Он начинал привязываться к ней, хотя и не осознавал еще что ему шестнадцать, а он уже отец. Что будет когда они вернутся? Как он объяснит это родителям? Как он будет говорить с Гриззом, когда тот вернется? Слишком сложно. Парень оборачивается, когда на него падает тень. Думал, что кто-то пришел его сменить. — Гризз.. — глухо выдыхает мальчишка, глядя на приятеля. Друга? Любимого человека? Он сам не понимал кто они друг другу, но однозначно хотел быть с ним не просто приятелями и друзьями.

[nick]Sam Eliot[/nick][status]читаю по губам[/status][icon]https://i.imgur.com/SknQ70r.png[/icon][sign]....[/sign][lz]<b>Сэм Элиот.</b> Булочка со сгущенкой[/lz]

+1

3

Гризз совершенно не хочет возвращаться в Вест Хэм. Его душат стены города, этот дебильный новый уклад, в котором девчонка, ещё недавно бродившая тенью за своей сестрой, возомнила о себе бог знает что. Впрочем, именно богом Элли себя и мнила, вот так просто разбрасываясь чужими жизнями, решая кому жить, а кому умереть. По телу до сих пор бегут мурашки при воспоминании, как холодный металл пистолета лежит в ладони, как тянет нажать на курок спускового механизма, и в то же время от ужаса, что одно касание оборвёт чью-то жизнь, липкий пот выступает на спине.

Виссер не смог. Наверняка парни из футбольной команды подумали, что он слабак, раз не смог выстрелить, сам же юноша уверен, что поступил правильно. Не он вершитель судеб, даже если этот мудак убил Кассандру быть убитым как бездомная шавка пулей в затылок неправильно. Ужасно. С таким же успехом можно бездушно наблюдать, как топят бездомных щенят, но Гарет не мог на это даже смотреть спокойно – его выворачивало наизнанку.

И вот жизнь буквально вложила в его руки шанс сбежать, остаться в лесных потёмках на открытой поляне и начать всё с нуля. Живительная природа даёт достаточно возможностей для пропитания, есть пресная вода, благотворная почва, которая только и ждёт как бы отдать свои силы крошечному зёрнышку. Тогда, сидя вокруг костра на стволе поваленного дерева парень не шутил, предлагая остаться тут, но к сожалению, практически все восприняли это как глупую насмешку. Неужели он и впрямь хотел остаться один посреди чащи и охотиться на белок или куниц?

Да. Не просто же так его прозвище Гризз, получил спортсмен его не только за широкий разворот плеч и выдающийся рост, которому можно только позавидовать. Вся эта дикость, необузданность стихии его манили как что-то запретное, недоступное мальчишке, который всю жизнь провёл в четырёх оградах школы или собственного дома, широкий простор, где ты предоставлен только самому себе. Никаких учителей. Никаких родителей. Нет этой тупицы Прессман, которая возомнила о себе слишком много, но с каждым днём ломается всё сильнее под давлением ответственности и ожиданиями, которые набрасывают на её плечи те, кто сами воротят нос от власти. Голосом здравого смысла остальные ребята напоминают, что вскоре им придётся вернуться, это последняя ночь, когда можно вот так просто валяться на сочной траве раскинув руки в стороны и любоваться мерцающими на чернильном небе созвездиями. Им придётся рассказать всем, что при необходимости, если выхода из этой кроличьей норы они не найдут тут есть земля, птицы, зверьё и ещё много чего, что обеспечит их выживание.

Гарет не хочет этого нового общества, но у него нет выбора – он часть чего-то неизвестного ранее.

А ещё есть хотя бы один человек, который преданно ждёт его возвращения. По крайней мере Сэм обещал именно это.

Тревога клокочет в груди.

Их группу встречают как героев, как настоящих первопроходцев. Наверное Луи Армстронг, оставивший отпечаток подошвы ботинка на Луне не удостоился такой чести и громких оваций. Виссер конечно же улыбается, но взглядом ищет в толпе его. Сердце бешено стучит, подпрыгивая при каждом ударе под самое горло, пока наконец не проваливается в область желудка, когда взгляды двух парней пересекаются. Говорить с ним совершенно не хочется, особенно когда в процессе общего доклада он узнаёт, что мальчонка Элиот стал отцом. Все его поздравляют, а Гризз кривится в уродливой улыбке, стараясь задушить подступающие к глазам слёзы.

- Поздравляю тебя, - тихо выдыхает футболист, подходя ближе и уде по привычке повторяя все свои слова жестами, - Ты теперь отец. Это… Очень почётно. Быть первым отцом в этом городе. 

На этом его речь обрывается, дрожащий голос ломается, а взгляд, до этого направленный прямо на обсыпанный веснушками нос, падает вниз на трещину асфальта, через которую прорезается навстречу солнцу цветок. Символично. Так же олицетворяется в его голове и новая жизнь, которая появилась в этом всеми забытом месте, где горстка школьников предоставлена самим себе и вынуждена выживать.

Гарет хороший человек и не заслуживает этого, боли, которая царапает изнутри, давая разрастись чувству обиды, поэтому смахивает тыльной стороной ладони слёзы с уголка глаз и бормочет: - Я подменю тебя на дежурстве, можешь идти. Тебе это нужнее, - кивком головы указывая в сторону жилых домов, где были их комнаты. Не подаёт вида как ему горько, обидно и невыносимо хочется вернуть в эту обволакивающую сырость леса, наслаждаясь тишиной, выкидывая все тягучие мысли, которые давят на виски.
[nick]Grizz[/nick][status]плюшевый гризли[/status][icon]https://d.radikal.ru/d32/1906/8b/5ad816a3ac3a.png[/icon][sign]. . . [/sign][lz]<b>Гриз.</b> Коричный рулет, не понимает что происходит.[/lz]

+1

4

Вест Хэм почти пустой городок, населенный подростками, которые пытаются выжить, хотя потеряли уже троих, и в будущем потеряют еще больше. Вест Хэм душит своей пустотой, от которой никуда не скрыться. Даже не слыша ничего вокруг, Сэм не знал куда себя деть от всего этого. Ему хотелось убежать куда глаза глядят, заблудиться в лесу и навсегда остаться в нем. Скорее всего он погибнет в первые пару дней, но даже это лучше, чем все то, что происходило с его жизнью сейчас.

Увидеть Гризза, снова увидеть его лицо, почувствовать внимательный взгляд, увидеть, как шевелятся губы, прочитать по ним каждое слово, сказанное парнем. Все это было как бальзам на израненное сердце, но то, что говорил Гарет разбивало его снова на еще более мелкие осколки. Почетно? Вряд ли. Никто даже не обратил на это внимания.

- Спасибо, - выдавливает парень, стягивая с рук перчатки. Пальцы и ладони покрылись мозолями, на мизинце красовался какой-то цветастый пластырь – Келли сказала, что так будет веселее, а Сэм не противился. Ему все равно.

Бросает все в клумбу и делает шаг вперед. Он не слышит, но читает по губам, видит жесты руками, которые так неловко и порой неумело, но проделывает Гризз, от чего на душе становится тепло. Сэм видит, как меняется лицо парня, как он сдерживается, как ему больно и это вонзает еще один нож в сердце рыжего мальчишки.

- Я ждал тебя, - он говорит глухо и сопровождает все жестами, это помогает немного успокоить нервы. Он действительно ждал. Ему плевать на город, на всех его немногочисленных жителей, даже на Бэкку с ребенком, хотя он любит обеих. Сейчас его мир сконцентрировался вокруг Гризза, который грозной скалой возвышался над ним. – Мне нужна эта смена, - говорит парень, качая головой. Он не хочет уходить, он хочет остаться здесь, с ним. – И я не буду отнимать твою.

Еще шаг вперед. Их разделяет только трещина с пробивающейся сквозь нее травой и цветами. Иронично, но жизненно. Их коммуна это цветок, который начинает пробиваться через твердь асфальта к солнцу. Их с Гриззом отношения пока что не могут, но в глубине души Сэм очень надеется, что сможет исправить все, что сделал, вернуть хотя бы каплю доверия футболиста с самыми красивыми глазами. – Я правда очень ждал, - осторожно переступает через цветы, чтобы подойти еще ближе. Ужасно хочется прикоснуться, но Сэм не решается.

От Гризза пахнет лесом, свежестью, чем-то иным, а не всем, чем пахнет этот город, пропахший горсткой подростков. От него пахнет Гриззом, уж Сэму ли не знать. Мгновенный импульс, и Элиот подается вперед, поднявшись на носочки, и обхватывает руками широкие плечи. Плевать, если он сейчас оттолкнет его, но им обоим нужно это, наверное, даже Сэму больше. Он чувствует себя ужасным человеком, который просто не может отпустить, не может позволить ему строить свою жизнь. Обнимает так крепко, как может, касаясь щекой щеки. – Я скучал, - знает, что даже если Гризз ему что-то ответит, то он не услышит и не увидит. Все равно.

Даже если не обнимет в ответ, Сэм будет знать, что он попытался, он сделал то, что хотел и то в чем нуждался. Опускается полностью на стопы, заставив футболиста чуть ссутулиться и прижимается лбом к его лбу. Так много хочется сказать ему, но язык будто прирос к нёбу, а мысли в голове превратились в кашу. Но Сэм надеется, что у них еще будет время поговорить, что он узнает о земле, которую они нашли. Гризз герой, как и вся его группа. Они настоящие почетные жители города, а не Сэм, который добавил еще один голодный рот. Он никто, пустое место рядом с этими парнями и девчонками, ведь они фактически спасли город от медленной смерти от голода или от быстрой смерти в гражданской войне.

