14.02 Новое объявление администрации, поздравительное. Непосредственно поздравления и признания ищите в блокноте приятностей.
11.02 Новое объявление: у нас праздник, но подарок, кажется, будет завтра ^^
Дорогие гости, добро пожаловать в «Аркхем». Мы играем мистику, фэнтези, ужасы и приключения в авторском мире, вдохновленном мистическими подростковыми сериалами, вроде «Волчонка» и «Леденящих душу приключений Сабрины», и произведениями Г. Ф. Лавкрафта.

На форуме может присутствовать контент 18+
Квест: призрачная охота

Множество активных героев, которые не побоялись рискнуть
Активисты недели:
Новый рекорд Аркхема:
Стоит обратить внимание:
Мы не знали, что здесь писать. Но что-то да надо было. Потому мы здесь и пишем. Если вы это читаете, значит будете знать, что др Илая наконец-то прошло!
полезные ссылки

Arkham

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Arkham » Сгоревшие рукописи » [AU] The Kitty loved pain


[AU] The Kitty loved pain

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

http://s7.uploads.ru/jIqLZ.gif     http://sd.uploads.ru/RzMTB.gif

Gavin Reed, RK900 (Ричард)
21.04.2039, вечер, Детройт.


Хэштег: я и моя консервная банка на задании.

[icon]http://s3.uploads.ru/yQRIr.gif[/icon][nick]Gavin Reed[/nick][status]way down we go[/status]

+4

2

[nick]Gavin Reed[/nick][status]way down we go[/status][icon]http://s3.uploads.ru/yQRIr.gif[/icon]
У Гэвина есть кофе, и всё вокруг больше не кажется таким дерьмовым. Ореховые сливки из кофейного автомата добавляют этому дню особого шарма. 

Он проходит мимо стола новоиспеченной четы Андерсонов. Будь Гэвин котом, обязательно бы фыркнул через плечо – слишком уж сладко они выглядели. Так сладко, что три ложки сахара в маленьком стаканчике кажутся баловством.

RK, что б его, 900 двигается бесшумно, но у Гэвина достаточно опыта по избеганию чужого общества. Он прячется за угол – в самый последний момент – и затихает, почти не дыша.

Очевидно, это было ребячеством.
Ещё более очевидно – глупостью.
Гэвину же было откровенно насрать.

Он дожидается, когда Ричард пройдет мимо. Молча, но с явным намерением отыскать его сегодня. Гэвину – и пусть никто и никогда об этом не узнает – нравится злить андроида. Нравится то, с какой детской непосредственностью тот сталкивается с новой эмоцией – или сбоем, или что они там переживают в такие моменты.

Они кружили друг напротив друга почти полгода.
Точнее, кружил – Ричард, а он лишь делал вид, что ничего не замечает, какую игру тот с ним ведет.
Старался, в общем-то, не замечать.
Просто устоять было сложно, слишком сложно. И потому Гэвин мучал – и RK, и себя. Изводил, доказывал непонятно кому, что этот разовый перепих был ошибкой, и повторного можно ждать – ещё минимум полгода; в действительности – до конца их никчемных жизней.

Ебаться с манекеном, тоже мне, ха.

По телу проходит дрожь – воспоминания слишком яркие, чтобы оставить после себя лишь размытое пятно. Гэвин помнит очень хорошо: звуки, запахи, прикосновения, такие, в которых, ни о какой бережной нежности первого раза не идёт и речи.

Херня это всё, полня херня.

Но в горле пересыхает, и Гэвин, прикрыв глаза, залпом выпивает кофе. Горло и язык обжигает, ну да и хуй с ним. Боль отвлекает, и игру в прятки можно продолжать.

* * *

Он почти справляется с этим днём – осталось только галочку поставить. А потом его в кабинет вызывает Фаулер, и не нужно гадать на то, кого именно Гэвин должен был там встретить.

Ричард стоит у стола, как всегда весь в своем идеальном, блядь, великолепии прямой спины, широко расправленных плеч и непроницаемого ебала.

