Horror News №5шебуршим листиками
Акции от АМСищем студентов
Новые квестызаписываемся
Снимаем киновидео к юбилею
DARK FATE: Аарон до 21.10
FEARS: Мисти до 25.10
NIGHTMARES: Исаак и Тео до 25.10
«Та ночь отпечаталсь в его памяти как забытый окурок оставляет уродливые жжёные пятна на простыне. Хотя Тео был до сих пор уверен, что смог успешно погрести этот отпечаток под кучей других впечатлений. Ан нет: самообман осыпался при первой же возможности. И от чего спрашивается? От какой-то дурацкой пачки сигарет.» (с) Тео читать дальше

Квест: Dark fate
И все участники!

Дорогие гости, добро пожаловать в «Аркхем». Мы играем мистику, фэнтези, ужасы и приключения в авторском мире, вдохновленном мистическими подростковыми сериалами, вроде «Волчонка» и «Леденящих душу приключений Сабрины», и произведениями Г. Ф. Лавкрафта.
Aiden

Ведение сюжетных квестов, анкетолог, местный тамада-затейник, мастерски орудует метлой правосудия.

Debora

Анкетолог, в активном поиске брутального мужика с бородой. Консультирует по вампирам, оборотням, магам, вендиго и древним, а также тёмной ночью может подержать за коленку.

Jennifer

Ведение сюжетных квестов. Консультирует по драконам и на тему того, как выжить в тяжелые будни Аркхема.

Misty

Анкетолог, изредка тамада-затейник. Расскажет о том, как размножаются русалки (без икры). Консультирует по магам, перевертышам, суккубам и древним.

Arkham

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Arkham » Аркхемская история » Квест: Poenitentia


Квест: Poenitentia

Сообщений 1 страница 22 из 22

1

P O E N I T E N T I A


Старый дом стоит особняком на самой окраине городка Джером (штат Аризона). Когда-то он был одним из лучших, но с тех прошло уже, пожалуй, более ста лет. Никто толком не помнит, кто здесь жил раньше, и почему дом пришел в такое запустение. Когда-то красивый и ухоженный сад в английском стиле, с топиариями, прудом и идеально стриженным кустарником, теперь порос сорняками, водная гладь затянулась тиной, а кусты превратились в практически непролазный бурьян. Лишенная строгой руки садовников, природа поступила своенравно, взяв бразды правления этим местом в свои руки. Величественные стены из красного кирпича потемнели, и еле виднелись за разросшимся диким плющом. Кованная высокая ограда с красивыми воротами все еще опоясывала ничейные владения, но замок был сломан, и любой желающий мог бы войти на эту территорию. Вот только желающих не находилось. А те, что готовы были рискнуть, как судачат местные жители, пропали бесследно.

Двухэтажный заброшенный особняк, в тени дикой растительности, внушал местным если не ужас, то страх, как минимум. То ли от бурной фантазии, то ли от безделья, они любили, сидя вечером в местном небольшом баре, рассказывать друг другу, а в особенности редким туристам, страшные небылицы про этот дома. Якобы когда-то там жила семья колдунов, и умерли они все внезапно по неизвестным причинам. И с тех пор, каждый, кто переступит порог этого сада или дома — становится их посмертной жертвой. Кто-то слышал странные звуки из дома по ночам, кто-то вой, а кто-то видел, что в ночи в доме зажигается свет в окнах. Верили ли они сами в свои слова? Неизвестно. Но даже когда местный глава города предложил использовать особняк в общественных целях, не нашлось ни одного желающего получить лакомый кусок дорогостоящей недвижимости.
Несколько магов практически одновременно получили письма. Самые обычные, на белой бумаге, с текстом, написанным черными чернилами:

«Уважаемый (ая)…! Баланс между нашим миром и астральным — нарушен. И Вы это прекрасно знаете. Я знаю как восстановить равновесие. Я знаю, что Вам поможет. Отправляйтесь по указанному ниже адресу. Будьте на месте не позже полуночи. Я буду ждать Вас внутри, чтобы передать Вам то, с чем Вы достигнете желаемой цели.
Но я прошу Вас об одном условии — сохранить это втайне. В противном случае я не смогу Вам помочь.»
Доброжелатель.

Семь магов получили письма. Ни один из них не стал перечить неизвестному, а потому не делился с другими известием о письме и предстоящей поездке. Около полуночи все они, разными путями, но добрались до нужного особняка. И теперь им предстоит решить — слепо верить автору письма, или же попробовать взять контроль над ситуацией в свои руки. В любом случае — дом ждет их, ворота приоткрыты и нет ровным счетом никакого смысла топтаться у входа.

Квест подразумевает индивидуальные вводные для каждого игрока посредством ЛС перед каждым кругом.
Квест подразумевает, что игроки будут хранить тайну своих вводных от других участников. Так будет интереснее, поверьте.
Квест подразумевает, что Вам придется время от времени делать выбор.
Возможно, Вам будет страшно.
Но точно будет интересно.

Дата - ночь с 18 на 19 декабря
Первая вводная - общая для всех: вы прибываете в условное время к воротам, ведущим на придомовую территорию (см.описание выше). Вам известно лишь то, что написано в полученном Вами письме. Способы перемещения можете выбрать сами - портал, автомобиль и т.п. Посмотрите друг на друга. Можете советоваться, обсуждать полученные Вами идентичные письма, спорить... Но в конечном итоге Вы должны переступить порог дома, войдя в большой темный холл.
Дальнейшие вводные Вы будете получать посредством ЛС. Они будут индивидуальны.


Напоминаем, что согласно правилам, на отпись в сюжетный квест дается 4 дня.

Очередность: Robert Esterwood, Elijah Fontaine, Romaine Esterwood, Aurelion Rodricks, Sebastian Valentine, Ajax Montgomery, Albert Calvert

+9

2

[icon]http://s7.uploads.ru/FBWPQ.png[/icon]
Роберт не любил тайны. Надеясь искренне, что последняя из них в его жизни совсем недавно прекратила свое существование, обернувшись наилучшим образом из возможных. Больше он у мироздания и не просил. Однако полученное недавно письмо шло вразрез с его планами. Принадлежность к роду Эстервудов накладывала некие обязательство, как членство во внешнем круге ковена. И все больше Роберт понимал свою двоюродную сестру, и ее отношение как к этой организации, так и ко всему в целом. Однако, игнорировать письмо он не имел права. Прекрасно понимая, что маги ковена будут цепляться за любую возможность, лишь бы разобраться с возникшими… трудностями в Аркхеме. Назовем это так. Молча же наблюдать за происходящим он не мог, само собой.

Привыкший ничего не таить от супруги, Роберту все же пришлось умолчать о письме и о предстоящей поездке. Но, пожалуй, все сложилось весьма удачно. Она говорила о какой-то важной работе в музее, о том, что возможно придется уехать на пару дней из-за этого. Необходимость лжи сильно угнетала, но Эстервуд решил, что по возвращению обязательно все расскажет. А в том, что он будет понят правильно, мужчина отчего-то нисколько не сомневался.

Желая, чтобы это путешествие завершилось как можно быстрее, Роберт немного поспешил с порталом, и, видимо, оказался на месте первым. По крайней мере вокруг не было ни единой живой души. Незнакомая местность, ему совершенно точно не приходилось бывать здесь ранее. Зато было время осмотреться. Буквально в нескольких шагах от него находились ворота, старинная ковка, безумно красивая, если присмотреться, а за ней – весьма запущенный сад, и особняк, когда-то, вероятно, являвший собой величие и гордость владельцев. Сейчас же, даже со стороны было прекрасно видно, что он находился в запустении. Причем уже достаточно давно. Главный вопрос: кто все это устроил? Почему именно здесь, все же достаточно далеко от Аркхема. Слишком много вопросов, искать ответы на которые в собственной голове было бы бесполезно.

Обернувшись на звук, Эстервуд увидел еще одного человека, что невольно заставило задуматься, какое же количество человек этот «доброжелатель» решил здесь собрать?  - Добрый вечер, - он сделал шаг навстречу магам, только что вышедшим из портала на темную неприметную улицу Джерома. Протянув руку для рукопожатию поочередно мистеру Фонтейну, а затем своему коллеге – доктору Валентайну, Роберт хотел было что-то сказать, но увидел то, чего ожидал менее всего.

Да, Ромейн формально не числилась в ковене в последний год, но за время жизни в Аркхеме, само собой, была знакома с другими магами. Тем более с теми, кто уже находился здесь, и кто, возможно вот-вот мог к ним присоединиться. Отчего-то Эстервуд был уверен, что ими четырьмя дело не ограничится. А еще он сейчас отчетливо понял, что тот, кто позвал их сюда – явно немного ошибся. И эта его ошибка заставляла мужчина сейчас ощутимо волноваться, несмотря на внешнее спокойствие и даже какую-то легкую отрешенность. – Ромейн? – до этой секунды он был уверен, что сделал все правильно, не сказав супруге ничего о письме. Теперь же осознавал, как здорово просчитался. Скажи он заранее, она бы наверняка поступила бы аналогично. И он мог бы что-то придумать, чтобы женщине не пришлось сменить несколько видов транспорта, и в итоге приехать сюда на такси, что явно могло вызвать если не открытые вопросы, то никому не нужные сомнения.

- Что думаете по поводу этого… всего? – он снова обратился к Элайдже и Себастиану. Стоило бы сконцентрироваться на этом деле, все более походящем на авантюру. Потому что чем быстрее они со всем разберутся, тем быстрее можно будет вернуться домой.

+5

3

Осторожный, но не мнительный – самое точное описание Элайджи Фонтейна.

Получая анонимное послание он готов грешить на кого угодно – своих недоброжелателей, преданных фанатов, любителей розыгрышей, злобных бывших, уже давно успевших обзавестись куклой вуду с его лицом, но последний, о ком подумает некромант – это меценат, желающий протянуть руку помощи. В бесплатную благодетель верилось с трудом, а от оставленного на пороге листка с аккуратно выведенными буквами ждал подвоха в любой момент.

Любопытство кошку сгубило. Кажется, так говорят? Вот и маг с весомой толикой пренебрежения к себе взял послание в руки, не проверив его хорошенько на предмет магических следов и потенциальных рисков. Не аукнется ли ему это позже какой-нибудь порчей, почерневшими по локоть и сгнившими заживо руками или отвалившимися в самый неподходящий момент прелестями? Лучше своевременно проверить и побеспокоиться, поэтому практически незамедлительно Фонтейн накидывает пальто и спешит к человеку, наиболее сведущему по его мнению в этом вопросе, тому, чьих волос уже коснулась благородная серебряная седина, а опыт не вызывает сомнений.