Прикрывает глаза, вдыхая уже такой родной запах, хотя вместе они провели всего один день. Но парень не врал, когда они уходили. Все, что было между ними было по-настоящему, он влюбился в этого неуклюжего с виду неказистого мальчишку, который намеренно принижает свои таланты, заявляя, что играет в футбол, потому что только это получается у него хорошо. Но Сэм знает, что в нем множество знаний и талантов.

Уже готов разорвать объятия и отойти, но все еще не осознав до конца, что поздно что-то чинить. Он не заслужил доверия и это оправданно. Гарет заслуживает лучшего, чем трус Сэм Элиот, который должен был сказать ему все сразу, всю правду, что это не его ребенок, что он первый, кого Сэм пустил в свою постель и свое сердце, первый во всем. Но струсил, выказал недоверие к человеку, который всего за сутки стал ему ближе, чем кто-либо.
[nick]Sam Eliot[/nick][status]читаю по губам[/status][icon]https://i.imgur.com/SknQ70r.png[/icon][sign]....[/sign][lz]<b>Сэм Элиот.</b> Булочка со сгущенкой[/lz]

+1

5

Был ли тот день ошибкой?

В этом новом мире Гатеру постоянно казалось, будто он не успевает жить – время неумолимо быстро утекает через пальцы. Ещё недавно их жёлтый автобус остановился напротив совершенно пустой школы, вокруг которой не гуляет охранник и все учителя будто растворились по щелчку пальцев, а вот уже позади пол года, за время которых группка детей, которая не знала взрослой жизни, научилась выживать самостоятельно, построила свой новый строй, маленькое общество.

Однако Виссер не чувствовал себя частью этой вынужденно сформированной ячейки. Пятым колесом. Запасной запчастью, которая пылится в кузове автомобиля до тех пор, пока о ней кто-то вспомнит, не начнёт нуждаться. И вот он, идеальный расходный материл, тот, кого не жаль отправить навстречу густой чащи леса, ведь его утрата — это не более чем потеря одного из сторожевых псов выскочки мэра, не больше, не меньше. Она надрессирует для себя ещё щенят и научит их кусать тех, кто ей не нравится или кто пытается перечить её словам.

Эллиот же смотрит на него с такой нежностью, что поднять взгляд сил нет. Его опутывает тёплое одеяло заботы, которое напоминает о том коротком пролетевшем моменте, когда они были вместе. И в тот день Гризз чувствовал себя самым счастливым, будто нашёл кого-то действительно важного и ценного, с кем сблизился н стал родным быстро, а в итоге сам же и обжёгся, слишком поверив в правдивость всего происходящего. Сэм его первый во всех смыслах, заставил чувствовать себя особенным, и своими же словами разбил его любящее сердце.

Он делает шаг.

Сердце Гарета тяжело ухает вниз, а пальцы рук сжимаются в кулаки. Парень неотрывно смотрит на трещину в асфальте и поджимает губы, говоря самому себе: «Я не прощу тебя».

Ещё один.

«Ни за что не отвечу тебе взаимностью,» - чем чаще повторяет, тем слабее уверенность в этом, тем громче приходится думать, срываясь на крик.

Так близко.

Чужие руки опускаются на плечи и обнимают так крепко, вынуждая опустится ниже. Тяжёлый камень сам собой спадает с плеч, Гризз не выдерживает и опускает дрожащие руки на поясницу, прижимая любимого ближе к себе, наклоняется, прижимаясь к его лбу своим и легко касаясь кончика носа.

Выдох.

Это так правильно и необходимо для них двоих, но совершенно нелогично и отвратительно по отношению к Бекки, которая ждёт его дома с ребёнком, рассчитывает на поддержку и помощь Эллиота, но оттолкнуть не может. Или просто не хочет? Оба варианта верны, в каждом из них есть доля правды, как и в глухом признании, что само собой срывается с губ:

- Я тоже по тебе скучал, - выдыхает в шею, на минуту забыв о том, что он его не слышит.

Завитки рыжих волос и россыпь веснушек на плечах, которую он рассматривал, пока Сэм лежал на его плече – единственное, к чему Виссер действительно хотел вернуться, но как теперь быть вместе он не понимал. Наверняка им как семье выделили отдельную комнату со всеми удобствами, а он так и останется тупым качком, который будет делить гостиную с ещё несколькими людьми и каждое утро просыпаться под звуки свистящего чайника или надрывно кричащего будильника.

Тревога – единственная причина, по которой он отступает, но не разрывает контакт, тут же заглядывая в самые красивые глаза и сжимая ладонями острое лицо, чуть дольше дозволенного удерживая эту связь, прежде чем снова заговорить, сопровождая каждое слово неторопливым и не слишком уверенным жестом:

- Вы с Бекки теперь семья, на вас лежит ответственность, и я буду вам только мешать. Я не хочу всё усложнять, - улыбается, пусть и печально, потому что убеждён, что поступает правильно. Никому не известно, как долго они проторчат здесь, а ребёнку нужны родители, какими бы молодыми и неопытными они не были.

Отступает, роняя руки вдоль тела и опуская плечи. Даже предположить не мог как подавленность накатит снова, контрастируя с пьянящим чувством свободы, которым Гризз дышал на той поляне. Мечтал вернуться к любимому человеку, который обещал его ждать, но снова чувствует себя забытой на полке старой статуэткой, предел мечтаний которой – собирать своими покатыми глянцевыми боками пыль.
[nick]Grizz[/nick][status]плюшевый гризли[/status][icon]https://d.radikal.ru/d32/1906/8b/5ad816a3ac3a.png[/icon][sign]. . . [/sign][lz]<b>Гриз.</b> Коричный рулет, не понимает что происходит.[/lz]

+1

6

Облегченно выдыхает, когда сильные руки обнимают, дарят такое нужное и важное ему чувство защищенности и покоя. Именно так должно быть, только так. Только эти руки, только этот человек рядом. Сэм не слышит, что говорит парень, но чувствует дыхание на коже. Хочет попросить его, чтобы он повторил, показал ему что сказал, но молчит.

Беспомощно хватается за его одежды не желая отпускать, поднимает глаза заглядывая в лицо, ластится к рукам, словно кот, которого приручили и сейчас снова выбросят на улицу. Сэм чувствует это, видит это в глазах любимого, хочет возразить, но закрывает рот, давая ему сказать.

Семья. Ответственность. Мешает? Нет, Гризз не мешает, никогда не будет. Сэм хочет сказать ему, что рассказал все Бекке, что это был тяжелый разговор для них обоих, но опыт с Гаретом научил его тому, что нужно говорить правду, сразу, пока она не всплывет наружу и не сломает все то, что ему так дорого. Они не разговаривали несколько дней, но девушка поняла его, ведь она знает его лучше всех, и видит, что Эллиот ходит сам не свой, хотя и пытается улыбаться, быть классным как обычно, помогать во всем, но когда думает что никто его не видит, становится печальным и совершенно потерянным, как маленький ребенок в супермаркете, который потерял маму и теперь никак не может ее найти.

— Стой, — хватает парня за локоть, разворачивая лицом к себе. Касается щеки, убирая с лица волосы, чтобы взглянуть в глаза. — Не уходи… пожалуйста.

Он не сможет жить в одном пространстве с Гриззом, если хотя бы не попытается все исправить. Он нужен ему, как глоток свежего воздуха, которого он был лишен все эти дни, пока Гарета не было в городе. Но если он сейчас позволит ему уйти, то Сэму самому придется уйти в лес и не возвращаться никогда, потому что другого выхода он не видит.

— Я люблю Бекку, люблю малышку Иден, — он говорит медленно, запинается от накрывающих чувств, потому что вид такого Гризза растирает в пыль и без того разбитое сердце. — Но не так… Не как, Сэм? Ты сам не знаешь ответа на этот вопрос? Или знаешь?

Знает. Он любит его. Да, они провели вместе так мало времени, но у Сэма было достаточно дней, чтобы подумать обо всем, понять, почему так болит где-то в груди, почему каждый раз, как у него спрашивали все ли с ним хорошо, он натягивал на лицо улыбку и говорил, что просто немного устал. Знал почему сердце едва не вырвалось из груди, когда он увидел, что Гризз вернулся, что он жив и здоров, когда он обнимал его, снова чувствуя сильные руки на спине.

Парень снова тянется к нему, приподнимаясь и сжав его лицо в ладонях, касается губ в несмелом поцелуе. «Не так как тебя, Гризз», — пытается сказать он этим, потому что так и не решился сказать вслух.

Странное чувство дежавю. Точно также они стояли вдвоем, когда группа уходила, но тогда Гарет вернул уходящего Сэма, он поцеловал его, пообещал что вернется. и исполнил свое обещание. А Сэм обещал его ждать, и тоже исполнил. Они больше не должны были ничего друг другу.

— Не уходи, — снова просит он, заставив себя отстраниться, но не убрал рук, не желая разрывать этот контакт, хочет, чтобы Гризз почувствовал его, понял без слов. Где-то в глубине души Сэм понимает, что должен сказать это вслух, доказать ему, чтобы парень поверил, дал ему хотя бы один мизерный шанс исправить то, что он разрушил.