Гэвин закрывает за собой дверь. Гэвин нервно облизывается. Гэвин прячет разом похолодевшие ладони в карманы джинсов.

Гэвин, блядь, нервничает, как школьница на выпускном.

- Я не знаю, что за игру вы тут устроили, - Фаулер не выглядит рассерженным, и это пугает больше всего. – Мне хватает сплетен об одних… - он коротко кивает на дверь, не говоря ни о ком конкретно, но Гэвин знает, кто имеется ввиду. – Вы давали лучшие результаты, и мне откровенно плевать на то, что вы там не поделили. С сегодняшнего дня вы занимаетесь теми «повисшими» дилерами «льда», возьмите дело из архива, пересмотрите улики, поступила новая информация и её нужно будет проверить. Произведете оперативно-розыскные мероприятия с внедрением в среду распространения «льда». Ориентировки вам выдадут позже. Всё ясно?

Гэвин кивает и выходит первым. Он не смотрит на Ричарда, не смотрит на Фаулера.

Тактику придется менять.

+2

3

[nick]RK900[/nick][status](not) just a machine[/status]
[icon]http://sh.uploads.ru/5kNYb.jpg[/icon]
Детектив Гэвин Рид ведёт себя как ребёнок, когда думает, что ему удаётся прятаться от бдительного пронзительного взора Ричарда. Как очень глупый ребёнок, если быть до конца откровенным. Это не должно вызывать никаких эмоций в идеальном андроиде, машине, не испытывающей чувств, но в нём – вызывает. Целый спектр. Тут и злость, и раздражение, и разочарование, и даже что-то вроде тоски, что уже совсем ни в какие ворота. Ричард раздражённо выдыхает и в очередной раз разбирает стопку отчётов. Продуктивность работы детектива Рида за последний месяц, с тех самых пор, когда он отважно решил прятаться от напарника по углам, упала почти на пятьдесят процентов, что, естественно, привело к увеличению нагрузки на андроида. Он не жаловался, он идеально бы справлялся с работой, даже если детектив Рид и вовсе перестал делать хоть что-то – если бы не эти тревожащие ощущения. Самым неприятным, впрочем, во всей этой ситуации, был не сам факт полного игнорирования совместной работы, а то, что Ричард никак не мог понять причины, по которой всё происходит так. Это сбивало, и его собственная продуктивность падала ниже допустимого уровня, и если всё так пойдёт и дальше, скоро с работой в полицейском участке придётся попрощаться им обоим – это он отлично понимает. Иногда ему даже удаётся убедить себя, что данная ситуация его беспокоит так сильно именно с точки зрения карьерного успеха. Слишком редко, к сожалению.
Со всем этим нужно что-то делать, и он бы, может, даже попытался обратиться за советом к Коннору, если бы не понимал, каким ударом по уверенности в себе может обернуться этот ужасный полный-жалости-взгляд-послушного-щеночка ТМ. Поэтому он гордо страдал в одиночестве.
Ровно до тех пор, пока Фаулер не вызвал их обоих к себе на серьёзный разговор. Услышав о том, что для них приготовлено особое задание, Ричард всего на одно, но отвратительно предательское мгновение почувствовал такое ликование, что едва не заключил старого полицейского в стальные объятия – к счастью, смог удержаться, ограничившись лишь лихорадочно мигнувшим жёлтым диодом, и тут же восстановил свой прежний невозмутимый вид. Демонстративно не смотрит на детектива Рида, вошедшего в кабинет, зная, что если взглянет хоть краем глаза, контролировать реакции станет гораздо сложнее. Он даже особенно не вслушивается в задание, автоматически фиксируя его во внутреннем компьютере. О сути задания он может подумать и позже.
- Всё ясно. Мы займёмся этим. Спасибо, - коротко кивает он Фаулеру, тем же самым кивком и прощаясь, и выходя из кабинета.
- Буду рад снова поработать с вами, детектив Рид, -  холодно, почти насмешливо произносит он, нагоняя Гэвина в холле у выхода из участка. И ставит перед ним стакан с кофе.

