Poenitentia: Albert Calvert до 22.06
19.06 Не проходим мимо новостей. Обращаем внимание на новую акцию.
06.05 Перекличка и многие другие приятные новости с:
01.05 Первомайские новости и очередные изменения
24.04 Не проходим мимо, расширяем Аркхем описанием своих любимых мест
19.04 Любуемся трейлером к предстоящим событиям, а заодно спешим узнать новости о пополнении среди АМС
18.04 Недельное объявление. Не упустите возможность придумать свой стикер!
12.04 Просим всех обратить внимание на свежие новости и предстоящие события. Начинаем готовиться к переводу времени с:
01.04 Мы решили немножко пошалить ;) С 1 апреля!
25.03 Мы меняем дизайн и поздравляем Лота!!!
О всех найденных ошибках и пожеланиях можете сообщить в теме баг-репорта!
Дорогие гости, добро пожаловать в «Аркхем». Мы играем мистику, фэнтези, ужасы и приключения в авторском мире, вдохновленном мистическими подростковыми сериалами, вроде «Волчонка» и «Леденящих душу приключений Сабрины», и произведениями Г. Ф. Лавкрафта.
[AU] fuck society

Elijah Fontaine & Rick Elgort
полезные ссылки

Arkham

Объявление


Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Arkham » Сгоревшие рукописи » Die this way


Die this way

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

https://funkyimg.com/i/2TYSW.gif

Irwin Macintyre & Roy Patterson
18 октября 2018, Аркхем и окрестности.


A lonely whisper in your ear
Saying the things you don't want to hear
With a breath, you hear him say
On this night, you will die this way
You will die this way

+2

2

Рабочий день в участке нарастал  шумом, постепенно, с первого телефонного звонка, стука дверей и звона ключей от патрульных машин, небрежно бросаемых на столы офицерами в темно-синей форме.
Рой на работу никогда не опаздывал, по той простой причине, что дома его ничто не задерживало. Привыкнув к постоянной смене мест, городов и людей, которые то втягивались в жизнь мужчины, то обычно ,но всегда как-то неожиданно, куда-то из нее исчезали, Петтерсон даже кота себе не заводил, хотя и  особой любви к этим животным  не испытывал.
Определив уровень сегодняшних бумажных дел как терпимый и не требующий срочного исполнения, мужчина налил себе кофе из автомата и направился к небольшой компании , которая расположилась у окна и  с интересом  слушала  одного молодого детектива, который был в участке совсем недавно, но уже сумел вызвать всеобщую симпатию своим живым характером и легкомысленностью юности, но при этом не имел нареканий от начальства и отлично справлялся со своими текущими обязанностями.

-... И тут она говорит мол мне никогда не было так хорошо. А я ей — к сожалению не могу похвастаться тем же — парень  весело засмеялся, и коллеги дружно его поддержали.
Рой тоже усмехнулся, удобно присев на край низкого подоконника и делая глоток из бумажного стаканчика.

— Петтерсон! — разнесся по помещению громкий голос капитана Льюиса, открывшего дверь своего кабинета,расположенного на другом конце помещения, и сразу ее закрывшего.
Капитан славился немногословием, но достиг вершин в глубине красноречивости взглядов, которые бросал на своих подопечных в разных ситуациях и никогда не бывал неправильно понят.
Рой быстро  допил кофе и направился в кабинет своего шефа, который уже выжидательно смотрел на него через стеклянную перегородку.
Зайдя в кабинет и прикрыв дверь, сержант сел за стол напротив главы полицейского участка Аркхема.
Курт Льюис был капитаном уже много лет. Высокий, поджарый мужчина ,далеко за сорок, с цепким взглядом ледяных серо-голубых глаз. Он подвинул к Рою пару каких-то снимков и откинулся на спинку своего кресла, внимательно наблюдая за реакцией.
Петтерсон наклонился к столу, взял фотографии и быстро просмотрел их, одну за другой.