Глубокий вдох, чтобы успокоиться, опускает руки на шею, на плечи. Сэм хорошо помнит каждую родинку на широких плечах, помнит как целовал эту шею, на которой еще видна дорожная пыль, помнит, как Гризз касался губами рыжей макушки, когда он задремал на плече. «Скажи ему», внутренний голос звучит настойчиво, будто толкает его в пропасть, дно которой утыкано кольями. И только от Гризза сейчас будет зависеть разобьется ли хрупкое тельце Сэма Эллиота или все же у него есть шанс на спасение.

— Не так как тебя, Гризз… Гарет, — ему отчаянно захотелось назвать ео нормальными именем, а не этой кличкой. Она нравилась ему, но назвать по имени это что-то иное, более личное, более важное. — Дай мне шанс, — шепчет он, показывая тоже самое жестами, глотает часть слов и надеется, что парень понял его, потому что сам он сейчас на грани, которая разделит его жизнь на «до» и «после». Не решается снова прикоснуться, хотя отчаянно нуждается хотя бы взять за руку, почувствовать тепло его кожи и все ту же безопасность, которую излучал этот неказистый на первый взгляд парень. Но Элиот знал, что внутри мальчишки Виссера скрывается столько чувств, внутри него большая сокровищница прекрасного и очень доброго человека, и он позволил Сэму прикоснуться к этому чуду. И сэм очень хотел снова получить эту возможность, снова начать все сначала, снова завоевать его, показать ему, как сильно он нуждается в нем.
[nick]Sam Eliot[/nick][status]читаю по губам[/status][icon]https://i.imgur.com/SknQ70r.png[/icon][sign]....[/sign][lz]<b>Сэм Элиот.</b> Булочка со сгущенкой[/lz]

+1

7

Уйти было бы проще всего. Правильно. Разумно. Оставить Сэма и мамашу его ребёнка вдвоём. Хотя нет, это неуважительно по отношению к Бекке, вряд ли она сама в восторге от своего материнства и хотела этого, просто так сложились обстоятельства – нет врача, который бы мог помочь сделать ей аборт, несколько месяцев ожидания, и вот новая жизнь. Ещё один крикливый голодный рот, когда на носу дефицит продуктов и зима. Пытаться что-то вырастить на окаменевшей от холода почве гиблое дело, зёрна промёрзнут и не дадут всходы. Но пальцы на его запястье сжимаются кольцом и не отпускают, так Гризз и застывает в полушаге, не решаясь вырвать руку и убежать или вернуться назад.

Правильно не всегда значит хорошо как минимум для одного, и в этой ситуации Виссер чувствовал себя проигравшим, при любом раскладе он оказывался или ни с чем, или разлучником, который посмел встрять между парой, у которой теперь есть обязательства перед ребенком, родителями которого они вынуждены себя называть.

От такого позора, который вряд ли получится с лёгкостью смыть, хочется спрятаться и никогда не выходить из комнаты, но даже этого себе футболист не мог позволить – собственного укромного уголка у него попросту нет, лишь диван в общей гостиной, где постоянно пахнет грязными носками и кислым потом (личной гигиене большинства подростков нужно уделять больше внимания, но не каждый считает нужным это делать).

Сердце начинает бешено стучать, а глаза чуть покрасневшие от слёз смотрят на Эллиота внимательно. Никогда Гризз не считал себя нытиком и нюней, не плакал даже когда падал с дерева или разбивал коленку, но всегда был невероятно чутким человеком. Сложно в это поверить, если видишь его впервые, что в почти двухметровом парне такая чувствующая душа, но именно поэтому он и не смог нажать на курок, не смог взять на себя решение кому жить, а кому умереть, пусть шанс такого расклада и был всего один к трём.

- Мне некуда идти, - в тон ему спокойно отвечает, из всех сил стараясь, чтобы голос не дрожал, и пытается неловко отшутится, - вокруг нас только лес и пустота.

Но звучит это совсем не смешно. Даже если вся эта ситуация затянется, появится недосказанность, и каждая случайная встреча начнёт отягчать, свалить ему будет попросту некуда, из этой дыры нет выхода, иначе бы они обязательно его нашли и вернулись к своим семьям, родителям, привычной жизни, в которой Гарет – просто футболист, а Сэм – плохо слышащий мальчишка, тем не менее научившийся уживаться с одноклассниками и отлично ладящий со всеми. Теперь же всё было куда сложнее, запутаннее, труднее для понимания. Исчез вектор, следуя за которым так просто принимать правильные решения.

Гризз вырывает руку и прячет ладони в карманы куртки, втягивает голову в плечи, пытаясь согреться, вопреки собственным ожиданиям не убегает, но и не делает попытку подойти ближе, так и застыв на границе трещины в плитке. Думает, будто пробуя слова на вкус, ища те самые, что будут верны и подойдут к ситуации, но ничего лучше, чем:

- Мы можем попытаться. Снова, - произнести не может. Нет-нет, а медленно сдаётся, встречаясь с искренностью во взгляде Сэма, с настоящим страхом быть отвергнутым, - Дай мне знать, как будешь готов встретиться. Где найти меня ты знаешь.

Отступает назад пока наконец не отворачивается не уходит, спеша вернуться к своей работе, чтобы не получить штраф или чего хуже, но чувствует себя непривычно легко, будто без этого разговора никогда не почувствовал бы такого желанного спокойствия, ощущая которое можно крепко спать ночью не перекатываясь с боку на бок. Спрятать от остальных парней из охраны улыбку у него не получается – все обращают внимание на непривычно довольную физиономию Виссера, но ограничиваются едкими смешками, не задавая вопросов.

[nick]Grizz[/nick][status]плюшевый гризли[/status][icon]https://d.radikal.ru/d32/1906/8b/5ad816a3ac3a.png[/icon][sign]. . . [/sign][lz]<b>Гриз.</b> Коричный рулет, не понимает что происходит.[/lz]

+1

8

Снова. Это слово как будто мягко подхватило уже рассыпающегося на части Сэма, заставив его собраться воедино. Он не поверил что Гризз действительно это говорит, не поверил, что он дал ему шанс, поэтому еще долго стоял глядя вслед уходящему парню,сжимая руки в кулаки.

Попробовать снова.

Сэм повторял эти слова про себя, пока возвращался к работе, пока снова зарывал маленькую лопатку в землю, копая очередную грядку, но сосредоточиться на этом не получалось. Когда он будет готов. Сэм сам не знал когда он будет готов, он не понимал что творилось с ним, но Гаррет зажег огонек надежды в душе, когда там уже все успело покрыться коркой льда.

До конца смены оставалось два часа, еще час до конца дежурства Гризза, и Эллиот решил что если он отложит сейчас, то никогда не простит себе этого. Они и так потеряли слишком много времени, он мог потерять то самое родное и прекрасное, что всего за несколько часов успел подарить ему этот парень. Сэм не хотел упускать ни единой возможности.

«Я подожду тебя после смены у футбольного поля» — набирает он сообщение. Не самое удачное место для встречи, но по вечерам там обычно никого не бывает, и они смогут спокойно поговорить обо всем. Сэму не хватает их разговоров, как в тот день, когда они часами разговаривали обо всем на свете, кроме самого важного. Сегодня им нужно было поговорить именно об этом, но Эллиот не знал как ведутся такие разговоры. Его родители считали его инвалидом, который всю жизнь проведет с ними, они любили его, заботились, но не видели в мальчике полноценного человека, который может любить, думать о будущем, хотеть чего-то.

Смешно думать о будущем, когда ты заперт в городе, посреди леса неизвестно где со сворой агрессивных подростков, готовых перегрызть друг другу глотки за право носить корону. Но Сэм думал. и теперь большая часть мыслей крутилась вокруг этого самого «снова». Заставить себя перестать улыбаться было непосильной задачей, и Эллиот поблагодарил бога, что он работает тут один, иначе пришлось бы объяснять не только свою счастливую физиономию, но и сцену с Гарретом, а Сэм не желал посвящать кого-то в свои личные дела.

Дождаться назначенного времени оказалось задачей вообще непосильной. Сэм написал Бекке, что взял дополнительную смену, чтобы освободить себе время для разговора с Гриззом. Он опять врал, но надеялся, что когда все объяснит, Бекка поймет его. Она не одна, и это его немного успокаивало. Но еще целый час брожения за пустыми трибунами большого футбольного поля сделал его нервным и дерганым. Сэм сотни раз прокручивал в голове все, что хотел сказать Гриззу. Он моделировал различные варианты развития событий, и в одном из них даже было такое, что вместо Гризза придут его друзья и велят Сэму держаться от него подальше, и это был самый безобидный из тех вариантов, что всплывали в рыжей голове, пока парень то садился к металлического ограждения, то снова вскакивал на ноги и начинал ходить вдоль него, хватаясь за холодную решетку, чтобы немного привести себя в чувство.

У него даже возникала мысль отменить встречу, сказать, что ему нужно время, что он занят, придумать что угодно. Но Сэм вбил себе в голову. что другого шанса Гризз ему не даст, и поэтому решил идти по горячим углям сразу, не откладывая и не искушая судьбу. Если он облажается, то лучше сразу, чем будет тянуть с этим. Гаррет не заслуживает страданий.

Он не видел и тем более не слышал шагов, но вздрогнул когда на него упала чужая тень. Да, он ждал его, сам позвал сюда, но настолько погрузился в свои мысли, что потерял счет времени.

