Horror News №7юбилей и видео
Две неделиГоварда Лавкрафта
Акции от АМСищем вампиров
С Днём Рождения!юбилей форума

deep night dreams
Debora Hayes & Vincent Welsh

FEARS: Тео до 20.11
NIGHTMARES: Райли до 20.11
VENDIGO: Райли до 22.11
Aiden

Ведение сюжетных квестов, анкетолог, местный тамада-затейник, мастерски орудует метлой правосудия.

x Debora

Анкетолог, в активном поиске брутального мужика с бородой. Консультирует по вампирам, оборотням, магам, вендиго и древним, а также тёмной ночью может подержать за коленку.

x Jennifer

Ведение сюжетных квестов. Консультирует по драконам и на тему того, как выжить в тяжелые будни Аркхема.

x Misty

Анкетолог, изредка тамада-затейник. Расскажет о том, как размножаются русалки (без икры). Консультирует по магам, перевертышам, суккубам и древним.

// Гостевая книга и FAQ x Синопсис x Игровые виды x Сетка ролей x Внешности x Нужные персонажи
wanted
Арден

Арно

нужный

аркхем, 2019 год приключения в авторском мире
arkham's whisper
не доверяй всему, что слышишь
«Он не отступится ни перед чем ради собственной свободы. Никакая цена не была для него в сей миг слишком высокой. Он убьёт даже самого себя, если другого выхода не будет. И эта мысль его не пугала. Страха больше не осталось. Его вытеснило крышесносное марево ярости.» © Тео читать дальше

Arkham

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Arkham » Аркхемская история » [AU] будущее слишком корично


[AU] будущее слишком корично

Сообщений 31 страница 46 из 46

1

https://i.imgur.com/2GMK3IH.png

Gabriel Fontaine, Tobias Patterson
2036 год, Аркхем


- Я думал, что ты псина сутулая...
- А я думал, что ты пафосный говнюк...
Или история о том, как дети не похожи на своих родителей.

[nick]Gabriel Fontaine[/nick][status]сынка-корзинка[/status][icon]https://i.imgur.com/rnX5uM2.png[/icon][lz]<b>Габи Фонтейн</b> 17 лет, маг, инста-блоггер, папин сын, мамина гордость[/lz][sign]мама, хочу щенка[/sign]

Отредактировано Kameron Fontaine (13-05-2019 16:18:43)

+6

31

- Я не..! - Тоби даже слова вставить не успевает. Конечно, он всё это заслужил. Разумеется, только он виноват, что бойфренда прорвало на такие эмоции. Если кормить волка обьедками, изо дня в день обещая сочный кусок мяса, то однажды его терпение лопнет и он откусит тебе руку по самый локоть взамен желанному лакомству.

- Габи! - в последний раз отчаянно пытается позвать, подаётся вперёд, хочет схватить за руку и остановить, но сжимает в кулаке только воздух. Фонтейн отстранился, хочет уйти, и оборотень не в праве его останавливать или убеждать, что делать этого не стоит, только сильнее поджимает губы и опускает виновато взгляд вниз, чувствуя, как ломаются хрупкие отношения. Они хрустят как стеклянная крошка от разбитой вазы под тяжёлой стопой, врезаются до боли в кожу, царапая её. Невыносимо. Страшно вот так всё потерять, этот почти звериный ужас превосходит все прочие чувства, но в коем-то веке Тобиас поступает здраво - решает дать своему парню время успокоиться, заодно и самому найти подходящие слова.

Хватит оправданий.

Хватит побегов.

Хватит.

Габриэль заслуживает самого лучшего, а не скулящего напуганного щенка, достаточно довериться ему. Наверняка его опыт позволит всё сделать так, что им обоим понравится, подчиниться, не пытаться вырвать инициативу.

Молния громко ползёт вверх, Тоби жмурится и садится, отталкиваясь руками от земли, притягивает колени к груди и считает про себя до десяти. Потом до шестидесяти. И так до тех пор, пока дыхание не выравнивается. Спешка - самый большой враг в таких разногласиях, как и горячность, а Патерсон мог и любил наговорить глупостей, пока разногласия ещё свежи. Но с его первым и, пожалуй, единственным бойфрендом этого совсем не хотелось. Слишком высоко он ценил эти отношения. Слишком любил этого язвительного парня с самой обаятельной улыбкой во всём мире.

Что подумают другие?

Опять этот нелепый вопрос вертится в голове, впрочем, ему должно быть плевать - раз уж маг выскочил из палатки первым, то очевидно кто облажался. Тобиас набирает побольше воздуха в легкие и выбирается под одеяло лесной прохлады, ёжится от пробежавшего по рукам холодка и немного подумав берёт свою толстовку, вспоминая, что кажется на Габи тоже не было ничего кроме футболки, наверняка он замерз. К костру идёт быстро, размашистыми шагами, взгляд ещё издалека начинает скакать с одного лица на другое, а тревога, сперва бывшая крошечной точкой, разрастается в груди всё больше и больше, становясь размером с теннисный мяч.

- Где он?! - с тихим рыком спрашивает, не найдя глазами Габи. Уточнять о ком идёт речь не надо, все и так прекрасно понимают.

- Не знаю, - пожимает плечами девчонка, которая сидит ближе всего к Тоби, и тихо фыркает: - Не видели мы твою пропажу, как следом за тобой ушёл.

Волк тут же начинает крутить по сторонам головой, ища нужный ему запах, но слишком много людей  поблизости его сбивают. Патерсон отходит на несколько метров, чует носом знакомый, едва различимый аромат и бежит за ним. Приятели, что ещё кучковались возле костра, напряглись и повставали со своих мест, последовав за ним. Один успел догнать и схватил за локоть, разворачивая к себе рывком, серьёзно спрашивая:

- Что случилось, Тоби? – хмурится, сводя брови над переносицей, когда замечает на лице друга неподдельную тревогу.

- Кажется, он ушёл в лес. Один, - нет-нет, а голос дрожит.

- Всё в порядке будет с твоей принцессой, не переживает, - хлопает по плечу, пытаясь подбодрить, - Не забывай, он потомок сильнейших магов и может за себя постоять.

Становится чуточку спокойнее. Но буквально чуточку.

Теперь уже группой из пяти человек они расходятся в разные стороны, разумеется, Тобиас идёт туда, где если верить его обонянию, знакомый запах самый сильный. Спешит. То и дело срывается на бег незаметно для себя, чудом не спотыкаясь о корни и не падая лицом вниз. В какой-то момент даже думает упасть на четыре лапы и обратиться волком, но отказывается от этой идеи, вспомнив, что захватил с собой только один комплект одежды.

Ближе и ближе. Сердце бешено подпрыгивает в груди, оборотень легко ориентируется в темноте, но всё равно успевает среагировать чудом в последний момент, ухватившись за ветку, когда оказывается на краю глубокого рва, который покато опускается вниз к реке, о чём легко понять по шуму воды.

- Габи! – кажется, заметив его зовёт, и быстро спускается вниз, удерживая равновесие, - Малыш, как ты? – но на этом вопросе все его попытки говорить заканчиваются, а во рту моментально пересыхает. За минуту он подхватывает его под поясницу и закидывает здоровую руку себе на плечо, помогая встать на ноги, скорее тащит, чем помогает идти, вверх по отвесному скату размытому водой, в котором кеды то и дело утопают в грязи, и лишь оказавшись на ровной земле на безопасном расстоянии опускает его и помогает сесть, прислонив спиной к дереву, сжимает его лицо ладонями и шепчет: - Что случилось? Как мне тебе помочь?

Осматривает его с головы до пят, только сейчас понимает, что трясётся. Зрачки расширены от страха.
[nick]Tobias Patterson[/nick][status]лает, но не кусает[/status][icon]https://i.imgur.com/hqFvd6E.png[/icon][sign]гав-гав мазафака[/sign][lz]<b>Тоби Патерсон, 17 годиков.</b> Оборотень-волк, сын альфы, папино разочарование.[/lz]

+1

32

Очередная попытка выбраться провалилась. Габи снова упал в грязь, простонав от боли в руке. Где-то рядом в темноте шумела вода, но он не умеет плавать и в его состоянии подойти к открытой воде было бы равносильно самоубийству, поэтому Габриэль просто сидел на месте, прижав руку к груди, стараясь хоть как-то колдовать левой рукой, но его максимум это накинуть обезболиващее заклинание и чуть-чуть подсветить себе местность, чтобы поискать место где удобно было бы зацепиться и вылезти. Слишком скользко, слишком высоко, с одной рукой он не подтянется. Можно было бы перетерпеть боль и воспользоваться второй рукой, но поправит ли потом магия то, что он сделает со сломанным запястьем и пальцами. Этот вопрос единственное, что останавливало мальчишку от необдуманного поступка.

Где-то над головой кто-то кричит его имя и Габи вздрагивает, поднимая взгляд. Тоби. Это его Тобиас. Маг уже не верил, что увидит его снова. Да, впадать в драму было для него как встать к завтраку. Габриэль актер и театральные паузы, пафосные выходы и чрезмерная драма — это его суть. Но сейчас он был просто на грани истерики от боли, страха и непонимания что ему делать. — Тоби, — произносит он трясущимися губами, хватаясь за плечо бойфренда. Хочется так много ему сказать, но парень просто идет вперед, держась за того, кому доверял и кто пришел ему на помощь. Даже не замечает как прорывается плотина его истерики и слезы сами катятся по щекам, размазывая грязь, но Габи так рад видеть Тоби, что уже даже не думает о страхе показаться слабым, забыл все свои обиды и просто хочет, чтобы парень обнял его, ему так нужно это сейчас.