...Девушка лет двадцати пяти. Скомканные грязью и иссохшими листьями светлые волосы,  глубокие следы порезов, исполосовавшие её ноги в черных капроновых колготках, от колена выше, к темно-синей юбке. Голова еле держится на остатках шеи, застывшие стеклянные глаза бездумно смотрят вверх, то ли в небо, то ли на снимающего....

— Нашли почти на самой границе с Бостоном. На кукурузном поле рядом с заброшенной фермой. Конечно, можно было бы передвинуть тело на пару десятков метров и тогда бы это была уже не наша головная боль — Курт совершенно серьезно порой выдавал такие шутки, заставляя своих подчиненных невольно улыбаться, даже когда предмет шутки был совсем для веселья неподходящим. — Но вышло как вышло, так что  бери Макинтайра и едьте. Осмотритесь. Соберете улики.

Рой опять наклонился к снимкам и потер свой традиционно небритый подбородок. В нем стали зарождаться смутные подозрения, которые он никогда не озвучил бы капитану, но подумал, что это какое-то удачное совпадение, что именно ему, существу из мира, в который люди не верят, придется разгадывать загадку, отгадка которой, как он чувствовал, таится именно за той гранью, куда они не могут шагнуть. Или по крайней мере ему это дастся более легко и просто.
Им.
Петтерсон обернулся на звук открывающейся двери, как-то бездумно проследил как Ирвин вошел и сел на соседний стул и опять уткнулся в снимки.

+2

3

Настоящих дел за время службы  на новом месте Ирвину так и не попадалось. То есть как... Разбитая витрина в канцелярской лавке и мелкая кража - были очень даже серьезными преступлениями для местных копов, но после стольких лет работы в "особо тяжких" невольно приравнивались Макинтайром к расследованиям в стиле Нэнси Дрю. Однако, скука смертная, к которой его приговаривали бостонские коллеги, провожая в Аркхем, пока даже близко не подобралась к своей жертве. Ирвин с самого первого дня внимательно изучал сослуживцев, вникал в их семейные дела, рассматривал, как под микроскопом открытые личности. Через постоянные разговоры о быте, нравах, мелких событиях он постепенно вникал в течение жизни маленького городка. В службе тут были свои нюансы: патрульные спокойно ездили обедать домой, мелкие нарушители могли оказаться их племянниками или одноклассниками их детей. Здесь, вдали от небоскребов и вечной спешки мегаполиса, людям совсем не все равно, вышел их сосед сегодня на пробежку в парк или нет. Тут поднимут тревогу если кто-то без предупреждения исчез на пару дней, никому ничего не сказав, сообщат полицейским настолько личные данные, что даже работать особо не придется. Да что там далеко ходить. Не успел Макинтайр заселиться в свою скромную съемную квартиру, как к нему уже пришла соседка и принесла лазанью по фирменному рецепту ее бабушки. А узнав, что "молодой человек" прибыл для службы в полиции, рьяно бросилась помогать распаковывать вещи и ни на минуту не замолкала, устроив новому соседу такой допрос с пристрастием, что любой следак в Бостоне позавидовал бы.
Но у всех навиду проще всего спрятать самое жуткое.... Макинтайр нутром чуял, не так все спокойно в этом городке, как кажется на первый взгляд. Требовалось только время и чуть больше усердия, и гнилье под румяной корочкой аппетитного пирога, даст о себе знать.

