Poenitentia: GM до 22.07
Necessary evil: Theo Ives до 22.07
Last chance: Aaron Ryder до 19.07
08.07 Из последнего объявления можно узнать о небольших изменениях.
19.06 Не проходим мимо новостей. Обращаем внимание на новую акцию.
06.05 Перекличка и многие другие приятные новости с:
01.05 Первомайские новости и очередные изменения
24.04 Не проходим мимо, расширяем Аркхем описанием своих любимых мест
19.04 Любуемся трейлером к предстоящим событиям, а заодно спешим узнать новости о пополнении среди АМС
18.04 Недельное объявление. Не упустите возможность придумать свой стикер!
12.04 Просим всех обратить внимание на свежие новости и предстоящие события. Начинаем готовиться к переводу времени с:
01.04 Мы решили немножко пошалить ;) С 1 апреля!
25.03 Мы меняем дизайн и поздравляем Лота!!!
О всех найденных ошибках и пожеланиях можете сообщить в теме баг-репорта!
Дорогие гости, добро пожаловать в «Аркхем». Мы играем мистику, фэнтези, ужасы и приключения в авторском мире, вдохновленном мистическими подростковыми сериалами, вроде «Волчонка» и «Леденящих душу приключений Сабрины», и произведениями Г. Ф. Лавкрафта.
[AU] Черновласка и медведь

Дориан Граймс и Макс Махоуни
полезные ссылки

Arkham

Объявление


Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Arkham » Альтернативные истории » [AU] fuck society


[AU] fuck society

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

http://s8.uploads.ru/xk3AL.png

Gareth "Grizz" Visser & Sam Eliot
Ланкастер, штат Массачусетс, США. 2019 год, город в другом измерении


Ты обещал вернуться, помнишь?

[icon]https://d.radikal.ru/d32/1906/8b/5ad816a3ac3a.png[/icon][nick]Grizz[/nick][status]плюшевый гризли[/status][sign]. . . [/sign][lz]<b>Гриз.</b> Коричный рулет, не понимает что происходит.[/lz]

Отредактировано Elijah Fontaine (06-06-2019 23:43:18)

+3

2

Дни казалось тянулись как патока, заполненные бесконечными интригами, ссорами и заботами. Только вот Сэма все это пока что по счастливой случайности обходило стороной. Глухой мальчик никого не интересовал, даже родного брата, что устраивало обоих. Сэм не хотел впускать его в свой маленький мир, который собирался построить с Беккой и ее ребенком. Их ребенком.

Он любил Бекку, она его подруга, самая близкая и единственная, но это было не то. Отчаянно не хватало чего-то важного даже после появления на свет малышки Иден. Над парнем все еще висел дамоклов меч вины за то, что не сказал правду, утаил и испугался, как последний трус.

Его не хватало. Ужасно не хватало рядом, хотелось хотя бы просто увидеть лицо, как тонкие губы растягиваются в улыбке, когда он говорит с друзьями, как он ходит в этой своей спортивной куртке со смешно завязанными в хвостик волосами. У них было так мало времени вместе, так мало всего было сказано. Нет, много, но не того, что он должен был сказать. Испугался, что Гризз не поймет, побоялся выдать чужую тайну, которую и сам знал только наполовину. Гарет. Он даже не знал его полного имени до того момента в больнице, хотя они учились в одной школе столько лет. Но где был классный парень, футболист, а где глухой мальчик. Разные миры, которые пересеклись только потому что они попали черт знает куда, и теперь каждый боялся чего-то не успеть, ведь любой из них мог оказаться на месте Кассандры или Дьюи.

Сэм тоже боялся, поэтому решился, поэтому позволил себе помечтать, представить как было бы, если бы они были дома. Если бы Гризз попросил его научить его нескольким фразам на языке жестов, пока они были дома. Элиот точно знал, что он бы все равно его поцеловал, все равно все случилось бы так, как случилось. Только вот не было бы этого секрета с ребенком. Это единственное что он бы изменил. Хотя возможно, он бы и не знал о нем, будь они дома. Слишком много этих «если бы», на которые ответов у него не было.

С появлением ребенка все стало сложнее, хотя он до сих пор не осознавал насколько все серьезно, и что теперь они действительно живут по взрослому, ведь прошло всего несколько дней. Он работал, пока с Беккой был кто-то из друзей, потом шел к ней и всю ночь проводил у ее кровати. Казни, политические войны, аресты и интриги не касались их, и Сэм тоже прикладывал к этому усилия, активно давая всем понять, что он хочет просто жить и выжить здесь, найти способ вернуться домой к родителям и попробовать начать все сначала с Гриззом, если он вернется.

Черт, конечно, он вернется! Элиот бросает в землю небольшую лопатку, злясь на самого себя за такие мысли. Они вернутся, и обязательно найдут землю, чтобы помочь их городу. Если бы Сэм мог, то пошел бы с ними, он тоже хотел помочь. Но в лесу от него пользы мало, только обуза, а здесь он присматривает за Беккой, помогает всем и работает.

