Horror News №3запахло весной
Две неделиДиснеевских мультфильмов
Poenitentia: Aurelion Rodricks до 23.09
DARK FATE I: Misty Malone до 23.09
DARK FATE II: Aaron Ryder до 20.09
«— Только не говорите, что у вас тоже имеется... подвал? — веселый полутон, столь неуместно возникший в данной ситуации, оборвал скрип приоткрывающейся двери, от которого по коже пробежалась волна мурашек. » (с) Ромейн читать дальше

day at the museum.
Riley Griffin & Theo Ives

Дорогие гости, добро пожаловать в «Аркхем». Мы играем мистику, фэнтези, ужасы и приключения в авторском мире, вдохновленном мистическими подростковыми сериалами, вроде «Волчонка» и «Леденящих душу приключений Сабрины», и произведениями Г. Ф. Лавкрафта.
Aiden

Ведение сюжетных квестов, анкетолог, местный тамада-затейник, мастерски орудует метлой правосудия.

Debora

Анкетолог, в активном поиске брутального мужика с бородой. Консультирует по вампирам, оборотням, магам, вендиго и древним, а также тёмной ночью может подержать за коленку.

Jennifer

Ведение сюжетных квестов. Консультирует по драконам и на тему того, как выжить в тяжелые будни Аркхема.

Misty

Анкетолог, изредка тамада-затейник. Расскажет о том, как размножаются русалки (без икры). Консультирует по магам, перевертышам, суккубам и древним.

Arkham

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Arkham » Сгоревшие рукописи » if love is a white dress


if love is a white dress

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

https://i.yapx.ru/D3X1R.gif https://i.yapx.ru/D3X1r.gif
...well, hang me in rags

Alycia & Letha Moore
26.11.2018, 11:26 Бостон


шопинг и разговоры

+3

2

Бостон если и нравился Алисии больше Аркхема, то ненамного, и потому дел она там, обыкновенно не вела – по крайней мере сама. Бизнес есть бизнес, и делами благотворительного фонда (обыкновенно, юридическими, а не финансовыми) здесь занимались специально нанятые поверенные. Сама леди Мур если и посещала самый крупный город штата, но редко и неохотно. Однако, одного у Бостона было не отнять. Магазины там были вполне себе приличные. То есть, конечно, если забыть о Париже, Милане, Лондоне или Нью-Йорке, куда дамам из семьи Мур лучше было не соваться.

Мелькнуло мимо предупреждение об ограничении скорости и «осторожно, дикие животные», поэтому Алисия чуть сбавила нажатие на педаль газа, задумчиво постучала по рулю и бросила взгляд на сидящую рядом сестру. Лета сидела в наушниках, удобно устроившись и прикрыв глаза. На счастливую невесту она не слишком походила, но, возможно, Алисии просто хотелось так думать. Сам факт брака сестры вызывал у ведьмы острую боль, сродни зубной, а уж если к нему добавить и все эти отягощающие обстоятельства вроде ритуала… Впрочем, это не значило, что стоит нарушать традиции. А традиция гласила, что для свадьбы нужен жених, нужна невеста, нужен священник и просто необходимо – возможно, больше, чем все прочее – свадебное платье.

Алисия не могла не думать о том, что происходи все дома, платье Лете шил бы какой-нибудь в меру известный кутюрье. Когда замуж выходила сама Алисия, Вивьен, которая была, прямо скажем, тоже не в восторге от жениха, лично выбрала дизайнера и безжалостно критиковала эскиз за эскизом. Это тоже была традиция. Поэтому когда Алисия подняла трубку, чтобы позвонить сестре, первым, что она у нее спросила было: «Что с твоим свадебным платьем». Оказалось – ничего. Ведьма подозревала, что будь на то воля Леты, она пришла бы на собственную свадьбу в джинсах и майке. И в бейсболке вместо фаты. Поэтому в один прекрасный (или нет?) день они обе собрались, погрузились в машину и отправились в Бостон, чтобы купить для следующей миссис Фонтейн (даже если она не намеревалась так называться) что-нибудь приличное. Хотя бы немного.