Губ касается улыбка, когда в руках Себастьяна он видит такую же загадочную обезличенную анонимку. Как минимум, последовать таинственному приглашению в хорошей компании не так пугает и больше напоминает увлекательное приключение, если какой-то глупец решил организовать ловушку сразу для нескольких могущественных магов, то рискует он сам оказаться в луже.

- Позвольте мне, - не из сомнения в чужом таланте, а скорее показушности ради предлагает Элайджа открыть портал, чуть хмурится, сосредотачиваясь, чувствуя покалывание в кончиках пальцев, когда по венам струится тёмная густая магия. Лёгкое па руками, скорее демонстрации ради, чем из необходимости делать это, и перед ними раскрывает свою пасть фиолетовый портал со слабым мерцающим ободком. – После вас, - жестом приглашает пройти вперёд, а следом и сам делает шаг навстречу душной неизвестности, задерживая дыхание.

Тяжёлый застоявшийся воздух дома сменяется на лёгкое, чуть прохладное покалывание ночного ветра, в лицо ударяет свежестью улицы и сыростью, будто асфальт и мощёный тротуар только что омыл лёгкий дождь, заметая чьи-то следы. Одного взгляда на особняк достаточно, чтобы по спине пробежала канонада мурашек, и Элай тут же прячет ладони в карманы брюк, тихо вставив ремарку:

- Ну и дыра, - прежде чем выхватить наконец привыкшими к темноте глазами ещё одну статную фигуру, приблизившуюся к ним. Трое, очень занятно. Разумеется, мужчина пожимает крепкую ладонь, неосознанно оглядываясь по сторонам, но стараясь не слишком навязчиво выказывать своё любопытство – таких заброшенных зданий, опутанных ржавыми заборами и долговязым плющом не мало разбросано по небольшим городкам, однако будет ложью сказать, что место это обычное. Тревога, липкое предчувствие неприятностей, терпкое зловонье приближающейся беды – всё это усиливается многократно, достаточно сделать несколько шагов вперёд, поднимаясь вверх по скрипучим ступеням прямиком к деревянной двери.

- Думаю, что или действительно мир не без добрых людей, в чём я очень сомневаюсь, или всех нас водят за нос как идиотов, - цокнув языком, высказывает своё мнение некромант и, задержав на Роберте взгляд чуть дольше установленных нормами приличия правил интересуется, - Как там мой племянник поживает? Маргарет себе места не находит от волнения, - прежде чем ещё несколько силуэтов подходят ближе к ним.

Ещё пару человек, и можно подумать, что у них здесь намечается вечеринка. Почему-то эта мысль забавляет, и Элай тихо усмехается сам себе.
[icon]http://sd.uploads.ru/nGP6r.png[/icon]

Отредактировано Elijah Fontaine (02-06-2019 18:40:34)

+4

4

Она терпеть не могла получать письма на имя Ромейн, ибо заведомо они не несли в себе ничего хорошего. А за последний год женщине почти успешно удалось искоренить большую часть связей, которые могли стать причиной её разоблачения. И вот снова, таинственное письмо, которое не несло в себе никакой конкретной информации. Первым порывом было порвать его и выбросить в ближайшую урну, и лишь сложив бумагу пополам и надорвав край, ведьма тяжело вздохнула, оставив несчастное послание в покое. Даже если она сумеет как-то от него избавиться, сумеет сделать вид, что ничего подобного не получала и никогда не видела, это рано или поздно вернётся к ней. И в данной ситуации Элора предпочитала знать, с чем именно предстоит иметь дело.

Лора никогда не любила врать, но за последний год жизни изрядно преуспела в этом, отчасти понимая, что теперь ложь с её уст слетает так же естественно, как просьба передать ей соль за обеденным столом. И точно не этим стоило было гордиться, сообщая единственному человеку, который действительно заслуживал долгожданного доверия со стороны Элоры, внезапную историю о незапланированной командировке. Как будто ведьма неожиданно начала любить столь скучную работу в музее чуточку больше, чем того хотелось. А чего стоил сам факт, что ей пришлось потратить несколько часов на поиски водителя, который соизволит доставить женщину в такую глушь, как эта?
Возможно, не так плоха была идея избавиться от послания, понадеявшись лишь на то, что таинственный Доброжелатель найдет более сговорчивых и покладистых людей, заинтересованных в ликвидации возникших проблем, как закрытие спонтанных разломов и устранении проблемы в виде Глааки. И как бы эгоистично выглядела тогда женщина, скажи, что её это действительно не волнует? Но тогда какого черта она сейчас так дружелюбно благодарит водителя такси, в надежде лишь на то, что он сдержит своё слово и приедет забрать ведьму из этого заброшенного места, как только она закончит с делами и позвонит по указанному номеру. Всё же будет очень неприятно сообщать супругу, что она его обманула и отправилась далеко не на работу, а теперь не может вернуться домой, так как сейчас является довольно бездарным перевертышем, а не тем бездарным магом, который, хотя бы, мог создать маломальский портал.
Но каково же было удивление женщины, когда встреча с супругом состоялась намного раньше, чем она на то рассчитывала, изумленно выловив столь знакомое лицо среди собравшихся у дома людей. А ведь Лора искренне считала, что приглашение является индивидуальным. К чему тогда вся эта наигранная секретность?

Пребывая в компании как знакомых, так и незнакомых магов, чье количество увеличивалось с каждой новой вспышкой порталов, ведьма начинала чувствовать себя неуютно. Ведь каждый новый человек мог когда-то знать Ромейн, что сейчас несло в себе непомерную угрозу для самой женщины. Потому она поспешила поравняться с Робертом, привычным движением взяв его под руку, - Ну что, стоит нас поздравить с первыми семейными тайнами? - окинув Эстервуда насмешливым взглядом женщина попыталась собраться с мыслями и сосредоточиться на происходящем, смысл которого всё еще был ей не ясен. Единственное, в чем Лора была уверена, окинув собравшихся мужчин продолжительным взглядом, здесь точно ей было не место. Потому что почтенный Доброжелатель не учел одного, но очень весомого факта - она уже не маг. И женщина искренне не понимала, стоило ли ей радоваться, что она так успешно вошла в образ, что об этом фактически никто не знает. Либо же наоборот, опасаться того, что могло сегодня произойти из-за этой оплошности.
- Неужели для того, чтобы передать столь важную информацию, таинственному Доброжелателю понадобилось так много людей? - окинув рассеянным взглядом собравшихся здесь мужчин, Лора перевела всё своё внимание на темные провалы окон, которые продолжали молчаливо наблюдать за каждым их движением и случайным вздохом. Мрачная обстановка точно не внушала доверия, и женщина лишь на подсознательном уровне ощущала, что ничего хорошего из этой затеи не выйдет. - Если бы все мы без исключения состояли в Ковене, то происходящее походило бы на отличную ловушку. А так, даже не знаю. Не нравится мне всё это, - Лора машинально повела плечами, в попытках прогнать липкое чувство тревоги, медленно обволакивающее каждую клеточку её тела.[icon]http://s8.uploads.ru/qXQJF.png[/icon]

Отредактировано Romaine Esterwood (10-06-2019 17:53:56)

+3

5

Аурелион как раз заканчивал полировку перстня, когда к нему в комнату зашел Магнус, с видом хитрого пса кинув родственнику письмо, прогудел что-то насчет почты и был таков. Маг скривил рот в подобии ухмылки, но все же послал вслед племяннику волшебный пендаль. За дверью послышалось не громкое ойканье и тихие ругательства. Ручка, которой писал Родрикс, вдруг заплясала и начал извергать из своего нутра чернила. Итальянец захохотал – Магни умеет быть занозой, если ему это нужно.

Впрочем, весь их род таков.

Письмо, что принес ему племянник, было ничем не примечательным, и если можно так сказать, обычным. Ничего особенного – белый прямоугольник, естественно, без обратного адреса и самое главное, никакой магии. Абсолютно. Аурелион слишком долго прожил на этом свете, потому едва увидев конверт, просканировал его заклятьем «Пиночете» на предмет проклятий. Хотя, если письмо первым брал Магнус, на него должно была пасть вся тяжесть колдовства. Но Сенер Несев, сверкнув зеленоватым блеском, потух, явно показывая хозяину, что перед ним самая обычная бумага с самыми обычными чернилами.

Это и показалось странным.

Однако, содержание письма показалось магу еще более странным, чем сам факт получения. Доброжелатель, не назвавший себя, объявил, что баланс нарушен и бла-бла-бла. Очередная псевдомагическая херня. Аурелион закинул письмо в кучу бумаг, что ему ежедневно выплевывал факс. У него есть дела поважнее, чем какие-то безымянные придурки, желающие устроить очередной магический поединок. Ему хватило передряги в доме Пенвеллинов, и рисковать своей шкурой, да еще и жизнью Магнуса в тот раз – нет уж, увольте. Какой бы сволочью Аурелион не был, свою семью он готов был защищать всеми возможными способами.

Но листок, сложенный пополам, мозолил глаза занятому магу.

Отложив смету на ремонт винокурни под Монтайоне, Аурелион уставился на письмо, все еще прикидывая в уме, а не нагрянуть ли к дурачку, который решился написать такую глупость. А может, это проделки Магни? В конце концов, он еще совсем мальчишка, всего-то сто лет, и не жил вовсе. Но не похоже это на него. Перебирая в уме все варианты, флорентиец, пришел к самому очевидному – письмо может быть действительно реальным. Но о какой угрозе идет речь? Вспомнив свое недавнее путешествие в Астрал, Родрикс немного похолодел – не мог же он своими действиями нарушить этот самый баланс?

Нет, вряд ли.

Его целью был совсем забытый дух, а не какая-то важная штука из Астрала. Но проверить стоило. Не хватало, чтобы его действия еще оставили след на репутации семейства.
- Porca puttana!* – Аурелион не любил, когда факты перевешивали его желания и, хлопнув ладонью по столу от досады, схватил исписанный убористым почерком листок. Адрес был далеким, и честно говоря, такая удаленность немного удивила и заставила задуматься. Почему так далеко и почему вообще Аризона? Кто в такой жаре вообще решится нарушать законы Астрала и прочие колдовские законы? Только совсем отбитый дурень. Вытащив из стола небольшой амулет от смертельный проклятий, флорентиец прошептал древний заговор, наполняя его силой.

