Horror News №1К грядущим переменам
ПерекличкаУспей отметиться до 31.08
ЛотереяИспытай свою удачу
Poenitentia: Ajax Einarsson до 25.08
Necessary evil: Garet Hart до 29.08
Last chance: Misty Malone до 29.08
«Казалось бы очевидно, что в университетской библиотеке не будет и намёка на литературу по пикапу и с этим логичнее обратиться в локальный книжный магазин. Но людская логика никогда не перестаёт изумлять самыми неожиданными поворотами и решениями. Подросток пришедший в университет за уроками пикапа ещё не самое шокирующее, что доводилось видеть Тео.» читать дальше

Ночь, трасса, заправка
Garet Hart & Megara Waldorf

Дорогие гости, добро пожаловать в «Аркхем». Мы играем мистику, фэнтези, ужасы и приключения в авторском мире, вдохновленном мистическими подростковыми сериалами, вроде «Волчонка» и «Леденящих душу приключений Сабрины», и произведениями Г. Ф. Лавкрафта.
Aiden

Ведение сюжетных квестов, анкетолог, местный тамада-затейник, мастерски орудует метлой правосудия.

Debora

Анкетолог, в активном поиске брутального мужика с бородой. Консультирует по вампирам, оборотням, магам, вендиго и древним, а также тёмной ночью может подержать за коленку.

Jennifer

Ведение сюжетных квестов. Консультирует по драконам и на тему того, как выжить в тяжелые будни Аркхема.

Misty

Анкетолог, изредка тамада-затейник. Расскажет о том, как размножаются русалки (без икры). Консультирует по магам, перевертышам, суккубам и древним.

Arkham

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Arkham » Сгоревшие рукописи » Лука Гонсалес, чупакабра


Лука Гонсалес, чупакабра

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

http://i.imgur.com/nasN1kl.gif

Полное имя
Лука Эсперансо Диего Гонсалес Санчес

Вид
Чупакабра

Возраст, дата и место рождения:
22, 19.03.1996, Нуэва-Росита, Мексика

Род деятельности
Уличный бродяга. Разоряет чужие закладки и потом крутится возле студенческих компаний, приобщая молодежь к наркотикам. Иногда подрабатывает по мелочи.

Происхождение
Родственные связи: Две сестры - Декстра и Диана Гонсалес Санчес. Трое детей-одногодок (плюс покойный сын) с фамилией Гонсалес.
Помимо родственников в семью Луки входит мать его детей - Лидия Моррис, двое её детей с фамилией Кабальеро и их отец - Матео Кабальеро Калво.

На испанца Лука с сестрами не очень похож - ровно как и мать, которая, впрочем, заверяла, что родом они прямо таки из самой настоящей Испании, с кожей, видавшей иное солнце и кровью, смешанной с визгами тамошних зверей. Сам Лука готов найти в себе силы не поверить, но наплевать на факты, какими бы они не были. Он мягок к лжи в любой форме и легко принимает враньё, если так оно надо. Не исключено, что всё в нём фальшивое от матери - и фамилии, и история, и глубина океана, в который Лука по детству не верит. Он не видел его, ровно как и пегасов с гиппогрифами, и только о нём читал, так почему океан не может оказаться ложью, дробящей континенты? Лука не знает.

Большая вода режет землю неспешно и неотвратимо, так он однажды вел ножом по вшивому пластику. Без цели, но просто так, как режут некоторые мыло для эстетического оргазма или рисуют на песке. Он царапает, подрезает, вычерчивает где придется, от дерева до кожи, это в нём живёт небольшой бзик. Синяя глубина между людьми глотает дороги, по которым он мог бы пройти во все страны. Лука родился и застрял в Мексике, как в консервной горячей банке, полной копошащихся жуков. Они все живут в крупном доме - но их так много, что пыль стоит густым облаком от топота, а стены тесны и касаются плеч.

Не то чтобы Луку это не устраивало. Ему нормально. Его зона комфорта отлична от людской. Он не бежит в пустой угол, разбиваясь о стену башкой. Санчес катается тощим пузом по песку и лезет под колючий куст, почесать спину. Сегодня он сожрал мышь, а завтра он, возможно, сожрёт весь город. Возможно. Шанс примерно - один к самому большому числу, что получится посчитать. И Лука считает раз, и он считает два, и он считает три...

Диана кусает его за облезлый хвост своей полупустой пастью и тянет по земле. Их дворик с кучей покрышек наполняется сопением и истеричным визгом обиженных детей, но никто не торопится разнимать - обычное дело.

