Гвидо Лоуренс Зегер
В узких кругах извсстен как Ниоман, Александр Лоренц, так же под парой-тройкой псевдонимов, прочих вариаций нынешнего имени.

Вид
Дракон.

Возраст, дата и место рождения:
37 лет, 13.07.1981; Калимантан.

Род деятельности
• Профайлер в местной полиции. При случае, готов оказать услуги неофициально.
• Пользуется протекцией ковена Прилива благодаря Холтам.

Происхождение
Родственные связи:
Ева Лоренц [Лестари] — мать, в настоящее время где-то в Южной Америке;
Арди — старший брат, среди людей жил мало, отрицает человеческий облик, агрессивен;
Уттара — старшая сестра, в спячке;
• Две сестры и брат — мертвы;
• В качестве дальних родственников можно назвать Дженнифер и Адам Холтов.


• Гуманитарная помощь и миссионерство в нашем веке не похожи на их предшественников во времена оголтелых дикарей-людоедов, святой водой не обрызганных, и баек про Соломоновы Острова, хотя для некоторых лиц обладают тем же шармом неизведанных троп и тропических кожных болезней. В составе медицинско-миссионерской миссии — громкое название для этой маленькой, спонсированной частными лицами, группки — был проводник, пара врачей, священник и милая молодая девочка. Некая Мэри, как все думали, мечтала расстаться с деньгами, чтобы перековаться из антрополога в послушницу.

• Калимантан — Борнео, если так будет привычнее — место красивое, лесистое и гористое, и тем ценное, что живут ещё здесь представители рода человеческого, которым и слово Божье будет в новинку да и медицинская помощь  им не помешает. А ещё известен Калимантан совсем глухими и неизведанными местами. Гулять там пожалуйста, но за последствия отвечать никто не будет. И пара врачей и проводник и священник... Все исчезли в дебрях Борнео по пути к затерянному селению на реке. Исчезла для мира и Мэри. Зато Ева Лоренц, она же Лестари — так назвала её саму мать — снова вернулась туда, где однажды родилась сама.

• Ниоман. Это имя в Индонезии — а большая часть Калимантана принадлежит ей — дают третьему рожденному. Лестари дала его третьему рождённому живым, не ограничившись «человеческим» именем для своего отпрыска. Три кладки, шесть яиц — по два в каждой. О несостоявшихся сестрах и брате Ниоман узнал позже, когда в его черепушке воцарился разум. Узнал и «познакомился» поближе с останками тех, кто мог бы с ним делить небо и землю, но не смог развиться должным образом и вылупиться, но осознание факта пришло конечно позже.

• Сравнить методы воспитания в своей крохотной семье с чьими-то ещё Ниоман не мог. Драконы это не семейки американского пригорода; нос к носу они не живут и потому не выясняют часами, позволительно ли всей улице втыкать разноцветных гномиков у кустов магнолии или же нет. Драконы были далеко от Ниомана и Лестари, и мать долгое время была центром его жизни и единственным проводником, учителем, как в её мире, так и в мире людей. Матерью и отцом — биологический существовал где-то на переферии и был готов предоставить насущную помощь в виде документов и прочих бумажек. Лестари это устраивало. Своего сына — да и всех остальных детей — Лестари воспринимала достаточно собственнически. Откладывала, насиживала и растила, и всё только для себя. Лестари не считала, что её потомство должно с детства забивать голову драконьим прошлым и всем славным родом. К чему? Со временем её ребёнок узнает всё и так, не лучше ли рассказать ему о настоящем и опасностях, подготовить к будущему?

• Надо сказать, что до выхода матери в мир Ниоман редко видел человеческой облик своей родительницы. Может быть она его не слишком любила, а может быть опасалась, что цветок жизни её просто цапнет. Дракон не комнатная болонка, оставит кровавые клочья. Разумеется, она говорила ему, что его ждёт, но слова не передадут всех ощущений от превращения из дракона в человека, не расскажут, что человеческое тело-то в общем-то... странное. Забавное, вкусное, если говорить о других, но странное. Слишком привязано к земле, ни на что не годно.
Ниоману оно совершенно не нравилось, окромя приятных манипуляций с самим собой, и он не раз конфликтовал с матерью по этому поводу. Тринадцатилетний лоб ощущал себя взрослым и, главное, сильным. Но что он мог противопоставить опытной драконице? Сила пока была не на его стороне. Не раз и не два Лестари приходилось призывать сына к порядку. Его вспыльчивость — накладывался и сложный возраст — могла создать проблемы, на Борнео живут не слепые, а значит, неполное превращение или даже пламя — заметят.