Время перемещаться.
Зеленое сияние перстня вспыхнуло, и поглотило мага. Темное время суток совсем не прельщало мужчину, и потому, не гася сияние кольца, Аурелион двинулся вперед, по дорожке, что вела к особняку с коваными воротами. Кажется, он будет тут не один. Потому что, как минимум увидел пару знакомых лиц. И если Фонтейн еще куда не шло, то остальные вызвали фырканье.
- Я надеюсь, это не шутка, - обращаясь ко всем по поводу этой истории, что, возможно случится сейчас, - Значит, я не единственный figlio di puttana**, раз вас тут уже целая куча.

Теперь вся эта встреча казалась Родриксу сплошным абсурдом.


*"Экспрессивное выражение досады"
** сын шлюхи

Отредактировано Aurelion Rodricks (11-06-2019 17:45:52)

+5

6

- Доктор Валентайн, вам письмо, - добродушная Элис, сменившая место работы с психиатрической клиники Аркхема на больницу Святой Анны, буквально вплывает в темную обитель своего коллеги, освещая ее ни то своим радушием, ни то простой девичьей красотой. Ей нужно несколько дополнительных секунд, чтобы привыкнуть к тусклому свету единственной горящей лампы над столом; в сравнении с ярко-освященным коридором за дубовой дверью, в кабинете психотерапевта было непривычно мрачно и тихо – настолько, что в свинцовой тишине можно было отчетливо услышать методичный стук пальцев по клавиатуре ноутбука.
- Я только что проверял почту, - равнодушно отзывается в ответ Себастиан, не поднимая голову от мерцающего экрана и лишь сильнее сводя брови к переносице. – Уведомление о новом сообщении еще не пришло.
- Нет, доктор, это письмо… Бумажное, - ассистентка быстро проходит широкому рабочему столу и кладет на его край тонкий конверт без каких-либо обозначительных знаков. – Представляете? Кто-то все еще шлет бумажные письма. Почтальон был очень взволнован и сказал, что это очень срочное и важное дело.
- Разве курьеры доставляют документы в 11 вечера?
- Очень срочно и важно, - Элис несколько раз стучит кончиком указательного пальца по столу, словно подчеркивая сказанные слова. – Он сказал, что вам обязательно нужно ознакомиться с письмом прямо сейчас. Я вижу, что вы заняты, но… Не бросайте дело в долгий ящик, хорошо? Я пойду продолжу обход, а то мистер Андерсон на третьем этаже опять страдает от приступа.
- Спасибо, Элис, - бесцветно проговаривает Валентайн, не меняя выражения лица, и не отрывается от своего занятия ровно до того момента, пока за коллегой не закрывается дверь.

Себастиан скользит взглядом по четким буквам, выведенным пером, и еще некоторое время прощупывает плотность бумаги своими морщинистыми руками, словно пытаясь тактильно определить, какой именно человек написал эти строки. Доктора совершенно не пугает ни формулировка послания, ни упоминаемое в нем пространственно-туманное понятие Астрала, от которого ментальный маг, специализирующийся на работе мозга, был уж слишком далек. Но если уж «доброжелатель» выбрал его в качестве объекта для своего эксперимента (а иначе двусмысленное предложение назвать было просто нельзя), значит, на то были веские причины, противиться которым было бы как минимум глупо, а как максимум – неинтересно.

Получасом позже Себастиану становится очевидно, что не одного его подкупил тот самый подростковый интерес к неожиданным приключениям – Элайджа Фонтейн появляется на пороге его кабинета слишком неожиданного для человека, ищущего спасения у психотерапевтов. В его руках абсолютно такое же письмо, а лицо выражает эмоцию чуть более сильную, чем простое недоумение. Значит, теперь их как минимум двое. Маги противоположной полярности – некромант и целитель – были специально сведены вместе третьим лицом, желающим оставаться анонимным, и это одно уже могло бы стать первым звонком для того, чтобы остановиться, разорвать бумагу на мелкие куски и забыть происходящее как страшный сон. Однако подобного не происходит.

Они шагают в портал вместе – Элайджа был специалистом в перемещениях сквозь пространственную материю, а Себастиан, не умеющий ничего подобного, лишь молчаливо принимает его желание не разменивать драгоценные минуты на такси, и идет первым, резко меняя сухое и теплое помещение своего кабинета на леденящий холод, ветер и сырость. Загадочный особняк выглядит абсолютно заброшенным и пустующим; в грязных и мутных окнах видно только зияющую пустоту, а узкие дорожки, ведущие к главному входу, давно поросли густой травой, что было лишь подтверждением указанных в письме словам о нарушенном балансе.

- Довольно символично – оказаться в дыре во имя мистической высшей цели, - философски замечает Себастиан в ответ на заявление своего спутника, и поворачивает голову в сторону, цепляя взглядом очертания еще нескольких фигур, стремительно собирающихся в одной точке разными способами. Кто-то проходит через витиеватые порталы и прочие магические способы телепортации, кто-то, наоборот, с трудом пробирается через тернистые ветви деревьев со стороны единственной дороги. Доктор узнает всех собравшихся людей, из которых, однако тесно знаком лишь с двумя. Роберт Эстервуд – непосредственный начальник и главврач больницы Святой Анны. Его жена Ромейн – куратор аркхемского музея. Аурелион Родрикс – родственник Магнуса Родрикса, кажется, в десятом колене. Все они были слишком разные, чтобы вот так просто сойтись в одной точке пространства, хотя кое-что собравшихся все-таки объединяло…

- …Ни один из нас, к счастью, не человек, - проговаривает Валентайн, пожимая руку каждому из мужчин и коротко кивая головой Ромейн. – А с учетом того, насколько сильных специалистов Доброжелатель решил собрать здесь и сейчас, у него на нас большие планы. Приключение обещает быть интересным.

Доктор закуривает первым, чуть отходя в сторону от группы представителей магического сообщества, и внимательно вглядывается в стены и окна особняка, который всем своим видом будто приглашал собравшихся пройти сквозь широкие фактурные двери. Первое сканирование области на предмет телепатических «ловушек» не дало никаких результатов. Внешне дом был совершенно чист от магии… По крайней мере, пока.

[icon]http://s5.uploads.ru/t/1Xh0U.png[/icon]

+3

7

Над окрестностями начали сгущаться сумерки, с затянутого темными тучами неба начал накрапывать то ли мелкий дождь, то ли мокрый снег. Стоять и дальше возле входа не имеет никакого смысла, если только Вы не желаете промокнуть и промерзнуть насквозь. Как уже и говорилось ранее - ворота открыты, точно также как и двери, ведущие внутрь особняка. Там группу магов встречает темнота, едва нарушаемая светом, проникающим сквозь окна. Холл довольно большой - на толстом слое пыли на полу легко оставить следы подошв ботинок, Мебель, весьма дорогая и старая, не укрыта заботливо чехлами, как это часто делается, когда люди покидают такого рода жилище. Несколько шкафов у левой стены, кажется, заполнены книгами. Два дивана, два кресла - все с темно-коричневой обивкой, также покрыты пылью, и располагаются по центру холла, окружая небольшой журнальный столик. В противоположном конце холла - лестница из камня, отчетливо напоминающего мрамор, она ведет на второй этаж особняка.
Вам необходимо осмотреться. Первое, что заметите Вы все - это невозможность использовать магию так, как Вы привыкли. При попытке создать источник света на ладони, максимум, что Вы получите - огонек размером с булавочную головку. Присмотритесь, на столике возле диванов и кресел лежит газовая зажигалка и связка восковых свечей. А также небольшая стопка карт. Они по размеру в два раза превышают стандартные игральные. Вдруг это и есть первая подсказка от автора писем? Самое время посмотреть и проверить.

В самое ближайшее время Вам в ЛС придут индивидуальные вводные. Всем, включая тех, кто не отписался в первом круге. Важно: на данный момент Альберта и Аякса нет в доме, их никто еще не видел здесь.

+5

8

[icon]http://s7.uploads.ru/FBWPQ.png[/icon]
Услышав слова Элайджи о двух вариантах происходящего, Роберт отчего-то готов был обеими руками голосовать за второй. Все же все это выглядело более чем странно. Как будто какой-то сумасшедший насмотрелся третьесортных фильмов ужасов, и теперь пытается претворить их в жизнь. Вот только маги ковена мало походили на обкурившихся подростков, которые на спор или просто "по приколу" готовы полезть в старый дом, где по рассказам старшего поколения, когда-то жила страшная и злая колдунья, и там кроваво сдохнуть по одному. Кстати, по закону жанра, выжить должна симпатичная блондинка. Эстервуд вновь посмотрел на законную супругу, и понял, что даже сейчас, видит будто бы вовсе не черты Ромейн. Но в данный момент это было неуместно, им стоило бы сконцентрироваться на происходящем, чтобы побыстрее здесь закончить.

- Ваш племянник весьма способный, и у него есть упорство и желание учиться. Думаю, что это самое главное, - Роберт улыбнулся, встречаясь взглядом с Фонтейном, - Маргарет не о чем переживать, но если она волнуется, я всегда готов ответить на любые ее вопросы, - Эстервуд не успел пока что ни разу пожалеть о своем несколько внезапном решении помочь Нильсу получить необходимые знания, для дальнейшего поступления и получения врачебной специальности. Тем более, младший Фонтейн делал успехи. И тех проблем, о которых так переживал сначала, сам Роберт не замечал пока что ни разу.

с Родриксом мужчина был не особо близко знаком, но манера флорентийского мага выражать свои мысли весьма забавляла. Да и вряд ли кто-то бы рискнул уточнять, как переводятся те или иные ругательства с итальянского. Здесь можно было лишь порадоваться, что они звучали на этом певучем языке куда симпатичнее. Хотя, Эстервуд отчасти был согласен с ним, он тоже искренне надеялся, что все это не было шуткой. - Пойдемте внутрь, иначе можно простоять здесь впустую хоть до самого утра, - не ясно, был ли приглашен еще кто-то, и он просто опаздывал, или же им пятерым предстояло недолгое путешествие в заброшенный особняк, в любом случае, было бы глупо продолжать и дальше топтаться посреди улицы в свете надвигающихся на городок сумерек.