Окей, ему почти шесть

Для некоторых шесть - это "всего лишь". Всего лишь начало, и бесконечно долго тянутся секунды, щёлкает счетчик, отмеряя взросление до той черты, когда уже не захочешь взрослеть. Но ему - Луке - уже отщелкало приличную дозу этой жизни. Он продлевает её, как наркоман, потому что наркологов тут нет, только в виде какого-нибудь суицида, но вот Диего не нытик и сопля, чтобы решать всё так просто. Он вытянулся и приобрел угловатые колени, треугольнички позвонков под кожей и целый ворох желаний, за которые нельзя схватиться. Он теперь ест меньше - потому что кормят сперва совсем мелких крысят, а спит больше, чтобы не слушать оры и срач. На втором этаже шлёпает под ветром доска и протекает вода ему на нос при редком дожде. Они уже переезжали несколько раз, а из большого табора превратились в поредевший набор гиков на примерно один вкус и цвет. Нервные, агрессивные и шибанутые, с группой безумных мамашек.

Санчез стирает белье и поет всякое своим тёткам (он сомневается, что те родные ему, потому что Лука не так сильно похож на коренного мексиканца, как его тётки), весёлое и шутливое. Его любят, слушают и тянут в разговор иногда, если горло устает горланить или забывается куплет. Когда в строку вмешиваются шепоты на повышенных тонах за стеной, Лука игнорирует, но его голос всё равно сбивает чужой крик. Если бы Диего смотрел сериалы, он бы знал, что находится в поганом ТВ-шоу, где все визжат, как резаные свиньи и кидаются вазами. Но он не может их смотреть. И Лука считает раз, считает два, считает три...

Тёти вправляют ему плечо и смотрят одобрительно, но со страхом. Боятся не его - а за него, глупого и несуразного, лезущего на рожон. Лука лижет рваную рану и косится за угол, куда утопал довольный собой Франческо. Франческо сильнее него, старше, и у него есть какие-то деньги, чтобы содержать всю несуразную семью Луки, и обычно такие, как он, с друг другом сосуществуют мирно. Они слабые, и мир поодиночке легко переминает их, как жернова мельницы творят муку. Но чего у Франча не отнять - безумного проблеска в глазах и умения раздражать Диего так сильно, что дыбится шерсть на загривке и чешется кожа. Его уже никто не любит, и все ждут, когда он помрёт.

Когда мама уводит их - Декстру, Диану и Луку - всё дальше по дорогам, Лука пожимает плечами. У них есть ворованные деньги и наверняка - парочка фальшивых документов в маминой дорожной сумке, и давно пора что-то менять. Итак, на шестой год жизни Лука не совсем законно мигрирует из Мексики в славное США, оставив в своём детском возрасте распадающуюся на кусочки семью под покровительством поехавшего кукушкой мудака, который дрался с его мамкой до кровавых сопель.

Зона комфорта не нарушена. Зона комфорта разрастается в геометрической прогрессии вокруг мироздания Луки.

Окей, ему наконец двенадцать

Ему не нравится Салем, от которого пахнет и водой, и кровью вперемешку, а душок болезней притупляется под этим туманным облаком. Занавес из пустот. Будь Лука обычным ребенком или даже обычным взрослым детиной, его недовольство переросло бы в апатию и гнев, однако. Однако ему неплохо, и почти не хочется обращаться в облезлую крысу так часто. Он роет под мусорным баком лапкой и глотает тараканов. Их целая кучка, иногда выбегает глупая мышь. Лука жуёт и считает раз, считает два, считает три...

Его осторожно тянут за шкиряк и трясут пакетом под носом. Оттенок режет ему глаз и щекочет небо острыми иголочками. Ярко различимо.

- Слышишь? Ты запоминай, запоминай.

Его сородич Джоэл рвет пакетик, чтобы Лука мог сунуть нос внутрь и изучить составные. Потом они сидят на лестничной клетке, Эсперансо роется во всяком подсунутом ему мусоре и пытается справиться с головной болью, а Джоэл опять учится курить, хотя ему никогда это дело не нравилось. Сигареты воняют слишком ощутимо и гадко для них двоих, хотя Лука иногда балуется с дымом.

Позже Диего обращается - так, всё ещё на клетке, потому что даже голой жопой на холодном камне ему уютнее и спокойнее, чем на своих четырех, хрупких и ломких. Ему двенадцать и он уже взрослый, а Джоэлу за тридцать и дальше - его дыхание какое-то надрывное, перебойное, а глаза подергиваются пеленой. Они живут с ним почти с самого приезда, но у матери Луки так и не появились дети, и на пятерых получается спокойно выживать и работать. И этим по-своему Лука любит Салем. Он холоднее, но жирнее его горячей Нуэвы-Роситы.

Окей, ему ровно двадцать

Половина. Половина от того, что он может прожить с копейками. Лука не успел ничего свершить, ничего такого, за что записывают в историю или хотя бы на страницы Википедии. Его года протекают стремительно и голодно, как и должны. Это устой. Он понятный и гибкий, привычный. Санчес не знает исторических фактов, потому что сама история сожрет его с головой, а он растворится в ней, и никто его даже не вспомнит.