Я шел вперед и был так зол, ох Тоби, — он говорит заикаясь, немного задыхается, будто только что пробежал марафон. — Прости меня, я не должен был так реагировать… И заблудился, а потом упал и вот. Маг отнял от груди неестественно вывернутую кисть. Запястье сломано, два пальца, рука опухла и представляла собой очень плачевное зрелище, а самого Габи трясло как в лихорадке, он просто пытался в полумраке разглядеть лицо Патерсона, сжав его руку. И сам двигается ближе, пряча грязное заплаканное лицо на плече парня, тихо всхлипывает, чувствуя себя полным идиотом, из-за которого сейчас столько проблем. — Прости, — снова шепчет мальчишка, подтягивая к губам ладонь оборотня. Ему нужно его тепло, его прикосновения, ему нужен Тоби Патерсон, он любит его.

Немного успокоившись, Габриэль рвано вздыхает, его все еще немного трясет, но стало легче, хотя бы потому что рядом с ним его волчонок. И теперь не так страшно, он не один вопреки всем утверждениям, что человек рождается один и умирает один. — Мне нужно в город, — говорит он, все еще сжимая руку своего парня. — И телефон. Подумать только, он едва не расшибся, падая в какую-то канаву, сломал руку, едва справился с истерикой, и уже требует телефон. Но Габриэль хотел позвонить. Ему нужен был человек, который мог помочь исправить его руку без последствий в будущем. Точнее не совсем человек.

Он снова опирается на плечо Тобиаса, чтобы встать, но идет уже тверже, хотя и прихрамывает на подвернутую ногу. Когда к ним присоединились ребята из стаи Габи не видел, просто рядом мелькнула тень, и вот рядом еще четверо, а Габи лишь ближе жмется к их вожаку, нервно сжимая пальцами его плечо. Им нужно в лагерь за вещами, но Габи отказывается идти на всеобщий суд, и ждет вместе со своим оборотнем, когда им принесут их вещи, обновляя неуклюжее обезболивающее заклинание на руке.

Выйти на шоссе и вызвать такси — это был план Габриэля. Тяжело опустившись на ограждения, он поискал глазами хоть какие-то опознавательные знаки, но понял, что кроме кривого дерева ничего не сможет сказать диспетчеру. — Как ты относишься к вампирам? — улыбается потрескавшимися губами, глядя на встревоженного Тоби, что все это время не отходил от него ни на шаг. Неуклюже ковыряется в телефоне в поисках нужного номера.

Нил, — старается говорить спокойнее, но внутри до сих пор все клокочет от недавней истерики, хотя внешне Габи уже спокоен. Только подтеки на щеках, которые оборотень заботливо вытирал салфеткой, пока он искал нужного адресата в записной книжке, выдавали его, и красные глаза, чуть припухщие с ощущением, будто в них бросили горсть песка. — Мне нужна помощь. Нет, я не могу сам приехать, и боюсь что такси нас не найдет. Я не один, да. Где-то по дороге в заповедник, куда обычно возят школьников. Тут кривое дерево и знак-отметка 10 миль до Аркхема. Кивает и нажимает на сброс, едва не уронив телефон.

Нас заберут скоро, — касается пальцами щеки парня, улыбаясь, мол, все хорошо, скоро мы будем дома. — Обними меня, — просит почти шепотом, потому что ему так это нужно сейчас, что еще немного и он снова начнет плакать. Тоби единственный кто нужен ему как воздух, и он едва не испортил все своим нетерпением и психами.
[nick]Gabriel Fontaine[/nick][status]сынка-корзинка[/status][icon]https://i.imgur.com/rnX5uM2.png[/icon][lz]<b>Габи Фонтейн</b> 17 лет, маг, инста-блоггер, папин сын, мамина гордость[/lz][sign]мама, хочу щенка[/sign]

+1

33

- Всё будет хорошо,   - и Тоби так говорит не для того чтобы просто обнадёжить любимого, он искренне в это верит. Потому что он сейчас рядом и сделает всё возможное, чтобы было именно так, ни за что не даст Габи в обиду и не отойдёт от него ни на шаг только если маг сам того не потребует. А страх, что именно этого он и захочет, отравляет всё внутри. Уже сбежав один раз сын верховной легко повторит это вновь, но Патерсон этого не хочет – он осторожно вытирает салфеткой слёзы и грязь с его лица, обнимает трепетно, почти невесомо, стараясь не задеть изувеченную руку, даже не смотрит на неё и скрипит зубами, когда взгляд упирается в неестественно изогнутые пальцы.

Это его вина, только его. Он невыносимый мальчишка, который довёл самого важного ему человека до необходимости бежать в лес посреди ночи, и от этого хочется опустить голову вниз как провинившийся пёс, поджав уши и тихо скуля.

Поздно просить прощения или умолять его не отталкивать. Фонтейн сам должен принять решение как будет лучше для него, но пока в его ладонях возможность помочь его Тобиас будет отчаянно хвататься за неё, надеясь, что Габриэль найдёт в себе силы простить его.

Телефон? Забирай. Делай всё что посчитаешь нужным. Глупому волку остаётся только поджимать губы и делать всё возможное, что от него потребует бойфренд. Да и бойфренд ли? Имеет ли он ещё право так его называть? Или право любить его? Этот и многие другие вопросы Тоби обязательно спросит, когда первый шок после инцидента сгладится, а глаза этого прекрасного юного мага не будут красными и блестеть от слёз. Так и хочется сгрести его в охапку, защитить от целого мира, погладить по растрёпанной голове, но оборотень наказывает себя – не считает достойным этого и ведёт себя сдержанно, хотя прекрасно видит, как Габриэль тянется к нему, но списывает это на помутнение от пережитого кошмара, который рано или поздно раствориться как сигаретная дымка.

- Я ненавижу вампиров,   - честно признаётся, оставив недосказанным и повисшим в воздухе «грёбаные мертвецы», но всё равно отводит его ближе к дороге, где легче поймать попутку или дождаться подмоги. Увы, во всей компании только Фонтейн был магом.

Его голос дрожит, и сердце от этого просто разрывается на клочки. Патерсон опускает ладонь между его лопаток, осторожно гладит, будто пытается через прикосновение забрать тревогу, согласно кивает на смелое утверждение, что скоро за ними примчатся. Конечно, это же Габи, первый наследник великой семьи.

- Ч-что? – сперва Тоби уверен, что ему почудилось. Обнять? Какое он имеет право? Хотя страх, что это может быть последнее объятие в их жизни, берёт вверх над всеми прочими чувствами, и волк прижимает любимого к себе крепко, сжимает худые плечи и гладит по лопаткам, ластясь к его щеке своей. Вот так просто, отбросив в сторону все сомнения и страхи. Почему не мог сделать так раньше, довериться ему? Ответа на этот вопрос парень не знал. Судорожно втягивает воздух носом, ловит запах сырой земли и мокрой листвы, грязи, что налипла на одежду Габриэля, но даже это не обезображивает его нисколько.

Отходит на пол шага Патерсон только когда за спиной у мага открывает свою пасть с рваными сверкающими серебром и фиолетовым краями портал, из которого на обочину выходит юноша едва ли старше их на год, максимум на два. Худой, ухоженный, в бархатном пиджаке с золотой расшивкой и убранными назад волосами. Черты лица неуловимо знакомы и намекают на родство этих двоих, но Тоби рассудительно держит язык за зубами.

- Идёмте, молодёжь, вытащу вас отсюда,   - кивает в сторону пространственной дыры вампир, сверкнув клыкастой улыбкой, и отходит вправо, пропуская детишек вперёд. Вопросов меньше не становится, но своё любопытство оборотень душит в зародыше. Всё потом. Имели «Нил» ему достаточно вкупе с фактом, что Габриэль ему доверяет, раз позвонил именно по этому номеру. – Не задался отдых, да? Расслабься, я не скажу ничего твоей мамуле. И своей тоже, – пытается неловко отшутиться маг, но уловив, что сладкой парочке ещё не до шуток и прошло недостаточно времени, неловко кашляет в кулак, шагая в зияющую дыру следом. Портал приводит их прямиком в тёмную комнату, которую Тоби не узнаёт. Это точно не особняк Фонтейнов. Неужели Габи боится, что ему влетит по полной, если родители узнают о случившемся, раз прибегнул к помощи кого-то ещё?
[nick]Tobias Patterson[/nick][status]лает, но не кусает[/status][icon]https://i.imgur.com/hqFvd6E.png[/icon][sign]гав-гав мазафака[/sign][lz]<b>Тоби Патерсон, 17 годиков.</b> Оборотень-волк, сын альфы, папино разочарование.[/lz]

+1

34

Габи тихо и облегченно вздыхает, почувствовав так необходимые ему сейчас объятия. Тоби нужен ему. Его тяжелые руки на плечах, мягкое прикосновение щекой к щеке, горячее дыхание где-то возле уха. Габриэль не верил никогда, что можно так кого-то любить. Он смотрел на родителей и понимал, что такие чувства существуют, но не верил, что у него будет нечто подобное. Но потом в его жизни появился Тобиас, и простая влюбленность в красивого мальчишку с каждым днем рядом с ним превращалась во что-то большее, настоящее, и Габи был уверен, что это навсегда. Что Тоби его единственный.

Маг хватается за футболку бойфренда, не желая, чтобы он отстранялся, но проследив за его взглядом, оборачивается. Таких порталов он открывать еще не умел, и всегда восхищенно наблюдал за тем, как подобное проделывают его кузены.