Утро в участке начиналось стандартно. Пахло дешевым кофе, какой-то домашней стряпней и духами Маргрит, секретаря капитана. Макинтайр искренне радовался, что ему определили место за столом в самом удалении от кабинета начальства, иначе рисковал остаться вовсе без нюха и с постоянной головной болью.
Рабочий процесс детектив начал с подробной вычитки сводок происшествий за семьдесят лохматый год. Все свободное время, а такого выдавалось неприлично много, Макинтайр тратил на изучение архивов, силясь найти хоть какую-то интересующую его деталь. В кабинет капитана его пригласила Маргрит, проплывшая мимо его стола в облаке ядовитого аромата лаванды и чего-то восточного. Сделав пометку на сводке о пожаре в пекарне в 1972 и трех жертвах оного, он поднялся и вошел в кабинет Льюиса, где уже восседал сержант Петтерсон и хмуро разглядывал снимки. Ирвину было достаточно взгляда мельком, вскользь, чтобы узнать характерную работу фотографа-криминалиста. В сердце знакомо екнуло. Таких дел в Бостоне раскрывалось предостаточно. И им в том числе.
Согласно короткому рапорту, что прислали из Бостонского отделения вместе с фотографиями, тело было еще не опознано, место преступления осмотрено и огорожено, проведены все положенные для таких случаев мероприятия. На немой вопрос Макинтайра, почему этим не занялись бостонцы, капитан ответил просто и коротко: "всего пара километров... но это наша юрисдикция."
С одной стороны, Ирвина радовала возможность наконец-то применить свой опыт, знания и навыки. С другой - искренне было жалко девочку. Фотографии, сделанные с профессиональной точностью и скурпулезностью, демонстрировали картину ужасающую, практически тошнотворную.
- Когда? - детектив поднял взгляд на выглядящего очень уж устало капитана. Тот лишь ответил, что со всеми деталями дела детективам придется ознакомиться в дороге. Потому что и так след уже стынет.

Ирвин доверил место водителя Петтерсону. Не потому, что был уверен в его навыках, а лишь по причине, что тот был из местных. Да и хотелось покопаться в материалах, что выдал им Льюис.
- После осмотра места, где ее нашли, заедем сразу в морг. Все полномочия для этого нам бостонцы выдали.
Перед выходом Макинтайр попросил детектива за соседним столом пробить заявления о пропаже дочери, сестры, подруги, жены в Аркхеме и окрестностях за последний месяц-два и звонок не заставил себя ждать. Ирвин склонился вперед и на краю бумажной папки начал быстро фиксировать выдаваемые ему данные.
- Анна  Хейфец, двадцать четыре года, студентка третьего курса Высшей школы искусств. Пропала две недели назад, но потом заявление забрали, так как позвонила и сказала, что уехала к родственникам. Заявление подавала некая мисс Блэдер, сокурсница.
Ирвин сообщал данные напарнику, а сам уже вбивал имя вероятной жертвы в поисковую строку браузера. И вуа-ля... Страничка на фейсбуке, с аватарки улыбается белокурая стервочка. Постов много, язвительные, часто - откровенные.  Парни таких любят... Писала активно до... До двенадцатого октября.

+2

4

Серая унылая погода как-то несильно старалась скрасить сегодняшний день. Скорее уверенно добавляла в него изрядную долю драматичности и тлена. Хотя вряд ли жестокое убийство молодой девушки казалось бы более веселым событием, если бы по лицам двух детективов едущих на место преступления теплыми лучами ласково скользило солнце.
Капли дождя ложились на капот и крышу машины с каким-то трагичным в своей глухой монотонности звуком и казалось, что  настроение вроде бы хуже стать уже не может.
Пока Ирвин не нашел на фэйсбуке страничку убитой девушки и не показал её обрамленное белокурыми, крашеными, судя по темным корням волосами, такое живое и молодое лицо Рою.

- Милая — как-то глухо сказал Петтерсон. - Была.

Проработавший много лет простым полицейским и детективом в городах побольше Аркхема, мужчина достаточно привык к зрелищу мертвых тел, с разной степенью тяжести увечий, им нанесенных. С разной степенью разложения. И с разной степенью вероятности раскрыть это преступление или отнести замучанную в бессмысленных попытках размотать спутанный клубок версий и догадок папку пылиться в архив.
Он давно смирился с жестокостью и насилием. Не только людей, но и других существ, так на людей похожих, живущих с ними в одном городе, в одном доме, возможно даже квартире, но при этом по своим законам, которые вряд ли вписались бы в уголовный кодекс любого государства.