Вернется, ведь он обещал Сэму, когда они прощались. Он до сих пор помнит этот поцелуй, до сих пор помнит всю ту боль в глазах футболиста, но он обещал вернуться, и Сэм ему верил. Снова натягивает перчатки, снова берется за лопатку, продолжая вскапывать новые грядки. Ему нужно работать за двоих. Кто знает, что будет с ними при новой власти.

Он не ходил на общее собрание, единственный кто остался работать, не слышал их криков, не собирался участвовать во всем этом фарсе, и скорее всего Кэмбел даже и не заметил его отсутствия, и Сэм продолжал делать все, чтобы брат продолжал его не замечать. Он не слышал ни шагов, ни звуков, хотя порой ужасно хотел. Помнил только то, что осталось от него четырехлетнего. Птицы, шум ветра, мамин голос, его собственный детский голос, музыка из приемника. Все это стерлось, оставив только приятные и немного грустные отголоски в памяти. Он очень хотел бы услышать голос Гризза, услышать, как тот произносит его имя, как снова просит его поцеловать, как он смеется и что-то рассказывает. Но увы, он может только представлять все это.

Через час ему нужно вернуться в больницу, принести Бекке поесть и посмотреть на малышку. Он начинал привязываться к ней, хотя и не осознавал еще что ему шестнадцать, а он уже отец. Что будет когда они вернутся? Как он объяснит это родителям? Как он будет говорить с Гриззом, когда тот вернется? Слишком сложно. Парень оборачивается, когда на него падает тень. Думал, что кто-то пришел его сменить. — Гризз.. — глухо выдыхает мальчишка, глядя на приятеля. Друга? Любимого человека? Он сам не понимал кто они друг другу, но однозначно хотел быть с ним не просто приятелями и друзьями.

[nick]Sam Eliot[/nick][status]читаю по губам[/status][icon]https://i.imgur.com/SknQ70r.png[/icon][sign]....[/sign][lz]<b>Сэм Элиот.</b> Булочка со сгущенкой[/lz]

+1

3

Гризз совершенно не хочет возвращаться в Вест Хэм. Его душат стены города, этот дебильный новый уклад, в котором девчонка, ещё недавно бродившая тенью за своей сестрой, возомнила о себе бог знает что. Впрочем, именно богом Элли себя и мнила, вот так просто разбрасываясь чужими жизнями, решая кому жить, а кому умереть. По телу до сих пор бегут мурашки при воспоминании, как холодный металл пистолета лежит в ладони, как тянет нажать на курок спускового механизма, и в то же время от ужаса, что одно касание оборвёт чью-то жизнь, липкий пот выступает на спине.

Виссер не смог. Наверняка парни из футбольной команды подумали, что он слабак, раз не смог выстрелить, сам же юноша уверен, что поступил правильно. Не он вершитель судеб, даже если этот мудак убил Кассандру быть убитым как бездомная шавка пулей в затылок неправильно. Ужасно. С таким же успехом можно бездушно наблюдать, как топят бездомных щенят, но Гарет не мог на это даже смотреть спокойно – его выворачивало наизнанку.

И вот жизнь буквально вложила в его руки шанс сбежать, остаться в лесных потёмках на открытой поляне и начать всё с нуля. Живительная природа даёт достаточно возможностей для пропитания, есть пресная вода, благотворная почва, которая только и ждёт как бы отдать свои силы крошечному зёрнышку. Тогда, сидя вокруг костра на стволе поваленного дерева парень не шутил, предлагая остаться тут, но к сожалению, практически все восприняли это как глупую насмешку. Неужели он и впрямь хотел остаться один посреди чащи и охотиться на белок или куниц?

Да. Не просто же так его прозвище Гризз, получил спортсмен его не только за широкий разворот плеч и выдающийся рост, которому можно только позавидовать. Вся эта дикость, необузданность стихии его манили как что-то запретное, недоступное мальчишке, который всю жизнь провёл в четырёх оградах школы или собственного дома, широкий простор, где ты предоставлен только самому себе. Никаких учителей. Никаких родителей. Нет этой тупицы Прессман, которая возомнила о себе слишком много, но с каждым днём ломается всё сильнее под давлением ответственности и ожиданиями, которые набрасывают на её плечи те, кто сами воротят нос от власти. Голосом здравого смысла остальные ребята напоминают, что вскоре им придётся вернуться, это последняя ночь, когда можно вот так просто валяться на сочной траве раскинув руки в стороны и любоваться мерцающими на чернильном небе созвездиями. Им придётся рассказать всем, что при необходимости, если выхода из этой кроличьей норы они не найдут тут есть земля, птицы, зверьё и ещё много чего, что обеспечит их выживание.

Гарет не хочет этого нового общества, но у него нет выбора – он часть чего-то неизвестного ранее.

А ещё есть хотя бы один человек, который преданно ждёт его возвращения. По крайней мере Сэм обещал именно это.

Тревога клокочет в груди.

Их группу встречают как героев, как настоящих первопроходцев. Наверное Луи Армстронг, оставивший отпечаток подошвы ботинка на Луне не удостоился такой чести и громких оваций. Виссер конечно же улыбается, но взглядом ищет в толпе его. Сердце бешено стучит, подпрыгивая при каждом ударе под самое горло, пока наконец не проваливается в область желудка, когда взгляды двух парней пересекаются. Говорить с ним совершенно не хочется, особенно когда в процессе общего доклада он узнаёт, что мальчонка Элиот стал отцом. Все его поздравляют, а Гризз кривится в уродливой улыбке, стараясь задушить подступающие к глазам слёзы.