- Скоро приедем, - сказала Алисия. Она вновь бросила на Лету косой взгляд, протянула руку, выдернула наушник из ее уха и повторила. – Скоро приедем. Выбрала магазин, куда поедем в первую очередь?

+3

3

Задранные ноги затекают на переднем сиденье кожаного салона, Лета их не убирает, держит в скрюченной, неудобной позиции, пока они не затекают, затем распрямляет их, чувствуя под кожей буравящий рой мурашек. Она любила так делать, будучи еще миниатюрной, всегда слишком громкой версией себя. Впрочем, не так уж она и изменилась с того возраста. У Леты внезапное хорошее настроение. Она наслаждается даже дождем, что упорно стучится в окно, размазывая блеклую картинку осени и остающихся позади машин, потому что Алисия обгоняет всех, вдавливая педаль газа до предела. Они мало разговаривают по дороге, хотя времена отчаянные – Коул уехал, оставив между собой и Летой груз недосказанности, коллекцию эксцентричного постельного белья и ключи от «Лавки Дурных Снов», в которую ведьма пока не осмелилась наведаться, перебросив ответственность на малочисленных работников. Место подружки невесты вакантно, и после сбежавшего брата и усопшей лучшей подруги, наверное, логично отдать его Алисии. И, наверное, не зря. Младшая Мур забыла о том, о чем невестам забывать не положено, но свадебное платья казалось такой незначительной, не достойной внимания формальностью, что она была искреннее удивлена возмущению Алисии на этот счет.

Да, у меня нет платья, Алисия. Но я могу быть в том черном от Фенди, от которого ты устала.

Не потому что черный траурный, а потому что Лета не может начинать думать о свадьбе, как об официальном мероприятии, скрепляющим союз двух влюбленных сердец. Не в ее случае.

- Можем начать со стоковых магазинов, - говорит Лета, вынимая оставшийся наушник. Конечно же, она издевается. Лицо Алисии наполняется праведным ужасом и вызывает у Леты приступ хохота. Позора в виде пожелтевшего платья, найденного среди старого лохмотья в месте, где одежду покупают бедные иммигранты и бездомные, она не переживет. Как и весь род Муров, вероятно.

- Ладно, я шучу. Давай в салон Веры Вонг, - Лета смотрит адрес в телефоне и вписывает его в навигацию, - девять минут езды отсюда. Коул любит Веру Вонг.

Ведьма сомневается, что Алисия относится с теплом хоть к чему-то, что связанно с бракосочетанием. Совместная поездка за свадебным платьем - самый сестринский поступок, который только можно ожидать, если брать во внимание их чудесные отношения.

- Могу только представить кто шил платье для тебя. Если бы ты его сохранила, было бы одной проблемой меньше. Мне-то все равно.

+3

4

Иногда Алисии казалось, что главным удовольствием для ее младшей сестры была возможность хорошенько разозлить старших и, соответственно, ее тоже. Почему Лете так хотелось стоять особняком от всех Муров кроме Коула, Алисии было, вообщем то, понятно. Матриархальные традиции рода задавали слишком жесткие рамки и если Алисия умела в них выживать, то характер Леты заставлял ее идти напролом, ломая на своем пути все. И то, что ей не нравилось, и то, что нравилось. Потом, после, стоя среди осколков и обломков, сестра могла ощутить горечь, но чаще она просто старательно убеждала себя, что все что было сломано – отвратительно ей. Способ спрятаться не хуже, чем у Фионы, что жила среди своих правил и традиций или же у Вивьен, грешащей тем же. Хорошо ли Лете жилось в своем отвержении? Иногда Алисии хотелось ее об этом спросить, но она не спрашивала.