Ворота в сад были открыты, впрочем, как и массивные двери, ведущие внутрь дома. Достаточно было лишь приложить усилие, потянув за ручку. Внутри пахло пылью и какой-то сыростью, впрочем, не исключено, что еще и плесенью. За особняком явно никто не следил, и даже не пытался поддерживать его в нормальном виде. Даже старинную мебель не потрудились защитить от воздействий среды. Роберт попытался хоть как-то осветить темный холл, но тот "пшик" на ладони, что получался в итоге, был размером больше зернышка. - Кажется, с магией у нас тут будут проблемы, - трудно объяснить, но внутренне мужчина даже порадовался, вспоминая о том, что пока Ромейн здесь, отсутствие магии можно вполне воспринимать как ощутимый плюс.

- Посмотрите, - он обращался ни к кому конкретно, но ко всем и сразу, - На них нет пыли, вообще, будто бы их положили сюда пару минут назад, - Роберт чуть склонился над небольшим столиком, стоявшим в окружении безумно пыльных диванов и кресел посреди зала. Стопка карт, по размеру достаточно больших, и горстка свечей. Эстервуд протянул руку, беря ту карту, что лежала сверху. Рисунок, более всего походящий на фреску, и одно-единственное слово на латыни.

+4

9

При ином раскладе Фонтейн заподозрил бы, что это какая-то тайная сходка его поклонников – был на его памяти случай, когда обезумевшая фанатка пыталась упечь своего кумира в подвал и приковать к цепи, но лица присутствующих если не напрямую, то хотя бы косвенно казались ему знакомыми – слышал, видел в толпе, обратил внимание на ранее не встреченного им человека и проявил любопытство.

Крепкое только одно желание – хочется закурить, но Элайджа сдерживает себя в руках. С его подушечек пальцев кажется никогда не смоется застоявшееся зловонье дыма, поэтому маг не спешит пожимать ладонь даже мало-мальски знакомым, ограничившись сдержанным кивком.

- Рад знать, что с ним всё в порядке, - впрочем, развивать эту тему некромант не имеет никакого желания и спросить про племянника просто чтобы занять звенящую тишину пустой болтовнёй. С таким же успехом он мог поинтересоваться как погода, но все они прекрасно видели шапки сгущающихся облаков, из которых начал накрапывать мелкий назойливый дождь, холодные капли которого забираются за шиворот застегнутой до последней пуговицы рубашки. Нильс обрёл цель в своей новой жизни – и этого достаточно, чтобы скрасить десяток-другой лет его бесконечности, помочь принять будущее, что теперь очертилось конкретикой выбранного пути.

Пустые глазницы окон, кое-где даже без поволок стёкла наблюдают за ними, будто приглашая пройти внутрь, как и приоткрывшаяся скрипучая дверь особняка. Обычно так начинаются фильмы ужасов с паршивым концом, где горстка любопытных подростков спускается в вонючий подвал, а при первой же опасности кидается врассыпную во все стороны, пытаясь спасти каждый свою шкуру.

Плохая новость для тех, что попытается посягнуть на их свободу – талантливейшие люди собрались в одном месте и явно могут постоять за себя, но первый всполох уверенности ухает тяжело вниз стоит Фонтейну выразить своё согласие со словами Роберта и перешагнув невысокий порог. Ощущение собственной беспомощности наваливается как сползшая с козырька дома снежная шапка, окатывает морозным льдом с головы до пят. Будто его раздели догола и вытолкнули в самый центр людной площади из мчащейся на полном ходу машины. Не то чтобы с Элайджей такое случалось и ему было с чем сравнить, но что такое столкнуться лбом с собственной безоружностью он знал прекрасно. Магия перестала теплиться на кончиках пальцев, даря ощущение умиротворения просто фактом своего присутствия.

Густая душная темнота не пугает мага – он к ней привык, если даже не сказать, что был рад ей, а слабые глаза выражали отдельную немую благодарность. Растерев пальцами переносицу Элай подошёл ближе к столику с картами, оставив за собой нить тёмных следов на пыльном полу, и подхватил указательным и средним пальцем одну из них.

- Лучше и не скажешь, - покрутив картонку в руках и изучив с обеих сторон, маг спрятал её в карман пальто, - Слишком много вопросов для простой добродетели, вам не кажется? – подняв взгляд и осмотрев всех спрашивает, чувствуя себя участником одного из тех популярных квестов, где надо искать ключи и решать головоломки. Только времени на это у него совсем нет, и отсутствие конкретики раздражает всё больше и больше. Неясность пробуждает тревогу, тревога – начало пути к страху, и бояться ему не льстит.

В тщетной попытке понять больше о месте, в котором они оказались, мужчина отходит к картине на стене и срывает прячущую её от прямых солнечных лучей плёнку, но не приближается ни на шаг к разгадке – простой пейзаж на холсте выглядит как дешёвая безвкусная подделка на руку хорошего художника, но не более того. 
   
[icon]http://sd.uploads.ru/nGP6r.png[/icon]

+4

10

[icon]http://s8.uploads.ru/qXQJF.png[/icon]Отсутствие какой-либо информации совсем не внушало никакого желания продолжать принимать участие в этой странной затее, а противные дождевые капли, внезапно заморосившие над головой, окончательно вогнали ведьму в уныние. Пожалуй, если бы Роберт не оказался в числе приглашенных, женщина бы в эту же секунду развернулась на все сто восемьдесят градусов и помахала собравшимся ручкой. Судьба ковена, как, впрочем, и всего мира, точно не находится в её руках, потому Лора искренне считала, что толку от неё ноль, тем более в качестве перевертыша, затесавшегося среди чистокровных магов. Но, в данной ситуации выбора у неё особо не оставалось.

Поежившись от противного ветра, или от всего происходящего в целом, женщина лишь сильнее запахнулась в теплую шаль, с немой опаской поглядывая на темные провалы окон, словно с любопытством следящих за каждым их неуверенным шагом. Она машинально вслушалась в тяжелый стон половиц под ногами, в скрип дверных петель, которые явно давно никто не смазывал. Бегло пробежалась взглядом по запыленному паркету и отсутствию каких-либо признаков жизни. И происходящее ей начало нравиться всё меньше и меньше.

- Вам не кажется, что с нами просто играют? - мимолетно отметив тот факт, что магия здесь не работает, что не то что радовало, а скорее настораживало, Лора неспеша подошла следом к столу, чтобы также обзавестись карточкой, - И явно нас сюда пригласили не ради того, чтобы вручить это, - здесь и без слов было понятно, что затея, в которую их втянул этот таинственный Доброжелатель, несла в себе больше смысла, чем могло показаться на первый взгляд. Потому что то единственное слово, выведенное на латыни большими буквами, заставило женщину лишь вздрогнуть, а затем и вовсе подальше убрать карту в складки шали. Возможно, что этот незнакомец знал о собравшихся здесь магах чуточку больше, чем того хотелось, или же Элора просто очень резко реагировала на происходящее, заведомо ища подвох.
- Как минимум этот человек точно знал, что здесь невозможно пользоваться магией, - взяв пару свечей женщина осторожно зажгла одну из них, завороженно посмотрев на танцующий язычок пламени, озаривший скудное пространство вокруг стола. Лора не стала озвучивать вслух свои мысли на тот счет, что незнакомец мог специально лишить это место магии, заведомо загоняя магов в ловушку, делая их слабыми и беззащитными. - Но, если нам дали свет, - криво улыбнувшись женщина обернулась, - значит это намек, что стоит осмотреться?

Подойдя к стеллажам у стены, Лора осторожно поднесла свечу, озаряя темный угол хоть каким-либо светом. Свободная рука машинально потянулась вперед, позволяя пальцам пробежаться вдоль выцветших корешков книг, замерев на уровне одной, почему-то до боли знакомой. Женщина поспешила достать потрепанную годами книгу, которая чудом не превратилась в труху в столь ужасных условиях, а затем бегло пролистала пожелтевшие страницы, изредка останавливаясь и вглядываясь в строки содержимого.
- Здесь жили маги, - то ли простая констатация фактов, то ли некая ирония сорвалась с её губ, когда Лора криво улыбнулась и бросила книгу на ближайший столик, подняв этим самым небольшое облако пыли. Неприметная, на первый взгляд, книга, несла в себе довольно полезную и скрупулезно собранную информацию, которая обычному смертному покажется просто некой скучной сводной данных о тех или иных травах. Но ведьма была слишком хорошо знакома с этим автором и его книгами, чтобы знать, что за всем этим таилось, - И судя по всему, кто-то из них увлекался зельеварением, - чем она, увы, больше никогда не сможет заниматься.

+3

11

Себастиан курит, пожалуй, слишком медленно для человека, график которого допускает лишь короткие перерывы между многочисленными приемами пациентов. Он смакует на своих губах терпкий вкус табака и примесей фильтра, вдыхает глубоко, позволяя едкому дыму пройти весь путь раскинутых под грудной клеткой легких, и выпускает серое облако вверх, к небу, с которого так противно падают капли дождя, лишь отдаленно напоминающие сухой декабрьский снег. Несвойственная аркхемской зиме погода – по-осеннему промозглая и сырая – будто заставляет всех собравшихся возле ворот людей пройти внутрь мрачного заброшенного дома, толкая в спину завывающим ветром и тяжелыми, тревожными мыслями. В любом случае, неконтролируемая паника уже зарождается в каждом из присутствующих уродливым сорняком; расходится по венам вязким, маслянистым безумием и отдается набатом в голове Себастиана, который сильнее других магов был подвержен изменениям эмоционального фона окружающей действительности.

Доктор возвращается в реальность лишь только в тот момент, когда тлеющий окурок сигареты начинает неприятно жечь пальцы, и бросает его себе под ноги, с каким-то несвойственным уравновешенному врачу остервенением вдавливая в сырую землю остроносой туфлей. Ромейн и Роберт первыми принимают решение пройти сквозь массивные кованные ворота туда – в неизвестность, - и вскоре к ним присоединяются Элайджа и Аурелион. Себастиан не спешит; боль в висках предательски возвращается, и природа ее очень похожа на ставший уже привычным побочный эффект тяжелой терапии в кабинете больницы Святой Анны. Вот уже несколько месяцев доктор каждый вечер сгибается над раковиной в ванной своего дома, сплевывая сквозь зубы кровавые сгустки ни то собственных внутренностей, ни то собственной души, и каждый раз смотрит на отражение своего бледного лица в идеально-чистом зеркале, понимая единственную доступную ему сейчас мысль.

Его смерть уже дышит в затылок, и дело всей долгой жизни, ради которого было потрачено столько сил и времени, рано или поздно станет его погибелью. Он слишком быстро стареет, а использующаяся каждый день магия лишь ускоряет этот процесс, расходясь по организму раковой опухолью, уничтожающее все сколь угодно живое и все сколь угодно чувствующее.