Хочется ответить что-то в тон кузену, улыбнуться, но Габриэль совершенно вымотан своим приключением, едва прошедшей истерикой и заклинанием, которое помогало сдерживать боль в руке. Он лишь крепко сжимает ладонь Тоби, помогая ему пройти в портал следом, и прижимается к его плечу, едва они оказываются в комнате. Чувствует, как волчонок напряжен и после его фразы о ненависти к вампирам начинает жалеть, что привел его сюда.

- Он мой кузен, - шепотом произносит он, переплетая их пальцы. Так ему спокойнее, так надежнее, так больше уверенности, что Тоби никуда не исчезнет от него. – Я позже расскажу. Он уверен, что у них ещё будет это самое позже, когда Габи буде в состоянии найти нужные и правильные слова, чтобы Тоби понял его.

Смазано целует в щеку, желая сказать, чтобы Тоби не беспокоился и здесь ему вреда не причинит никто, и только встретившись глазами со своим оборотнем, парень поворачивается к Нильсу, демонстрируя ему руку.

- Прогулка очень не удалась, - отвечает он на немой вопрос в глазах. Вряд ли Нил решил бы, что Тоби его бьет. Он прекрасно знает, что Габи достаточно силен как маг и как человек, чтобы постоять за себя, и он не стал бы поддерживать отношения с тем, кто поднял на него руку. Чего он не знает, так это того, что они никогда намеренно не причинят боли друг другу, потому что слишком влюблены и слишком дорожат друг другом. Только сидя в темноте в грязи, растирая по лицу молчаливые слезы, Габриэль понял, как сильно он любит этого ворчливого мальчишку и что готов ждать столько сколько понадобится, а все их разногласия кажутся такими глупыми сейчас.

Упал в овраг, очень неудачно. Габи морщится, пока его руку осматривают, но не скулит и не стонет, даже когда сломанные пальцы едва чувствуют легкое прикосновение холодных пальцев. – Не хочу, чтобы мама разнесла школу из-за этого. Ты же ее знаешь, - парень виновато улыбается кузену, который выглядит как его ровесник, но Фонтейн хорошо знал, что тот много старше.

Магия Нильса мягкая, не такая как у отца или Кэма. Габи впервые обращается к нему с такой просьбой, обычно он просил только научить его чему-то. Будь то порталы, или защитные заклинания, обережные чары или целительские. Но на себе никогда не просил что-то применять. Ему пришлось собрать все остатки своих сил, чтобы снять обезболивающее заклинание, чтобы дать полный доступ к поврежденной конечности.

Он физически ощущал, как под пальцами кузена срастаются кости, как пальцы принимают естественный вид, не выгибаясь в разные стороны и не причиняя массу боли, и все время оглядывался в поисках Тоби. Ему все время казалось, что Тоби пропадет куда-то, оставит его одного, но всегда затылком ощущал его взгляд, его тепло рядом.

- Спасибо, я твой должник, - выдыхает Фонтейн, когда все заканчивается, и улыбается Нилу. Он все еще боится двигать рукой, еще слишком живы воспоминания о том, как это больно. Он снова возвращается к Патерсону и, наконец, расслабляет напряженные плечи, когда оборотень оказывается рядом, в досягаемости руки, чем он и пользуется едва касаясь его плеча. – Откроешь  портал домой?

Габи прекрасно справился бы сам теперь, но он все еще прижимал руку к груди, боясь даже дотронуться, хотя все уже зажило, но ему нужно еще немного времени, чтобы успокоиться, и ужасно хочется домой, в свою комнату, к своей кровати, к своему парню, чтобы он снова обнял его и весь этот день забылся как страшный сон.

[nick]Gabriel Fontaine[/nick][status]сынка-корзинка[/status][icon]https://i.imgur.com/rnX5uM2.png[/icon][lz]<b>Габи Фонтейн</b> 17 лет, маг, инста-блоггер, папин сын, мамина гордость[/lz][sign]мама, хочу щенка[/sign]

+1

35

- Без проблем,   - Нильс делает всё так сдержанно и ровно, а говорит беспечно, словно вытирать сопли детей семьи Фонтейн ему не в первый раз. Возможно, так и есть – когда они были ещё совсем крохами вампир обожал проводить время с малышами, уже смирившись, что своих детей у него нет и никогда не будет, так хотя бы с чужими понянчиться и отвести душу иногда можно. К тому же рука опытного врача не позволила бы причинить им хоть какой-то вред, как и стальная выдержка, которую юноша тренировал годами.

Сказать то же самое о Тоби означало бы соврать. Назойливый запах мертвечины, так стойко ассоциирующийся с кровопийцами, держит нервы в напряжении и дразнит нос, отсюда хочется бежать, сгрести перед этим Габриэля в охапку и унести его как можно дальше. Лично Паттерсону вампиры ничего плохого не сделали и никаких предрассудков на их счёт мальчишка не имел, просто так повелось исторически, что оборотням и упырям сложно найти общий язык. Сложившаяся веками традиция шипеть друг на друга при каждом удобном случае.

Но Тобиас держит себя в руках, прикусывает внутреннюю сторону щеки, наблюдая за всполохами серебряных искр и тонкими манипуляциями, которые ему было не суждено понять. Только чувствует острым нюхом повисший в воздухе запах серы и чего-то фруктового, но не мешается, отворачивает голову на бок и скрещивает руки на груди, всё так же держась рядом, без слов говорит Габи, что он прикроет его в любой момент, если что-то опять начнёт ему угрожать, и сам слушает историю событий, которые привели к такому плачевному исходу. Случайность? Определённо, но колючий взгляд Нила, прилетевший в него шпилькой, не утаивается от Тоби. Появись только в его голове сомнения, что эти увечья нанёс волк, и его глотку уже перегрызли бы, осушив как бокал хорошего вина залпом.

Однако оборотень не даёт повода, держится осторожно, прекрасно понимая что в этом доме он всего лишь гость, которого при первой же возможности попросят пройти на выход. И юноша уже считает секунды до момента, когда это случится.

Нильс не плохой, просто осторожный. Это становится понятно, когда он осторожно осматривает руку Габи ещё раз, утвердительно кивает самому себе и, хлопнув легко его бойфренда по плечу говорит: - Скоро поправишься. Передай моей матери привет, ладно? – как-то печально улыбается и, сделав лёгкое па руками, открывает ещё один портал, словно это не стоит ему ни капли усилий. Мало кто знает, что с тех пор как Нильс стал вампиром в особняке он появлялся крайне редко, потому что Маргарет не желала его видеть, так и смогла принять выбор сына.

Тоби пропускает первым делом вперёд любимого, и только потом набрав в воздух побольше воздуха делает шаг, напоследок бросив: - Спасибо,   - вампиру. Это не первый его переход через зияющую серебром и фиолетовым дыру, но каждый раз волнительно как в первый.

По телу пробегает липкий холодок, а когда волчонок открывает глаза, то встречает взглядом уже знакомые стены ветхого дома на окраине города, который в последнее время стал чуть ли не его вторым логовом, так много времени он проводил вместе с Габи. В какой-то момент даже начал спускаться на завтрак вместе с ним и не стеснялся щеголять без футболки по этажам, вгоняя этим в краску скорее жильцов дома. Особенно вечно всем недовольную рыжую девчонку.
[nick]Tobias Patterson[/nick][status]лает, но не кусает[/status][icon]https://i.imgur.com/hqFvd6E.png[/icon][sign]гав-гав мазафака[/sign][lz]<b>Тоби Патерсон, 17 годиков.</b> Оборотень-волк, сын альфы, папино разочарование.[/lz]

+1

36

Спасибо, — Габи правда очень благодарен кузену. Он любит Нильса. Не смотря на то, что его мать так и не смогла принять выбор своего сына, их семья относилась к нему, как к родному. И Габи обожал его, с самого детства увиваясь за обоими кузенами, потому что каждый из них был по своему интересен и необычен. Нильс помогал ему с магией, учил заклинаниям, научил открывать порталы и простым целительским заклинаниям. Он порывисто обнимает парня, чувствуя холод его тела, привык уже. Сколько Габи себя помнит у Нила холодные руки, но он всегда очень бережно и нежно держал их с Эми за руки, водил гулять и возился с ними, как нянька. — Я передам, обещаю, — тихо говорит мальчик, отстраняясь, и напоследок сжав плечо брата, шагает в портал.

Дома как всегда тихо. Эми, наверное, еще у подружек, мать занята, отец с Риком в кабинете. Они все время там, Габи даже не нужно применять магию, чтобы найти кого-то из членов его семьи, чтобы понять кто и где находится. Он облегченно выдыхает, когда портал за спиной Тобиаса закрывается, и садится на кровать, бросая рюкзак в угол.

Как новенькая, — улыбается маг, рассматривая ладонь, сжимает и разжимает пальцы, проверяя не больно ли, не потеряна ли подвижность. На лице все еще грязные разводы от слез, глаза красные, сам он устал и вымотался, но тепло и нежно улыбается Патерсону, который стоит напротив. Все уже привыкли к тому, что Тоби бывает в их доме, что он ночует в комнате Габриэля, и даже перестал убегать по утрам. За завтраком Эми не упускала шанса подколоть его на тему одежды, которой оборотни, видимо, пренебрегает, за что получала от Габи самый убийственный взгляд, замечание от матери, а Габи теплую улыбку от отца. Ему важна была поддержка отца, и Габи был счастлив, что рассказав ему о своих чувствах к Тобиасу, Элайджа просто сказал ему, чтобы Габи не проебал своё счастье.

Протягивает всю ту же руку вперед, призывая волчонка подойти ближе, и притягивает его к себе за край футболки, утыкаясь лбом ему в грудь. — Спасибо тебе, малыш, — обнимает за талию, не давая даже шанса вырваться или отойти. — Без тебя я бы пропал. Он действительно уверен, что без помощи тоби, сгинул бы в том лесу. Если не от болевого шока, то от голода, холода или чего угодно еще. Габриэль не приспособлен к жизни в лесах, не умеет заботиться о себе. Он слишком зависим от благ цивилизации. И слишком зависим от Тоби Патерсона, который необходим ему как воздух, и сейчас именно тот момент, когда Габи хочет сказать ему об этом.