Привет, — «снова». Парень улыбается, стараясь выглядеть приветливо, но он растерян, немного напуган и смущен, сам не понимает чем. Раньше, там дома, за трибуны и под них обычно звали когда хотели быстрого секса или устраивали разборки. Сэм не желал ни того, ни другого, пока что. Он хотел просто поговорить, честно и открыто, и лучшего места, увы, не придумал. — Ты сказал, что готов попытаться снова и поговорить, — повторил он его слова, сопровождая их жестами, и кажется на этом вся смелость Сэма растаяла. Он просто растерянно смотрел на Виссера, пытаясь понять о чем он думает, что он сделает. Мысленно умолял его подойти поближе, но из себя смог выдавить только: — Спасибо. И руки опустились вдоль тела, а большие светлые глаза вцепились в переносицу парня, потому что посмотреть ему в глаза Сэм боялся. — Я хочу начать все сначала, — говорит парень. — Без лжи  секретов. Сам делает полшага вперед, но их все еще разделяет расстояние, которое Эллиот не решается сократить. Он дает право выбора Гриззу, как он решит сейчас так и будет.
[nick]Sam Eliot[/nick][status]читаю по губам[/status][icon]https://i.imgur.com/SknQ70r.png[/icon][sign]....[/sign][lz]<b>Сэм Элиот.</b> Булочка со сгущенкой[/lz]

+1

9

Сложно концентрироваться на порядке на улицах города, когда в голове крутится как заевшая пластинка одна и та же мысль – скоро он снова увидит Сэма. Гризз до сих пор не мог поверить в то, что лесная свежесть, уходящие ввысь деревья и щебет птиц по утрам остались в прошлом, а фантазия сама собой подкидывала картинки того какой бы могла быть его жизнь даже в этом проклятом месте, согласись Элиот скрыться вместе с ним в чаще и разделить одну палатку на двоих. Ещё недавно вкус предательства горчил на языке, отбивая всякое желание видеть его, а теперь строил с ним своё будущее.

Наверное, со стороны это выглядело бы жалко, сумей кто-то прочитать мысли Гарррета. Так отчаянно хвататься за единственного человека, которому он смог довериться, даже после того как Сэм разочаровал его, выставил себя отцом ребёнка перед всеми, лишь бы Бекка не осталась одна и не справлялась со всем самостоятельно. Конечно, она сильная и очень отважная девушка, но стать матерью в таком возрасте даже в привычном для них мире было бы тяжело, сейчас же кучка подростков, умещающаяся в один жёлтый автобус, оказалась запертой непонятно где и предоставленной самим себе. Дефицит еды, болезни, эпидемии, отсутствие должного ухода – вот что ждёт младенца, имя которого Виссер даже не пожелал узнать, чтобы не ассоциировать его с папашей.

Сколько бы обиды или злости не теплилось в его груди царапая рёбра он всё равно любит Сэма, а воспоминание о нём самое чистое, что было у Гризза с момента как они оказались в точной копии Вест Хэма. Человек, на чьём языке он хочет говорить и чьи поцелуи хочет чувствовать на своих губах каждое утро.

После третьего замечания футболиста перестают доставать глупыми вопросами почему он такой рассеянный, ведь получают один и тот же ответ – всё в порядке. Для себя они находят оправдание этому в событиях, под которыми спрятался весь город, выбор нового мера, возвращение группы из экспедиции, усталость в конце концов, ведь Гаррету даже не дали отряхнуть ботинки от грязи и еловых колючек, сразу отправили отчитываться о полученных данных, а затем выставили с остальными патрульными в жёлто-красных толстовках следить за порядком на улицах, предчувствуя неладное.

От предвкушения конца смены неприятно потеют ладони, которые рослый футболист прячет в карманы наброшенной поверх куртки, мороз как будто не берёт его, отлетая рикошетом от кожи. Жар расползается от макушки вдоль тела вниз по мере того как Гризз ускоряет шаг и спешит к заранее оговорённому месту встречи за школьными трибунами. Обычно такие укромные закутки отличаются обилием жвачек под сиденьем, пустых пивных банок и бережно охраняемых воспоминаний об уединённых парочках, которые прячутся от любопытных глаз чтобы оказаться в объятиях друг друга. И вот теперь он сам был половинкой такого тайного дуэта, но в отличие от своих предшественников не боялся столкнуться лбом с осуждением – окружающий мир легко принял его выбор партнёра, его чувства и не проявил ни капли осуждения. Не то чтобы Виссер кричал о своей любви к парням на каждом шагу, но вышел из шкафа он достаточно быстро, чем и подтвердил догадки большинства, что девушки ему попросту безразличны.

Чем ближе он подходит к Сэму, тем медленнее шаги «медведя». К счастью, приятель не слышит хруста ветки под тяжёлым ботинком и не обращает на него внимания, когда Гризз тихо ругается себе под нос, зато моментально оборачивается, ощутив тяжесть его тени на своих плечах и затылке. Уголки губ невольно дёргаются в улыбке, и юноша замирает на вместе как вкопанный, прижимаясь виском к металлической балке, которую чудом не познакомил со лбом, вовремя успев пригнуться.

Таким беспомощным и уязвимым Гаррет не чувствовал себя никогда. Здравый смысл подсказывает, что он должен злиться, негодовать, возмущаться, чувствовать обиду по отношению к Сэму, но ничего не может с собой поделать и только переводит взгляд с веснушек на его носе на медленно двигающиеся губы и обратно.

- Я согласен, - на удивление серьёзно и в то же время легко без всяких раздумий говорит футболист, вытягивая руку перед собой и опуская ладонь на грудь парню, удерживая дистанцию между ними, пока озвучивает единственное условие, которое хочет выдвинуть: - Тогда расскажи мне всё, - уже по привычке поднимает руки, сопровождая слова жестами, - Правду, которая не оставит места секретам, какой бы горькой она не была. Твой ли это ребёнок и правдой ли было… - взгляд вместе с шумным выдохом падает вниз, когда его сильные руки опускаются вдоль тела, - Всё что между нами.

Нет-нет, а сомнение клокочет под сердцем, давя на него как раковая опухоль в груди. Конечно, не будь всё так Сэм не стоял бы здесь и сейчас перед ним, но почему-то Гриззу важно услышать это от него.

[nick]Grizz[/nick][status]плюшевый гризли[/status][icon]https://d.radikal.ru/d32/1906/8b/5ad816a3ac3a.png[/icon][sign]. . . [/sign][lz]<b>Гриз.</b> Коричный рулет, не понимает что происходит.[/lz]

+1

10

Правду. Сэм никогда не был лжецом, никогда не врал родителям, и даже пытался наладить отношения с братом, хотя знал, что он болен и от него лучше держаться подальше. Но он не сразу сказал о бумагах в офисе директора, испугавшись, не сказал Гриззу о ребенке и их договоренности с Ребеккой, н говорил много чего еще, но сейчас обязан был выложить все как есть, хотел этого. Хотел рассказать ему все, надеялся, что Гризз поймет его, примет после всего что он скажет, даст возможность построить все заново, без лжи и умалчиваний.

- Нет, - тихо выдает парень, отходя на полшага назад. Гризз не готов к физическому контакту, и Сэм это чувствует, поэтому не хочет нарушать его личное пространство, выходя за его границу. – Это не мой ребенок. Пальцы дрожат, но говорит он четко, медленно, чтобы парень понял каждый его жест, чтобы правильно услышал каждое слово. – Я не знаю чей он, и Бекка не говорит. Я обещал помочь ей, потому что она моя подруга. До того, как мы с тобой… встретились. Он не знает, как еще назвать все то, что между ними было. Всего один день вместе, и, казалось бы, что такого, но Сэм был уверен, что это настоящее, это навсегда, то, что было между ними, что-то большее, чем страх одиночества и страх того, что происходит в городе.

Медленно, слишком медленно трескалась эта стена лжи, которой Сэм окружил себя, но Гризз не уходил, он стоял и ждал, смотрел на него, ждал ответа на более важный вопрос, а Сэм просто не знал, как сформулировать все то, что творилось у него внутри стоит ему просто подумать о Гаррете Виссере, вспомнить его улыбку, вытащить из памяти его просьбу поцеловать его, их вечер в комнате Гризза, и какое мягкое у его одеяло, под которым было ужасно жарко, но Сэм продолжал прижиматься к горячей коже партнера.

- Правда, все что между нами – правда, - твердо произносит Сэм, глядя прямо в глаза Гриззу, и повторяет свои слова жестами. Он знает, что для его собеседника эти жесты не важны, он его слышит, но для Сэма важно подтвердить это не только нетвердой речью, но и тем языком, на котором он общается с миром уже больше десяти лет.

- Каждое слово правда. Каждое прикосновение правда. И тогда, и сейчас. Я должен был сказать тебе все сразу, но испугался, - мальчишка шмыгает носом и поджимает губы. Он обещал себе быть сильным, но только допустив мысль, что сейчас Гаррет скажет, что он ему не верит, развернется и уйдет, сломала в нем что-то. Он так ждал эту встречу, надеялся, что сможет донести рационально и правильно все, что хотел сказать, но ему только шестнадцать, он заперт в полупустом городе, где одни подростки, которые убивают друг друга за власть совсем как взрослые, ему страшно, он стал отцом чужого ребенка и сейчас, кажется, теряет единственного человека, который мог бы дать ему счастливое будущее, который не воспринимает его как больного или ущербного, даже в этом проклятом и забытом богом месте.

– Все правда, - тихо повторяет Эллиот, опуская руки и голову вниз. Он не хотел давить на жалость, не хотел вообще давить на Гризза в принятии этого решения, но сдался под напором собственных эмоций и страхов.