...А потому – не будет ли проще встретить свою погибель здесь, внутри богом забытого особняка? Принять смерть от рук некоего доброжелателя, предложившего приключение нескольким сильнейшим магам Аркхема, которые, казалось, видели в своей жизни достаточно, чтобы не идти на зов таинственного письма, но которые в конечном итоге все-таки оказались здесь и сейчас?

Себастиан Валентайн не знает правильных ответов на эти вопросы, а потому уверенно делает шаг вперед, идя позади остальной группы, замыкая ее ровно так же, как чуть позже за ними всеми закрываются входные двери заброшенного особняка.

***

- Ромейн, играют не с нами. Мы сами играем в предложенную нам игру, - доктор говорит тихо, указательным пальцем левой руки касаясь своего виска, а пальцами правой беря из стопки, кажется, принадлежащую именно ему карту. – Все это – лишь антураж, экспозиция, декорации. Сомневаюсь, что сейчас из-за угла выскочит клишированный маньяк с топором, а потому развитие сюжета остается на наше усмотрение.

Себастиан смотрит на изображение карты, читает слово, изучает символ и отмечает степень осведомленности доброжелателем информацией о собравшихся личностях. Значит, за магами либо некоторое время назад наблюдала инкогнито какая-то персона, либо все происходящее – глупая шутка человека, который неплохо знаком со всеми собравшимися. И, перелистывая один пласт собственной памяти за другим, доктор в очередной раз убеждается в мысли, что у них всех не было какого-то общего друга, знавшего каждого не просто на уровне приветственного кивка на улице. Маркус Родрикс был мертв, а Адам Холт, пожалуй, не стал бы заниматься подобными вещами ради развлечения.

- Допускаю, что старая память может подводить, но что-то мне не припоминается хоть кто-то, являющийся товарищем нам всем. Ныне покойный Верховный Ковена и мэр не стали бы устраивать подобные mind games, - последнее слово проговаривается с заметным шотландским акцентом и зависает немым вопросом прямо в воздухе – абсолютно так же, как и те самые облака пыли, поднимающиеся с потревоженных чужим вмешательством вещей.
[icon]http://s5.uploads.ru/t/1Xh0U.png[/icon]

+2

12

Поначалу Аурелиона охватило это чувство – липкое, вязкое, словно воск, растаявший на солнце. Его раздражает неведение – такое с ним вообще редко случается – и вызывает желание резануть кинжалом по ладони, чтобы смести этот проклятый дом взмахом руки. Но где-то в глубине души червячок сомнения шепчет, колеблется, желая узнать тайну этого особняка.

Да и Сет, свернутый в кольце, тихо шепчет что-то, но чем ближе Родрикс к вратам дома, тем более неразличим голос некогда могучего духа войны. Аурелион успокаивается. Серьезно. Его разум снова приходит в необходимое состояние, будто кто-то дернул веревку на себя, заставляя отойти от края. Он чувствует, как его разума кто-то мягко касается, словно проверяет на чувствительность и флорентиец грубо отмахивается, давая понять, что своей голове он сам себе хозяин.

Слушать других ему не нравится, но стоять под мелким, холодным дождем – удовольствие явно ниже среднего.  Маги, кругом маги. Если бы Магнус был здесь, то наверняка бы остро отшутился на эту тему, или сказал броскую цитатку. Но его тут не было, зато здесь был Аурелион, которые все больше и больше убеждался, что дело совсем дрянь.

Внутри дом оказался грязным. Старым, неухоженным. Почему-то Родрикс вспомнил свое поместье во Флоренции и сморщился. Мария Жизель, его пожилая служанка, давно бы получила нагоняй от него, если бы допустила хотя бы половину такой грязи, какая лежала вокруг в гостиной, куда прошли все. Краем уха слушая остальных, Аурелион ощутил, как Сет смолкает в перстне, а само кольцо тяжелеет и теряет свой изумрудный блеск. Что же, кажется, хирург оказался прав. Как его фамилия? Ах да, Эстервуд. Магнус рассказывал о том, что Роберт является блестящим врачом в больнице Святой Анны и прочее-подобное. Но Родрикс не ценил магов по их людским профессиям, и потому это все показалось ему сущей ерундой. Впрочем, в догадливости его можно было наградить титулом «Командир Очевидность».

На самом деле, Родрикс ощутил лишь скуку. Остальные маги как-то напряглись, разбрелись, кто куда, начали изучать поместье. Фонтейн так вообще занялся осмотром картин. Какой умница. Действительно, Добржелатель наверняка подкинул подсказку на какую-то уродливую репродукцию еще более криворукого, бездарного художника. Сам флорентиец, щелкнув пальцами, призвал кресло к себе, но то лишь дернулось в его сторону, заставив колдуна нахмуриться и самому подойти к нему, чтобы стряхнуть пыль, усесться, закинув ногу на ногу. Единственная дама среди них изучала книги и, найдя одну, положила на столик. Маг хмыкнув, с кривоватой ухмылкой, подхватил томик и открыл на первой попавшейся странице. Ничего особенного – старые формулы, которые его сестра изучала еще в прошлом столетии.

Откинув пыльную книгу снова на столик, Аурелион снова развалился на кресле, прикидывая в уме, а стоит ли брать эти новенькие карты, что так призывно расположились неподалеку?

- Кажется, кого-то не хватает, - наконец, он подает голос, отмечая, что еще две карты остались лежать на столе, после взятой им самим. Изображение животного вызывает немой вопрос, а подпись на латыни вызывает смешок. Что же, Доброжелатель оказался не таким уж и проницательным.

Правда, после холодок проходится по спине. Потому что это слово имеет и второй перевод. И второй ощутимо ближе к нему. Родрикс причмокивает губами, выражая крайнюю степень досады от того, что просмотрел какого-то сталкера, следящего за собой. Наконец, он слышит умную мысль от мистера Валентайна – единственного мага среди собравшихся, кто вызывал у флорентийца хотя бы подобие уважения. И пусть на такую мысль его натолкнула Ромейн (порой и женщины говорят умные вещи, mama mia!), Аурелион готов картинно взмахнуть руками и зааплодировать.

- Bella mio, неужели до всех дошло! Это же почти наверняка ловушка. Причем, либо от магов, либо от охотников на магов. – лица остальных выражают явный вопрос, на что итальянец закатывает глаза, и поднимается с кресла, прохаживаясь по гостиной, отмеряя шаги, чтобы дать мысли более свободно течь в нужном русле.

- Я слышал о заклятье, старом и очень могущественном. Называется «Троянский конь». Чувствуете иронию, да? Оно ослабляет всю магию в определенной зоне, но долго его не может удержать ни один маг, ибо оно высасывает большое количество энергии. К тому же, синоьрина Эстервуд подтвердила, что тут явно были маги. Вопрос в том, как долго они тут были и не остались ли еще? – размахивая картой с изображением козла, Аурелион прошелся до картины, которую всего пару мгновений назад рассматривал Фонтейн, и, тыча в нее пальцем, обратился к некроманту, - дешевка, мой друг, это паршивая дешевка. Так вот, если маги действительно есть в этом доме, то скоро их силы закончатся. А если они используют резонаторы или аккумуляторы, тогда мы можем застрять здесь надолго без магии.

И пока все присутствующие переваривали услышанное, Родрикс подошел к лестнице, всматриваясь в темный зев второго этажа.
- Аккумуляторы для такого заклинания – всегда хрупкие вещи. Если маги или охотники зарядили каким-то образом такие артефакты, то нам нужно просто разойтись по дому – хотя Доброжелатель явно тоже хочет того же – и разбить их к чертовой матери.

Конечно, рассказывать всем и каждому о том, что об этом заклятье он узнал, когда приехал в Турцию, и принес пару десятков человек в жертву, чтобы изучить его, он не стал. Однако, такое заклинание флорентиец в одиночку бы не стал проделывать. Что впрочем, не отменяло того, что кто-то мог также знать о нем. И не побоялся потерять много магии и крови, что наложить его на целый дом. Конечно, Родрикс мог и ошибаться, но в мире существовало не так много заклинаний, способных аннулировать магию в целой зоне.

- Решайте, господа и, - Аурелион снова изобразил вежливую улыбку, отдающую холодом, - дамы, будете ли вы просто сидеть и ждать, или просто бестолково слоняться по дому. Я отправляюсь на поиски, ибо не собираюсь ждать, пока сюда не заявится кучка повернутых охотников на ведьм и попытается сжечь к черту весь дом.

С этими словами колдун шагнул на первую ступеньку, шепча заклинание света. И пусть зеленый огонек был слаб и едва освещал путь вперед, этого хватало. Ведь Аурелион привык ходить во тьме.

[icon]http://sh.uploads.ru/BSZDx.png[/icon]

Отредактировано Aurelion Rodricks (03-07-2019 14:26:17)

+4

13

[indent] Приоткрытые губы сжимают холодное серебро, оставляя на колпачке перьевой ручки полуневидимый след дыхания, застилающий изогнувшееся дугой отражение кабинета влажной моросью мириадов крошечных капель влаги. Пальцы неспешно скользят по строкам, едва касаясь кончиками ногтей сухих завитков и линий, мало что говорящих о том, кто их начертал, - словно составленный по шаблону e-mail, предназначенный сотне гостей какого-то званого вечера, - каждому лично и никому конкретно в один и тот же момент.
Он, наверное, никогда уже не избавится от этой привычки дотрагиваться, цепляя шершавости на бумаге или касаясь мизинцем кромки стола, словно бы убеждаясь украдкой в её реальности, но это приятно - снова читать и видеть своими глазами.
Альберт ещё раз задумчиво пробегает взглядом слова, перед тем как перевести его на висящую на стене деревянную карту Америки, - мозаику, выложенную из ценных пород, от которой кто-то из внуков отковырял Висконсин, справедливо решив, что слепой как крот глава рода вряд ли скоро заметит пропажу, - убеждаясь на всякий случай, что всё ещё недостаточно стар для того, чтобы образ родной страны потихоньку начал стираться из памяти.
"Аризона? Неблизко."