Фонтейн из тех людей, чьи чувства кажется, что выставлены напоказ, но это только видимость. Он яркий, громкий, он всегда на виду, его всегда слишком много, его энергетика заполняет все помещение, ею заряжаются остальные, и Габи этим пользуется. Но его истинные чувства, теплые, трепетные, настоящие сокрыты глубоко внутри, и до этого момента и до встречи с этим ворчливым волчонком, Габи не собирался никому их открывать, как бы сильно ему не нравился человек, с которым он встречался или дружил.

Иди сюда, — он двигается, заставив бойфренда сесть рядом. Берет его за руку, переплетая их пальцы и накрывая второй ладонью. Ему так хочется сказать ему все, так хочется посмотреть в глаза и протянуть ему свое сердце, живое и трепещущее каждый раз, когда он видит улыбку на красивом лице будущего альфы. Но слова застревают где-то на середине пути, он хочет, он чувствует, но не знает как сказать все, что творится в душе, как описать все, что делает с ним Тобиас.

Поднимает их руки и мягко касается губами ладони оборотня, прижимаясь к ней щекой. — Прости меня, — Габриэля учили признавать свои ошибки и не бояться просить за них прощения. Сегодня он поступил не правильно и уже поплатился за это. — Прости, что поставил тебя перед таким выбором. И за мою несдержанность. Просто… — он замолкает, опустив глаза в пол. — Просто я так люблю тебя, что не могу сдерживать этих чувств, — выпаливает он на одном дыхании, боясь поднять глаза на волка. Только чувствует, как сжались его пальцы. Ему страшно, что Тоби скажет, что он торопится, страшно, что снова перешел черту, которую не должен был. Они так мало вместе, а Габи уже признается ему в любви. Но он действительно полюбил, как бы банально это не выглядело, как бы это все не походило на сериал и фарс, он влюбился с первого взгляда.

[nick]Gabriel Fontaine[/nick][status]сынка-корзинка[/status][icon]https://i.imgur.com/rnX5uM2.png[/icon][lz]<b>Габи Фонтейн</b> 17 лет, маг, инста-блоггер, папин сын, мамина гордость[/lz][sign]мама, хочу щенка[/sign]

+1

37

Тоби рад, действительно рад, что подвижность и чувствительность пальцев вернулись к его бойфренду полностью, что обстоятельства сложились так и никак иначе, что он успел и помощь была оказана своевременно, не позволив случится необратимому. Ведь маг мог лишиться возможности применять свой дар или пришлось бы учиться всему с нуля, Паттерсон читал о подобных случаях.

Теперь, в пределах знакомых стен и уже ставшей родной комнаты всю эту ситуацию можно стереть из памяти как кошмар. Хочется верить, что его приятелям хватит мозгов собрать их вещи и прихватить с собой, но сейчас думать об этом гадко. Как и пытаться разобраться может ли он до сих пор считать Габриэля своим бойфрендом. Стёрла ли травма гадкое ощущение от ссоры? Не было ли его желание прижаться к волчонку помутнением рассудка в момент слабости, отчаянным желанием быть лишь бы с кем, которое растворится в тот же миг, как они окажутся в безопасности?

Лёд, сковавший его сердце, медленно тает, наступает такая долгожданная оттепель. Тоби подходит ближе и обнимает мелко трясущиеся плечи, наклоняется и целует тёмную макушку, чувствуя, как все его сомнения и неуверенность в том, что завтра всё будет как прежде.

- Я всегда буду защищать тебя,    - говорит уверенно и гладит по спине, стараясь успокоить, забрать его напряжение себе через кончики пальцев, - ты же знаешь.  

Конечно, Габи в свойственной ему манере драматизирует, не просто же так он звезда театрального кружка, но даже эту выводящую многих из себя черту он в нём любил. Зато все его чувства как на ладони, легко прочитать искренность в горящих глазах, рассмотреть любовь, с которой он на него смотрит. Сопротивляться просто невозможно, и оборотень послушно садится рядом на скрипучий матрас, не выпуская его руки из своей ладони, сжимая такие привычно худые пальцы.

Пауза, которую, наверное, он должен заполнить своими словами. Но с чего начать? Хочется сказать так много, но никакие слова не кажутся достойными его, подходящими ситуации. К счастью, Фонтейн начинает первым.

- Не извиняйся,    - пытается его перебить парень, не видящий для себя ни одной причины, по которой Габи мог бы винить себя, но тут же поджимает губы, решив дослушать его до конца. Горько понимать, что из-за него такие мысли появились такие мысли в чужой голове, но Тобиас принимает самое верное на его взгляд решение – не словом, а делом доказать, что всё сложилось как нельзя лучше.

Юноша опускает одну руку на подтянутый живот, а второй скользит вверх по предплечью бойфренда, подаётся вперёд и легко прикусывает хряш его уха, тихо выдыхая: - Я тоже тебя люблю, - и, заметно осмелев, прижимается губами к маняще подставленной шее, шепчет глухим, севшим от возбуждения голосом: - Умой лицо, и тогда я буду целовать тебя так долго, как только захочешь,    - и чтобы его предложение не казалось голословным опускает ладонь с напряжённого живота на пах, сжимая его член через ткань джинс.

Нет, Паттерсон отнюдь не брезгливый, просто хочется стереть последние напоминания об этой дурацкой, неудавшейся по всем критериям поездке, выщемить их более приятными ощущениями, создать которые Тоби готов. Кажется, что наконец готов. Страх облажаться не исчез окончательно, но вместе с тем появилось тяжелое ожидание и куда более сильная боязнь не успеть этого сделать вовсе – последствие, выявившееся для него лично после стучащего в висках ужаса потерять Габриэля навсегда.  
[nick]Tobias Patterson[/nick][status]лает, но не кусает[/status][icon]https://i.imgur.com/hqFvd6E.png[/icon][sign]гав-гав мазафака[/sign][lz]<b>Тоби Патерсон, 17 годиков.</b> Оборотень-волк, сын альфы, папино разочарование.[/lz]

+1

38

Конечно, Габи знал, что Тоби всегда защитит его. Как и сам Габриэль готов был броситься за своим волчонком и в огонь, и в воду, и гранату собой прикрыть, лишь бы он не пострадал. Это совершенно безумное взаимное желание пожертвовать собой ради другого, любимого и родного. Они вместе совсем недавно, но уже почти растворились друг в друге, превратившись в единое целое. «Мы» вместо эгоистичного «я».

Маг тихо выдыхает, чувствуя его руку на животе, зубы, что едва прикусывают ухо. Этот чертенок будто с самого начала знал все слабые точки Фонтейна, или ему просто везло, но Габи едва сдерживался, чтобы не застонать от того, как это приятно, подставляет шею под поцелуи и не сразу соображает что ему говорят, потому что все его мысли сейчас занимает Тобиас, которые впервые за все время сам проявил инициативу. — Тоби… — замученно выдыхает парень, хватая бойфренда за запястье. Еще немного и он взорвется только от осознания, что это Тобиас, что это его рука так удачно расположилась между его ног, что он сам предлагает ему продолжить. — Я… сейчас.

Мальчишка нехотя поднимается с кровати, на ходу стягивая грязную футболку. Ему нужно принять душ, но Габи боится, что если он сейчас задержится еще хоть на минуту, то Тоби передумает, поймет, что это все наваждение и шок от пережитого. Поэтому лишь наскоро умывается, смывая с лица остатки грязи и травы, обтирает шею и плечи, стирая остатки этого вечера, чтобы забыть его навсегда и начать все с чистого листа, будто они никуда не уезжали и ничего этого никогда не случалось.

Каждый шаг из ванной к кровати, где все еще сидел его парень, Габи дается с трудом. Он напуган, хотя старается держаться, улыбается, вытирая полотенцем волосы, которые смочил под краном, чтобы смыть пыль с них. Осторожно вытирает уголком со щеки Патерсона пятнышко, видимо, он задел его грязной рукой, и наклоняется, чтобы поцеловать его, сжимая ладонями лицо.

Ты обещал целовать меня так долго, как я захочу, — улыбается Габи, отстранясь, чтобы дать им обоим шанс дать мозгу немного кислорода. Обводит кончиками пальцев подбородок, едва касаясь большим пальцем нижней губы, проводит вдоль линии челюсти, спускаясь к шее. Будто впервые прикасается к нему, хотя проделывал этот путь уже не раз, но сейчас вокруг них была какая-то особенная атмосфера, которую не хотелось нарушать. Маг отвлекается всего на секунду, чтобы повернуться к двери, легко махнуть уже здоровой рукой, проверяя ее работоспособность и заставив ключ в замке повернуться, запирая дверь. Им не нужны свидетели, не сейчас.

Габи сомневается. Он так хотел этого, так ждал, а сейчас испугался, что Тоби делает это потому что идет на уступку ему после сегодняшних приключений. Парень внимательно смотрит в глаза бойфренда, ищет в них сам не знает что, но кроме бесконечной любви, нежности и чего-то такого особенного, от чего ведет голову, ничего больше не видит. – Ты уверен? – спрашивает он не для того, чтобы пошатнуть уверенность Патерсона или сказать, что теперь он сомневается. Нет, просто Габи хочет знать, что это не сиюминутный порыв, о котором они оба могут пожалеть на утро. Он уже сказал, что готов ждать столько сколько нужно, и если Тоби сейчас скажет, что он не уверен, Габи откатит все назад.