Отредактировано Gilbert Shaw (25-11-2018 23:13:57)

+2

4

Гэвин молится, чтобы шаги за спиной принадлежали не Ричарду. Коннору, Андерсону, Камски, Папе Римскому, но только не Ричарду.

Всё, что случилось между ними тогда - ошибка, как и его псевдоэмоции, псевдочувства и псевдореакции. Ошибка, чушь, ебаное дерьмо. И игра, которую он затеял - тоже дерьмо, хотя бы и потому, что стоя с ним в одном кабинете, не плечом к плечу, но близко, слишком близко, чтобы не ощущать блядских разрядов тока, проходящих по телу и сосредотачивающихся где-то в районе солнечного сплетения. Мешающих дышать, думать, жить.

Ебучие андроиды, ебучий КиберЛайф.
Ебучее, мать его, всё. В особенности - собственное желание провоцировать на эмоции, тянуться к ним, растворяться в них. Наслаждаться его замешательством, его растерянностью.

Им.

Этого было слишком много, и Гэвина перекручивало наизнанку. Хотелось нажраться в хлам и выбросить телефон в окно вместе с деньгами. Чтобы случайно не позвонить, чтобы не случайно не приехать.

Но как бы Гэвин не молился, это были шаги Ричарда. Это был Ричард.

Гэвин расправляет плечи, разворачивается, наклеивая на лицо свою самую неприятную улыбочку «рад-тебя-видеть-когда-же-ты-сдохнешь». Смотрит на кофе, смотрит на Ричарда, склоняет голову чуть набок, барабанит пальцами по подоконнику, рядом со стаканчиком - ещё немного, и точно по-кошачьи смахнет его нахрен. Просто потому что может это сделать.

- Мы и так работаем вместе, - говорит он и коротко, машинально, облизывает губы. Это выглядит как призыв, и Гэвина пугает это до чёртиков, потому что он не хочет - хочет - чтобы это выглядело так. Сейчас он хочет - это ложь - только провалиться сквозь землю, а ещё - сбежать. - Если у тебя проблемы с памятью, напиши КиберЛайф, чтобы прорезали тебе дополнительное отверстие. Вставим карту памяти, будешь по-старинке: память внутренняя, память внешняя. Какую себе оставишь, какую в КиберЛайф отправишь?

Это было ещё более глупо, чем месяц бегать от него по участку, но Гэвин нервничал. И нес чушь. И старался не думать - не смотреть - на него, потому что в последний раз их прямой зрительный контакт закончился в горизонтальной плоскости. Здесь из горизонтальных плоскостей был только пол, но...

Черт.

- Если ты не взял с собой материалы дела, то у меня нет причин просто мило пиздеть с тобой после работы. Я устал.

Скажи, что не взял. Скажи, что не взял, Скажи, что...

[nick]Gavin Reed[/nick][status]way down we go[/status][icon]http://s3.uploads.ru/yQRIr.gif[/icon]

Отредактировано Roderick Ambrose (03-12-2018 20:03:54)