- Поздравляю тебя, - тихо выдыхает футболист, подходя ближе и уде по привычке повторяя все свои слова жестами, - Ты теперь отец. Это… Очень почётно. Быть первым отцом в этом городе. 

На этом его речь обрывается, дрожащий голос ломается, а взгляд, до этого направленный прямо на обсыпанный веснушками нос, падает вниз на трещину асфальта, через которую прорезается навстречу солнцу цветок. Символично. Так же олицетворяется в его голове и новая жизнь, которая появилась в этом всеми забытом месте, где горстка школьников предоставлена самим себе и вынуждена выживать.

Гарет хороший человек и не заслуживает этого, боли, которая царапает изнутри, давая разрастись чувству обиды, поэтому смахивает тыльной стороной ладони слёзы с уголка глаз и бормочет: - Я подменю тебя на дежурстве, можешь идти. Тебе это нужнее, - кивком головы указывая в сторону жилых домов, где были их комнаты. Не подаёт вида как ему горько, обидно и невыносимо хочется вернуть в эту обволакивающую сырость леса, наслаждаясь тишиной, выкидывая все тягучие мысли, которые давят на виски.
[nick]Grizz[/nick][status]плюшевый гризли[/status][icon]https://d.radikal.ru/d32/1906/8b/5ad816a3ac3a.png[/icon][sign]. . . [/sign][lz]<b>Гриз.</b> Коричный рулет, не понимает что происходит.[/lz]

+1

4

Вест Хэм почти пустой городок, населенный подростками, которые пытаются выжить, хотя потеряли уже троих, и в будущем потеряют еще больше. Вест Хэм душит своей пустотой, от которой никуда не скрыться. Даже не слыша ничего вокруг, Сэм не знал куда себя деть от всего этого. Ему хотелось убежать куда глаза глядят, заблудиться в лесу и навсегда остаться в нем. Скорее всего он погибнет в первые пару дней, но даже это лучше, чем все то, что происходило с его жизнью сейчас.

Увидеть Гризза, снова увидеть его лицо, почувствовать внимательный взгляд, увидеть, как шевелятся губы, прочитать по ним каждое слово, сказанное парнем. Все это было как бальзам на израненное сердце, но то, что говорил Гарет разбивало его снова на еще более мелкие осколки. Почетно? Вряд ли. Никто даже не обратил на это внимания.

- Спасибо, - выдавливает парень, стягивая с рук перчатки. Пальцы и ладони покрылись мозолями, на мизинце красовался какой-то цветастый пластырь – Келли сказала, что так будет веселее, а Сэм не противился. Ему все равно.

Бросает все в клумбу и делает шаг вперед. Он не слышит, но читает по губам, видит жесты руками, которые так неловко и порой неумело, но проделывает Гризз, от чего на душе становится тепло. Сэм видит, как меняется лицо парня, как он сдерживается, как ему больно и это вонзает еще один нож в сердце рыжего мальчишки.

- Я ждал тебя, - он говорит глухо и сопровождает все жестами, это помогает немного успокоить нервы. Он действительно ждал. Ему плевать на город, на всех его немногочисленных жителей, даже на Бэкку с ребенком, хотя он любит обеих. Сейчас его мир сконцентрировался вокруг Гризза, который грозной скалой возвышался над ним. – Мне нужна эта смена, - говорит парень, качая головой. Он не хочет уходить, он хочет остаться здесь, с ним. – И я не буду отнимать твою.

Еще шаг вперед. Их разделяет только трещина с пробивающейся сквозь нее травой и цветами. Иронично, но жизненно. Их коммуна это цветок, который начинает пробиваться через твердь асфальта к солнцу. Их с Гриззом отношения пока что не могут, но в глубине души Сэм очень надеется, что сможет исправить все, что сделал, вернуть хотя бы каплю доверия футболиста с самыми красивыми глазами. – Я правда очень ждал, - осторожно переступает через цветы, чтобы подойти еще ближе. Ужасно хочется прикоснуться, но Сэм не решается.

От Гризза пахнет лесом, свежестью, чем-то иным, а не всем, чем пахнет этот город, пропахший горсткой подростков. От него пахнет Гриззом, уж Сэму ли не знать. Мгновенный импульс, и Элиот подается вперед, поднявшись на носочки, и обхватывает руками широкие плечи. Плевать, если он сейчас оттолкнет его, но им обоим нужно это, наверное, даже Сэму больше. Он чувствует себя ужасным человеком, который просто не может отпустить, не может позволить ему строить свою жизнь. Обнимает так крепко, как может, касаясь щекой щеки. – Я скучал, - знает, что даже если Гризз ему что-то ответит, то он не услышит и не увидит. Все равно.