Пальцы на шее Тобиаса подрагивают, сам Габриэль напряжен как пружина, одно неловкое движение и сорвет все клеммы, удерживающие его терпение. Горячее дыхание на коже, учащенный пульс под подушечками пальцев, приоткрытые губы и взгляд, от которого колени подкашиваются. Фонтейн снова целует его, уже настойчивее, не размениваясь на перерывы. Хочет его так сильно, хочет полностью обладать этим мальчишкой, что уже завладел всем Габриэлем. Он сын верховной ведьмы ковена, он наследник семьи, возможно, будущий верховный маг, сильный и опасный, но готов был бросить все это к ногам волка с белой шерстью, отливающей серебром.

Парень буквально падает на кровать, задевая коленом бедро Тоби, тянет его на себя, продолжая целовать, прикусывает нижнюю губу, улыбаясь так хитро, будто с самого начала знал, что оборотень сдастся, и что сегодня все это было его продуманным и коварным планом. Возможно, будь Габи более хитрым или меньше любил своего оборотня, он так бы и поступил, но он слишком простой, слишком отрытый, чтобы додуматься до такого, тем более намеренно сломать себе руку, не имея возможности восстановить ее самостоятельно.

Тянет за края футболки, путаясь в своих и его руках. Все слишком сумбурно и резко. Они оба хотят этого, оба слишком долго ждали, чтобы получить желаемое. Наконец, отбросив мешающий кусок ткани, Габи завороженно рассматривает крепкие плечи, едва касается пальцами ключиц, проводит ладонью по груди, словно впервые видит Тоби без футболки. Задыхается от мягких, но настойчивых поцелуев, от жарких ладоней на ребрах. Впервые с ним такое, впервые ему так страшно и одновременно нестерпимо хочется большего. Видимо, дело в человеке рядом, во взаимных чувствах, обоюдном желании окончательно принадлежать друг другу.
[nick]Gabriel Fontaine[/nick][status]сынка-корзинка[/status][icon]https://i.imgur.com/rnX5uM2.png[/icon][lz]<b>Габи Фонтейн</b> 17 лет, маг, инста-блоггер, папин сын, мамина гордость[/lz][sign]мама, хочу щенка[/sign]

Отредактировано Kameron Fontaine (17-05-2019 23:02:01)

+1

39

Чего Тоби никак не ожидал, так это что сам Габриэль Фонтейн, мистер самоуверенность и выскочка, начнёт сомневаться. А он сомневается, не надо быть экстрасенсом, чтобы это почувствовать, его волнение можно погладить, проведя ладонью по боку. Значит, настало его время побыть немного храбрым и подтолкнуть его навстречу себе. Они целуются, долго, и хотя то и дело маг пытается сорваться в глупую спешку, Тобиас тормозит его, сжимая сильнее плечо или бедро, напоминая, что времени у них предостаточно.

Вслед за одной футболкой на пол летит вторая, а с каждым мгновением прикосновения становятся всё более требовательными, жадными, пылкими. Они и так принадлежат друг другу, неясно кому и что пытаются доказать, но оставляют синяки, следы зубов и поцелуев на коже друг друга. Конечно, Паттерсон волнуется не меньше, но у него хороший учитель, а интуиция сама подсказывает что делать, как и его тело. К тому же юный маг вызывающе хорош, когда снимает штаны вдоль крепких ног и разводит их, подсказывая, что пора идти дальше, не время, чтобы останавливаться на пол пути.

Ощущения новые. Другие. Пьянящие. Короткие вспышки боли Тоби собирает губами с его лица, щёк, целует так, чтобы любимый забыл обо всём, сжимает его руку своей и переплетает пальцы, стараясь двигаться осторожно, не причинить боль, но слишком скоро Габи сам сжимает коленями его бока и требует двигаться быстрее. На его раскрасневшееся лицо можно любоваться вечно, а тихий рык невольно вырывается из гортани в момент кульминации. Каждый из них счастлив получить то, что хотел давно, а засыпают они в объятиях друг друга совершенно довольными и истощёнными. Лучше этот день закончится не мог, будто компенсируя им весь тот страх, что довелось пережить в лесу с лихвой, многократно.


Кардинально в отношениях сладкой парочки ничего не меняется, просто теперь они более откровенные. Пошлые. Фонтейн позволяет себе на людях не только кроткие поцелуи, но и прижаться к своему бойфренду всем телом, шепча ему на ухо всякие пошлости. От ласк Габи голова идёт кругом, особенно когда в его голову падает очередная безумная мысль отсосать ему на перерыве в раздевалке футболистов или провести языком за ухом во время ланча, бесстыдно положив ладонь на бедро.

Однозначно волчонок счастлив. И это замечают все вокруг, уже не задавая вопросов о том, как скоро это прекратится, убедившись, что всё серьёзно, что сын верховной – это не просто секундное помутнение разума, которое скоро пройдёт и забудется как ночной кошмар. А значит придётся терпеть мага, как бы сильно он не раздражал других оборотней. Для них важнее принять Тобиаса обратно за свой столик с его вынужденным придатком, чем отвернуться от будущего альфы.

Правда, что и волчонок любит, звучит всё чаще. Сперва признаваться в этом не так уж и легко, а щёки краснеют каждый раз, но Фонтейн умеет быть настойчивым, улыбается хитро, требуя от него в очередной раз признание. Доверил бы Тоби ему свою жизнь? Безусловно.

Возможность проверить это смелое заявление предоставляется практически сразу же. Беспорядки в городе скрывать всё сложнее и сложнее – кто-то объявил настоящую охоту на оборотней, другой причины почему уже трое волчат из стаи свихнулись нет. Проблемой заинтересовались даже члены Ковена, не в силах больше оставаться безучастными к проблеме своих соседей. Пока что из трёх несчастных случаев со смертельным исходом оказался только один, но для преданных друг другу волков это было ужасной утратой, и куда нанесут следующий удар до сих пор предугадать не удалось. Малыш Билли разорвал свою девушку, оставляя глубокие борозды когтей на её теле, после чего его самого пришлось превратить едва ли не в кучку пепла. Запах жжёной шерсти на месте преступления до сих пор застрял в ноздрях, а чудовищная картинка с места преступления перед глазами о Тоби, который вынужден помогать отцу разбираться со всем этим.

Снова бессонные ночи.

Снова вечно взвинченное состояние, будто кто-то испытывает его нервы на прочность.
[nick]Tobias Patterson[/nick][status]лает, но не кусает[/status][icon]https://i.imgur.com/hqFvd6E.png[/icon][sign]гав-гав мазафака[/sign][lz]<b>Тоби Патерсон, 17 годиков.</b> Оборотень-волк, сын альфы, папино разочарование.[/lz]

+1

40

Габи счастлив. Он актер, и все его эмоции всегда напоказ, как бы сильно он не пытался их скрыть. Любил ярко и открыто. Не стеснялся обнимать своего волчонка со спины, прижимаясь к нему всем телом, знал, что это его только раззадорит. Брал его за руку во время ланча, целовал прямо посреди школьного двора. Все уже привыкли к ним, как к паре, и кажется даже перестали делать ставки когда они расстанутся и этот фарс себя исчерпает.

А Габи привык засыпать перебирая пальцами волосы на затылке Тоби, пока его голова покоилась на плече мага. Они проводили почти все свободное время вместе. Габи ждал его после тренировок, подгадывая момент, когда в раздевалке не оставалось уже никого, чтобы проскользнуть внутрь. Дождаться, когда капитан и мечта всей школы выйдет из душа, — боже, прямо как в дурацких старых фильмах про подростков, — и потянуть его в себе за полотенце, опускаясь на колени и уже чувствуя пальцы в волосах и тихий рык, что он опять не вовремя. Тоби же встречал его после репетиций, отплачивая тем же, прижимая к стене и заставляя почти скулить, умоляя хотя бы прикоснуться, а не просто мучить долгими поцелуями. Стая привыкла к тому, что теперь Габи сидит не один подальше от всех, а с ними за столом. он всего лишь довесок к будущему альфе, с которым никто не хотел портить отношения, но Габриэля все устраивало. Он знал, что стая важна для Тоби, и он хочет стать частью его стаи, стать его стаей. И хочет, чтобы Тобиас был частью ковена хотя бы через него.

Ковен же стоял на ушах который день. Габи же мало интересовался тем, что там происходит, его больше волновало состояние Тобиаса. Он видел, как его бойфренд переживает из-за всех этих случаев с волчатами, сам лично видел как испепелили того паренька, что разорвал свою подружку. Тоби так крепко держал его руку, что мог бы сломать ее, но Габи лишь теснее прижимался к его плечу, стараясь хоть как-то поддержать. Обнимал так крепко, как мог, едва за ними закрывалась дверь его комнаты, не требовал никакой близости, если Тоби сам этого не хотел, просто был рядом, как самый близкий человек, готовый пожертвовать собой ради этого ворчливого мальчишки, который пару раз срывался на маге, но они почти сразу же мирились, прекрасно понимая, что весь город живет в напряжении.

Он не мог ровным счетом ничего поделать, но слушал и запоминал. Амулеты? «Что за чертовы амулеты у вас?!»  - пишет он сообщение Тоби, едва успевая спрятать телефон, когда на него кидает грозный взгляд мать. Он не смел ей перечить на собраниях, и его пригласили туда только потому что он связан с волками. Один из настоятельных советов держаться подальше Габи красноречиво проигнорировал, второго же советчика пообещал отправить в Астрал. Он был непреклонен, и какая бы херня не творилась, Габриэль не бросит своего волчонка ни за что на свете. «Выброси! Немедленно!» отправляет он еще одно сообщение Патерсону о побрякушках, которых стало очень много на территории волков. Кажется, один из таких он отобрал у Габи. Неужели не выбросил? Это было бы мило и приятно, если бы сейчас не грозило всем им опасностью.