Ему хочется обнять Гаррета, просто прижаться к его груди и, хотя бы на время, забыть обо всем том дерьме, что их окружает. Не думать о том, что его неадекватный брат в любое время может решить, что Сэм отличное оружие в выборах и заставить его работать на него. Не думать о том, что против него могут использовать не только Бекку и малышку, но и Гризза, а это точно сломает его, потому что позволить причинить вред Виссеру он не может, не позволит, сам подставившись под пули или ножи.

Снова тихо шмыгает носом, тяжко вздыхая, уже смирившись с тем, что надумал сам себе. – Прости, - шепчет едва слышно, повторяет это пальцами, но глаз не поднимает. Стыдно, что он расклеился, тяжело, потому что он чувствует, как тяжело Гриззу все это время. Его не было несколько дней, таких бесконечно долгих дней, которые Сэм старался забить работой и помощью своей внезапной семье, чтобы они пролетали быстрее, но вот они закончились, вот он Гризз стоит перед ним, слушает, как Эллиот оправдывается и закапывает себя еще больше. – Все эти годы я боялся, что останусь один до конца своих дней. Кому нужен глухой, - парень горько ухмыляется, вытирая щеку тыльной стороной ладони. - А потом пришел ты и дал надежду, и я испугался, повел себя как трус и эгоист, - он поднимает-таки голову и смотрит прямо в глаза парню напротив.
[nick]Sam Eliot[/nick][status]читаю по губам[/status][icon]https://i.imgur.com/SknQ70r.png[/icon][sign]....[/sign][lz]<b>Сэм Элиот.</b> Булочка со сгущенкой[/lz]

+1

11

Смотреть на Сэма невыносимо больно. Сердце завязывается в тугой узел, который давит на грудную клетку, мешает дышать и перекрывает все слова. Он откровенный, солнечный и такой искренний, его тревога настоящая, а волнение совершенно правдивое, невозможно не поверить в то, что Эллиоту искренне жаль. Гризз до сих пор не сгрёб его в охапку крепких объятий только из-за принципов, которые велят ему стойко держаться на дистанции и дать себе время принять правду. А правда горькая, пусть и утешительная для него.

Это не ребёнок Сэма, и Виссеру этого достаточно, чтобы закрыть глаза на факт отцовства маленького мужчины, ставшего таковым не по своей воле. Вернее, решение это юноша принял сам, но протягивая руку помощи Бекке он ещё слабо понимал какую ответственность берёт на себя и какие последствия у этого выбора. Они оказались в жестоком и холодном времени, где каждый рвёт глотку за себя, озверевшие подростки готовы убивать друг друга за власть, а чья-то смерть от чужой руки не считается преступлением, живёт в крошечном обществе как справедливая мера наказания. Это бесчеловечно, страшно и пугает до дрожи – ты можешь получить пулю в висок, если не сможешь доказать собственную невиновность, опровергнуть обвинения, и никто не станет искать улики в твою защиту кроме церковной девчонки, чьё мнение всё реже и реже принимается как весомое.

Вера людей медленно затухает с каждым днём, потому что это место придумал явно не Б-г, а кто-то, кто наказывает их. Но за что наказывать горстку подростков, не говоря уже про невинное дитя, которое впервые увидело здесь свет и издало свой жизненный крик?

Гаррет так и не смог нажать на курок, но свой поступок парень не считает трусостью.

- Сэм, - тихо произносит его имя, выслушав пламенный монолог, надеется, что любимый поднимет голову выше и посмотрит ему в глаза. Пальцы же до белых костяшек сжимают предплечья через плотную ткань куртки, когда «медведь» обнимает сам себя, сердце скачет в груди как бешеный двигатель, но по общим ощущениям ему легче, будто пропала «косолапая» неловкость, с которой Гризз ломал сухие ветки тяжёлыми ботинками или толкает подошвой камень под ногами.

Слова всегда давались ему с трудом. Высокий рост, широкие плечи, крепкие мышцы – он стереотипный здоровяк, которому самое место в футбольной команде, но в голове Виссера слишком много правильных и здравых мыслей, которые никак не вяжутся со всеми этими предрассудками. Он задаёт много вопросов, а чувство морали завышено настолько, что до сих пор выворачивает наизнанку при воспоминании о мёртвом теле, обмякшем на стуле, когда сразу три выстрела прогремело в лесу, ударяясь эхом о стволы деревьев. Как два идеально подходящих друг другу кусочка паззла им с Сэмом повезло встретить друг друга – человек, так и не научившийся выражать чувства словами, и тот, кто никогда не смог бы услышать его голос, но кто легко распознаёт малейшие перемены в лице, считывает жесты руками и смотрит в глаза, удерживая на себе внимание целиком и полностью.

Столько лет они учились рядом, встречались на школьных коридорах, даже за ланчем могли оказаться за одним столом и разделить на двоих сэндвич, но заметили друг друга лишь оказавшись на краю пропасти, куда не пожелаешь попасть даже врагу.

Сэм не слышит, опустил голову трусливо вниз, поэтому Гриззу приходится подойти ближе. Парень осторожно касается ладонью его щеки, перехватывает его взгляд и всё ещё сомневаясь, но в себе, а не в своих чувствах, кротко говорит, уже по привычке дублируя всё что озвучивает вслух жестами:

- Спасибо, что рассказал правду, и… - говорить об этом трудно, но необходимо, чтобы быть услышанным, - Ты не один, Сэм, - как он рад, что Эллиот не слышит этого, а читает по губам, замечает разве что дрожь в них, - И ты не какой-то калека, от которого только проблемы. Ты…

Опять у него нет подходящих слов, ладони вспотели, из-за чего Гаррет одёргивает руки вниз и трясёт ими в воздухе, как часто это делал, чтобы после мытья, чтобы вода на коже поскорее высохла.

- Чёрт, ты… - от бессилия он скоро начнёт задыхаться, но «Гризли» удивительно смело выдерживает прямой взгляд в глаза до сих пор, - Тот день, всё что было между нами – лучшее, что случалось со мной за жизнь!

Вот и всё, он выпалил это, едва не заработав сердечный приступ, но наконец-то улыбнулся. Не то чтобы в его планы входило хвастаться, что после успешной вылазки его наградили некоторыми привилегиями и переселили с дивана в общей гостиной в отдельную комнату, и тем более не хотел торопить события, но Гаррет осторожно обнимает его пусть и ненадолго, быстро, прежде чем посмотреть в лицо снова и сказать: - Мы можем попытаться опять. Теперь у меня своя комната, ну и если ты вдруг хочешь прийти…

«Заткнись, Гризз, просто заткнись!» - ругает себя, понимая, как ужасно это звучит, готов взвыть от собственной дурости и делает шаг назад, выдыхая тихо: - Прости, я ничего такого не имел ввиду, - и смотрит беспомощно в глаза, будто просит «скажи что-нибудь», потому что сам выплыть из неловкости, которая медленно утаскивает его на дно, уже не может. Будь смелым за нас двоих, Сэм.
[nick]Grizz[/nick][status]плюшевый гризли[/status][icon]https://d.radikal.ru/d32/1906/8b/5ad816a3ac3a.png[/icon][sign]. . . [/sign][lz]<b>Гриз.</b> Коричный рулет, не понимает что происходит.[/lz]

+1

12

Руки у Гризза теплые, и, не смотря на тяжелую работу, мягкие. К ним хочется прильнуть, закрыв глаза и никогда не отходить. Сэм поднимает голову и трется щекой о ладонь парня. Он так скучал по его прикосновениям, которые всего за один вечер вместе стали такими необходимыми и родными, будто они встречаются уже очень давно.

Сэм «слушает», читает по губам и видит, как тяжело ему даются слова. Не один. Странно такое слышать, потому что даже с лучшей подругой или рядом с кузиной и друзьями он чувствовал себя одиноким. Будто не хватало чего-то важного. И это важное он нашел в Гаррете. Забавном неповоротливом и милом футболисте, который был умнее, чем могло показаться на первый взгляд.

Калека, от которого только проблемы. Вот это уже про него. Таким считал его брат, уверен, что и родители тоже, хотя виду не подавали, да и многие другие, даже Бекка. Сэм привык к тому, что он не такой как все, привык всегда смотреть в глаза собеседнику, читать по губам и ловить любые изменения в лице собеседника. Также как ловил изменения во взгляде Гризза. Как печаль и грусть уступали место надежде, зажигая в нем прежний огонек, который так понравился Сэму еще на том глупом выпускном, когда Гризз заговорил с ним, пытаясь изобразить что-то на языке жестов. Только Гризз не видел в нем инвалида, и ради того чтобы они могли общаться он учил язык жестов, а Сэму стоило огромных усилий, чтобы смотреть на его лицо, читать по губам, а не думать как бы ему хотелось его поцеловать.

- Как и со мной, - отвечает Сэм, когда сердце перестало сжиматься от переполняющей его нежности к этому медведю. Он не думал, что когда-то сможет найти человека, к которому будет испытывать столько всего сразу, бешенный коктейль из чувств и эмоций, которым его накрыло с головой в тот момент когда Гризз попросил его поцеловать, и не отпускало до сих пор. А от его улыбки, наконец-то, искренней и нежной, а не печальной, подкашиваются колени. Сэму страшно от всего, что он чувствует, он не знает, как с этим быть и что делать, как вести себя теперь и кто они сейчас друг другу. Боже, как будто до этого он знал.