+2

5

[nick]RK900[/nick][status](not) just a machine[/status]
[icon]http://sh.uploads.ru/5kNYb.jpg[/icon]
Ричард наблюдал за тем, как детектив Рид мельтешит, старательно сохраняя внешнее безразличие. Даже диод ни разу не мигнул – похвальное достижение, учитывая его запутанное эмоциональное состояние в последнее время. Насколько вообще возможно говорить об эмоциональном состоянии машины, разумеется. Вы когда-нибудь спрашивали ваш тостер, в настроении ли он жарить вам тосты на завтрак (или он бы предпочёл отжарить вас?)
Ричард вздыхает, готовится ловить стакан с кофе, который детектив Рид в своём приступе неуместного, ненужного бунтарства, едва не опрокидывает на серый ковролин – разумеется, нарочно. Стакан, впрочем, остаётся на месте – и это он может отнести на счёт своей маленькой победы. А в случае с таким невероятно упрямым, тупым, невыносимым (невыносимо притягательным) детективом Ридом любая, даже самая крошечная победа, засчитывается за настоящее Достижение с большой буквы.
- Если посмотреть на результаты, которые мы показывали в последний месяц, сразу становится понятно, что совместной работой это назвать нельзя. Совместная работа, детектив Рид, это та, в которую вкладываются оба, - ледяным тоном чеканит он, демонстративно не обращая внимания на несмешные шутки (или не шутки) про очередной разъём под карту памяти. Не обращая также внимания на это нервное – откровенная провокация вызывает короткое мигание диода – облизывание губ.
- Если вам так уж хочется что-нибудь мне вставить… - чуть понизив голос, многозначительно сверкнув глазами, добавляет он, и замолкает, оставляя провокацию, ещё более откровенную, висеть в воздухе. Он знает, что детектив Рид поведётся. Он всегда ведётся, а его реакции, даже с претензией на агрессию, всегда выдают его с головой.
Самой сложной задачей теперь оказалось не выискивать проявления этой самой реакции слишком уж откровенно. Ричарду действительно хотелось знать, как он отреагирует – вполне возможно, что первый восторг прошёл, и он не отреагирует никак, и тогда… А что тогда? Об этом он ещё не задумывался, и подобное предположение неприятно царапнуло какую-то микросхему внутри.
Впрочем, сохранить невозмутимый, максимально незаинтересованный вид, ему всё же удалось. Как и (почти) всегда. 
- У меня есть материалы дела, и… я уверен, что вас оно заинтересует. Вот, посмотрите.
Он протянул детективу пухлую папку с бумагами, вполне довольный своей предусмотрительностью, а также и тем, что отстал на несколько шагов, чтобы эту самую папку подобрать. Наживка заброшена, оставалось ждать, пока детектив клюнет на крючок.

+1

6

Он мысленно считает до десяти, но не успокаивается.

Рядом с Ричардом не работает ни одна психологическая поебота, которую им затирали на курсах повышения квалификации, куда Гэвин, собственно, попал по вопиющей ошибке бюрократической системы. И вместо того, чтобы пересматривать в тридцатый раз Секретные материалы, он ходил на лекции по психологии допроса, где от допроса было только слово на красочной брошюрке.

Счет не помогает. Дыхательные упражнения - нахуй. Подрочить - туда же. Купить навороченный вибратор с тридцатью двумя режимами и обозвать Ричардом - в жопу. Во всех смыслах. Переспать с левым парнем из участка, нажраться в дым и снять в клубе девиантнувшегося андроида с ебалом модели RK - сделано, поставить галочку, вычеркнуть из списка ебанутых поступков, которые он совершил за этот месяц, чтобы забыть произошедшее. Чтобы убедить себя, а потом и окружающих, что у него нихуя не стоит на андроидов в принципе, и на этого безэмоционального гандона - в частности.

И ведь даже диодом не мигнул, сучара, когда говорил.

У Коннора всё на лице написано, а этого - хуй прочтешь.
Учтивый, сдержанный, предусмотрительный.

Конечно, у него есть дело. Гэвину не стоило даже надеяться на такой расклад. Если бы не было, Ричард пошёл бы и пробил головой стену архива, чтобы добыть его вместе с описанными уликами. Такую напористость Фаулер ставил ему в пример, а Рид ебать хотел такие примеры.

Или хотел, чтобы такие примеры ебали его.
Ну пиздец теперь.

Гэвин быстро пролистывает папку, не особо вникая в текст.

- Надеюсь, отцифрованный вариант ты загрузил в свою пустую башку, - цедит он недовольно. Все планы на вечер - сериал в обнимку с банкой пива и чипсами из близлежайшего супермаркета - идут по пизде, и это очевидно, как то, что Ричард не станет выслушивать его предложение поработать в команде, но на расстоянии. Впрочем, Фаулер тоже не погладит по головке за такую инициативу.