Маги обсуждали как быть, чем помочь и стоит ли вообще помогать. Это дело оборотней, а не их. От такого заявления Габи задохнулся, не найдясь что возразить и просто сжал руки в кулаки, стараясь дышать ровнее. Они знали, что это за амулеты, знали какая в них магия и видели уже на что она способна. Фонтейн уже не слушал дальше того, что они говорили, видел лишь как встала мать, раздавая какие-то указания. Судя по всему что-то надвигалось, но его волновало то, что Тоби не отвечал. Он всегда писал ему ответ, всегда был на связи.

Пока все были заняты, фонтейн выскочил из комнаты, растирая руки, проговаривая в голове слова нужного заклинания. Ему нужно открыть портал, всего один портал, и, кажется, он даже знал куда ему нужно.

Темно-лиловые всполохи разрезали пространство, и Габи шагнул вперед, не задумываясь, не колеблясь. Он хотел успеть, предупредить, но опоздал. Портал открылся чуть поодаль от поляны, где он впервые увидел Тоби в волчьей шкуре. Сейчас та творилось что-то страшное. Обезумевшие щенки кидались друг на друга, взрослые волки и люди пытались успокоить их.

Разбираться с этим Габи не собирался. Простое заклинание чтобы закрыть портал, и он уже бежит в самое пекло, пытаясь глазами отыскать белую спину или самого Тоби, накидывая на ходу слабый, но все-таки щит на какую-то девчушку, зажатую в угол. Это поможет ей продержаться.

Тоби! — кричит Фонтейн, выскакивая перед ним и тремя щенками, что какое-то время назад пытались напасть на самого Габриэля. защитное заклинание на них обоих. Он хочет осмотреть любимого, но должен держать оборону. Не хочет им навредить, поэтому просто отбрасывает их в сторону. Габи силен, но не достаточно, чтобы в одиночку бороться. Главное продержаться. Он не успел вовремя и за это уже поплатились два волчонка, тела которых он перескочил, пробираясь к своему, за жизнь которого будет драться голыми руками если понадобится то со всей стаей.

[nick]Gabriel Fontaine[/nick][status]сынка-корзинка[/status][icon]https://i.imgur.com/rnX5uM2.png[/icon][lz]<b>Габи Фонтейн</b> 17 лет, маг, инста-блоггер, папин сын, мамина гордость[/lz][sign]мама, хочу щенка[/sign]

Отредактировано Kameron Fontaine (22-05-2019 12:26:00)

+1

41

Если бы не Габриэль, то Тоби однозначно свихнулся бы. Его поддержка была важна для будущего альфы как никогда прежде, каждое слово охлаждало воспалённый ум, а терпение на все всполохи гнева заслуживало уважения. Про себя Паттерсон пообещал, что когда это всё закончится, то он сводит бойфренда на лучшее в его жизни свидание, но теперь даже не был уверен, что выживет – ошалевшие волчата бросались на него как на добычу, явно превосходя прытью и ловкостью. В арсенале будущего альфы был разве что опыт, но и им он похвастаться не мог особо – куда ему до отца, который так же тщетно пытался успокоить более взрослых волков.

Беда не минула никого. К счастью, хотя бы у правящих рассудок остался в целости и не затянулся туманной поволокой безумия, но причин такого поведения оборотни не знал. Это как бороться с ветром, который хлещет по лицу, но сделать с этим ничего не возможно.

Из прокушенной лапы серебряного волка стекает кровь, склеивает шерсть багряными пятнами, а дыхание сбилось уже давно. Как пастух он пытается развести щенят по углам, усмирить, но в их жёлтых глазах нет ни капли понимания что они делают – их ведёт скупая злость, жажда убийства и желание вцепиться в чью-нибудь глотку острыми как бритва клыками. За свою самоуверенность Паттерсон уже поплатился, пропустив несколько укусов и резких ударов по морде, но продолжает сжимать крепко зубы, терпя всё.

Открывшийся посреди поляны портал сперва кажется ему долгожданным спасением – маги, подмога, наверняка у них есть ответы.  Но когда из сияющей сверкающим ободком дыры выходит один единственный юноша сердце тяжело ухает в пятки. Эти высокомерные ублюдки отвернулись, пустив всё на самотёк и решив позволить псинам со всем разбираться самим. Именно псины, и никак иначе, глупые блохастые твари – такими их считало большинство членов ковена, и глухой рык не получается сдержать в груди. Взгляд плывёт от усталости, но сощурившись и сфокусировавшись удаётся рассмотреть знакомые черты, из-за становится ещё страшнее – не хватало, чтобы и Габриэля вслед за ним разорвали на лоскуты. Оттолкнув острой мордой очередного кинувшегося на него волка Тобиас одним прыжком приближается к юному магу, цепляет зубами подол его пиджака и тащит в сторону, как в ту ночь, когда мальчишка стал случайным свидетелем полнолуния, прося пойти следом за ним. Здесь он не помощник, только ещё одна головная боль, которая будет отвлекать и без того падающего с ног оборотня.

Отбежав хотя бы на пару десятков метров вправо волчонок сдаётся и падает на бог, чувствуя, как тягучее тепло расползается по боку. Оказывается, попавших в цель ударов больше, чем он даже мог предположить, в пасти становится сухо, а дыхание хрипит – в глотке застрял металлический вкус крови. Ему хочется обернуться человеком и закричать, но выходит только тихо скулить, чувствуя, как из раны под рёбрами из тела сбегает жизнь, и слепо тыкаться холодным носом в руку, которая пытается успокоить, унять его боль.

На себя Тоби плевать. Он только молится, хотя никогда не верил ни в одного из богов, чтобы эти зазнавшиеся снобы пришли на помощь, прекратили действие амулетов, которые попав чьи-то руки тут же сводили с ума, когда незримый таймер проклятья сработал.

Его рассудок утекает как вода через ладони, сложенные вместе, яркие глаза с узким зрачком закатываются вверх, но в последний момент волк успевает заметить, как позади за спиной его парня открывается портал, а следом ещё один, и так до тех пор, пока расчищенный от деревьев пятачок поляны не начинает напоминать дырявое решето.

[nick]Tobias Patterson[/nick][status]лает, но не кусает[/status][icon]https://i.imgur.com/hqFvd6E.png[/icon][sign]гав-гав мазафака[/sign][lz]<b>Тоби Патерсон, 17 годиков.</b> Оборотень-волк, сын альфы, папино разочарование.[/lz]

+1

42

Страшно даже думать о том, что они не придут. Габи оставил послание прежде чем закрыть портал, он надеялся, что оно дошло, но ковен и без глупого мальчишки разберется что им делать, и Габриэль только надеялся, что его мать не пойдет на поводу у стариканов, желающих не вмешиваться в то, что их не касается. Она умная женщина и всегда поступала по своему. Габи взял это от нее.

Руки трясутся, но Фонтейн все равно держит защиту на себе, на Тоби, что тянет его подальше от своры, на еще двух или трех членах стаи, которым она нужна. Но все меркнет, едва его волчонок падает на траву без сил. Габи падает рядом на колени, хватает ладонями морду волка, прижимаясь лбом, гладит за ушами, осторожно нежно. –Держись, только держись, пожалуйста, - приговаривает маг дрожащим голосом. Он не может потерять его сейчас, не должен, не позволит. Ведь у них еще столько впереди. Они еще не ходили на столько свиданий, не съездили вместе на отдых, не спланировали свое будущее. У них впереди вся жизнь, и Габи не хочет и не собирается жить ее без Тоби. Он вырвет его из рук смерти даже если ему придется заключить сделку с Древними и стать таким же проклятым как отец.

Выпрямляется, оглядывая белую шерсть, покрытую бурыми пятнами. Хочется заплакать, закричать и позвать на помощь, но он сам по себе. Закусив губу до боли, юный маг собирает все свои силы. Простите, ребята, но теперь вы сами по себе. Ему нужно все, что есть. Целительская магия в нем сильна – наследие семьи, - и Габриэль унаследовал большую ее часть. Глубокий вдох, чтобы успокоиться. Ему плевать что сейчас творится за спиной, в воздухе пахнет серой, магия искрится в волосах и током проходит по всему пространству, не его магия, чужая. Но Габи сосредоточен только на волке перед ним. Ему придется причинить боль, но он тут же все исправит. Руки осторожно касаются тяжелой раны, он чувствует теплую кровь, тут же стекающую между пальцами, но, сжав зубы, шепчет заклинания. Одно за одним, выпуская из себя всю магию, что у него была, наполняя обмякшее тело оборотня серебряным светом.

Пальцы покалывает, и чем сильнее Габи старается, чем больше сил вкладывает, то больнее становится, но он не дернулся ни разу, ни на сантиметр не сместив руке с раны. Кэм рассказывал ему, как этим заклинанием вытащил его отца, и научил Габи, надеясь, что оно ему никогда не пригодится. Спасибо, кузен, пригодилось. Когда-нибудь позже он поблагодарит его, обязательно. Они сделают это вместе с Тоби, держась за руки, и все будет хорошо. Фонтейн убеждал себя что будет, глотая слезы и ком в горле. Он злился на себя что опоздал, на Тобиаса, что он был так неосторожен, на тех глупцов, что допустили чтобы враждебная магия попала в город.

- Не смей умирать, слышишь! – рычит маг, сильнее прижимая руки к затягивающейся ране. – Я убью тебя, Патерсон, если ты посмеешь бросить меня вот так. Он в отчаянии, но продолжает лить магию, продолжает повторять слова заклинания, вырывая любовь всей своей жизни из костлявых рук смерти. Ей он его не отдаст, и никому вообще.