Эллиот вздыхает, прижимаясь к плечу парня, когда тот обнимает его, и становится легче, немного, но легче. А тот тут же отстраняется, заставив вцепиться пальцами в края куртки, чтобы не отпустить и не разорвать ту хрупкую ниточку доверия, которую они протянули сейчас.– Прости, что не сказал тебе все с самого начала, - снова извиняется рыжий мальчишка, глядя в такие любимые глаза. Пока что он еще не осознает всего, не понимает что чувствует, но хочет попробовать снова, хочет еще раз оказаться наедине с Гриззом, не так как сейчас. Не боясь что кто-то забредет сюда, не переживая что они не успеют до комендантского часа вернуться к себе, а просто запереть дверь и побыть вдвоем, когда кажется что весь мир сжался до размеров маленькой комнаты и двух людей в ней.

В их положении уединение это слишком большая роскошь, а одиночество порой бывает очень опасно, особенно если ты глухой, и не услышишь, как какой-нибудь псих подойдет к тебе сзади и решит избавить город от слабого и больного, который принес еще один голодный рот. Не самые приятные мысли в такой момент, но кто бы осудил Сэма за это. Он был уверен, что подобное сидит в голове у каждого жителя их маленькой общины.

– Я бы хотел прийти, - парень улыбается, говорит все также глухо, забыв повторить свои слова жестами. Но ему и не нужно, Гризз его и так слышит. Он все еще рядом, цепляется за край его куртки, не дает отойти еще дальше. – Если ты не против. Им тоже выделили отдельный домик. Маленький, на окраине города. Но звать Гризза к ним означало бы снова все испортить. Он уже рассказал всю правду, вывернул перед ним все свои чувства, беспомощно хватаясь за ткань его куртки, чтобы удержать рядом, пока что этого хватит для них обоих.

Комендантский час не ждет никого, и им пришлось покинуть не самое уютное, но убежище, где они могли свободно держаться за руки, Сэм мог прижаться к его плечу, тяжело вздыхая, и улыбнуться, чувствуя теплую руку в волосах. Все это было их моментом, в который не хотелось впускать жестокую реальность.

Они вместе шли по улице, чтобы расстаться на перекрестке, неловко напоследок сжав ладони. Сэму хотелось большего, но он боялся торопить события и понимал, что сам не знает как себя вести. Но через два дня стоял на пороге комнаты Виссера, неловко переступая с ноги на ногу. – Привет, - снова улыбка, теплая и приветливая, солнечная, такая, какую в нем вызывал только Гризз.

Они пересекались в эти дни на улице, за обедом и на работе, постоянно переписывались, но у Сэма порой просто не хватало сил чтобы дойти до дома и он готов был ночевать в амбаре при их садике, написав перед этим Гриззу, и только после Бекке. Но ей нужна была помощь, а Сэм вызвался быть опорой много месяцев назад и не мог нарушить этого. И только сейчас он смог собрать волю в кулак, забыть про свою усталость, хотя Гризз наверняка устает куда больше, и прийти, тихо порадовавшись что в доме пока что никого не было, и у них была еще пара часов до отбоя. Подходит ближе, прикрыв за собой дверь. – Прости, что не зашел раньше. У меня по две смены в день и ребенок… Сэм замолкает и смотрит на вмиг посеревшее лицо медведя. Он снова все испортил. – Я… Хочет сказать что-то еще, но только беспомощно хватается за руку Гаррета, не давая ему отойти.
[nick]Sam Eliot[/nick][status]читаю по губам[/status][icon]https://i.imgur.com/SknQ70r.png[/icon][sign]....[/sign][lz]<b>Сэм Элиот.</b> Булочка со сгущенкой[/lz]

Отредактировано Rick Elgort (15-08-2019 13:16:30)

+1

13

Гризз чувствует себя обманутым и брошенным. Открыть кому-то сердце для него не легко, с самого детства в его голову вкладывали дюжину установок что он должен и чего не должен делать, но ни одна из них не рассказывала, как разобраться в своих чувствах.

Будь смелым и ничего не бойся. Поэтому ещё совсем юный мальчишка выбирает спорт в качестве хобби, делает без усилий броски, которые попадают точно в цель, а широкий разворот плеч и очевидный выигрыш в росте даёт преимущество перед соперниками на поле, чтобы сбивать их с ног одним уверенным толчком. Гаррета не пугают переломы, синяки и ссадины, а с малых лет он знает, чем обрабатывать ушибы и какой температуры должна быть вода, чтобы забрать боль из вывихнутых суставов.

Будь заботливым и обходительным по отношению к девушкам. Ни одна его бывшая не может сказать о парне ничего плохого. Да и что говорить про того, кто боялся её коснуться пальцем? Сперва это воспринимается даже положительно, словно Гризз весь из себя такой джентльмен и не торопит события, ждёт, когда кукольная малышка из группы поддержки подаст ему сигнал, что готова к наступлению на следующую базу, но разочаровывается, когда её откровенные намёки не замечают в упор, пренебрегают короткой юбкой или двузначными приглашениями зайти в гости.

Будь настойчивым, но в меру. После первого же поцелуя Виссер теряется, не знает куда деть руки и мягко отталкивает девушку от себя, опустив руки ей на поясницу. «Мне нужно время» - звучит странно от парня, когда все приятели его возраста думают преимущественно членом и мечтают засадить его в какую-нибудь щёлку, но не Гаррет. Сама перспектива близости его пугает, не возбуждает, а порнушка не заводит. Даже смотреть на экран телефона и обсуждать с остальными какие классные у той или иной девицы сиськи ему кажется грязным и мерзким, проще уж вытерпеть несколько колючих шуточек про то, что он гомик или импотент.

Ни одно правило не отвечает на вопрос «что делать, если ты действительно влюбился в другого парня?». Или как себя вести, если уже второй день подряд вы только и делаете, что коситесь друг на друга, пока Сэм вылизывает веником улицы, а ты с дружками из патруля шныряешь по улицам и следишь за порядком. Даже поговорить толком не удаётся, потому что в общей для всех столовой слишком много пар глаз направлены на вас, стоит подойти ближе привычного, задержаться на пару секунд возле столика, за которым сидит Эллиот.

Так глупо было дать ему шанс. Хочется забрать его обратно, видя, как бессовестно любимый им пренебрегает, словно это не он под спортивной трибуной просил дать ему эту возможность.

Какой же ты идиот, Гаррет.

Поэтому так тяжело поверить, что это именно Сэм стоит напротив двери его комнаты. Гризз не готов, но бурчит тихо: - Проходи, - делая пол шага в сторону и пропуская его в спальню. Не нужно быть слишком наблюдательным, чтобы заметить разбросанные вещи, мокрую от дождя куртку, которая сохнет на батарее, и пару джинс на столе, ей там явно не место. Но главное, что поменялось, волосы парня теперь слишком короткие и не собираются в хвостик на макушке, чуть прикрывают уши и надоедливо лезут в глаза. Непривычно, но, как ему кажется, очень идёт.

Очевидно, что гостей Виссер не ждал.

- Я знаю, - заканчивает за него футболист, скрестив руки на груди в защитной позе и опустив голову вниз, чтобы спрятать взгляд, но вспоминает, что в таком случае Сэм не сможет прочитать его речь, поэтому поднимает подбородок выше и отводит голову чуть вбок, пряча взгляд, - Бекка, ребёнок, работа. Тебе не нужно оправдываться.

Нет-нет, а обида сочится в голосе, жаль, что Эллиот её не слышит и не может её почувствовать, но наверняка и сам прекрасно догадывается, что что-то не так.
[nick]Grizz[/nick][status]плюшевый гризли[/status][icon]https://d.radikal.ru/d32/1906/8b/5ad816a3ac3a.png[/icon][sign]. . . [/sign][lz]<b>Гриз.</b> Коричный рулет, не понимает что происходит.[/lz]

+1

14

Сэм съеживается в комок, становится еще меньше, чем он есть, чувствуя раздражение и злость Гризза. Он не слышит его, но видит его глаза, видит, как парень отворачивается от него, ощущает тяжелую атмосферу в комнате, что закручивается вокруг них, грозясь стать ураганом, который сметет все, что Сэм просил его сохранить и попытаться восстановить. Его вина, его промах. Он просил шанс и так бездарно его проебал.

Парень ежится от капель дождя, что падают с рыжих волос на шею, осматривает украдкой комнату. Маленькая, но им двоим бы хватило места. Гриззу хватает одному. Без Сэма ему, наверное, будет лучше. Но куда ему деться?

- Надо, - опускает руки, сцепив их в замок, боясь сделать шаг ближе, после того, как парень отошел, спрятался за скрещенными руками, будто защищался. Он прогоняет. Не говорит этого вслух, но прогоняет, не хочет видеть Сэма здесь. Все как тогда. Только на этот раз Сэм не врал, не хитрил и не скрывался, но в те два дня, что прошли, он не хотел приходить к нему уставший и вымотанный, за полчаса до комендантского часа, а потом пробираться домой дворами, чтобы не нарваться на патруль, и вынуждать Гаррета врать своим друзьям. Он хотел провести с ним как можно больше времени, поэтому и оставил сегодня только одну смену, после которой сразу же пришел сюда. – Надо, - снова повторяет он, дублируя свои слова жестами. – Я обещал быть честным во всем.

Он смотрит на профиль парня, которого любит, смотрит на короткие волосы, которые раньше собирались в забавный хвостик, а теперь открывали уши и затылок, падая только на глаза. Ему идет. Сразу делает взрослее, еще красивее, чем он был. Хочется протянуть руку и прикоснуться, но Сэм кусает себя за щеку и продолжает, не двигаясь с места, все также стоя у двери.