Даже если не обнимет в ответ, Сэм будет знать, что он попытался, он сделал то, что хотел и то в чем нуждался. Опускается полностью на стопы, заставив футболиста чуть ссутулиться и прижимается лбом к его лбу. Так много хочется сказать ему, но язык будто прирос к нёбу, а мысли в голове превратились в кашу. Но Сэм надеется, что у них еще будет время поговорить, что он узнает о земле, которую они нашли. Гризз герой, как и вся его группа. Они настоящие почетные жители города, а не Сэм, который добавил еще один голодный рот. Он никто, пустое место рядом с этими парнями и девчонками, ведь они фактически спасли город от медленной смерти от голода или от быстрой смерти в гражданской войне.

Прикрывает глаза, вдыхая уже такой родной запах, хотя вместе они провели всего один день. Но парень не врал, когда они уходили. Все, что было между ними было по-настоящему, он влюбился в этого неуклюжего с виду неказистого мальчишку, который намеренно принижает свои таланты, заявляя, что играет в футбол, потому что только это получается у него хорошо. Но Сэм знает, что в нем множество знаний и талантов.

Уже готов разорвать объятия и отойти, но все еще не осознав до конца, что поздно что-то чинить. Он не заслужил доверия и это оправданно. Гарет заслуживает лучшего, чем трус Сэм Элиот, который должен был сказать ему все сразу, всю правду, что это не его ребенок, что он первый, кого Сэм пустил в свою постель и свое сердце, первый во всем. Но струсил, выказал недоверие к человеку, который всего за сутки стал ему ближе, чем кто-либо.
[nick]Sam Eliot[/nick][status]читаю по губам[/status][icon]https://i.imgur.com/SknQ70r.png[/icon][sign]....[/sign][lz]<b>Сэм Элиот.</b> Булочка со сгущенкой[/lz]

+1

5

Был ли тот день ошибкой?

В этом новом мире Гатеру постоянно казалось, будто он не успевает жить – время неумолимо быстро утекает через пальцы. Ещё недавно их жёлтый автобус остановился напротив совершенно пустой школы, вокруг которой не гуляет охранник и все учителя будто растворились по щелчку пальцев, а вот уже позади пол года, за время которых группка детей, которая не знала взрослой жизни, научилась выживать самостоятельно, построила свой новый строй, маленькое общество.

Однако Виссер не чувствовал себя частью этой вынужденно сформированной ячейки. Пятым колесом. Запасной запчастью, которая пылится в кузове автомобиля до тех пор, пока о ней кто-то вспомнит, не начнёт нуждаться. И вот он, идеальный расходный материл, тот, кого не жаль отправить навстречу густой чащи леса, ведь его утрата — это не более чем потеря одного из сторожевых псов выскочки мэра, не больше, не меньше. Она надрессирует для себя ещё щенят и научит их кусать тех, кто ей не нравится или кто пытается перечить её словам.

Эллиот же смотрит на него с такой нежностью, что поднять взгляд сил нет. Его опутывает тёплое одеяло заботы, которое напоминает о том коротком пролетевшем моменте, когда они были вместе. И в тот день Гризз чувствовал себя самым счастливым, будто нашёл кого-то действительно важного и ценного, с кем сблизился н стал родным быстро, а в итоге сам же и обжёгся, слишком поверив в правдивость всего происходящего. Сэм его первый во всех смыслах, заставил чувствовать себя особенным, и своими же словами разбил его любящее сердце.

Он делает шаг.

Сердце Гарета тяжело ухает вниз, а пальцы рук сжимаются в кулаки. Парень неотрывно смотрит на трещину в асфальте и поджимает губы, говоря самому себе: «Я не прощу тебя».

Ещё один.

«Ни за что не отвечу тебе взаимностью,» - чем чаще повторяет, тем слабее уверенность в этом, тем громче приходится думать, срываясь на крик.

Так близко.

Чужие руки опускаются на плечи и обнимают так крепко, вынуждая опустится ниже. Тяжёлый камень сам собой спадает с плеч, Гризз не выдерживает и опускает дрожащие руки на поясницу, прижимая любимого ближе к себе, наклоняется, прижимаясь к его лбу своим и легко касаясь кончика носа.

Выдох.

Это так правильно и необходимо для них двоих, но совершенно нелогично и отвратительно по отношению к Бекки, которая ждёт его дома с ребёнком, рассчитывает на поддержку и помощь Эллиота, но оттолкнуть не может. Или просто не хочет? Оба варианта верны, в каждом из них есть доля правды, как и в глухом признании, что само собой срывается с губ:

- Я тоже по тебе скучал, - выдыхает в шею, на минуту забыв о том, что он его не слышит.

Завитки рыжих волос и россыпь веснушек на плечах, которую он рассматривал, пока Сэм лежал на его плече – единственное, к чему Виссер действительно хотел вернуться, но как теперь быть вместе он не понимал. Наверняка им как семье выделили отдельную комнату со всеми удобствами, а он так и останется тупым качком, который будет делить гостиную с ещё несколькими людьми и каждое утро просыпаться под звуки свистящего чайника или надрывно кричащего будильника.

Тревога – единственная причина, по которой он отступает, но не разрывает контакт, тут же заглядывая в самые красивые глаза и сжимая ладонями острое лицо, чуть дольше дозволенного удерживая эту связь, прежде чем снова заговорить, сопровождая каждое слово неторопливым и не слишком уверенным жестом:

- Вы с Бекки теперь семья, на вас лежит ответственность, и я буду вам только мешать. Я не хочу всё усложнять, - улыбается, пусть и печально, потому что убеждён, что поступает правильно. Никому не известно, как долго они проторчат здесь, а ребёнку нужны родители, какими бы молодыми и неопытными они не были.