Выбора, в общем-то не оставалось.

- Мы читаем материалы, перепроверяем улики, определяемся с тем, как будем действовать завтра и ты валишь в свою коробочку с проводами, окей? - Рид подхватывает картонный стаканчик и выпивает кофе залпом, совершенно забыв о том, что собирался морозить Ричарда и его попытки подкупа. Идеальным, блядь, кофе, между прочим. - И никакого прощального секса и вот этой всей хуйни. Я ясно выразился?

Поднимая эту тему, Гэвин ступает на охуенно тонкий лёд.
Для него это не в новинку, но раз уж такая удачная игра «поймай-меня-если-сможешь» сорвалась, сейчас лучше расставить все точки. Пускай даже тело - от одной только короткой вспышки-воспоминания - предательски сдаёт его, в очередной раз капитулируя под напором Ричарда.

Посмотреть материалы и разбежаться, ага, как же, Гэвин.
Они оба знали, что так просто всё не закончится.
И это тоже было частью игры.[nick]Gavin Reed[/nick][status]way down we go[/status][icon]http://s3.uploads.ru/yQRIr.gif[/icon]

+1

7

[nick]RK900[/nick][status](not) just a machine[/status]
[icon]http://sh.uploads.ru/5kNYb.jpg[/icon]
Ричард раздражается. Он особенно отчётливо ощущает это чувство, во-первых, потому, что не должен его ощущать – ни одна послушная машина не должна; а во-вторых, потому что он не может понять, что злит его больше – откровенное пренебрежение детектива Рида к делу – интересному, между прочим, делу, такой тип расследований был одним из его любимых; или такое же точно – недопустимое, непозволительное пренебрежение к нему лично. Он недовольно цокает языком и забирает бумаги, усилием воли подавляя желание прижать детектива к стене и потребовать ответов, предпочтительно, невербальных – вот прямо здесь и сейчас. Полицейский участок всё же не лучшее место для выяснения отношений, тем более перешедших некую… черту. Чёртову черту.
Ричард тихо, почти неслышно, но весьма цветисто выругивается себе под нос, а затем смотрит всё так же невозмутимо. Ему удаётся – пока ещё – взять себя в руки и обрести хоть какой-то контроль над собой. Проблема заключается лишь в том, что он не уверен, что ему стоит это делать, а если да, то что его хватит надолго. В последнее время сбои происходят всё чаще.
- Разумеется, я загрузил электронный вариант. Но учитывая вашу любовь к… традиционным методам ведения дел, подальше от оцифрованных данных… - Ричард допустил в голос нотку неодобрения, достаточно заметную, и фразу не продолжил, потому что не видел смысла.
- Что же касается вашего плана - он включает в себя меры, нацеленные на повышение продуктивности – это похвально. Но в вашем плане есть некоторые погрешности, которые необходимо учитывать для успешного ведения дела. Например, сейчас я могу с вероятностью в 98,9 процента утверждать, что… - Ричард плавно, почти незаметно делает шаг вперёд, оказываясь с детективом лицом к лицу и приподнимая того за подбородок, заставляя взглянуть на себя. -… этот самый «прощальный секс», как вы сейчас изящно выразились, поможет вам наконец сосредоточиться на деле, а не на вашем старательно, но вполне безуспешно подавляемом желании. 
Он едва не добавляет, что ему бы самому тоже не мешало бы сосредоточиться на деле, а не на этих идиотских, абсолютно непродуктивных мыслях. И что он сам крайне заинтересован в этом сексе, и ещё желательно, чтобы он оказался не «прощальным», а, скорее, «приветственным». Впрочем, он молчит, только нервно мигает диодом. Делает несколько коротких вздохов, будто решаясь на что-то, и, наконец, хрипловато выдаёт:
- Я заказал такси. Просмотрим материалы дела в баре. Да, пресекая ваши возможные вопросы, -  можете воспринимать это как приглашение на свидание, или как вам угодно ещё. Нет, возражения не принимаются. Пойдёмте, детектив, машина ждёт.
Он останавливается в дверях участка, разворачиваясь к ним спиной, и ждёт, пока детектив Рид к нему присоединится. В противном случае, он уже почти решился закинуть того на плечо и отнести в такси против воли. Им действительно предстоит многое выяснить между собой, прежде чем приняться за работу. Всё исключительно ради повышения продуктивности, разумеется.