– Я, и Бекка с девочкой обуза для вас всех, - говорит парень глядя в висок Гриззу, даже если тот не хочет смотреть на него, Сэм будет смотреть только прямо, как бы тяжело не было. Он не ассоциирует себя с ними, как семью. Если его лучшая подруга и ее ребенок, которым он будет помогать всегда. А есть он, Сэм Эллиот, глухой мальчик, который влюбился в своего приятеля. – И я должен доказывать, что на что-то годен, чтобы в будущем не оказаться в чьем-то винном погребе в ожидании приговора обезумевших подростков. Эллиот тяжко вздыхает, потому что знает, что в итоге окажется, и он, и Бекка с малышкой, как бы сильно Келли не заботилась о них, отдавая часть своего пайка. Если начнется голод избавляться начнут от самых слабых. Он не хотел напоминать Гриззу о том, что произошло после убийства Кассандры, потому что знал, как тяжело это далось ему и знал, что он не смог нажать на курок. Сэм гордился им, знал, что его парень (да, он все еще верил, что Гаррет его) не убийца.

- Я хотел прийти, каждую минуту хотел, - тихо говорит Сэм. Ему больших трудов стоит не опускать взгляд, не опускать голову. Наверное, он заслужил эту обиду и недоверие, поделом ему глупому дурачку, который собственными руками снова все уничтожил. – Не надо так, Гризз, пожалуйста, - заламывает пальцы, пятясь к двери. Уйти сейчас означало бы навсегда все зачеркнуть, но и остаться он не мог, ведь Виссер не хочет его видеть. Так и встал у двери, сжав в кулаках рукава кофты, которой прикрывался от дождя, пока бежал сюда.

– Не лишай меня шанса быть с любимым человеком, только потому что я пришел к нему лишь сейчас. Пожалуйста. Сэм уже даже не контролирует что говорит, потому что устал держать все в себе, устал скрывать от всех как сильно он хочет быть с Гриззом, как ему хочется иногда просто взять его за руку и почувствовать себя защищенным от всего. Но сейчас он стоит, прижавшись спиной к двери, готовый в любой момент уйти, стоит только Гаррету сказать, чтобы он выметался, но просит его не делать этого, едва сдерживая дрожь в голосе.
[nick]Sam Eliot[/nick][status]читаю по губам[/status][icon]https://i.imgur.com/SknQ70r.png[/icon][sign]....[/sign][lz]<b>Сэм Элиот.</b> Булочка со сгущенкой[/lz]

Отредактировано Rick Elgort (15-08-2019 20:25:29)

+1

15

Обида Гризза такая глупая и детская. Он сам начинает это понимать, когда видит боковым зрением как ломает Сэма, как срывается его и без того слабый и неуверенный голос, а руки больше не повторяют каждое слово. Так мелочно и жестоко с его стороны, что становится стыдно, ведь парень не преследовал цели вывести его из себя и уж тем более не хотел видеть слёзы на лице, которое любит.

Всё ещё любит.

- Сэм… - окликает его тихо, напрочь забыв о том, что юноша не услышит его голос, оборачивается и подходит ближе, но не сгребает в медвежьи объятия, а протягивает руку к дверному замку и мягко поворачивает его, запирает комнату, чтобы никто и не подумал разрушить их момент, вечер только для двоих. Или потому что боится, что Эллиот всё же сбежит? Причин может быть уйма, но в четырёх стенах, куда нет доступа, Гаррет наконец-то чувствует себя защищённым и чуточку счастливым, потому что вот он Сэм, рядом, такой живой, яркий со своей рыжей шевелюрой и немного печальный, с красными от слёз глазами, которые хочется смахнуть ладонью и сделать всё что в его силах, чтобы больше никогда не видеть любимого таким.

Помня их первый вечер вместе отчётливо словно это было недавно, Виссер осторожно берёт парня за руку и подводит к кровати, усаживает на край и опускается напротив, чувствуя, как проседает матрас под тяжестью двух тел, виновато кусает губы, отчаянно думает, как всё исправить, переводя взгляд с ладони, которую Сэм сжимает так крепко в своей, на опущенное вниз лицо и обратно. «Я не убегу,» - хочется его заверить, но Гризз действует наверняка – тянется вперёд и касается губами солёной мокрой щеки, прижимается лбом ко лбу ненадолго, обращая на себя всё его внимание, буквально выхватывая и требуя его себе, прежде чем снова открыть рот:

- Сэм, прости, я был груб, - проверяет читает ли юноша по губам всё, что он говорит, придвигается ближе, старается унять дрожь, - Я хочу быть с тобой, и… - неуверенность, снова обрывает фразу и пресекает все мысли, задерживает паузу, но заставляет себя закончить: - Если ты хочешь, то мы можем выйти утром вместе. Все увидят нас.

Кажется, что это неожиданно даже для него самого – такой шаг, смелость, удивительная решимость выйти из шкафа, в котором медведь прятался слишком долго, притворяясь другим человеком, напрочь забыв о том, кто же он на самом деле. Слишком устал прятаться за ложью ожиданий, которые возлагают на него все. 

Сердце бешено стучит, от волнения потеют ладони, а дыхание сбилось. Заявить о себе кажется правильным. От шквала вопросов, который осыпется на голову, кровь стучит в висках, запятнанная репутация не оставит ни единого шанса сохранить репутацию чистой, наверняка его посчитают разлучником, чёртовым педиком, который уводит отца из семьи, но Гаррету кажется, что он готов. Или слишком умело он обманывает себя. Но дальше спрятаться в тёмном ужасном чулане из собственных табу не получается. Быть может Бекка даже найдёт в себе силы простить их, но и дальше оставаться членом патруля он даже не надеется. Тайна давит на грудь с такой силой, что становится больно дышать, Гризз прижимается щекой к плечу и проводит носом по шее парня, сдаётся.

Устал. Слишком устал оправдываться перед самим собой за свою трусость.
[nick]Grizz[/nick][status]плюшевый гризли[/status][icon]https://d.radikal.ru/d32/1906/8b/5ad816a3ac3a.png[/icon][sign]. . . [/sign][lz]<b>Гриз.</b> Коричный рулет, не понимает что происходит.[/lz]

+1

16

Страшно и тяжело. Сэм видит движение, но боится поднять голову. Он знает что Гризз не причинит ему зла. Кто угодно, но не он. Но неосознанно сжимается в комок, когда мимо показывается рука, но ничего не происходит. 
 
Он чувствует его запах рядом, его дыхание, и так ужасно хочется просто прижаться к нему и хотя бы на время обо всем забыть, спрятавшись за закрытой дверью его комнаты. 
 
Теплая ладонь касается его пальцев и Сэму кажется что он пропустил удар сердца. Ему так не хватало его рук, теплых и нежных, несмотря на грубую работу и мозоли от футбольного мяча, рук. Эллиот сжимает ладонь крепко, словно боится, что это видение, и Гаррет вот-вот растает, оставив его одного. Но он все еще здесь. Такой живой и красивый, так печальный, но крепко держит его за руку, сжимая пальцы. 
 
Сэм послушно идет за ним, он сам не знает чего ждать и как поступить, но его не прогнали, не выставили под дождь и, кажется, все же у него есть шанс, но об этом не хочется думать сейчас. 
 
Впервые за вечер парень наконец выдыхает, будто с его плеч упал огромный груз, когда чувствует поцелуй на щеке, горячее дыхание на коже. Прикрывает глаза, касаясь лба Гризза и дышит полной грудью, повинуясь и поднимая голову. Смотрит на него, заглядывая в уставшие глаза, «слушает» внимательно, ловя каждое его слово. 
 
Улыбка сама просится и Сэм неуверенно поднимает уголки губ, поглаживая второй рукой ладонь медведя, что держал его за руку. Читает по губам и облегчение сменяется удивлением. Гризз готов открыться всем ради него. Это слишком большой шаг, слишком серьезный. Сэм знает каково это выходить из шкафа, но когда ты глухой и так не много шансов найти кого-то, к тому же они были дома, и была возможность сбежать, если становилось не в моготу. Отсюда же не сбежишь, только в лес. И хотя он не сомневался, что в отличие от них всех, Гризз в лесу выживет, не мог представить себе подобный исход. 
 
— Если ты этого хочего, Гризз, — наконец произносит Сэм. — Если ты сам готов к этому.
 
И двигается ближе, обнимая своего парня, обхватив руками шею и плечи. Они все еще вместе, у них все еще есть шанс быть вместе. И Эллиот поддержит любое его решение. Ему хочется открыто выходить из его комнаты, хочется держать за руку на улице, иметь возможность поцеловать тогда, когда ему этого захочется, а не где-то за закрытой дверью. Но он никогда бы не посмел требовать этого от Гаррета, это только ему решать, когда открыться окружающим.
 
— Я хочу остаться, — отстраняется, разрывая объятия, но тут же берет его руку, чтобы сжать в ладонях и прижаться к ней щекой, позволить пальцам коснуться кожи, покрытой веснушками, и блаженно прикрыть глаза.
 
Ему плевать что скажут вокруг. Они все здесь ходят по краю и каждый день может стать последним для любого из них, и тратить драгоценное время было бы просто чудовищно с их стороны. Он уверен, что Бекка поймет его, ведь он не бросает ее и будет помогать и дальше. Но любит Сэм Гризза, и это скоро станет слишком тяжело скрывать, потому что каждый раз как футболист появляется в поле зрения, Эллиот не сводит с него глаз, игнорируя окружающих. 
 