- Хочешь в сток – поедем в сток, - покладисто ответила ведьма, вновь сбрасывая скорость. Они въезжали в какой-то пригород Бостона. Алисия видела щит, но не успела прочитать название. – Это твоя свадьба. Я, правда, думала, ты выберешь Вивьен Вествуд, Вера Вонг недостаточно эпатажна, на мой вкус. Но почему бы и нет?..

Алисия затормозила. Через дорогу пробежала ватага школьников. Школы рядом не оказалось, желтого автобуса тоже, поэтому осталось неизвестным что здесь делали дети в таком количестве. Алисия бросила взгляд на сестру. Интересно, она и правда собирается стать матерью наследника рода Фонтейн? Серьезно? Она, леди Алета Мур? Было в этом что-то противоестественное.

- Ну а как ты сама думаешь? – хмыкнула ведьма, отвечая на вопрос сестры. – Помнишь, где я венчалась? Конечно же, это был МакКуин. Какая досада, что его больше нет… И я, между прочим, его сохранила. Подарить? Оно, правда, отнюдь не залог счастливой семейной жизни, но, по крайней мере, будет забавно, если уж ты решила пойти по моим стопам.

+2

5

Платье Алисии будет неудобно жать в бедрах и висеть на груди, учитывая, что Лета фигурой и умениями принимать жизненно важные решения пошла в папу и, конечно же, не забывая о количестве сладостей, найденных в готическом замке Фонтейнов. Лета уверена, что сестра в белоснежном, красиво обволакивающим каждый изгиб стройного тела, платье, в фате из тонкого кружева и букетом девственных ландышей или объемных гортензий, похожа на святую на фреске и в свой знаменательный день слепила всех, как лучистое солнце в зените. Лета думает, что возле Элайджи кто-то вроде старшей Мур будет смотреться гораздо органичнее, гораздо правильнее долговязого и нескладного ребенка. Само присутствие подобной мысли вызывает у ведьмы панику. Ей же должно быть все равно, черт.

- У семейной жизни совсем иное значение, когда это касается Элайджи Фонтейна. Не думаю, что даже зачарованное платье мне поможет, - физическая связь через ритуал, медведь-любовник, блог с миллионом подписчиков, целый дом двадцатилетних, слегка потерянных детей и гора недосказанности. Ее семейная жизнь будет напоминать реалити-шоу.

Они доезжают до торгового центра, инсталляции в витринах с хэллоуинских сменяются рождественскими, возле которых останавливаются восторженные туристы, сквозь приоткрытое окно автомобиля сочится запах горячего шоколада и корицы. На переполненной парковке Алиса находит свободное место, потому что Алиса всегда находит то, что ищет, даже в условиях надвигающихся человеческих праздников и радостного хаоса на улицах большого города.

- Мы же зайдем на чашку какао? Смотри, у них есть лакричный магазин!

Даже утро понедельника не остановит толпящихся на первом этаже детей и туристов от праздничного шопинга. Лета подхватывает всеобщее настроение и почти решает отправиться в магазин сладостей, но вовремя останавливается, для разнообразия не давая поводов для сокрушенных взглядов сестры.

- Нам на четвертый этаж, - говорит, грустно поглядывая в сторону детей, набивающих свои маленькие рты мармеладом и карамелью.

+2

6

Глубокомысленно замечание сестры о нюансах семейной жизни вызвало у Алисии легкую усмешку. Вряд ли она могла представить собственной опыт, как эталон, однако и Лета, которая прожила под одной крышей с мужчиной без году неделю, вряд ли могла считаться в этом вопросе специалистом. Впрочем, некоторые вещи стоило взять на заметку. Например то, что очень счастливой от своего осознанного упрямого выбора сестра вовсе не выглядела.

- Иногда помогает полное отсутствие какого либо платья, - отвлечено заметила ведьма. И тут же добавила. – Хотя, конечно, не на свадебной церемонии.