+1

8

Киберлайфовый ублюдок всё-таки делает это.

Гэвин сглатывает громко, хочет перехватить его руку и отодрать от подбородка, но останавливает себя. Вовремя. Напоминает, чем закончилась их прошлая драка, и пластиковые пальцы в заднице, между тем, такой себе трофей - на полочку в участке не поставишь и перед коллегами не прихвастнешь. Гэвин молчит, замирает, глядя не напугано, но дико. Гэвин дышит через раз, пытаясь справиться с нахлынувшими чувствами и не-чувствами от одного только блядского прикосновения. И вариантов развития осталось только два, как у этих не девиантнувшихся кукол: дать в ебало или просто дать.

Вероятности у него там. Погрешности. Сосредоточение на деле. А сам диодом мигает, как течная сука, и голос сбоит. Сорвался всё-таки, не удержал своего безупречно каменного выражения лица. Гэвин скалится, но не успевает сделать или сказать хоть что-нибудь - Ричард отступает назад, как обычно первым. Как обычно, решая за обоих; как обычно, подзывая его к себе. И Гэвин хочет пойти, потому что... Почему вообще должна быть причина? Он просто хочет - Ричарда, прощально не-прощальный секс и перестать прятаться по углам.

Ну и кто тут ещё течная сука, Гэвин Рид?

- Нахуй материалы дела, - просто говорит он и, оттолкнувшись от стены, направляется в сторону Ричарда. Останавливается напротив, слишком близко, чтобы счесть это расстояние безопасным. Ухмыляется, глядя за нервно помигивающим диодом. Это дает ему преимущество, потому что без диода угадать то, что у пластикового уебка на уме, было невозможно. Гэвин стряхивает несуществующие пылинки с его груди, делая вид, что не заметил, как дрогнули его собственные пальцы. Как от удара током. - Расскажешь мне утром что к чему.

Гэвин говорит это - специально. И, пройдя мимо, задевает плечом - тоже специально, потому что выбитый из равновесия Ричард - это то его guilty pleasure, это то, что заводит, сильнее любых прикосновений.

В такси он оказывается первым и, пока Ричард не успевает что либо сказать или сделать, перебивает адрес точки назначения на адрес собственной квартиры. Потому что хочет забрать у него эту блядскую инициативу и показать, кто здесь папочка. Второй, после Хэнка Андерсона, разумеется.

[nick]Gavin Reed[/nick][status]way down we go[/status][icon]http://s3.uploads.ru/yQRIr.gif[/icon]

Отредактировано Roderick Ambrose (04-01-2019 12:53:20)