Отступает, роняя руки вдоль тела и опуская плечи. Даже предположить не мог как подавленность накатит снова, контрастируя с пьянящим чувством свободы, которым Гризз дышал на той поляне. Мечтал вернуться к любимому человеку, который обещал его ждать, но снова чувствует себя забытой на полке старой статуэткой, предел мечтаний которой – собирать своими покатыми глянцевыми боками пыль.
[nick]Grizz[/nick][status]плюшевый гризли[/status][icon]https://d.radikal.ru/d32/1906/8b/5ad816a3ac3a.png[/icon][sign]. . . [/sign][lz]<b>Гриз.</b> Коричный рулет, не понимает что происходит.[/lz]

+1

6

Облегченно выдыхает, когда сильные руки обнимают, дарят такое нужное и важное ему чувство защищенности и покоя. Именно так должно быть, только так. Только эти руки, только этот человек рядом. Сэм не слышит, что говорит парень, но чувствует дыхание на коже. Хочет попросить его, чтобы он повторил, показал ему что сказал, но молчит.

Беспомощно хватается за его одежды не желая отпускать, поднимает глаза заглядывая в лицо, ластится к рукам, словно кот, которого приручили и сейчас снова выбросят на улицу. Сэм чувствует это, видит это в глазах любимого, хочет возразить, но закрывает рот, давая ему сказать.

Семья. Ответственность. Мешает? Нет, Гризз не мешает, никогда не будет. Сэм хочет сказать ему, что рассказал все Бекке, что это был тяжелый разговор для них обоих, но опыт с Гаретом научил его тому, что нужно говорить правду, сразу, пока она не всплывет наружу и не сломает все то, что ему так дорого. Они не разговаривали несколько дней, но девушка поняла его, ведь она знает его лучше всех, и видит, что Эллиот ходит сам не свой, хотя и пытается улыбаться, быть классным как обычно, помогать во всем, но когда думает что никто его не видит, становится печальным и совершенно потерянным, как маленький ребенок в супермаркете, который потерял маму и теперь никак не может ее найти.

— Стой, — хватает парня за локоть, разворачивая лицом к себе. Касается щеки, убирая с лица волосы, чтобы взглянуть в глаза. — Не уходи… пожалуйста.

Он не сможет жить в одном пространстве с Гриззом, если хотя бы не попытается все исправить. Он нужен ему, как глоток свежего воздуха, которого он был лишен все эти дни, пока Гарета не было в городе. Но если он сейчас позволит ему уйти, то Сэму самому придется уйти в лес и не возвращаться никогда, потому что другого выхода он не видит.

— Я люблю Бекку, люблю малышку Иден, — он говорит медленно, запинается от накрывающих чувств, потому что вид такого Гризза растирает в пыль и без того разбитое сердце. — Но не так… Не как, Сэм? Ты сам не знаешь ответа на этот вопрос? Или знаешь?

Знает. Он любит его. Да, они провели вместе так мало времени, но у Сэма было достаточно дней, чтобы подумать обо всем, понять, почему так болит где-то в груди, почему каждый раз, как у него спрашивали все ли с ним хорошо, он натягивал на лицо улыбку и говорил, что просто немного устал. Знал почему сердце едва не вырвалось из груди, когда он увидел, что Гризз вернулся, что он жив и здоров, когда он обнимал его, снова чувствуя сильные руки на спине.

Парень снова тянется к нему, приподнимаясь и сжав его лицо в ладонях, касается губ в несмелом поцелуе. «Не так как тебя, Гризз», — пытается сказать он этим, потому что так и не решился сказать вслух.

Странное чувство дежавю. Точно также они стояли вдвоем, когда группа уходила, но тогда Гарет вернул уходящего Сэма, он поцеловал его, пообещал что вернется. и исполнил свое обещание. А Сэм обещал его ждать, и тоже исполнил. Они больше не должны были ничего друг другу.

— Не уходи, — снова просит он, заставив себя отстраниться, но не убрал рук, не желая разрывать этот контакт, хочет, чтобы Гризз почувствовал его, понял без слов. Где-то в глубине души Сэм понимает, что должен сказать это вслух, доказать ему, чтобы парень поверил, дал ему хотя бы один мизерный шанс исправить то, что он разрушил.

Глубокий вдох, чтобы успокоиться, опускает руки на шею, на плечи. Сэм хорошо помнит каждую родинку на широких плечах, помнит как целовал эту шею, на которой еще видна дорожная пыль, помнит, как Гризз касался губами рыжей макушки, когда он задремал на плече. «Скажи ему», внутренний голос звучит настойчиво, будто толкает его в пропасть, дно которой утыкано кольями. И только от Гризза сейчас будет зависеть разобьется ли хрупкое тельце Сэма Эллиота или все же у него есть шанс на спасение.