[indent] Жадная темнота портала вбирает в себя кисть вытянутой руки, расходясь колышущейся и тягучей рябью, стихающей лишь тогда, когда чародей, шагая вперёд через порог между домом и неизвестностью, оказывается с другой стороны. Письмо остаётся лежать на столе, придавленное к его поверхности небольшим ножом для бумаг, след от которого обрывает послание на словах "сохранить это втайне", - вторую часть, где указан адрес и подпись, Калверт закручивает в плотную трубочку и опускает в пятый карман своих джинс. Кто бы его ни прислал, он, определённо, знал точно, с кем и о чём говорит, - а, значит, ему действительно что-то известно.
Он не боится и не берёт с собой лишнего, хоть и смотрит четверть минуты на пистолет и горстку из оберегов, рассыпанных в ящике секретера: те времена, когда магов заманивали в ловушки и побеждали хитростью, в прошлом, - теперь же Верховного убивают на улице, а древнейшие семьи за один день исчезают с лица земли, даже не покидая родного дома.

[indent] Портал закрывается за спиной, обрывая последнюю связь со знакомой до мелочей и до трещин в стеклянных дверцах книжных шкафов комнатой. Здесь - темнота, тишина и тяжёлый, сухой запах пыли. Альберт вдыхает его, ожидая, пока зрачки свыкнутся с скудным присутствием света, но этого не происходит, - только над ухом слышится шумный взмах птичьих крыл: видимо, Сокол бессилен там, где так далеко до солнца и неба.
Вытянув руку вперёд, Калверт чуть прикрывает веки и позволяет маятнику-фокусировщику выпасть из рукава: мысли волнами расходятся по пространству, но, недостаточно подкреплённые магией, опадают на запылённый пол под ногами, словно неповоротливые альфа-частицы, наткнувшиеся на лист самой простой бумаги, или стихия, напоровшаяся на выстроенную человеком плотину. Он проверяет на всякий случай и самую сильную, - кровную, - связь, осторожно касаясь невидимой нити, создавая на ней короткую рябь, но также не получает ответа, как будто бы оказавшись в зоне свободных частот. Тишина, темнота, - как в материнской утробе или камере депривации, но скорее второе, - ведь кто-то специально выбрал такое место.

[indent] - Я здесь без приглашения? - Пыль под подошвами не скрипит и не пахнет солью, так что на ум приходит второе из двух очевиднейших объяснений, почему магия вдруг застыла, остановив течение в несуществующих капиллярах под кожей: чужой порог. Приглашать в дом, который тебе не принадлежит, - довольно умно.

[indent] Вопрос разносится эхом, легко отражаясь от потолка, пола и стен, - кажется, эта комната абсолютно пуста.
Альберт делает шаг вперёд, затем ещё и ещё один, - под подошвой что-то хрустит, и он поднимает наощупь с пола картонный прямоугольник, напоминающий либо визитку, либо игральную карту, - зажав его между ладоней, маг в несколько жестов, с усилием, как в те далёкие дни, когда только потерял зрение, но всё же считывает узор и буквы. Странная карта, - похоже на старые карты таро Висконти, подарочные колоды с оригинальным сюжетом и фразами на латыни, - он даже почти что уверен, что дома таких завалялось штуки четыре, но сам никогда с ними не играл. Символ на обороте наводит на мысли об алхимических формулах, но без контекста не говорит ни о чём, так что Калверт прячет её в карман и продолжает движение, пока наконец не находит стену, - что-то, от чего можно вести отсчёт, продвигаясь вдоль, пока не наткнёшься ладонями на что-то полезное.

[indent] В комнате нет ни одного окна, - по крайней мере, на том уровне, куда достают его руки, - но есть дверь, запертая с другой стороны. На всякий случай подёргав её ещё раз, Альберт заканчивает обход, останавливаясь у противоположной стены, прислоняется к ней затылком и скрещивает руки перед собой на груди, - он не в восторге от ситуации, но у тайного доброжелателя всё ещё остаётся время.

[indent] Он начинает считать, - от одного до восьми и обратно, укладывая по вдоху и выдоху в каждый круг, но толком не может сосредоточиться, вслушиваясь в отсутствие звуков вокруг себя. Когда счёт в очередной раз доходит до верхней границы, Альберт забывает про выдох, потому что на миг ему кажется, что из-за стены слышен знакомый голос, но сразу за этим закрытая дверь взрывается громыханием, будто кто-то пытается отпереть её с той стороны.

[indent] - Закрыто, я проверял, - ничего более умного в голову не приходит, но пальцы автоматически крепче сжимают холодный металл в ладони: если это тот, кто позвал его в дом, почему он снаружи, а, если это хозяин, то почему у него нет ключа?

+3

14

Не прошло и месяца с окончания одного сомнительного исследования, как Аякс обеими руками взялся за новую магическую мазинацию. Во всяком случае, он был приглашён на такую. В городок Джером, который ещё пришлось искать по карте.
В принципе, история с Аркхемом начиналась почти так же. Вот только для того, чтобы переехать на время в Массачусетс, у Эйнарссона был мотив - приглашение горячо уважаемой бабки, решение семейных проблем и своеобразная забота о давно забытом брате - то смотивировать себя на поездку в Аризону одним лишь письмом от неизвестного "Доброжелателя"... Даже для такого гиганта энтузиазма и гения пламенных вдохновений, как Аякс, это было тяжело.
Сначала Эйнарссон в него не поверил, но потом, почитав свои "астральные" дневники, пришлось согласиться с его автором, скрепя сердце и заглушив здравый смысл. Аякс был-таки согласен.
Астрал нынешний - не то же самое, что Он же тысячелетней давности. Для того, чтобы понять этого, мальчишке, не разменявшему и пятидесяти лет, хватило лишь личного наблюдения. История-матушка и обрывочные записки магов старых лет - все твердило о том, что у соседей по эпохам трава была зеленее, Астрал - безопасней, а мясо - сочнее. Вероятно, его пригласил именно такой же колдун, как и сам Эйнарссон, так что пока Аякс об этом не беспокоился. Наверное, зря. Хотя времени для беспокойства почти не осталось - лишь около часа на сборы и открытие. ничего, как раз почти к полуночи, портала.
У него, если верить письму, оставалось пятьдесят четыре минуты. Ан-нет, пятьдесят три уже. Так что снова сверившись с картами (на этот раз - онлайн), он уточнил точные координаты дома и квартиры. Потом - собрался. В конце концов вернулся к магическим дневникам, ища подсказки по старым заклинаниям телепортации. Нашёл. Опробовал. Пожалел.
Телепортироваться сам Эйнарссон умел, но не всегда это выходило успешно - как минимум два раза он промахивался с высотой и ломал конечность, а ещё один раз край его шикарной, горячо любимой и лелеимой бороды застревал в стене.
А в этот раз Аякс застрял не краем бороды, а целиком, и не в стене, но в неизвестной темной комнате. Глаза мага всё равно не привычны к тьме. И она Аякса в известной мере пугает - он не ребенок, чтобы плакать от страха в темноте, но такую неизвестность он не любил. Эйнарссон вообще неизвестность терпеть ненавидел - так что с решительным, пускай и не самым правильным, вероятно, шагом опускает руку в карман и достает родимый телефон. Пусть поработает подсветкой - развеянной, но достаточной, чтобы уничтожить непроглядную темноту в самой близости от себя.
На столе оказывается… карта. Единственная карта с треугольником на рубашке. Неуемные руки археолога - кандидата в доктора наук сами хватаются за карту. Всего один странный рисунок с животным. Всего одно слово на латыни - почти родном языке, языке чаросложения. Аякс скорей на автомате, чем осознанно, закладывает эту карту в нагрудный карман рубашки, запомнив даже количество и цвета. Куда уж там почти обвинительной надписи. И, если что, то он сделал это нео
Лишь закончив с вещами, он переключился на людей. Верней, одного человека. Ещё верней - осмотрелся в комнате снова и увидел человека. Не самого знакомого - да и не успел толком осмотреть того, кто стоял к Аяксу совсем не лицом.
- Приветствую! Извините за вторжение, друг мой, но это ведь письмо вашего авторства?
В иные звуки - слова собеседника, едва прозвучавшие до этого, в шум за стеной - он пока не вслушивался. Где ж такое было видано, чтобы Аякс Эйнарссон слушал кого-то, кроме себя?
[icon]http://sd.uploads.ru/j3FDz.png[/icon]

+4

15

Время идет. Несмотря на то, что окон этого дома уже много лет не касалась человеческая рука, даже сквозь их мутные и грязные стекла, прекрасно видно, что снаружи ночь окончательно вступила в свои права, окутывая тьмой окрестности. Вы все еще не знаете, зачем Вас таким экстравагантным образом позвали сюда. И что Вам дальше делать, чтобы побыстрее это узнать, а затем и выбраться из этого малоприятного места, в котором даже привычная Вам магия отказалась служить верой и правдой.
Идеи? Варианты?
Разглагольствовать можно бесконечно, вот только это ничем не поможет, если Вы так и останетесь сидеть на месте.
Пришло время для активных действий.

Доктор Валентайн исчезает из Вашего поля зрения. Никто не видел, куда он пошел, никто не слышал, чтобы он предупреждал о чем-либо. Выглядит странно? Но разве менее странно, чем все происходящее?

Вам надо разделиться. Так будет быстрее. Даже если этого от Вас и ждут неведомые хозяева дома.

В связи с изменением количества участников, пришлось внести некоторые коррективы в ход сюжета данного квеста. В этот раз индивидуальных вводных не будет, возможно, они появятся в следующих кругах, опционно.
Сейчас Вам нужно разделиться на две группы:
1 группа:Аурелион, Аякс и Альберт. Двое уже в одной из комнат на первом этаже. Не успев подняться далеко по лестнице, Родрикс слышит какой-то шум, и пока остальные сильно заняты, решает проверить, что происходит. Аурелион, тебе нужно пройти в ту комнату, откуда исходит шум, дверь тебе откроется, стоит лишь посильнее потянуть за ручку. В комнате ты встретишь Аякса и Альберта. Вы можете остаться там и попробовать осмотреть помещение, а можете сразу пойти исследовать первый этаж дома.
2 группа: Ромейн, Элайджа и Роберт. Ваш путь лежит наверх - по лестнице на второй этаж, где Вас встретит большой темный холл. Нужно осмотреться. Возможно, Вы найдете что-то, что покажется Вам интересным. Например, небольшую неприметную дверь в дальнем углу? Возможно, она даже будет открыта. Возможно, Вам покажется, что кто-то только что скрылся за этой дверью?