+1

9

[nick]RK900[/nick][status](not) just a machine[/status]
[icon]http://sh.uploads.ru/5kNYb.jpg[/icon]
Ричард… не ожидал, что всё кончится так легко. Он приготовился морально к длительной, изнурительной борьбе, и когда этой самой борьбы не оказалось, он ощутил лёгкий сбой системы. Даже замер на мгновение, не зная, что сказать и что сделать. Оставалось лишь надеяться, что его челюсть не слишком заметно отвисла – показывать детективу Риду, что тот смог выбить его из колеи, хотелось меньше всего на свете. Даже меньше, чем поехать в бар и действительно заняться разбором материалов дела, откладывая напоследок ту самую кучу приятных вещей, которую ему бы хотелось сделать с этим невыносимым человеком.
Детектив Рид приближается, и касается,  его, и Ричарду приходится сжать зубы крепко-крепко, чтобы не позволить взволнованному вздоху вырваться из груди, чтобы не прижать детектива к стене прямо здесь, перед входной дверью в полицейский участок – его выдаёт очередное нервное мигание диода, да наверняка заходившие по щекам желваки. Спасибо КиберЛайф, хоть зубы не скрипнули.
Ричард даже не прощается с коллегами, как это делает обычно. Соблюдать протоколы вежливости, просто потому, что так запрограммировано – сейчас всё это отходит на второй план. А то и даже на третий. Он смотрит на пальцы на своей груди завороженно, тянется к ним, забываясь, где он находится, и что можно позволить себе прямо здесь и сейчас, а что нет – и в это время детектив Рид перехватывает инициативу. Отталкивает его от выхода плечом, и проходит в такси первым. И они едут не в бар – отнюдь нет.
- А вы умеете удивлять, детектив, - коротко насмешливо признаёт Ричард, сидящий на сиденье абсолютно прямо. Его колено и бедро слегка касаются колена и бедра Гэвина, и он сейчас не может понять – это расстояние – это непозволительно близко, или слишком уж далеко. В любом случае, попытки сосредоточиться на созерцании мрачноватых детройтских пейзажей, попытки мысленно рассортировать материалы разных дел по папкам, пока выдалась свободная минутка, да и вообще попытки подумать о чём бы то ни было, кроме этого самого то ли случайного, то ли нарочного, прикосновения колена, оборачиваются сокрушительным провалом. Ричард коротко рычит и отворачивается к окну, молчит всю дорогу и на детектива демонстративно не смотрит. Только чёртов диод всё мигает и мигает предательски. Он мрачно вспоминает, как, только придя в участок, обрушил на Коннора целую волну неодобрения за неуставные отношения, а ещё за тягу к людям – катастрофически несовершенным. Что бы сказал сейчас Коннор? Сочувственно похлопал по плечу?
Поездка кажется ему катастрофически долгой, едва не в тысячелетие длиной («семнадцать минут шесть секунд, даже получаса не было», -  гласит неумолимый счётчик такси). Они расплачиваются и выходят. Поднимаются на нужный этаж в неловком напряжённом молчании. Стоит только входной двери захлопнуться за их спинами, как Ричард нехорошо ухмыляется и мощным толчком вжимает детектива спиной в стену прихожей, не позволяя ни скинуть куртку, ни разуться.
- Надеюсь, вы понимаете, что нарвались на серьёзные неприятности, детектив, - безжалостно ледяным тоном произносит он. И его диод мигает уже даже не жёлтым – красным.

+1

10

Весь путь от полицейского участка и до квартиры Гэвин задавался серьёзным философским вопросом: а почему, собственно, они не могут потрахаться прямо в такси? В смысле это понятно, что они служители закона, у них есть профессиональная этика, обязанности и нормы поведения, но когда его вообще такое волновало? Компьютеризированному такси должно быть поебать на то, чем занимаются двое пассажиров на заднем сидении, если они платят деньги.

Гэвин думал о сексе в такси с моральной и профессиональной точки зрения, пытаясь унять дрожь нетерпения в руках. Раз уж он пошёл на это вновь, то хотел бы получить всё. Нет, больше, чем всё. Он хотел Ричарда, целиком и полностью - с нервно мигающим диодом, электронно сбоящим голосом, остекленевшим взглядом, сползшим на руках скином. Хотел разбить, уничтожить, стереть в порошок всё то, чему он когда-либо был верен. Всё то, что в него вложили.

До квартиры они идут в молчании. Гэвин двигается больше механически, отсчитывая шаги, судорожно ищет в кармане ключ-карту, чувствуя как взгляд Ричарда скользит по затылку, плечам и спине. Так ощутимо, что проведи ему по спине лезвием, он и глазом не моргнул бы. Закрытая дверь отделяла их от чистого безумия; в неярком освещении холла свет диод окрашивал всё вокруг жёлтым. Ричард был на грани, Гэвин был на грани. Блядская ключ-карта никак не желала срабатывать в его подрагивающих руках.