Ее собственная свадьба всплывала в памяти Алисии размытыми картинами. Мрачный готический собор, в котором, если когда и проводили свадебные обряды, то было это, должно быть, еще во времена, когда на этом месте стояло языческое капище. Тонкое кружево фаты, все время сползающее куда-то не туда. Асгейр, одетый в белоснежный костюм, которого, казалось, забавляло решительно все – начиная с самого места бракосочетания, заканчивая невестой и гостями. И постоянное, бьющееся рефреном в виски чувство, что она добровольно идет на заклание. Ей даже показалось, что священник прячет за спиной нож. Нервы, что поделать. Все девушки нервничают перед свадьбой.

Торговый центр с его крикливыми вывесками, уже раскрашенные гирляндами и рождественским настроением, вызвал у леди Мур лишь тяжелый вздох. Право же, она предпочла бы отдельный бутик, а не это недоразумение с толпами снующих туда-сюда бездельников, орущих детей и навязчивой музыкой. Даже эскалаторы и автоматические двери вызвали свой презрительный взгляд. Однако, ближайший бутик Веры Вонг и правда располагался здесь, так же как еще несколько, что, конечно было куда удобнее нарезания кругов по городу и отчаянного поиска парковочного места. Лета возбужденно смотрела по сторонам и восторг ее вызывала явно не перспектива примерки нарядов.

- С зефирками? А потом ты сядешь на диету, чтобы влезть в свадебное платье? – фыркнула Алисия. – Если ты забыла, то в нашей семье только маман и Коул могут есть все, что угодно и не толстеть. Хотя, откровенно говоря, насчет маман у меня есть сомнения. Мне кажется, варит для себя какие-то особые зелья, когда никто не видит. Ты с ней разговаривала, кстати?

Вопрос не был риторическим. Алисия знала сестру достаточно, чтобы понимать – она могла поддерживать связь с сестрами и братом, с отцом, но перед матерью то ли робела, то ли и правда считала ее исчадием зла и относилась соответственно. Вивьен же была достаточно горда, чтобы не сделать первый шаг к примирению, когда ее благие намеренья оставили недооцененными. Холодная война, временами переходящая в активную фазу, продолжалась уже достаточно долго, чтобы ее можно было вот так, запросто прекратить, и Алисия вовсе не ставила своей целью мир в семье Мур. Однако, в данный момент, им все же требовалась некая… целостность. Пусть ведьма и не совсем понимала, как этого добиться.

Они поднялись на четвертый этаж, лавируя между потоками людей. Мимо Алисии пронеслись два генеративных подростка на каких-то странных приспособлениях с огромными колесами. С высокого стеклянного потолка свисали огромные звезды золотого, алого и, почему то, кислотно-зеленого цвета. Под свадебные бутики была выделена половина этажа. Платья в витринах поражали своим разнообразием. Короткое платье в стиле «панк» соседствовало с платьем, выплывшим, судя по виду, из времен Марии Антуанетты.

- Ну так как? – спросила Алисия сестру за миг до того, как они шагнули в гостеприимные двери бутика. – Готова бросить себя на растерзание, чтобы порадовать мистера Фонтейна?

Отредактировано Alycia Moore (22-05-2019 09:26:12)

+2

7

Если короткие сообщения раз в день можно назвать полноценным общением, тогда да - Лета разговаривала с Вивьен, но она предпочитает избегать настоящего разговора, опасаясь, что не найдет в себе сил смотреть матери в глаза и ни разу не вздрогнуть, когда Вивьен начнет ее расспрашивать, а еще больше она беспокоится, что мать таки одобрит ее решение, получив то, на что лишь намекнула в начале октября на ужине у Фонтейнов. Потому что если Вивьен с ней соглашается, значит Лета делает именно то, что нужно матери, а первым и главным инстинктом в отношениях с Вивьен всегда было поступать совершенно противоположно всем ее наставлениям. Напряжение между ними образовывалось годами, как затяжной инкубационный период перед болезнью, выливаясь в конце во вражду, в которой уже непонятно зачем, почему и ради чего. С момента, когда Лете исполнилось тринадцать и она решила, что семья втиснет все девичьи мечты в жесткие рамки, закроет ее в огромном доме с тщательно приготовленным перечнем того, что нужно делать и как нужно жить. Сейчас, она закрывает себя сама, предварительно устраивая пышный праздник. Не стены поместья ее пугают - оттуда она может сбежать когда угодно, пугает то, что она не хочет никуда уходить.