Это всё просто часть нашей природы.
Утешал он себя время от времени этой мыслью
Но всё же для Аркхема, для обычных людей, живущих свои простые смертные  и такие короткие жизни, подобное  жестокое убийство было всё же не в порядке вещей. Тем более такой молодой девушки.
И потому за те годы, что Рой провел в этом провинциальном тихом болоте, он как-то обмяк, расслабился и от того это трагическое событие врезалось каким-то острым краем в привычное течение дней и заставляло испытывать неприятное беспокойство, хмуриться и сжимать руль пальцами еще сильнее при воспоминаниях о тех деталях, которые так четко и умело зафиксировали на своих равнодушных снимках криминалисты.
Рой быстро посмотрел и сразу отвел взгляд от фотографии. Есть что-то совершенно жуткое в этих страницах в соцсетях, владельцев которых уже нет в живых.
У Петтерсона не было аккаунта в Фэйсбуке. И по крайней мере он мог быть точно уверен, что, если умрет, то никому не придется его удалять. Думать о том, что страница вообще может бесконечно долго торчать на просторах интернета со всеми этими личными фотографиями, сокровенными мыслями, лайками и комментариями — тем более не хотелось.
Ещё меньше хотелось думать о том, что вероятно девушку растерзал кто-то из оборотней.

Хотя может вендиго…
Да, определенно больше похоже на вендиго…

Рой задумчиво потер подбородок и посмотрел в зеркало заднего вида на своего напарника, который был поглощен изучением страницы Анны, вероятно ища какие-то зацепки, которых там действительно могло быть предостаточно. Ведь очень часто убийцей оказывался кто-то из близких, знакомых.
Новых друзей.
При мысли о том, что возможно придется как-то замазывать некоторые детали и отводить Ирвину глаза, чтобы тот случайно не наткнулся на то, что вызовет в нем подозрения, что это сделал даже не какой-то поехавший с голодухи медведь, или другое животное Рой хмурился ещё сильнее.

Господи, почему всё так сложно.

Раскрыть преступление и при этом не раскрыть природу убийцы, в сверхъестественности которой Рой был практически уверен, достаточно ему будет просто принюхаться — та ещё головная боль и задача.

Всего пара километров и можно было бы дальше продолжать спокойно пить кофе в участке. Но нет.

- Надеюсь, там не сильно всё затоптали.  -  зачем-то то ли сказал то ли спросил  Рой. Не то чтобы он сомневался в уровне профессионализма бостонских коллег, сколько переживал о тех запахах, которые могли легко раствориться и  не только в этом дожде, смывающим с земли не только всевозможные следы, но и забивающим всё терпким ароматом озона.
Захотелось курить, и он открыл окно. Но потом представил как станет невыносимо в машине, когда табачный дым тяжело осядет вокруг, усиленный влажностью и передумал.
Взглянул на Ирвина, который всё так же увлеченно листал страницу Хейфец.
Петтерсон никогда еще не работал вот так тесно  с Макинтайром. Да и не мог бы успеть этого сделать, учитывая тот факт, что мужчина буквально месяц назад перевелся к ним из Бостона и это было тем, что их объединяло. И это было практически единственной вещью, которую Рой о нём знал.