— Если ты решился, то я с тобой, — смотрит прямо в глаза, и голос хоть и дрожит, но он уверен в своих словах. Больше никакой лжи, от которой они оба устали. Сэм улыбается. Мягко и все еще немного печально, но в глазах облегчение и огонек надежды. Он протягивает руку, взъерошив новую прическу Гризза. 
 
— Помнишь, как ты попросил меня научить тебя одной фразе на языке жестов? — голос немного дрожит, но Сэм себя не слышит и говорит глухо, будто выдавливает из себя звуки. Он отпускает ладонь парня и медленно показывает каждое слово, повторяя вслух: — Поцелуй меня. 
[nick]Sam Eliot[/nick][status]читаю по губам[/status][icon]https://i.imgur.com/SknQ70r.png[/icon][sign]....[/sign][lz]<b>Сэм Элиот.</b> Булочка со сгущенкой[/lz]

Отредактировано Rick Elgort (20-08-2019 09:50:39)

+1

17

Конечно он его поцелует, этот жест после их первой ночи Гаррет выучил наизусть. Симпатия к солнечному мальчишке сделала его самого лучше, чище, более открытым и многому научила, ведь для «гризли» оказалось неожиданно важным понимать его и говорить с Эллиотом на одном языке.

Не верится, что Сэм просит об этом. Очевидно, что из них двоих именно глухонемой мышонок более смелый, уверенный в себе и в том, кто он есть, не прячется за фальшивкой, которой не является, в отличие от Гризза, который слишком хорошо обосновался в футляре лжи и так мастерски притворяется скромником и неуклюжим спортсменом, который сторонится девушек из-за собственной неуклюжести, а не потому что нисколько не заинтересован в них.

Гаррет осторожно сжимает ладонями его такое тёплое лицо, наклоняется к губам, задерживается напротив в нерешительности прежде чем коснуться их своими. Чувственно. Бережно. Словно боится навредить ему или спугнуть.

Осень лижет пятки, отступая огромными шагами и отдавая бразды правления зиме. Даже в комнате холодно, на парнях слишком много мешковатой одежды, но Гризз тянется несмело к язычку молнии его куртки пальцами, тянет вниз, хочет почувствовать его ближе, обнять так крепко, как только сможет, сгребая в свои медвежьи объятия, до хруста в рёбрах и ломких косточках, и в то же время боится навредить. Сэм по причине своей инвалидности всегда казался ему чем-то очень ломким, уязвимым, вызывал навязчивое желание защитить его и спрятать в своей берлоге, но точно не жалким, нет. Ни в коем случае Виссер не принижал его достоинств и не пытался усомниться в его возможностях и свободе выбора, а оберегал потому что любит.

Действительно любит. Так сильно, что сердце щемит в груди.

Пальцами касается мягких рыжих волос, перебирает их осторожно, ведёт холодным носом по щеке и смазано касается губами острой линии челюсти, подбородка, льнёт к вытянутой шее, тянется руками к пряжке ремня в его штанах, задержав дыхание. Сердце царапается о грудину, ударяется о кости, с трудов выдерживая бешеный ритм. Возбуждение покалывает кожу и саднит губы от желания целовать любимого снова и снова, так долго, что начнёт болеть язык.

Гризз ведёт ладонями по плечам и рукам, помогает парню снять верхнюю одежду.

Не слишком ли сильно он торопит события?

Чуть отстраняется и заглядывает в глаза, ждёт, пока Эллиот поднимет веки и переведёт взгляд на его губы, чтобы прочитать трусливое: - Всё в порядке? – но сам стягивает мешковатую спортивную толстовку с себя, вздрагивает от пробежавшего по спине холодка от окна, хочет спрятаться под одеяло, но только вместе с Сэмом, и никак иначе. Ему нужен этот солнечный мальчишка, чтобы пережить зиму, не погибнуть в этом тщедушном жестоком мире, сопротивляться безумию подростков, которые мнят себя великими диктаторами и революционерами, способными построить новый мир в этой забытой всеми глуши с обрубками дорог. Пятачок земли, окруженный лесом со всех сторон, откуда нет выхода. 

- Ты нужен мне, - тихо признаётся, едва различая собственный голос за шумом шагов и громких разговоров через стену. Своя комната – уже огромное преимущество, но Гаррет соврёт, если скажет, что не скучает по времени, когда у них был собственный дом, уютный и скромный, но всё равно только их. Закрепляет смелое заявление смазанным поцелуем в губы, прикрывая глаза, словно боится получить отказ, узнать, что привязанность его совсем не так взаимна, как казалось на первый взгляд.
[nick]Grizz[/nick][status]плюшевый гризли[/status][icon]https://d.radikal.ru/d32/1906/8b/5ad816a3ac3a.png[/icon][sign]. . . [/sign][lz]<b>Гриз.</b> Коричный рулет, не понимает что происходит.[/lz]

+1

18

Бережное прикосновение к губам, теплые ладони на щеках, и это будто срывает последние клеммы в голове Сэма, падает последняя защитная стена. Ему не нужно защищаться от Гризза, не нужно прятаться и выжидать. Он полностью открыт перед ним, вывернул всю душу наизнанку, обнажая перед ним свои чувства, готовый снова и снова повторять, как сильно он нуждается в Гаррете.

Сэм не сопротивляется, позволив Гриззу делать все, что он захочет, ведь он хочет того же самого. Льнет к мягким прикосновениям, поворачивая голову вслед за ладонью, коротко вздыхая от каждого прикосновения его губ к шее, и готов сам раздеться, но завороженно наблюдает за руками, что вытаскивают ремень из пряжки. Ему страшно, немного неловко, но он верит ему, верит, что они не причинят друг другу боли больше, ведь больнее чем сделал Сэм, уже не будет. Он резко поджимает губы, едва не погрузившись снова в свое чувство вины. По спине бежит холодок, когда куртка падает с плеч. Почти все вещи Сэма остались в доме, куда его больше не пускали. Поэтому он носил то, что удалось оттуда вынести, пока брат был под арестом и то, чем смогли поделиться остальные. Тонкий свитер не спасет от зимних морозов, но пока что при осенней прохладе ему комфортно.

- Да, в порядке, - тихо выдохнув, отвечает Сэм, глядя как футболист раздевается. У него широкие покатые плечи, крепкие, но очень нежные руки, натренированные футболом, а на левой лопатке родинка. Он помнит ее еще с их первой ночи, помнит это ощущение безопасности, когда он просто лежал с ним под одним одеялом, спрашивая о каких-то глупостях. И это был лучший день в жизни Сэма Эллиота.

Не слышит, что дом уже наполнился соседями, и только по вибрации пола понял, что кто-то прошел мимо, топая по лестнице. Они снова не одни. Как хорошо было бы жить подальше от всех, иметь свой уединенный уголок, где никто не лез бы в их жизнь, не кривил бы губы, узнав, что мальчишка Эллиот готов бросить девушку с ребенком ради парня. Все знали, что он гей, никто не знал, что ребенок не его, только Гризз. Но это не помешает коллегам Виссера по дружине отпускать шуточки. Да, Сэм не услышит их, как и смешков в спину, неприятных комментариев, но он будет рядом, чтобы удержать от ответа Гаррета, чтобы не дать ему натворить того, о чем он потом может пожалеть.

- Гризз, - поворачивает к себе его лицо, заставив открыть глаза, чтобы парень видел всю искренность, с которой Сэм говорит. Сейчас он впервые за много лет пожалел, что глухой, что не слышит себя и не может голосом передать все эмоции, что ему приходится заставлять парня смотреть на него, смотреть в глаза, находить там ту искренность, нежность и всю полноту чувств, которые он испытывает к этому медведю.

Он подается вперед, упираясь коленом в матрас, сам целует, чуть смелее, чем думал, что способен. Совсем как тогда. Только теперь лицо Гризза не скрывают длинные волосы, но его губы все такие же мягкие, он все также отзывается на поцелуи и прикосновения. Сердце колотится так, будто готово раздробить кости, а внутри все дрожит от бережных, но крепких объятий Виссера, от немного неуклюжей хватки сильных рук и ощущения горячего тела совсем рядом. Хочется целовать и целовать его, не прерываясь ни на минуту, запустить пальцы в мягкие волосы, которые так приятно щекочут ладони кротким ежиком на затылке. И остановиться только, чтобы стянуть с себя свитер, отбросив его куда-то на пол, снова прижаться к широкой груди, обнимая за шею. От возбуждения сводить пальцы, а каждое прикосновение ощущается как сотни маленьких уколов, приятно отзываясь во всем теле.

– Ты очень нужен мне, - тихо говорит Сэм, оставив поцелуй за ухом. Он чувствует как бьется сердце Гризза, перестукиваясь особыми сигналами с его собственным. Проводит рукой по животу и уверенно сжимает пальцами пряжку ремня. Он хочет быть таким же смелым, но руки дрожат, вытаскивая полоску кожи из петель. Сбившись на пол пути Сэм толкает парня в плечо, заставив того лечь и сам ложится рядом. Пальцы расстегивают пуговицу на джинсах футболиста, но так и замирают на животе, не пересекая границу ткани, пока его губы слепо касаются шеи, ключиц, линии челюсти, мажет по губам поцелуем, забирая себе тихий стон, который Сэм не услышал, но почувствовал.

[nick]Sam Eliot[/nick][status]читаю по губам[/status][icon]https://i.imgur.com/SknQ70r.png[/icon][sign]....[/sign][lz]<b>Сэм Элиот.</b> Булочка со сгущенкой[/lz]

Отредактировано Rick Elgort (02-09-2019 20:49:07)

+1


Вы здесь » Arkham » Альтернативные истории » [AU] fuck society