— Не так как тебя, Гризз… Гарет, — ему отчаянно захотелось назвать ео нормальными именем, а не этой кличкой. Она нравилась ему, но назвать по имени это что-то иное, более личное, более важное. — Дай мне шанс, — шепчет он, показывая тоже самое жестами, глотает часть слов и надеется, что парень понял его, потому что сам он сейчас на грани, которая разделит его жизнь на «до» и «после». Не решается снова прикоснуться, хотя отчаянно нуждается хотя бы взять за руку, почувствовать тепло его кожи и все ту же безопасность, которую излучал этот неказистый на первый взгляд парень. Но Элиот знал, что внутри мальчишки Виссера скрывается столько чувств, внутри него большая сокровищница прекрасного и очень доброго человека, и он позволил Сэму прикоснуться к этому чуду. И сэм очень хотел снова получить эту возможность, снова начать все сначала, снова завоевать его, показать ему, как сильно он нуждается в нем.
[nick]Sam Eliot[/nick][status]читаю по губам[/status][icon]https://i.imgur.com/SknQ70r.png[/icon][sign]....[/sign][lz]<b>Сэм Элиот.</b> Булочка со сгущенкой[/lz]

+1

7

Уйти было бы проще всего. Правильно. Разумно. Оставить Сэма и мамашу его ребёнка вдвоём. Хотя нет, это неуважительно по отношению к Бекке, вряд ли она сама в восторге от своего материнства и хотела этого, просто так сложились обстоятельства – нет врача, который бы мог помочь сделать ей аборт, несколько месяцев ожидания, и вот новая жизнь. Ещё один крикливый голодный рот, когда на носу дефицит продуктов и зима. Пытаться что-то вырастить на окаменевшей от холода почве гиблое дело, зёрна промёрзнут и не дадут всходы. Но пальцы на его запястье сжимаются кольцом и не отпускают, так Гризз и застывает в полушаге, не решаясь вырвать руку и убежать или вернуться назад.

Правильно не всегда значит хорошо как минимум для одного, и в этой ситуации Виссер чувствовал себя проигравшим, при любом раскладе он оказывался или ни с чем, или разлучником, который посмел встрять между парой, у которой теперь есть обязательства перед ребенком, родителями которого они вынуждены себя называть.

От такого позора, который вряд ли получится с лёгкостью смыть, хочется спрятаться и никогда не выходить из комнаты, но даже этого себе футболист не мог позволить – собственного укромного уголка у него попросту нет, лишь диван в общей гостиной, где постоянно пахнет грязными носками и кислым потом (личной гигиене большинства подростков нужно уделять больше внимания, но не каждый считает нужным это делать).

Сердце начинает бешено стучать, а глаза чуть покрасневшие от слёз смотрят на Эллиота внимательно. Никогда Гризз не считал себя нытиком и нюней, не плакал даже когда падал с дерева или разбивал коленку, но всегда был невероятно чутким человеком. Сложно в это поверить, если видишь его впервые, что в почти двухметровом парне такая чувствующая душа, но именно поэтому он и не смог нажать на курок, не смог взять на себя решение кому жить, а кому умереть, пусть шанс такого расклада и был всего один к трём.

- Мне некуда идти, - в тон ему спокойно отвечает, из всех сил стараясь, чтобы голос не дрожал, и пытается неловко отшутится, - вокруг нас только лес и пустота.

Но звучит это совсем не смешно. Даже если вся эта ситуация затянется, появится недосказанность, и каждая случайная встреча начнёт отягчать, свалить ему будет попросту некуда, из этой дыры нет выхода, иначе бы они обязательно его нашли и вернулись к своим семьям, родителям, привычной жизни, в которой Гарет – просто футболист, а Сэм – плохо слышащий мальчишка, тем не менее научившийся уживаться с одноклассниками и отлично ладящий со всеми. Теперь же всё было куда сложнее, запутаннее, труднее для понимания. Исчез вектор, следуя за которым так просто принимать правильные решения.

Гризз вырывает руку и прячет ладони в карманы куртки, втягивает голову в плечи, пытаясь согреться, вопреки собственным ожиданиям не убегает, но и не делает попытку подойти ближе, так и застыв на границе трещины в плитке. Думает, будто пробуя слова на вкус, ища те самые, что будут верны и подойдут к ситуации, но ничего лучше, чем:

- Мы можем попытаться. Снова, - произнести не может. Нет-нет, а медленно сдаётся, встречаясь с искренностью во взгляде Сэма, с настоящим страхом быть отвергнутым, - Дай мне знать, как будешь готов встретиться. Где найти меня ты знаешь.

Отступает назад пока наконец не отворачивается не уходит, спеша вернуться к своей работе, чтобы не получить штраф или чего хуже, но чувствует себя непривычно легко, будто без этого разговора никогда не почувствовал бы такого желанного спокойствия, ощущая которое можно крепко спать ночью не перекатываясь с боку на бок. Спрятать от остальных парней из охраны улыбку у него не получается – все обращают внимание на непривычно довольную физиономию Виссера, но ограничиваются едкими смешками, не задавая вопросов.