Отредактировано Roy Patterson (24-05-2019 14:12:39)

+2

5

Петтерсон слушал молча, внимательно, разбавляя монолог Макинтайра короткими ремарками. И уверенно вел машину, сосредоточенно вглядываясь в дорогу через мутную пелену дождя. Чем дальше они откатывались от Аркхема, тем сильнее барабанили по капоту машины крупные капли. Ирвин поморщил нос, нахмурился, отрываясь от телефона и бросая взгляд в запотевшее окно, за которым пролетали акварельные пейзажи грязно-охровых оттенков.
- В Бостоне уж не совсем дебилы работают, - фыркнул Ирвин, безобидно улыбаясь своему временному напарнику. Беспокойство Петтерсона он на самом деле разделял, но чуть на ином уровне. Дождь сперва делает все запахи резкими, жгучими, а после затапливает их к чертям собачьим, так, что даже острейший нюх оборотня не сможет ничего различить. К тому же с момента смерти прошло какое-то время. Может там уже и нечего было ловить.  Он вновь поморщил нос, словно собирался чихнуть... Ох уж эта осень.
Подъезд к месту, обозначенному в документах, что передал им капитан, оказался помечен куском полосатой ленты. Предусмотрительная забота, если учесть, что дорога сворачивала в сторону Бостона, а в поля вели колеи, в которых можно было плутать бесконечно долго. Дождь сменил гнев на милость, и теперь висел в воздухе противной моросью.
Тихий шорох шин по асфальту сменился на другой, характерный для грунтовых дорог звук, а потом и вовсе стал едва слышен. Ехать приходилось крадучись, не быстрей пешего шага, то и дело сверяясь с навигатором. В этом месте кукурузу еще не сняли, и она закрывала обзор, создавая причудливые коридоры, переплетения лабиринта, в которых можно было двигаться лишь ориентируясь на свежесть следов шин в грязи и координаты.
Вскоре показался убранный участок, на границе которого и обнаружили тело. Совсем неподалеку виднелись крыши хозяйственных построек, серые и невзрачные. Наверное, можно было подъехать к ним по более приличной грунтовке, но что уж теперь переживать.
- О, они были так любезны, что оставили патруль, - Ирвин показал в сторону строений. Там и впрямь мок под дождем пикап с полицейским значком. Может хотели убедиться, что коллеги из маленького городка не плюнут на свою работу? А может и впрямь переживали, что фермеры продолжат свои труды, если не оставить охрану до прибытия детективов.
Ирвин аккуратно сложил все бумаги в папку, убрал ее на приборную панель. Хотелось взглянуть свежим взглядом, не сбиваясь на ранее прочитанное им описание.
На улице пахло скошенной травой, дождем. Сладко-горьковатый аромат осени и скорби. Чистые ботинки Макинтайра глубоко погрузились в жирную, ржавую грязь, но он не обратил внимания на сей прискорбный факт. Вокруг витало слишком много живых звуков и запахов, тревожащих звериную его сущность. Ирвин машинально поправил воротник куртки и, не дожидаясь напарника, направился к патрульному, что уже выбирался из своего нагретого седана. Они встретились где-то на середине пути, пожали друг другу руки  и представились, согласно уставу. Патрульный, невысокого роста черный мужчина с гладко выбритым лицом, выглядел уставшим и каким-то понурым, словно погода и место преступления давили на него. Он сунул руки в карманы и повел провинциальных коллег прямиком по скошенному полю к ограждению.
Потоптались, конечно, тут знатно. Виднелись следы сельхозтехники, ботинок. Срезанная кукуруза превратилась в кашу из листьев и грязи, что противно чванкала при каждом шаге.
За ограждением четко выделялась граница убранного поля. Высоченная стена растений, густая, непроходимая для машин, но вполне пропускающая человека. Ограждение вело внутрь этой живой стены.
Ирвин прошел по тропинке вокруг уже провисшей в нескольких местах ленты, нырнул внутрь утоптанного пятачка, где и нашли тело.
- Что скажешь? - у самого Ирвина мысль вертелась только одна - глушняк. Столько разных запахов, сплетенных дождем в один кричащий аромат, толком никаких следов, никаких зацепок. Да и свидетелей тут не найти...
- А что это за здания? - вопрос был адресован патрульному. "Амбар и хранилище, навесы для тракторов. Хозяина мы уже опросили, они поля убирают в определенной очередности из года в год. И в этот раз все по плану, без задержек" - ответ вполне удовлетворил Макинтайра, и он продолжил обходить огороженное место. Правда, уже без какой-либо надежды на зацепку. Если ее  даже волокли от этих зданий, то все следы сожрал комбайн, срезавший посадки.
- Может местный? Знал, когда уборка...
Вообще, куда не кинь взгляд простирались золотистые поля, сейчас посеревшие от дождя. Даже если жертва была в сознании и кричала, слышать ее могли разве что вороны, слетевшиеся на ежегодный октябрьский пир. Другой вопрос, что делала в такой глуши городская тусовщица, студентка колледжа и любительница твиттера. И почему у нее нет ни единого селфи на фоне деревенской романтики. Зная нынешнюю молодежь, трудно было поверить, что мисс Хейфец удержалась бы от соблазна выложить в сеть фотографии со столь необычным фоном.
- Машину не нашли? Рядом? И как далеко тут ближайшие поселения, жилые дома?
На эти вопросы, увы, патрульный ответов не знал. Сам был не местным, бостонским и мог рассказать только ту информацию, что успели собрать детективы, описывающие тело и место преступления.
Макинтайр повернулся к напарнику и, поджав губы, вопросительно на него посмотрел. Конечно, они планировали двинуться в морг, на осмотр тела, но может стоило сперва мотануться по округе и собрать данные, чтобы потом не возвращаться в эту глушь? К тому времени, как они закончат и судмедэксперты успеют подготовить свои отчеты.