• «Врага или еду, как хочешь — надо знать» — говорила Лестари, и Ева Лоренц, белокурый ангел со знанием местных обычай, ласковая с смуглыми ребятишками и вежливо-строгая с долговязыми подростками, вновь появилась в селениях Борнео. Учила и просвещала, так же социализировала сына-подростка. Александру Лоренцу — так звали теперь Ниомана — было уже пятнадцать. Человеческое бытие его по-прежнему напрягало, но он хотя бы научился держать себя в руках большую часть времени, мимикрировать под общую массу, а значит, при желании, мог бы жить среди людей. К двадцати годам он знал достаточно, чтобы это сделать.
По мере взросления, то есть, окультурирования, он с матерью приближался к большим населенным пунктам, туристическим точкам. Несмотря на эту движуху и разноязыкую толчею, Ниоман понимал — мать устала от Борнео. Ей так же хочется перемен, как и ему, но на этом живописном острове она остаётся из-за него и с места не сдвинется. Чувства вины не было, просто констатация факта.  Улететь «по-английски» было, может быть, и некрасиво, но две недели после двадцатилетия сына Лестари была свободна.

• С живыми сиблингами Ниоман не виделся, старшие на Борнео не залетали. Ниоман  знал сухие факты, и если сестра находилась в спячке уже десять лет, то брат был где-то далеко. В общем-то,с братом были весьма схожи, и сошлись бы в некоторых вопросах. Тревожить его Ниоман  не собирался, да и Гималаи были лишь остановкой на пути, он и понятия не имел, что мир может весьма тесным. Узнать, какими здесь Арди путями, да и просто перекинуться парой слов у братьев не вышло. Арди считал этот кусок Гималаев своим и крайне агрессивно относился к тем, кто оставлял здесь свои следы. В так желанную Индию Ниоман добрался с трудом, падение с высоты даром не прошло.

• Людей в Индии было слишком много, может быть и не только людей, но Ниоман  хорошо шифровался и держал морду кирпичом. Никаких правил движения, беспризорные животные, вечный шум и горы грязи. В стране Ниоман  быстро разочаровался, но тотчас же её не покинул. Сначала ему требовалось восстановиться, затем он прикидывал, куда может двинуться дальше. Впрочем, он был бы благодарен и за какой-то знак. Россыпь вариантов для выбора фрустрирует не только людей, но и драконов.
Их он получил целых два. Первый— встреча с отцом; и не сказать, что кого он ожидал увидеть, явно не хмурого хромающего бродягу. Сказать друг другу им было нечего, разве что один сообщил о своем желании скоро покинуть Индию, а его собеседник предложил Америку и полезную информацию. Второй — самосожжение местного сумасшедшего. Третьим знаком стал полуразложившийся труп в Ганге. Его пытались сжечь, но дров явно было мало, и родственники усопшего не нашли ничего лучшего, как просто скинуть труп в воду. Белые кости навели Ниомана на мысль, и меньше чем через месяц он был в Африке.

• Одинокие пастбища, крупнокопытные животные— для дракона, новые знакомства и симпатичные женщины — для человека. Зоолог, врач, пара местных, пару туристок. Человек выучил язык, подрабатывал в охране, переводе, и периодически нанимался гидом и контрабандой. Дракон рос и темнел цветом. Три увлекательных года не прошли, а пролетели, и если бы не проблемы с получением солнцезащитного крема — жизнь была бы прекрасна. Так почему бы и не задержаться?... Одной летней ночью разборки местечковых криминальных авторитетов закончились плачевно: огонь прокатился по деревне. Жилища вспыхнули как спички, кто не успел убежать — превратился в головёшки, а кто смог — те бы рассказали о предсмертных криках, хрусте костей, начавшемся пожаре и центре этого хаоса — огромном драконе.
Ниоман попытался услышать вопли совести. Не обязательно же было так выходить из себя? Конечно, ему желали смерти, но он мог ограничиться полумерами...Но не получалось. Хуже того, ему понравилось, и он был непрочь поджарить ещё кого-нибудь, и с этим нужно было что-то делать, совсем одичал в своей Африке, а попутно спалился. Ниоман перестраховался и встал на путь избавления от соблазнов. Германия, Нидерланды, и, когда долги за обретение новой жизни были выплачены — Америка.