+2

16

[icon]http://s7.uploads.ru/FBWPQ.png[/icon]

Это лишь больше, с каждой минутой, напоминало дешевый спектакль. Погорелый иммерсивный театр, если быть точнее. Эстервуд не считал себя старым занудой (да и объективно таковым не был), но участвовать в подобных мероприятиях все равно не планировал. – Ладно, - чувствуя как внутри начинает нарастать раздражение, мужчина оглядел имевшихся присутствующих, и продолжил, - Давайте просто осмотрим здесь все побыстрее. Не знаю, что хотел от нас автор этих писем, но играть в охотников за приведениями ему в угоду, я лично не хочу, - сейчас их было пятеро, и можно было разделиться. Да, Роберт был согласен, что, возможно, именно этого от них и ждали, но отчего-то маг был более чем уверен в собственных силах, чтобы не бродить по дому всей толпой, проверяя один угол за другим, и тратя на это драгоценное время.

- Кто-нибудь видел куда делся доктор Валентайн? –за всем этим разбором странных карт, оставленных на столе, и рассуждениями, они, кажется, упустили Себастиана из виду, и теперь было совершенно не ясно, куда он мог пойти, да еще и никого при этом не предупредив. Можно было бы предположить, что психиатру со стажем просто надоело играть в эти сумасшедшие игры, и он покинул дом, оставив других магов здесь развлекаться, если уж им так этого хочется. Но сам Эстервуд в такой вариант не верил ни на йоту. Он не мог похвастаться, что они с коллегой были друзьями, или что он лично очень хорошо знал доктора, но все же видел его сегодня не впервые, и то общение, что у них складывалось, давало Роберту все основания полагать, что даже если бы Валентайн решил вдруг отправиться домой, наплевав на письма и других магов, находящихся здесь, он бы, как минимум, предупредил об этом, а если быть точнее – привел бы безоговорочные аргументы в пользу такого решения. Но ничего подобного не было и в помине. А потому пропажа Себастиана выглядела, как минимум, странно, а как максимум – пугающе.

Когда они с Ромейн и Элайджей поднялись по лестнице на второй этаж, их взору открылся достаточно просторный темный холл. Ничуть не менее пыльный, стоит заметить, чем убранство первого этажа дома. Сквозь годами не мытые окна, едва просачивался слабый лунный свет, но все же он позволял более или менее осмотреться. Роберт неспеша шел по периметру помещения, пытаясь зацепиться взглядом хоть за что-то, что могло бы представлять для них интерес. Или хотя бы дать подсказку к тому, куда им двигаться дальше. Нервозность, тем временем, лишь нарастала. И где-то глубоко внутри формировалась странная и практически чуждая для Эстервуда мысль, что над ним кто-то издевается, в то время как он, вовсе не та фигура, которая может позволить так с собой поступать. Он явно выше этого. На порядок выше.

К тому же, мужчина переживал за Ромейн. Даже мысленно сейчас выбирая именно это имя, чтобы не совершить досадную оплошность в присутствии третьих лиц. И если кого здесь действительно мог радовать тот факт, что пользоваться магией в этом доме невозможно, так это его. По весьма понятным причинам. Впрочем, Роберт мог полагать, что его супруга рада тому не меньше его самого. – Ромейн, Элайджа? – он окликнул их, в то время как, кажется, они и вовсе разбрелись по разным сторонам большого холла. Испытав немалое удивление, мужчина даже заменил привычное вежливое обращение по правилам этикета на просто имя. Запоздало понадеясь, что это не вызовет каких-либо негативных эмоций у Фонтейна. – Вы это видели? Вон там, - он указал рукой на дальний угол, кажется, самый темный, ибо туда не поступали даже те жалкие крупицы лунного света, - Мне только что показалось, что я видел там человеческий силуэт, который скрылся за дверью.

+3

17

Разделяться – плохая идея, и, хотя сам Фонтейн был тем ещё единоличником, привыкшим полагаться исключительно на свои силы, даже из такого паршивого и гнилого продукта как фильмы ужасов можно подчерпнуть полезные мудрости, например, никогда не спускайся в подвал в гордом одиночестве, да и вообще самое время засунуть свою гордость куда поглубже, если не хочешь стать короче примерно на одну голову или получить топором между лопаток. Но доктор Валентайн вопреки высказанной идее держаться вместе решил действовать по-своему. Элайджа уверен, что видел боковым зрением как статный мужчина удалился в соседнюю комнату и не вернулся. Не исключено, что ему почудилось, ну или удобно так думать, чтобы приструнить внутреннюю тревогу и не поддаваться вспышке паники, больше напоминающей тусклую искру бенгальского огня, что катится по матовой поверхности стола.

- Идёмте, - нехотя соглашается некромант для себя решив, что быть чьей-то нянькой он не нанимался, а раз негласное деление на две группы отправляет их троицу на второй этаж, то так тому и быть. Старые половицы скрипят настороженно, но приветливо, здороваются с новыми гостями каждой ступенькой, а скрипучая тёмный холл распахнул свои чернильные объятия. Окно плотно завешено тяжёлыми отсыревшими шторами и серебряными сеточками паутин, рассмотреть которые получается только если прищуриться.

Ромейн не из робкого десятка, взгляд женщины горит живым огнём, но предусмотрительно держаться за спиной кажется правильным решением, хотя по звонкой пустоте, нарушаемой гулкими шагами трёх пар ног, можно не сомневаться, что пока что никто не выскочит на них из шкафа или из-за угла. Взгляду не за что ухватиться – дом выглядит давно заброшенным, словно его прежние владельцы бежали впопыхах, схватили только самое необходимое, а некогда сияющие позолотой картинные рамы или медные вешалки для одежды оставили как есть собирать пыль или послужить пристанищем для очередного паука. Обычно такие застывшие как фотография с плёнки полароида дома оставляют после себя или беглецы, или пропавшие без вести.

- Чувствую себя третьим лишним, - усмехнулся Элайджа пряча руки в карманы и не упустив возможности сыграть на своей запятнанной репутации. Жаль, что возможности развить эту тему у него не было, потому что взгляд перебросился с пары Эстервудов на стену, на которую Роберт указал движением, - Человеческий? Сомневаюсь. Может призрак или неупокоенная душа? - так в духе мага, уже неоднократно прикоснувшегося к загробной жизни, ставить под сомнение всё, однако выбора нет – кто-то же должен проверить догадку какой бы абсурдной она не была, а раз его компанией стала семейная пара, то самое слабое звено очевидно. Как минимум Фонтейна не жаль, одинокий, с молодой невестой, которая ещё успеет найти ему замену, доживающий свой век в густой слепоте, наступающей со спины с каждым днём всё быстрее.

- Чёрт возьми, - быть героем не его роль, но некромант поправляет пиджак по плечам и подходит ближе к двери, щурится от проблеска лунного света, упавшего на лицо через щель между окном и шторой. Бестолковый поступок, целесообразность которого пока что сложно оценить.
[icon]http://sd.uploads.ru/nGP6r.png[/icon]

Отредактировано Elijah Fontaine (14-08-2019 14:47:15)

+2

18

Она чувствовала себя не в своей тарелке, начиная от самой встречи перед кованными воротами, заканчивая очередным шагом, сделанным по этому пыльному полу. И дело было не в том, что Лора оказалась единственной женщиной в компании, что априори должно было делать её в глазах собравшихся мужчин слабой и беззащитной, а скорее по той причине, что она такой не являлась, но в ряду сложившихся обстоятельств приходилось изображать из себя фарфоровую куклу, послушно прячущуюся за чужими спинами. Вот и сейчас, поднимаясь следом за мужчинами по поскрипывающей от каждого нового шага лестнице, Элора лишь настороженно оглянулась обратно, то ли в надежде заметить пропавшего Валентайна, что точно бы снизило градус повисшего напряжения, то ли чтобы бросить очередной взгляд на уже опустевший стол.

- Я знаю, как восстановить равновесие. Я знаю, что Вам поможет, - неспеша направляясь по пустынному холлу, по которому точно не ступала нога какого-либо человека не один год, кроме шуршащих в прогнивших стенах мышей, Лора невольно начала цитировать текст записки, словно пыталась понять, что именно от них сейчас хотят. Что именно им стоит искать здесь, открывая очередную, едва поддающуюся от проржавевших петель дверь. - Я буду ждать Вас внутри, чтобы передать Вам то, с чем Вы достигнете желаемой цели. - губы скривились в легкой ироничной улыбке, когда женщина бросила беглый взгляд на идущих впереди мужчин. - К чему загадки, если он обещал передать нам ключ для решения возникших проблем, - немного подумав ведьма опустила голос до тихого шепота, - Если, конечно, он изначально и не планировал отдавать нам что-то так просто.

То, что Глааки прорвался в их мир, нанеся столь колоссальный ущерб незримой вуали, разделяющей астрал и мир живых, было замечательно всем известно. Но мало кто в итоге озаботился тем фактом, как устранить возникшие неприятности. Как избавить город от монстров, которые в эту самую минуту продолжают прорываться в Аркхем, поспешно прячась в подвалах, заброшенных домах или же в темных лесах, в которых их невозможно будет отследить и поймать. Кто будет заботиться о всех пропавших без вести, кого утащат в ночи эти твари? Правильно - никто. Никто не пошевелится, пока беды не затронут лично их родных и близких, и сам тот факт, что незнакомцу удалось найти как минимум семерых небезразличных магов, уже о чем-то говорило. Или этот доброжелатель был знаком с ними всеми лично, а потому и не спешил сейчас показывать своего лица. Либо же незнакомец какими-то иными способами добыл информацию о собравшихся здесь людях, и тогда становилось понятно, почему он всё еще не спешил предстать перед ними лично. О том что был третий вариант с возможной ловушкой, в которую они все добровольно угодили, женщина предпочитала вообще не думать, но перестать бросать обеспокоенный взгляд на идущего рядом Роберта она уже никак не могла.

- Могу Вас убедить в том, что лишней здесь являюсь как раз-таки я, - несмотря на напряженную ситуацию и трепещущий в ладонях огонек свечи, который Лора то и дело защищала рукой от сквозняка, она все же смогла выдавить легкую улыбку. Поймав на себе взгляд Роберта, женщина лишь в очередной раз убедилась в правдивости сказанных ею слов, вот только это не отменяло того факта, что окажись мужчина в подобном месте тайком, так и не предупредив её о своих планах, приправленных толикой тайн и опасности, это бы её радовало гораздо меньше, чем собственное пребывание в подобной ситуации. Стоило было порадоваться, что им удалось вместе оказаться в этом доме? Пожалуй да. Хотелось бы верить, что они просто параноики и сами придумали себе поводов для переживаний? Конечно же да. Но как бы не хотелось заниматься самовнушением, требовалось взглянуть правде в глаза и принять тот факт, что всеми ими кто-то мастерски манипулирует.