+2

6

Колеса  останавливающейся машины прохлюпали ещё пару метров по бурой влажной грязи и остановились, погрузившись в быстро наполнившиеся водой борозды.
Ливень сменился на мерзкую морось, от которой куртка уверенно стала тяжелеть, сыреть и захотелось поднять воротник повыше, чтобы защитить голую шею от неприятных покалывающих холодом крохотных капель, что настойчиво продолжали выжиматься из бесконечно серого неба.
Рой пару мгновений смотрел на тоскливый пейзаж, окружавший машину, оценивая все перспективы, которые уже по первому же ощущению казались совершенно не радужными.
Что можно найти в таких условиях?
Дождевых червей? Прогнившие кукурузные початки? Отсыревшие стебли и листья?
Даже кровь жертвы уже давно растворилась в этой воде и впиталась в почву.
Не то чтобы он сдался или не верил в их с Ирвином профессионализм. Просто не было в нём никакого пылкого уверенного стремления вот так ворваться в это дело и раскрыть его.
Скорее какое-то смиренное равнодушие и внутренняя тишина, которые были предвестниками четкой мысли — что в лучшем случае это висяк.
Может они и смогут что-то накопать в самом начале, но потом....
Да. Это определенно был висяк. И даже то как бодро и уверенно Ирвин направился к темнокожему полицейскому, словно верил, что вот сейчас они быстро найдут всё, что надо, не вдохнуло в Роя уверенности.
Петтерсон вышел из машины и , не торопясь, осматриваясь вокруг, пошел за напарником.
Ноги сначала вязли в грязи а потом вышли на сухую площадку, утоптанных кукурузных стеблей, срезанную ровно комбайном.
Рой остановился рядом с Макинтайром. Сунул руки в карманы и молча посмотрел на то место, где нашли тело девушки. Конечно же не было никакого силуэта обведенного мелом. А даже если бы вдруг кто-то и решился его нарисовать, то скоро бы плюнул на это неблагодарное дело.

- Что скажешь?