- Я не знаю что ей сказать, - честно отвечает на вопрос сестры, но смотрит не на нее, а куда-то в сторону. С Алисией они тоже не лучшие подружки, но Коул уехал, и ведьма вдруг находит в себе странную нужду быть ближе к ней. Особенно сейчас.

Лета успевает только закатить глаза на острую ремарку об Элайдже, потому что к ним быстро приближается улыбчивая девушка-консультант, со светящимися от бледно-розового хайлайтера скулами, с высоким, туго завязанным конским хвостом, вытягивающим ее открытое лицо в длинный овал. Она выглядит так, как будто готова провести церемонию бракосочетания прямо в магазине, среди остальных таких же одинаковых консультанток, которые осыпали бы невесту искусственными, как их улыбки, лепестками пионов.

- Я могу чем-то помочь? - спрашивает девушка дежурным тоном после вежливого приветствия.

На Лету внезапно сваливается реальность происходящего, она несколько секунд стоит, как вкопанная, удивляясь самой себе и тому, что собирается вырваться из ее рта.

- Мне нужно платье, - что логично, находясь в бутике свадебных платьев. Лета чувствует себя очень-очень глупо, мечтая сбежать на нижний этаж к школьникам или пнуть Алисию вперед, пусть разбирается, - и ваш совет, вероятно.

Согласие призывает консультантку к незамедлительным действиям, Лета бросает на сестру слегка перепуганный взгляд.

- Кажется, я только что сильно вляпалась. Спасай.

На руках ведьмы быстро оказывается ворох из различных тканей, она теряется среди колючего фатина, гладкого шифона и глиттера, пропуская мимо ушей почти все, о чем пытается рассказать ей улыбчивая девушка. Спустя минуту в глазах рябеет от количества белого вокруг, все кажется ей совершенно одинаковым.

- Погоди, - как можно вежливее останавливает девушку от дальнейших советов о том, что на худощавой фигуре Леты лучше всего делать акцент на длинных ногах и, если в бедрах чуть поубавить, то у нее есть отличное предложение, - Алисия, просто скажи мне, что тебе что-нибудь приглянулось.

+2

8

Ответ Леты, неожиданно честный, заставил Алисию ненадолго сбиться с шага. Что-то подобное она и предполагала, но почему-то оказалась не готова к внезапной откровенности. Посмотрела на сестру долгим странным взглядом, но лишь дернула плечом, сама не зная, что хочет сказать этим жестом – выразить презрение к страхам Леты или понимание к ним. Говорить с Вивьен всегда было… сложно. Даже ей, самой послушной дочери. Впрочем, нет. Титул «самой» всегда носила Фиона, к чему бы этот титул не прилагался.

Консультанты за стеклянными дверьми магазина были безупречно одеты, со вкусом накрашены, и имели глаза голодных хищников, перед которыми помахали куском мяса. Алисия только покачала головой, выражая все свое отношение к выбору свадебных платьев в магазинах вообщем и конкретно в этом в частности. Присела на диванчик и взялась было за журнал, как услышала глаз вопиющего в пустыне. Ну или жалобный писк, это как посмотреть.

- Напомни мне, чья это все-таки свадьба? Просто на тот случай, если все-таки моя, я бы хотела знать заранее и подготовиться морально, – ведьма отложила экземпляр «Космо», который обещал ей десять способов приготовления «Дайкири» и столько же советов к пополнению зимнего гардероба. Она поднялась на ноги, подошла к заваленной тканями сестре и провела по одному из платьев, что демонстрировала консультант пальцами. Атлас поблескивал в белом свете ламп. – Мы посмотрим что-нибудь из газа. Есть в новой коллекции что-нибудь из газа?