• Небольшой город — в таких легче нарабатывать практические навыки, жертвуя зарплатой — толпа и мелкая воровка. Гвидо — теперь его звали так — не стал её догонять, но запомнил. Они встретились вновь, в городе побольше. Мелкая воровка подросла в невинную на вид мадам и ремесла своего не оставила. Её звали Сэт и все, кто общался с ней, были уверены в её полной невиновности, только не Гвидо. Фасад юности и свежести не мог его обмануть.
Жизнь любит иронию, Гвидо ощутил это особенно чётко, в Аркхеме. Сообщая о себе аркхэмовским родственникам — та давняя встреча с братом научила его заранее предупреждать местных — , устраиваясь на новом месте, обзаводясь знакомствами, Гвидо не думал, что увидит девушку зедсь вновь. Сторчалась или уже сидит — не всё коту масленица, так думал он думал иногда, пока не нашел Сэт в городе, спустя пять лет после своего приезда сюда. Живую, невредимую, свободную, с незапятнанной репутацией.
Тройка — число особенное. Для Гвидо полно мистического смысла. Сэт снова на его пути и стоит ею заняться.

Внешность
Цвет глаз: голубой [ice blue]
Цвет волос: блондин [strawberry blonde]
Рост: 6' 4"
Отличительные черты:
В человеческом виде белокож почти до модной аристократической бледности, загореть не выйдет — сгорит, ради разнообразия покрывается веснушками. На пальцах левой руки несколько шрамов от резаных ран, на правой икре след от пулевого.
В драконьем облике поражает дам впечатлительных — высота, длина и размах крыльев не малы, тобишь, 16/60/16 футов соответственно, и дам романтичных — цвет тела  темно-синий с лёгким лиловым отливом на шипах и рогах.
Используемая внешность: Paul Bettany

Умения
Языки: индонезийский, английский, французский, суахили, португальский. Поверхностно знаком с африканскими языками и их пиджинами, преимущественно с обрывками лексики и бранными словами, может их вычленить из потока общей речи. Имеет представление об американском жестовом языке, но так близко не сталкивался, чтобы хорошо изучить.
Окажет первую помощь себе и другим; зашьет  раны, зафиксирует сломанную конечность, правильно наложит жгут или грамотно воспользуется инъекционными медикаментами.
Хорошо водит в условиях полнейшего бездорожья. Обучен стрелять и давать по мордам.

Дополнительно
• Экстраверт. Сангвиник. Лягушка-путешественница или почётный бомж — склонен менять место жительства, чем радикальнее, тем лучше. Весьма вспыльчивый, умеренно агрессивный индивид, «своей» территории не обладает, так что особо защищать ему нечего. Однако, случись ему поселиться в другом, уединённом месте, и Гвидо будет напоминать своего старшего брата.
• Воспринимает и следует различным «нельзя» не потому, что испытывает потребность, а потому что соблюдение правил регулирует общество и позволяет Гвидо от него не отличаться.
• Годы в человеческой формы не истребили желания пребывать в драконьей как можно дольше, обращаться как можно чаще. Гвидо с трудом смыслит себя без полётов, и потому аполитичен; ему всё равно, какой ковен в городе лидирует и что там происходит, главное, чтобы была «площадка» и он мог подняться в небо.
• К своим собратьям Гвидо бросаться на грудь не стремится, даже партнёршей своего вида он не обзавёлся, предпочитая искать удовлетворения либидо в объятиях различных дам. Он редко встречается с матерью, практически незнаком с отцом, ни разу не видел сестры, и всё ещё мечтает о реванше с братом. Семью, как положено, он чувствует, но боится ощутить только материнскую смерть. Пока она жива — он спокоен.
• В оппозицию людям себя изначально не ставят, пусть встречный себя проявит. Живой человек — пусть пока ходит, жареный человек — можно закусить. Привычку завтракать человеками не подцепил, намеренно не охотится. Однако, Гвидо считает драконов превосходящим людей видом, а значит, по умолчанию поддерживает свой вид.
К прочим существам нейтрален, пока его не трогают;  на этом фоне выделяются глубоководные, как твари весьма интересные, и маги, как потенциальный источник опасности.  Последние могут быстро стать врагами, если перестанут быть полезными и полезут на рожон.
• В человеческой форме предпочитает мясо c кровью, на худой конец слабой прожарки.
• «Своим» числом считает тройку.
• Второе имя — реверанс любимой фамилии матери.
• Гвидо левша.
• Периодически курит.

ИНФОРМАЦИЯ ОБ ИГРОКЕ
Стиль игры: Играю неспешно, даже неровно, может быть как и несколько постов в неделю, так и один в три-четыре недели. Не спидпостер. Третье лицо, настоящее или прошедшее время, на данный момент, чаще выходит настоящее. Спокойно отношусь к размеру постов партнёра, сам пишу от ситуации, вы можете получить как и 2,5 символов, так и 7. Да здравствует отсутствие птицы-тройки, лапслока и очень  альтернативного оформления текста (многоцветье, гифочки, смайлики, вот это все).Поначалу в сюжет вряд ли полезу, пока не пойму, что и как.
Другие персонажи: Нет пока.

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

Отредактировано Guido Zeger (17-05-2019 02:36:34)