Рой неопределенно пожал плечами и рука потянулась в карман за сигаретами. Он достал одну и щелкнул пару раз зажигалкой, огонек которой гас быстрее, чем успевал достаточно разгореться.
Сделав пару шагов в сторону от напарника, чтобы спокойно покурить, Петтерсон хмуро и как-то бездумно бродил взглядом по постройкам, которые в такую погоду и при таких обстоятельствах выглядели совершенно зловеще.
Немые свидетели убийства.
Сигаретный дым в такой влажности был слишком душным и терпким. Остро и неприятно ощущался во рту. Поэтому через пару затяжек Рой выкинул сигарету куда-то в сторону.
Всё казалось каким-то бессмысленным. И даже Ирвин перестал донимать вопросами патрульного, который все равно не смог ответить ничего путного.
Кукурузные стебли плотно прижимались друг к другу, закрывая обзор, заполняя собой всё пространство вокруг. Казалось, что в этих растительных дебрях могло скрываться что и кто угодно.
Может даже сам убийца сейчас наблюдает за ними, надежно спрятавшись в этой живой стене.
Наблюдает и злорадствует, видя как беспомощно они сейчас выглядят. Зашли в тупик в самом начале расследования.
При мысли об этом внутри разгорается злость, стирая равнодушное смирение.

- Надо поговорить с хозяином ещё раз. - Рой взглянул на Ирвина. - Может разузнаем то, что бостонцы не смогли. - добавил он, сделав вид, что не заметил красноречиво возмущенного взгляда темнокожего копа.
Хоть это всё и не было соревнованием, но почему-то раздражало, что бостонское отделение сначала сунуло везде свой нос, а потом развело руками и допустило к делу полицию Аркхема.
Интересно, они бы так же быстро слили дело на сторону, если бы оно было изначально обречено на успех?

- Где он живёт? - спросил Рой бостонца.
- Дом на той стороне поля. - полицейский махнул рукой в нужную сторону.

Это где-то пара километров на север. Искать обходные пути совершенно не хочется. Долго. Нудно.
И Рой упрямо пошёл прямо в кукурузу. Словно действительно ожидал подсознательно, что вдруг сейчас схватит того самого верного подозреваемого за шкирку.