Консультант уверила ее, что, конечно же, все, что можно купить за деньги, у них найдется, а если нет, то они тут же это раздобудет и принесут. Алисия благосклонно кивнула и потянула Лету к диванчику с журналами. Ждать, пока «все что угодно» будет доставлено пред их светлые очи.

- Пару недель назад я видела твоего… даже не знаю, как его назвать? Мужа? Будущего мужа? Хозяина? – Алисия откинулась на спинку дивана и рассеянно постучала пальцем по подбородку. – Не могу сказать, что мы очень тепло пообщались.

+1

9

Плечи расслабляются с последующим вздохом облегчения, но спасение Алисии выглядит как одолжение и Лета вновь закатывает глаза. В красивых бутиках много приятных, но бесполезных на первый взгляд вещей. Здесь светло, но глазам неудобно, будто ее заставляют смотреть, не моргая, на вспышки десятка фотокамер одновременно; но на столике возле журналов идеально выстроены изящные ракушки печенья Мадлен, макароны нежного небесного оттенка и, даже, небольшие эклеры. Вероятно, пока невеста выбирает платье, успевает увеличиться в талии на несколько сантиметров, сорваться с предсвадебной диеты или разрыдаться от одного лишь сладкого запаха. Лета обязана матушке и ее прекрасной генетике, потому что к сегодняшнему дню со своим рационном не влезла бы ни в одно платье, которые, будто одним своим видом дискриминируют пышные формы. Ведьма хватает самый большой макарон и усаживается в мягкий диван.

- Вы виделись? Зачем? - макарон застывает на полпути, Лета удивленно смотрит на сестру, чувствуя неясную тревогу, сначала даже не обратив внимания на очередную колкость, - он мне не хозяин, и я все еще никого не слушаю.

Она лукавит, потому что покоряется, кажется, наименьшей подброшенной связью эмоции, каждая пора кожи тянется к некроманту, требуя его ежеминутного присутствия. Потребность, в которой стыдно и себе признаться.

О чем эти двое могли беседовать? Лета лишь могла представить упреки Алисии, прогонку по фамильным постулатам Муров и нравоучениями о важности женщины в семье. Или же, сестра могла требовать разорвать скрепленные ритуалом узы. Что-то внутри обрывается при мысли о том, что Элайджа мог согласиться на подобную сделку, предложи ему Алисия нечто более ценное, чем живой, дышащий сосуд магии.

- Твоя инициатива? Скажи, что вы говорили о том, в какой форме лучше делать приглашения и составляли список гостей, а не о том, как отменить действие ритуала.

Лета проглатывает чуть помятую от неосознанно стиснувшихся пальцев сладость. Вкус миндаля и солено-приторной начинки действуют лучше успокоительного, поэтому она берет со столика еще одно печенье.

- О чем вы разговаривали? Я все равно нуждаюсь в тебе на свадьбе, нравитесь вы друг другу или нет.

Отредактировано Letha Moore (12-06-2019 12:44:52)

+1

10

Лета говорила глупости, но тыкать ее в это носом было совершенно бессмысленно. «Никого не слушаю» - не надо же. На деле это означало лишь, что сестра слушает всех подряд, кроме тех, кто пытается давать ей небунтарские советы. Фонтейна она слушала совершенно точно. С открытым ртом – Алисия могла бы поспорить. Согласилась же она на свадьбу, о которой даже слышать не хотела. Вероятно, у нового родственника нашлись способы, чтобы ее… убедить. Ну или он просто произнес свое предложение правильным голосом. С него бы сталось.

Алисия наблюдала, как Лета ест пирожные и пила чай, который ей шустро доставила девушка-консультант. Молочный улун, ну надо же. Любить его Алисия не любила, но пить зеленый чай и говорить о Фонтейне было как-то даже иронично. Сладкий улун неминуемо начинал горчить.