Скрип дальней двери заставил женщину вздрогнуть, машинально протянув вперед руку с подрагивающим огоньком, - Может это доктор Валентайн? - всё же хотелось верить, что это действительно был пропавший недавно мужчина, по крайней мере это позволило бы выдохнуть и перестать переживать по крайней мере по одному поводу. Но проверить всё же стоило, а потому ведьма поспешно поравнялась с Фонтейном, осторожно опустив ладонь на его плечо, дабы не испугать мага. - Хотите я зайду первой? - немой вопрос проскользнул в мужских глазах и Лора не смогла удержаться от легкой улыбки, - Поверьте, я не настолько хрупкая, как может показаться на первый взгляд, - с этими словами она слегка неуверенно, но все же приоткрыла дверь, сделав несколько шагов внутрь. Элора могла поклясться, что Роберту её инициативность совсем не понравилась, но лучше так, заранее зная о том, что ей мало что сможет навредить, чем подвергать опасности мужчин, чьи магические способности сейчас были в довольно ограниченном диапазоне.

И давно в ней проснулась такая жажда к самопожертвованию? Наверное, с недавних пор. Как отпала необходимость притворяться перед Эстервудом той, кем она не являлась. Один лишь этот факт сейчас придавал женщине колоссальных сил.[icon]http://s8.uploads.ru/qXQJF.png[/icon]

+2

19

Вы подобрались достаточно близко. Так близко, как еще не были. Скрип старых половиц под ногами эхом разносится по помещению, резная ручка двери, почему-то не тронутая пылью, в отличие от всего остального в этом доме, поддается, проворачивается под женской ладонью, полотно двери распахивается, и взору магов представляется не потаенная комната, не чья-то спальня или кладовка, а просто лестница, ведущая в темноту. Других дверей нет, и Вы можете вернуться обратно, либо сделать очередной шаг в неизвестность. Но есть ли смысл идти проторенным путем, который точно не приведет к искомой цели? Вот и Вы решаете также, на свой страх и риск, преодолевая одну за одной ступени новой лестницы. Вскоре становится совсем темно, и Вам приходится идти на ощупь. Касаясь рукой стены, чтобы ненароком не оступиться, Вы чувствует кожей холод шершавого камня. Внезапно, пусть и могло показаться, что спускались Вы целую вечность, лестница заканчивается.
Свет бьет Вам в глаза. Он не яркий, но после кромешной тьмы нужно несколько мгновений, чтобы к нему привыкнуть. Роберт, Элайджа и Ромейн - Вы оказывается в большом зале, сводчатые каменные потолки, почти средневековая аскетичность встречает Вас здесь. Развешанные по стенам канделябры с зажженными свечами заливают пространство желтоватым теплым светом. В стенах есть несколько дверей, но они заперты, все, кроме одной. И она открывается, впуская в зал еще одного из Вашей импровизированной группы - Аурелиона. У Вас возникают вполне закономерные вопросы, и, поверьте, Аурелиону есть, что Вам рассказать.

Аурелион, свою вводную ты получишь в ЛС.

Очередность: Роберт, Элайджа, Ромейн, Аурелион

+1

20

[icon]http://s7.uploads.ru/FBWPQ.png[/icon]

- Душа? - Эстервуд вопросительно посмотрел на мага. Ему всегда было интересно то, в чем он практически ничего не смыслил. Хорошее такое, здоровое любопытство, не более того. Будучи одним из наследников рода, вплотную изучавшего некромантию, сам Роберт ничего в этом не понимал, ибо вырос в отрыве от семьи, а мать была сведуща в других магических областях, коим и обучила единственного сына. Потому он бы уж точно не стал сомневаться, или же спорить, с Фонтейном, зная, насколько хорошо тот разбирается в том, о чем говорит.

Обстановка была несколько нервной, но мужчина все же удержался от того, чтобы не пошутить на тему, что, мол, было бы неплохо, если бы это оказалась не душа доктора Валентайна. Но несмотря на беспокойство, да и нарастающее не понятно с чего раздражение, сдержать он все же сумел. Правда куда сложнее это оказалось сделать, когда, на долю секунду опередив Фонтейна, Ромейн уверенно шагнула к двери, берясь за блестящую ручку. – Я не считаю, что… - да, Роберт прекрасно помнил, что перед ним уже не его супруга, что когда-то была магом, а совсем другая женщина, к тому же – перевертыш, которой практически ничего не угрожает, даже из того, что может нанести серьезный вред остальным присутствующим. Правда это никак не нивелировало нарастающего волнения.
От открывшейся двери повеяло холодом, и темнотой, пусть та и не имела какого-либо запаха или тактильного ощущения. Пытаться заставить Ромейн выйти обратно, пропустив кого-то из мужчин вперед, было бессмысленно. Потому Роберт немного задержался, став замыкающим в их скромной процессии. Он мог бы ожидать увидеть за этой дверью что угодно, но только не самую обычную каменную лестницу, уводящую куда-то вниз, куда не проникала ни единая частичка света, кроме едва различимого, плящущего огонька свечи в руках его супруги.

- Это все больше походит на низкосортный ужастик, - Роберт усмехнулся, не так весело, как хотелось бы, но все же. А тем временем лестница все также вела из вниз, и более того, начала сужаться, настолько, что вскоре пришлось практически протискиваться вперед, ощущая плечами шершавый холод темных каменных стен. Когда же ступеньки наконец-то закончились, потребовалось некоторое время, чтобы привыкнуть к свету, пусть приглушенному, какой вообще бывает от свечей, но все же бившему в глаза после кромешной темноты спуска. Помещение, в котором они оказались, больше походило на какой-то замковый зал, с высокими сводчатыми потолками, все из того же плохо обработанного камня. С такой же скромной обстановкой, а заодно с несколькими дверями. Преодолев необходимое расстояние, Эстервуд попытался открыть одну из них, но тщетно, - Заперто, - он обернулся к своим спутникам. – Но… - маг еще раз внимательно посмотрел на потолок, - Неплохой тут подвал, - легкая усмешка снова коснулась его губ, но лишь на мгновение, потому что в следующее послышался звук открывающейся двери, и в зале появился Аурелион. Один. – Родрикс? – Эстервуд перевел взгляд от Элайджи и Ромейн, к вновь прибывшему магу.

+2

21

Чего именно она ожидала, отворяя дверь и делая шаг навстречу приключениям? Даже самой Лоре были необъяснимы собственные поступки, начиная с решения приехать сюда, по зову какого-то клочка бумаги и таинственной формулировки, черными буквами прыгающей по белому полотну, и заканчивая, пожалуй, решением первой переступить порог этой комнаты. По крайней мере на фанфары и овации можно было не рассчитывать, но и увидеть в комнате уходящую в непроглядную тьму лестницу, ведьма тоже не ожидала. Это было, как минимум, странно. Потому слегка неуверенно переглянувшись со своими спутниками, девушка расправила плечи и сделала шаг в неизвестность, крепко сжимая в пальцах плавящуюся свечу.

Грубо вытесанные каменные ступени наводили на ряд вопросов, которые женщина не решалась озвучить. Где-то в глубине души она и так была уверена, что остальные тоже задумались на этот счет. Ведь поднявшись на второй этаж дома логично было предположить, что эта лестница вновь выведет их вниз, но нет, это не произошло ни через минуту, ни через пять, а когда стены начали сужаться, сковывая движение их и так нестройной шеренги, в голове Элоры вообще возникли мысли плюнуть на всю это чертовщину и повернуть назад. - Значит нам определенно стоит посмотреть больше хорроров, чтобы быть более подкованными для таких ситуаций, - кажется, что в столь непроглядной тьме действительно важно слышать чей-то голос, который если не отвлечет от хаотичных мыслей, то хотя бы даст понять, что ты не одинок в этой всепоглощающей тьме. Потому, когда она уже собралась озвучить предложение вернуться обратно, где-то внизу задребезжал едва тлеющий свет, что невольно заставило ведьму облегченно выдохнуть. Но вот стоило ли было расслабляться в данной ситуации - это совсем другой вопрос.

- Даже знать не хочу, какой безумец и для чего, создал это место, - легкий восторг с примесью страха слетел с её губ, когда, ступив в зал и осмотрев уходящие ввысь колоны, ведьма невольно охнула. Она даже не сразу заметила, как обжигающий воск заскользил по коже, что пальцы невольно разжались и выронили на пол огарок несчастной свечи. Стоило было лишь порадоваться, что в этом месте света было достаточно. Достаточно для того, чтобы оценить во всей красе ситуацию, в которой они невольно оказались. - Думаете человек, который скрылся за дверью, сейчас находится где-то здесь? - попеременно заглянув в лица своих спутников, ведьма поежилась и поспешно перевела взгляд на ряд не менее загадочных дверей. Будто кто-то продолжает с ними играть, не удосужившись озвучить всем участникам правила игры.

Было сложно не отреагировать на шутливый тон Роберта, потому Лора невольно хмыкнула, попытавшись скрыть рвущуюся наружу улыбку, - Только посмей в нашем дома создать подобное безобразие. - всё же у каждого мага имеются свои причуды, и у жившей здесь семьи, определенно были какие-то свои мотивы, чтобы уйти так глубоко под землю, и пожалуй, Элора не хотела бы знать, для чего им понадобилось столь загадочное место прямо у себя под домом. Заметив многозначительный взгляд Фонтейна, ведьма не сумела сдержать любопытства, - Только не говорите, что у вас тоже имеется... подвал? - веселый полутон, столь неуместно возникший в данной ситуации, оборвал скрип приоткрывающейся двери, от которого по коже пробежалась волна мурашек. И лишь увидев знакомое лицо женщина смогла перевести дыхание, пусть и всего лишь на несколько секунд. - А где остальные? - нахмурившись она попыталась заглянуть сквозь густой мрак, стоящий у Родрикса за спиной.[icon]http://s8.uploads.ru/qXQJF.png[/icon]

+2

22

Результаты квеста: найден артефакт Ромейн, Элайджей и Робертом. Остальные по разным причинам пропали в недрах дома.
В дальнейшем пропавшие могут использовать эту информацию по своему назначению (вариант того, как они оттуда выбрались, остается на их усмотрение)

0


Вы здесь » Arkham » Аркхемская история » Квест: Poenitentia