0

7

Дождь припустил вновь, делать на самом месте преступления было откровенно нечего. Ирвин еще раз оглядел кукурузные стебли, размытые следы сельскохозяйственной техники, и молча кивнул, соглашаясь с напарником. Однако, совсем не ожидал, что тот предпочтет поездке пешую прогулку через непроходимые поля и грязь.
- Ты уверен, что это хорошая идея? - он догнал Петтерсона через несколько шагов, - вылезем оттуда грязные как черти.  Или ты рассчитываешь на эффект устрашения? Хотя по мне, два перепачканных, насквозь мокрых копа вызовут, скорее, обратную реакцию.
Ирвин надеялся урезонить рвущегося в бой с кукурузными дебрями напарника. Под ногами расплывалась жирная мокрая земля, с высоких, выше человеческого роста початков сыпалась всякая шелуха. Так себе идея переть напрямик.
- Петтерсон, - упрямо продолжил Ирвин, - сам подумай. А если его не будет дома? Думаешь, фермеры сидят в период сбора урожая в креслах у каминов? Давай поедем на машине. Поищем автомобиль девочки, и прокатимся по округе в целом, опросим не только хозяина этого поля, но и вообще местное население. На это у бостонских коллег точно не хватило времени и персонала.
В этом Макинтайр был уверен, он видел в бумагах все данные, что успели собрать коллеги из Бостона. И там был описан разговор только с одним местным обитателем. Тяжело вздохнув, полицейский стер со щеки прилипшую к ней травинку, поморщился. Нет, он конечно, любил бывать на природе, да и в другой день с удовольствием поиграл бы в прятки- догонялки с кем-нибудь симпатичным по кукурузному полю, но сейчас растрата времени и сил казалась ему слишком иррациональной. Да и не особо приятной. Или Петтерсон рассчитывал что-то найти в нетронутом поле?
- Если тебе конечно, хочется прогуляться, я останавливать тебя не буду. Только будь добр, отдай тогда ключи от машины.  Я прокачусь по округе.
Петтерсон замер, видимо, смысл слов напарника начал до него доходить. Ох уж эта мерзкая погода, делает невыносимыми не только проселочные дороги, но и полицейских с шотландскими корнями!
Они совсем не плутали, выбрались по укатанной машинной тропе на основную дорогу и покатили в указанном патрульным направлении. Патрульного отпускать не стали, не в их это было юрисдикции, да и не помешал бы еще присмотр за полем некоторое время. Убийцы частенько возвращаются на место преступления, как бы банально это не звучало. Тишина в машине напрягала, но говорить особо было не о чем. А слушать радио как-то... не к месту.  Ирвин исподволь глянул на молчаливого водителя. Сколько слов за эти часы он произнес в сумме? С десяток? Может чуть больше. За годы службы ему приходилось работать с разными людьми, и даже с такими же мрачными немтырями, как Петтерсон. Обычно, за таким поведением скрывались шрамы, старые, постоянно ноющие и напоминающие собой. Потери, о которых не говорят с первым встречным или молоденьким, совсем незнакомым еще напарником. С другой стороны, тишина помогала сосредоточиться и погрузиться в мысли о деле, которое, судя по всему, займет уйму времени и сил.
У самого поворота на ферму Ирвин заметил потертую временем табличку у обочины. "Церковь святой ...., 5 миль" - все, что успел рассмотреть через запотевшее стекло Макинтайр, прежде чем машина свернула к дому хозяина поля.
Несмотря на хмурую погоду и преобладающий мрачный темно-серый цвет окружающего мира, дом фермера выглядел образцово уютным, совершенно деревенским, как со страниц каталогов о модном нынче эко-отдыхе. Клумбы бледно-голубых цветочков, под тон крыше и крылечку, изящные ворота, тоже свежевыкрашенные, ровная лужайка, по которой прогуливается под накрапывающим дождем большой волкодав. Ирвин никогда не боялся собак, скорее, наоборот, испытывал симпатию и интерес. А те, чуя волка в человеке, пугливо поджимали хвосты или заходились захлебывающимся лаем, пытаясь тяпнуть слишком уж приблизившегося к их территории хищника.
Пес гулял по двору свободно, без цепи. Вольер, в котором, видимо, он обычно содержался, стоял открытым, машин возле дома не было видно, как и света в окнах или иных признаков присутствия хозяев на данный момент.
- Мне кажется, что тут никого нет, - Ирвин следил взглядом за псом, что встал мордой по направлению к их машине, чуть припал на передние лапы и оскалился. Он не издал ни звука, но по виду его полицейский понял - этот не будет лаять или предупреждать. Кинется. В такой глуши охранников держали не для красоты и потехи детям, они действительно выполняли свою изначальную задачу.
- Поехали дальше, наверняка, они работают где-то в полях. Погода подгоняет снять урожай, иначе сгниет на корню... Заодно проверим проселочные дороги, может где заприметим брошенную машину.
Хотелось кофе. Просто чертовски хотелось... Но с собой не было даже воды, а в такой глуши "старбаксов" не наделали. Пока Петтерсон выруливал обратно на дорогу, Ирвин достал телефон, что-то побормотал про дерьмовую сеть, и уставился в экран. Он искал на карте поселения, дома, хоть что-то отдаленно напоминающее кафетерий. Обычно в таких местах есть одна, ну максимум две забегаловки, пристроенных к заправке. Хозяева оных знают всю округу, осведомлены о всех сплетнях и происшествиях. Кладезь информации.
- Езжай пока прямо, - указатель на церковь все еще интриговал Макинтайра, но согласно карте, дорога прямо вела к одиноко стоящему зданию, над которым светился значок топлива. Скорее всего они промотаются тут до самой ночи...

Отредактировано Irwin Macintyre (14-06-2019 00:42:27)

+1


Вы здесь » Arkham » Сгоревшие рукописи » Die this way