- Будь он не твоим мужем, я бы, вероятно, ему симпатизировала, - пожала плечами ведьма на категоричное «нравитесь вы друг другу или нет». – У него определенно есть стиль. А вот я ему не нравлюсь, это да. Заочно, знаешь ли. Ему вообще не нравятся Муры.

Собственно это и была часть того, что Алисия хотела обсудить с сестрой, но вслух она этого, конечно, не сказала. Когда Лете говорили «мы должны поговорить» или «у нас есть что обсудить», она начала нервничать и обрастать колючками, возиться с ними, доставая из самых неожиданных мест, хотелось не слишком. Поэтому леди Мур пила чай и смотрела на сестру с весьма умеренным любопытством. Нет-нет, мне совсем не интересно, что ты скажешь, нет-нет.

- Он, знаешь ли, уверен, что, как прекрасный принц, спасает тебя, угнетаемую мачехой и злыми сестрами. Как он там говорил?.. «Представили, как дешевый товар по скидке». А еще мне понравилось – «паршивая овечка, от которой легко избавились». Мне стало очень жаль, что я не присутствовала на том памятном ужине. Почему интересно у твоего… - он улыбнулась, - Элайджи сложилось такое мнение, ты не в курсе?

Отредактировано Alycia Moore (22-05-2019 09:24:31)

+1

11

Мягкая коричная крошка застревает в передних зубах, Лета усердно пытается ее вытащить, воспользовавшись малейшей возможностью увильнуть от вопроса. Очень тонкого, заданного обыденным, но на самом деле сосредоточенным и серьезным тоном, вопроса, скользящего на опасной грани между дружественной сестринской беседой и поводом для драки. Лета боится этой притворно-вежливой интонации еще с детства.  Пудрить мозги сладкими любезностями могло стать профессиональной деятельностью ее сестры.  Возможно, ей нужно было идти в политику, а не тратить так много драгоценного времени на омолаживающие маски.

Играть в спокойствие тяжело, но Лета думает, что сейчас самое время поучиться. В какой-то степени она даже рада, что Элайдже не нравятся Муры, но она в этом в жизни не признается, и в ответ на ремарку лишь пожимает плечами.

Свое первое появление в готическом особняке ведьма вспоминает по-разному. Ее истерика, заставившая всех на долгую минуту оторваться от блестящих тарелок, подавиться коллекционным вином и неловко переглянуться. Пристыженное выражение Вивьен, - ее самое нелюбимое выражение лица матери, - будто, ведьма стыдится, что породила на свет истеричное рыжее недоразумение. Отчаяние и злость от того, что мать за ужином, среди ненавистных тогда Лете, снобов, может, как ни в чем не бывало, предложить чистокровный брак в ближайшей перспективе. А затем рука Элайдже на ее плече, его заговорщицкий, полный соблазнительных секретов, взгляд. Полутемный кабинет, пахнущий снадобьями для ритуалов и старыми книгами, в котором она приняла решения быстрее, чем успела его проанализировать, согласилась без задней мысли, как только тяжелая ладонь опустилась ей на бедро.

- Возможно, я была слишком эмоциональна на том ужине.

Лета делает долгий глоток невкусного чая. Чай вообще не ее напиток, но так она оттягивает момент, думая над тем, что лучше ответить, чтобы случайно не побудить Алисию явить свету свои самые милые черты.

- Вивьен, - она запинается уже на имени матери, - мама говорила о чистокровных браках. Слишком много. И когда упомянула, что брак одной из ее дочерей и представителя семьи из Ковена стал бы отличным союзом, я немного не сдержалась. Возможно, Элайджа думает, что я ненавижу свою мать.

Плечи опять неловко дергаются, Лета откладывает в сторону чай, решив, что лучше уж закрыть себе рот эклером, - он хотя бы вкусный.

- А как ты реагировала, когда тебя против воли решили выдать замуж? Вежливо благодарила родителей за предоставленную тебе возможность?

+1


Вы здесь » Arkham » Сгоревшие рукописи » if love is a white dress