Мало, слишком мало сил, чтобы вытащить. Он давно уже не думал о защите, и если бы на них сейчас кто-то напал, то они умерли бы вместе, в один день, как долбаные Ромео и Джульетта. Но рана под пальцами закрывается, перестав кровоточить, Габи чувствует, что органы целы, но потеряно много крови, много мелких ран, которые тоже необходимо вылечить. Медленно перемещает светящуюся магией ладонь на перебитую лапу, обхватив пальцами. Второй гладит по шерсти, стараясь охватить весь организм, впивается пальцами в густой мягкий покров, заставляя организм работать, жить, заставляя вернуть ему его Тобиаса.

- Открой глаза, - шепотом просит он, снова прижавшись лбом к волчьей морде, продолжает выкачивать из себя последние силы, чтобы убрать глубокие царапины на носу, так чтобы не осталось шрамов. – Пожалуйста, открой. Сильнее сжимает пальцами шерсть за ушами волка. Габи знает, что он жив, пульс медленный, но есть, он починил его, вернул организму силы для регенерации, но все ли сделал правильно?

А за спиной все стихло, но Габи даже не заметил этого. Он слышал крики, чувствовал чужую магию, ее всполохи доносились до него и отчасти он подпитывался за счет тех, кто пришел на помощь стае. Сейчас слышны были только тихие переговоры, где-то неподалеку скулил раненые волк и к нему спешил на помощь кто-то из своих и маг. Кто-то окликнул его, но Габриэль не пошевелился, все так же лежа на земле и обнимая своего волка, пропуская через его тело всю целительную магию, какую мог, насколько хватало его сил, и ждал, когда он снова посмотрит на него ярко-желтыми глазами, ткнется холодным носом в ладонь и коснется шершавым языком щеки, заставив смеяться. 

[nick]Gabriel Fontaine[/nick][status]сынка-корзинка[/status][icon]https://i.imgur.com/rnX5uM2.png[/icon][lz]<b>Габи Фонтейн</b> 17 лет, маг, инста-блоггер, папин сын, мамина гордость[/lz][sign]мама, хочу щенка[/sign]

+1

43

Тоби кажется, что одно неосторожное движение – и его внутренности вывалятся наружу уродливой кровавой субстанцией. Не такой кончины он себе желал, в лесу, вдалеке от стаи, на руках у человека, который его по настоящему любил. Подвиг своего рода, но Паттерсон никогда и не хотел быть героем.

До момента, когда подкосились лапы, волк даже понятия не имел как сильно ранен и сколько увечий стерпел. Его выносливости позавидовал бы любой, но сам он списывает это на простую удачу и бушующий в крови адреналин, от которого сносит крышу, ломаются тормоза, отключается здравый смысл. В голове у пса трепыхалась одна отчётливая мысль – защитить своих щенков, и только потом уже какая-то фантомная забота о себе. Впрочем, на себя ему было плевать, если бы он не знал как сильно расстроит Фонтейна его героическая кончина.

Зверь сдаётся. Падает к его ногам без сил, даже не пытаясь сосчитать сколько часов подряд он отбивался от атак и пытался защитить тех, кто постоять сам за себя ещё не может. В какой-то момент ему начало казаться, что это тянется уже целую вечность, ещё немного – и усталость сломает его, а ошалелые метаморфы закончат начатое усталостью и вгрызутся клыками в его бока, разрывая будущего альфу на памятные лоскуты, чтобы затем, утром, когда проклятье перестанет отравлять их рассудок окропить землю солёными слезами разочарования и причитать, что Тобиас не заслужил умереть вот так.

Каждое осторожное прикосновение ладоней мага отзывается тихой болью, Паттерсону ничего не остаётся как скулить из последних сил, принимая в себя густую липкую магию, что стягивает края ран, забирает удушающую боль.

Успеет ли он? Достаточно ли времени у Габриэля, чтобы помочь ему?

Некогда белая шерсть теперь напоминает пятнистый ковёр или праздничную скатерть с пятнами от пролитого сока или вина. Багряного на ней больше, чем снежно-светлого. Веки кажутся свинцовыми и отказываются подниматься вверх, волк скалится, но не пытается вырваться. Слишком слаб даже для того, чтобы продолжать цепляться за своё будущее.

Он ластится к ладони, что гладит по голове, глухо рычит, чувствуя приятный отрезвляющий холод ладоней. С мыслей как будто смыли медовую патоку отчаяния, снова вернулось это настойчивое желание быть с этим несносным шумным мальчишкой, самоуверенным засранцем и самым лучшим парнем в его жизни. Минута за минутой тело напитывается силой, а сердце выравнивает рваный ритм, волк слепо тычется мокрым носом в плечо и льнёт к обнимающему его мальчишке, приобнимает его хвостом. Ледяные путы смерти спали, возвращая оборотня прямиком в руки этого юного мага, его любви, от которой щемит в груди.

Волчонок не спешит обращаться, потому что тогда пострадает регенерация, такая нужная его слабому телу сейчас, но открывает яркие жёлтые глаза и смотрит на удивлённое заплаканное лицо, проводит шершавым языком по щеке, подтверждая – это он, прямо здесь и сейчас, живой, благодаря ему, этому отчаянному дураку, который наплевал на разрешение Ковена и поступил так, как ему подсказывало чутьё.  Благодарит его беззвучно, ласкаясь мордой о его худое лицо. Потом обязательно скажет много, очень много, но сейчас ему лучше приберечь силы и позволить волку залечить их общие раны.
[nick]Tobias Patterson[/nick][status]лает, но не кусает[/status][icon]https://i.imgur.com/hqFvd6E.png[/icon][sign]гав-гав мазафака[/sign][lz]<b>Тоби Патерсон, 17 годиков.</b> Оборотень-волк, сын альфы, папино разочарование.[/lz]

+1

44

Сил нет. Габи чувствует, как из него выходит все, что есть, вся магия, какая была в его хлипком теле ушла в оборотня, все что он мог, все, что успел взять со стороны от посторонних магов, все отдал ему. Ради Тоби он готов был пожертвовать собой, и кажется так и поступил, падая рядом с ним на землю и просто обнимая слабыми руками белую шерсть перемазанную кровью и грязью. Он вырвал его из костлявых лап, дал сил для регенерации, спас своего волчонка.

Уже не контролирует ни свои эмоции, ни слезы, которые продолжают катиться по щекам, тихо шепчет и просит его открыть глаза. Хочет снова два желтых огонька, увидеть в них жизнь и ту нежность, какую видел каждый раз, как Тобиас приходил к нему в образе волка. Улыбается бледными почти синими губами, когда шершавый язык касается щеки. — Это ты, — говорит тихо, но они лежат так близко. Габриэль все еще обнимает его, чувствует мягкие удары хвоста по бедру, чувствует, как по волчьему телу бежит жизнь, с каждой минутой все быстрее, наполняя его силой.

О действии этого заклинания Габриэль не знал и вообще не должен был его использовать, но фактически отдал ему половину своей крови, оставив немного себе, чтобы увидеть, как волчонок очнется, как будет ластиться к дрожащим и немеющим пальцам юного мага. Нет, Габи не умрет, но ему нужно будет время, чтобы восстановиться, чтобы снова прийти в форму и стать тем же ярким и громким мальчишкой, которого полюбил Тоби Патерсон. — Ты жив, — прижимается щекой к мягкой шерсти, касается ее губами и ужасно хочет сейчас поцеловать Тоби в его человеческом облике, но хотя бы так. Главное, что он смог.

Где-то рядом мелькают тени. Маги помогают раненым, кто-то открывает порталы, чтобы перенести тяжелых, кто-то снова окликнул их, но Габи снова не придал этому значения. Он все также прижимается к волку, гладит по шерсти, продолжая по чуть-чуть вкидывать в него потоки целительной магии, осторожно и ненавязчиво, ускоряя регенерацию. Плевать что он совершенно истощен и буквально высушил самого себя, чтобы спасти своего парня. Кто-то назвал бы это глупостью, идиотской затеей спасать кого-то жертвуя собой, но не Габи. Он готов был на все ради Тоби, готов был отдать собственное сердце лишь бы спасти того, кого любил больше всех на свете. Мальчишка рвано вздыхает, не в силах подняться сам, просто лежит и смотрит в желтые глаза, все еще не верит, что если бы пришел на пару минут позже, то мог не успеть вытащить его.

Когда Габи потерял сознание он не понял. Помнил только шерсть между пальцами, холодный нос где-то в районе шеи, шершавый язык на коже и как улыбался каждый раз, когда Тоби это проделывал. А потом темнота. Ему казалось что он слышит голоса, тихий рык, а потом будто скулеж волка, или может ему все это приснилось.

Очнулся Фонтейн уже у себя в комнате, в своей кровати и с больной головой. Все тело болело так, будто его били всей футбольной командой, руки и ноги будто налились свинцом, и он только и смог что тихо простонать, пытаясь повернуться на бок. В памяти всплыли картинки бойни на поляне, магия, раненый Тоби, много крови, очень много крови кругом, тела тех, кому не повезло. Ему нужно увидеть его, нужно убедиться, что он смог сделать все правильно, и Габи готов был был выслушать все ворчания оборотня о том, что он идиот, и что чуть не пожертвовал собой ради него.