[nick]Grizz[/nick][status]плюшевый гризли[/status][icon]https://d.radikal.ru/d32/1906/8b/5ad816a3ac3a.png[/icon][sign]. . . [/sign][lz]<b>Гриз.</b> Коричный рулет, не понимает что происходит.[/lz]

+1

8

Снова. Это слово как будто мягко подхватило уже рассыпающегося на части Сэма, заставив его собраться воедино. Он не поверил что Гризз действительно это говорит, не поверил, что он дал ему шанс, поэтому еще долго стоял глядя вслед уходящему парню,сжимая руки в кулаки.

Попробовать снова.

Сэм повторял эти слова про себя, пока возвращался к работе, пока снова зарывал маленькую лопатку в землю, копая очередную грядку, но сосредоточиться на этом не получалось. Когда он будет готов. Сэм сам не знал когда он будет готов, он не понимал что творилось с ним, но Гаррет зажег огонек надежды в душе, когда там уже все успело покрыться коркой льда.

До конца смены оставалось два часа, еще час до конца дежурства Гризза, и Эллиот решил что если он отложит сейчас, то никогда не простит себе этого. Они и так потеряли слишком много времени, он мог потерять то самое родное и прекрасное, что всего за несколько часов успел подарить ему этот парень. Сэм не хотел упускать ни единой возможности.

«Я подожду тебя после смены у футбольного поля» — набирает он сообщение. Не самое удачное место для встречи, но по вечерам там обычно никого не бывает, и они смогут спокойно поговорить обо всем. Сэму не хватает их разговоров, как в тот день, когда они часами разговаривали обо всем на свете, кроме самого важного. Сегодня им нужно было поговорить именно об этом, но Эллиот не знал как ведутся такие разговоры. Его родители считали его инвалидом, который всю жизнь проведет с ними, они любили его, заботились, но не видели в мальчике полноценного человека, который может любить, думать о будущем, хотеть чего-то.

Смешно думать о будущем, когда ты заперт в городе, посреди леса неизвестно где со сворой агрессивных подростков, готовых перегрызть друг другу глотки за право носить корону. Но Сэм думал. и теперь большая часть мыслей крутилась вокруг этого самого «снова». Заставить себя перестать улыбаться было непосильной задачей, и Эллиот поблагодарил бога, что он работает тут один, иначе пришлось бы объяснять не только свою счастливую физиономию, но и сцену с Гарретом, а Сэм не желал посвящать кого-то в свои личные дела.

Дождаться назначенного времени оказалось задачей вообще непосильной. Сэм написал Бекке, что взял дополнительную смену, чтобы освободить себе время для разговора с Гриззом. Он опять врал, но надеялся, что когда все объяснит, Бекка поймет его. Она не одна, и это его немного успокаивало. Но еще целый час брожения за пустыми трибунами большого футбольного поля сделал его нервным и дерганым. Сэм сотни раз прокручивал в голове все, что хотел сказать Гриззу. Он моделировал различные варианты развития событий, и в одном из них даже было такое, что вместо Гризза придут его друзья и велят Сэму держаться от него подальше, и это был самый безобидный из тех вариантов, что всплывали в рыжей голове, пока парень то садился к металлического ограждения, то снова вскакивал на ноги и начинал ходить вдоль него, хватаясь за холодную решетку, чтобы немного привести себя в чувство.

У него даже возникала мысль отменить встречу, сказать, что ему нужно время, что он занят, придумать что угодно. Но Сэм вбил себе в голову. что другого шанса Гризз ему не даст, и поэтому решил идти по горячим углям сразу, не откладывая и не искушая судьбу. Если он облажается, то лучше сразу, чем будет тянуть с этим. Гаррет не заслуживает страданий.

Он не видел и тем более не слышал шагов, но вздрогнул когда на него упала чужая тень. Да, он ждал его, сам позвал сюда, но настолько погрузился в свои мысли, что потерял счет времени.

Привет, — «снова». Парень улыбается, стараясь выглядеть приветливо, но он растерян, немного напуган и смущен, сам не понимает чем. Раньше, там дома, за трибуны и под них обычно звали когда хотели быстрого секса или устраивали разборки. Сэм не желал ни того, ни другого, пока что. Он хотел просто поговорить, честно и открыто, и лучшего места, увы, не придумал. — Ты сказал, что готов попытаться снова и поговорить, — повторил он его слова, сопровождая их жестами, и кажется на этом вся смелость Сэма растаяла. Он просто растерянно смотрел на Виссера, пытаясь понять о чем он думает, что он сделает. Мысленно умолял его подойти поближе, но из себя смог выдавить только: — Спасибо. И руки опустились вдоль тела, а большие светлые глаза вцепились в переносицу парня, потому что посмотреть ему в глаза Сэм боялся. — Я хочу начать все сначала, — говорит парень. — Без лжи  секретов. Сам делает полшага вперед, но их все еще разделяет расстояние, которое Эллиот не решается сократить. Он дает право выбора Гриззу, как он решит сейчас так и будет.
[nick]Sam Eliot[/nick][status]читаю по губам[/status][icon]https://i.imgur.com/SknQ70r.png[/icon][sign]....[/sign][lz]<b>Сэм Элиот.</b> Булочка со сгущенкой[/lz]

+1

9

Сложно концентрироваться на порядке на улицах города, когда в голове крутится как заевшая пластинка одна и та же мысль – скоро он снова увидит Сэма. Гризз до сих пор не мог поверить в то, что лесная свежесть, уходящие ввысь деревья и щебет птиц по утрам остались в прошлом, а фантазия сама собой подкидывала картинки того какой бы могла быть его жизнь даже в этом проклятом месте, согласись Элиот скрыться вместе с ним в чаще и разделить одну палатку на двоих. Ещё недавно вкус предательства горчил на языке, отбивая всякое желание видеть его, а теперь строил с ним своё будущее.