Один шаг за порог, и через секунду он подпирает собой стену, а Ричард отрезает любые пути к отступлению. Тело реагирует раньше, предательски сдав его тогда, когда нужно было проявить твердость. Подобие твердости. Поиграть в недотрогу чуть дольше, чем двадцать минут в авто.

- И что? - спрашивает Гэвин хрипло и скалится в лицо, зная что выглядит дико в красных отблесках мигавшего диода. - Прочитаешь мне лекцию о том, как следует себя вести, чтобы не расстроить свою пластиковую куколку?

Ебучая «пластиковая куколка» выглядела дико взбешенной, и Гэвину это нравилось.
Потому что ебанутый. И всегда им был.[nick]Gavin Reed[/nick][status]way down we go[/status][icon]http://s3.uploads.ru/yQRIr.gif[/icon]

Отредактировано Roderick Ambrose (20-01-2019 21:08:57)

+1

11

Детектив Рид сдаётся, и Ричард ощущает это каждой своей микросхемой. Детектив Рид может сколько угодно рычать, огрызаться и выглядеть вызывающе, но Ричард чувствует, как его нервное напряжение отступает. Уступает дорогу напряжению другого рода.
Ричард ухмыляется снова. Теперь он не чувствует растерянности, он знает, что он должен сделать. Что он хочет сделать. И ещё – он наконец понимает, чего именно сейчас хочет детектив Рид. В его поведении всё ещё остаётся масса непонятного, конечно, но в настоящий момент это всё отходит на второй план.
- Эта лекция будет…невербального толка, - сообщает ему Ричард максимально невозмутимо – для своего нынешнего состояния, разумеется. – Но без орального вмешательства всё же не обойтись.
Он укладывает одну ладонь на горло детектива, чуть сдавливая, а затем склоняется к нему, целуя  - не мягко и просительно, вовсе нет. Этот поцелуй сминает губы, сметает все преграды на своём пути. Это поцелуй захватчика, победителя. Пальцы сжимаются на горле чуть сильнее, он кусает Рида за губу, ощущая во рту привкус крови – такой живой, такой… человеческой.  Оторваться ему удаётся с трудом, но всё же это необходимо – необходимо снять верхнюю одежду, обувь, пройти в комнату, в конце концов.
Разумеется, со всеми этими коридорными ритуалами он справляется первым. Первым же проходит в комнату, где методичными движениями смахивает с кровати коробки из-под еды, пустые пивные бутылки, гору одежды, гору какой-то бумаги непонятного назначения… За такой механической работой ему удаётся отвлечься от непонятно откуда взявшегося волнения.
Впрочем, от своего желания он отвлечься не может, да и не хочет, если быть до конца откровенным. Поэтому он, впервые, наверное, демонстрируя своё нетерпение, ловит детектива Рида на полдороге, помигивая диодом, роняет того спиной на кровать, нависает над ним... Всё происходит как в замедленной съёмке, сопровождаясь многочисленными сбоями во всех возможных программах. Ричард лишь надеется, что микросхемы не начнут плавиться от перегрева. Показания датчиков наверняка зашкаливают, но ему на это сейчас наплевать. Гораздо более его волнуют показания датчиков, касающиеся детектива Рид:  страх – пять процентов, волнение – пять процентов, возбуждение – девяносто процентов, исходя из частоты сердцебиения, дыхания, а также температуры тела.
- Итак… - вкрадчиво начинает он, красноречиво замолчав. Ладони скользят по груди и животу детектива, ускоряя движение внутреннего мотора ещё на сколько-то грёбаных единиц. А затем он парой коротких, точных движений расстёгивает его ремень. Джинсы. И тянет вниз. 
[nick]RK900[/nick][status](not) just a machine[/status]
[icon]http://sh.uploads.ru/5kNYb.jpg[/icon]

+1


Вы здесь » Arkham » Сгоревшие рукописи » [AU] The Kitty loved pain