Еще одна попытка повернуться увенчалась успехом и только сейчас заметил что лежит не один. Мама велела? Когда Тоби снова принял человеческий облик? Сколько он был в отключке?
Глаза отказывались фокусироваться, и Габриэль щурится, будто у него село зрение, вглядывается в любимое лицо. — Тоби, — тихо зовет своего волчонка маг, садясь на кровати и пытаясь бороться с головокружением. Патерсон бледный, под глазами залегли синяки, а Габи все осматривает его, пытаясь увидеть раны, которые он пропустил, понять нужна ли ему еще помощь. собирает где-то внутри то немногое, что осталось от его магии, чтобы в случае чего применить и снова помочь. Он обещал защищать его и сдержит свое слово.

Как ты? — голос немного хриплый, но Габи прочищает горло, снова повторяя вопрос. Протягивает руку, мягко касаясь щеки. Теплый, родной, его Тоби, и маг тихо вздыхает, борясь с очередным приступом эмоций, опускает голову, ткнувшись лбом в плечо. — Если ты хотел избавиться от меня, то выбрал очень хреновый способ, — смеется, пытаясь шутить и разрядить обстановку.
[nick]Gabriel Fontaine[/nick][status]сынка-корзинка[/status][icon]https://i.imgur.com/rnX5uM2.png[/icon][lz]<b>Габи Фонтейн</b> 17 лет, маг, инста-блоггер, папин сын, мамина гордость[/lz][sign]мама, хочу щенка[/sign]

+1

45

Когда мальчишка приходит в себя, он уже не посреди поляны в самом сердце леса. В этом месте не пахнет лесом, свежестью и кровью после отличной бойни, наоборот, воздух застоявшийся и душный как в большинстве старых домов Аркхема, как в одном из тех, в котором живёт он сам, но при этом совершенно иной. Волчье обоняние не обманешь, оно может различить даже самые неуловимые оттенки одного запаха. Но эта комната ему определённо знакома – особняк Фонтейнов.

Мысли идут с трудом, спотыкаются друг о друга, подкидывая всё новые воспоминания. Тоби хватается за голову, пытается сфокусироваться, но из-за этого давящаяся на виски боль только усиливается, и оборотню не остаётся ничего другого, как тряхнуть головой и позволить воспоминаниям самим вернуться, когда они посчитают нужным, а самому тучно упасть обратно на кровать, прижавшись боком к бойфренду. Всё так, Габи, истощённый ночным приключением и бледный лежал рядом, размеренно дыша, крепко зажмурив глаза и чуть нахмурившись. Будить его Паттерсон однозначно не хотел, поэтому как можно тише, так, чтобы даже пружина не скрипнула, опустился рядом, тычась носом ему в плечо. Давая даже самому себе ещё немного времени, а уставшему прыгать из шкуры в шкуру сознанию покоя.

Усталость, казалось бы, едва отпустившая, накатывает с новой волной, утягивая прямиком на дно колодца сна. Тоби ныряет в него с головой, по кусочкам собирая частички воспоминаний, чувствуя фантомную боль в ещё не до конца заживших ранах, ловя обрывки произошедшего на задворках головы. Полнолуние. Массовое помешательство. Свора обезумевших щенков, которые готовы перегрызть глотки не только друг другу, но и будущему альфе.

Страшно настолько, что хочется стереть эту ночь из головы, но получается только сбежать от неё ненадолго в тёплые объятия сна хотя бы ненадолго.

В следующий раз он просыпается уже от того, что кто-то мельтешит рядом, приподнимается на локтях, хватаясь взглядом за тёмный затылок, и тяжело вздыхает. Его Фонтейн, родной, любимый. Живой. В порядке, хотя и выглядит уставшим, впрочем, сам Тобиас выглядит ничуть не лучше – перебинтованный лучше чем египетские фараоны перед погребением в пирамидах, скривившийся от саднящей боли в мышцах и всём теле, но так отчаянно тянущийся к нему.

- Я… Я в норме, - неуверенно отвечает и тянется к парню, обвивая его руками, тычется как его верный щенок носом в шею, ослабшими ладонями касаясь спины любимого мага, чувствуя покалывание заклинаний, которые так и не смылись с него до сих пор, - Спасибо что спас меня.

На этих словах голос ломается и падает вниз. Тоби жмётся как продрогший на холоде пёс к тёплым рукам хозяина, просит ответить ему тем же, наплевав на то, что объятия могут сделать ему больно, просит о них не словами, а действиями.

- Я так тебя люблю, малыш, - прижимается щекой к щеке как тогда в лесу, наслаждается его близостью, которую так хотел ощутить. – Кажется, я задолжал тебе одну жизнь, - в тон ему шутливо отвечает, ощущая, как с плеч спадает тяжесть, возвращается былой запал. Всё это воздействие Габриэля, не иначе.

[nick]Tobias Patterson[/nick][status]лает, но не кусает[/status][icon]https://i.imgur.com/hqFvd6E.png[/icon][sign]гав-гав мазафака[/sign][lz]<b>Тоби Патерсон, 17 годиков.</b> Оборотень-волк, сын альфы, папино разочарование.[/lz]

+1

46

Усталость сковывает все тело, но Фонтейн улыбается, льнет к рукам бойфренда, осторожно обнимает его в ответ, боясь сделать больно. Он смог закрыть тяжелые раны, дать ему силы жить и самостоятельно восстановиться, но не излечил до конца, потому что не умел. Выудил из головы самое действенное, но опасное заклинание, едва не пожертвовав собой ради любимого. В этом был весь Габи.

- Я не смог бы поступить иначе, - говорит парень, подтягивая одеяло и накрывая обоих. Он хотел остаться в этой комнате и в этой постели навсегда, рядом с Тоби, живым и выздоравливающим. Большего Габриэль не просил у Вселенной и Древних, они уже дали ему больше, чем он мог бы даже желать. И он не врал. Габи не смог бы, он никогда не простил бы родителей и весь ковен, если бы они его остановили. Габриэль был уверен, что его еще ждет впереди долгий разговор с матерью, возможно его пропесочат на общем собрании ковена, но он уверен, что поступил правильно, слушаясь свое сердце и действуя так, как оно ему велело.

- Ты должен мне только самое лучшее свидание, - улыбается маг, проводит носом по щеке, прижимаясь к плечу волчонка. Обнимает его крепко, позволяя его рукам лежать на шее, касаться плеч. Они оба вымотаны, оба почти без сил и вынуждены быть прикованными к постели, но если они будут вместе под одним одеялом, то Габриэль был совсем не против. – Я думал, что потерял тебя, - шепчет, едва сдерживая подступающий к горлу ком. Он действительно так думал. Продолжая вкачивать в обессиленное тело волка магию, умоляя всех богов и богинь помочь ему и вернуть Тоби к жизни, Габи думал что опоздал, что делает недостаточно, чтобы спасти его.

Ведь он тоже любит его, так сильно, что готов был сцепиться с целой стаей обезумевших оборотней. Габи прыгнул бы в жерло вулкана и вступил бы в схватку с Древними, если бы от этого зависела жизнь его волчонка.

- Как будто у тебя много жизней, болван, - улыбается Фонтейн, укладываясь рядом и помогая Тоби повернуться к нему. Снова тяжесть его головы на плече, теплые руки обнимают за талию, а горячее дыхание обжигает кожу даже через футболку. Габи необходима эта близость, чтобы жить дальше. Ему необходим Тобиас с его ворчанием и вечным недовольством ланчем в школьной столовой, с тем, каким суровым становится его лицо, если кто-то из стаи позволяет себе колкость в адрес Габриэля, как он улыбается, когда они видятся в коридоре или после уроков на парковке после целого дня загруженного учебой, тренировками и репетициями. Все это и многое другое было нужно юному Фонтейну, оно словно впиталось в него и его кожу, и теперь он не мог без этого существовать.

Целует волчонка в висок, осторожно проводя ладонью по спине, пытается выдавить из себя еще немного магии, чтобы дать ему еще сил, но не может. Ни капельки. Успокаивает себя только тем, что он устал, вымотан и выжат, и скоро его сила вернется, и Габриэль сможет снова помочь своему парню и восстановить его силы окончательно.

События прошедшей ночи кажутся каким-то жутким сном, который обрывками врывается в сознание парня, и Габи хотел бы выбросить все это из головы, но не может. Все еще жива перед глазами картина истекающего кровью белого волка, его глаза и звуки разрывающейся плоти под аккомпанемент воя и скулежа раненых волков. Страшно, и Габи жмется сильнее к Патерсону, обнимает его двумя руками судорожно вздыхая, потому что знает что сейчас расплачется, касается губами щеки, вдыхая волчий запах перемешанный с его комнатой, его запахом, и каких-то снадобий и лекарств.

- Пообещай мне больше не рисковать собой, - произносит он тихо, будто звучит в голове, а не говорит вслух. Жмется к нему сильнее, стараясь при этом не сделать больно, и ни в какую не собирается размыкать эти объятия, потому что Габриэль думал, что больше никогда не сможет их получить, никогда сам не сможет обнять Тоби, не услышит его голоса. Фонтейн младший склонен был драматизировать даже самые простые бытовые моменты, вроде пореза пальца, а сейчас он развил в своей голове все до таких масштабов, что если бы не теплая рука оборотня на его шее, то у него непременно разорвалось бы сердце. Но маг только издает тихий не то вздох, не то всхлип и прячет лицо на плече у бойфренда. Он и так насмотрелся на его заплаканную физиономию. Это не поможет его быстрее поправиться.
[nick]Gabriel Fontaine[/nick][status]сынка-корзинка[/status][icon]https://i.imgur.com/rnX5uM2.png[/icon][lz]<b>Габи Фонтейн</b> 17 лет, маг, инста-блоггер, папин сын, мамина гордость[/lz][sign]мама, хочу щенка[/sign]

0


Вы здесь » Arkham » Аркхемская история » [AU] будущее слишком корично