Наверное, со стороны это выглядело бы жалко, сумей кто-то прочитать мысли Гарррета. Так отчаянно хвататься за единственного человека, которому он смог довериться, даже после того как Сэм разочаровал его, выставил себя отцом ребёнка перед всеми, лишь бы Бекка не осталась одна и не справлялась со всем самостоятельно. Конечно, она сильная и очень отважная девушка, но стать матерью в таком возрасте даже в привычном для них мире было бы тяжело, сейчас же кучка подростков, умещающаяся в один жёлтый автобус, оказалась запертой непонятно где и предоставленной самим себе. Дефицит еды, болезни, эпидемии, отсутствие должного ухода – вот что ждёт младенца, имя которого Виссер даже не пожелал узнать, чтобы не ассоциировать его с папашей.

Сколько бы обиды или злости не теплилось в его груди царапая рёбра он всё равно любит Сэма, а воспоминание о нём самое чистое, что было у Гризза с момента как они оказались в точной копии Вест Хэма. Человек, на чьём языке он хочет говорить и чьи поцелуи хочет чувствовать на своих губах каждое утро.

После третьего замечания футболиста перестают доставать глупыми вопросами почему он такой рассеянный, ведь получают один и тот же ответ – всё в порядке. Для себя они находят оправдание этому в событиях, под которыми спрятался весь город, выбор нового мера, возвращение группы из экспедиции, усталость в конце концов, ведь Гаррету даже не дали отряхнуть ботинки от грязи и еловых колючек, сразу отправили отчитываться о полученных данных, а затем выставили с остальными патрульными в жёлто-красных толстовках следить за порядком на улицах, предчувствуя неладное.

От предвкушения конца смены неприятно потеют ладони, которые рослый футболист прячет в карманы наброшенной поверх куртки, мороз как будто не берёт его, отлетая рикошетом от кожи. Жар расползается от макушки вдоль тела вниз по мере того как Гризз ускоряет шаг и спешит к заранее оговорённому месту встречи за школьными трибунами. Обычно такие укромные закутки отличаются обилием жвачек под сиденьем, пустых пивных банок и бережно охраняемых воспоминаний об уединённых парочках, которые прячутся от любопытных глаз чтобы оказаться в объятиях друг друга. И вот теперь он сам был половинкой такого тайного дуэта, но в отличие от своих предшественников не боялся столкнуться лбом с осуждением – окружающий мир легко принял его выбор партнёра, его чувства и не проявил ни капли осуждения. Не то чтобы Виссер кричал о своей любви к парням на каждом шагу, но вышел из шкафа он достаточно быстро, чем и подтвердил догадки большинства, что девушки ему попросту безразличны.

Чем ближе он подходит к Сэму, тем медленнее шаги «медведя». К счастью, приятель не слышит хруста ветки под тяжёлым ботинком и не обращает на него внимания, когда Гризз тихо ругается себе под нос, зато моментально оборачивается, ощутив тяжесть его тени на своих плечах и затылке. Уголки губ невольно дёргаются в улыбке, и юноша замирает на вместе как вкопанный, прижимаясь виском к металлической балке, которую чудом не познакомил со лбом, вовремя успев пригнуться.

Таким беспомощным и уязвимым Гаррет не чувствовал себя никогда. Здравый смысл подсказывает, что он должен злиться, негодовать, возмущаться, чувствовать обиду по отношению к Сэму, но ничего не может с собой поделать и только переводит взгляд с веснушек на его носе на медленно двигающиеся губы и обратно.

- Я согласен, - на удивление серьёзно и в то же время легко без всяких раздумий говорит футболист, вытягивая руку перед собой и опуская ладонь на грудь парню, удерживая дистанцию между ними, пока озвучивает единственное условие, которое хочет выдвинуть: - Тогда расскажи мне всё, - уже по привычке поднимает руки, сопровождая слова жестами, - Правду, которая не оставит места секретам, какой бы горькой она не была. Твой ли это ребёнок и правдой ли было… - взгляд вместе с шумным выдохом падает вниз, когда его сильные руки опускаются вдоль тела, - Всё что между нами.

Нет-нет, а сомнение клокочет под сердцем, давя на него как раковая опухоль в груди. Конечно, не будь всё так Сэм не стоял бы здесь и сейчас перед ним, но почему-то Гриззу важно услышать это от него.

[nick]Grizz[/nick][status]плюшевый гризли[/status][icon]https://d.radikal.ru/d32/1906/8b/5ad816a3ac3a.png[/icon][sign]. . . [/sign][lz]<b>Гриз.</b> Коричный рулет, не понимает что происходит.[/lz]

+1


Вы здесь » Arkham » Альтернативные истории » [AU] fuck society