Он трется плечами о стенку в подворотне и чешет колкий загривок, порыкивая в наслаждении. На своих двух, а в руках вертит коробку с паззлами, вертит как может, потому что пальцы у него скосились и переломались на одной. Слегка тянет, но Диего боль ценит - она помогает осознать грань между удовольствием и мерзостной лаской. В коридоре одной из их двух семейных квартир (одна напротив другой) Лука стягивает ботинки, оставаясь в чёрных носках с пикантной дыркой на большом пальце, и шлепает на кухню, на запах Лидии. Они сменили место жительства пару лет назад - всё тот же Салем, но иная жилплощадь. Трубы текут, сантехника барахлит, тараканов нет на кухне лишь потому, что обычную еду они сюда не носят. У Диего появились дети - он помнит, что уже больше, чем несколько лет назад. Точно. И считает их: раз, считает два, считает три...

- Привет, - говорит Лидия, откладывая в сторону журнал (странички прилипают к поверхности стола), - Давно не виделись.

Гонсалес бродит и работает по Аркхему чаще, чем живёт здесь, он мелькает у подростковых компаний и поблескивает шальным зрачком в клубе, где дешевле всего у него, чем у всех прочих. Все прочие пытаются схватить его за тощую жопу и как следует пристукнуть об угол, но он выворачивается змейкой, и не все даже уверенны, что мешает им именно Лука. Он пиздюк - но хитрый пиздюк с неприметным лицом.

Моррис переламывает ему криво сросшиеся пальцы, пока здоровой рукой он играется с её волосами, как кошка. Хруст, отдающийся в черепную коробку. Один. Гонсалес цепляет локон и трет кончик между подушечками. Он не такой уж шелковистый или приятный на ощупь, как пишется в книгах. Второй палец. Лука морщится и отводит волосы в сторону, рассмотреть белую шею с налившейся красным свежей меткой. Он видит следы клыков Матео и смеется, вспоминая какую-то его кособокую шутку. Матео - хороший парень из настоящей Испании, а не как Гонсалес, у Кабальеро в прошлом остались свои проблемы. Третий, и Лука готов тоненько взвизгнуть, но вместо этого просто кладет ладонь на чужую кожу и поглаживает вдоль. Лидия и Матео никогда не были против его компании, потому что он никогда не воевал ни за одного из них. У Луки с Лидией были дети, потому что они захотели собственных забавных щенков, у Матео с Лукой были общие моменты и без Лидии, а в итоге Гонсалес всё равно уходит - ему не нужно быть рядом с семьей, чтобы чувствовать себя живым. Он недалеко и у него есть деньги для них. Санчес лишний для всего мира, но не лишний хотя бы здесь.

Окей, ему уже двадцать два

Он даёт проститукам погладить пойманную им кошку, потискать грязный бок и подуть в уши. Их красные губы растягиваются, обнажаются зубы, а Лука шутит про курицу, которая перешла дорогу, чтобы поговорить с клиентом. Они не обижаются, они его любят по-своему. Смеются. Диего жадный до многих вещей, и в то же время непозволительно щедрый - он отдает себя каждому на свете, до последнего кусочка, от продавца в магазине до Лидии Моррис. И в то же время не делится своими внутренностями ни с кем, как собака на сене. На боль Диего отшучивается, на признания обнимается, на луну смотрит изредка.

Лука вспоминает, сколько бы раз мог уже подцепить СПИД, но выходит слишком большое число. И он считает раз, считает два, считает три...

Кошка ломается легко - как хрустящий крекер. Как палец. Гонсалес садится на краю крыши поудобнее и лакает из рваной раны на её пузе, кончиком языка собирая маленькие кусочки мяса. Ему холодно, но не сильно, голова болит, но терпимо, жизнь идёт, как придётся, и некому будет о нём рассказать потом.

Все люди и нелюди, творцы и политики, громкие голоса и яркие лица уходят не навсегда, оставаясь отголосками на страницах. Их кожу цепляют крючками и тянут обратно в мир до последнего, их истлевшим телам и погаснувшим разумам причиняют боль. А Лука умрёт, и никто его даже не вспомнит. И от этого знания ему хорошо.

Внешность
Цвет глаз: темно-каштановый
Цвет волос: голубые
Рост: 5' 11"
Отличительные черты: У него есть жесткая, короткая шерсть на загривке, заходит дальше клином на спину. Бывает прикольно почесать.
Используемая внешность: Jake Bugg

Умения
Умеет скакать как кузнечик и убегать от недоброжелателей по ссаным подворотням. Может починить сантехнику, собрать кровать и помочь с переездом. Своей гитары нет, но готов побренчать на чужой. Поет не очень по звучанию, но с душой и зажигательно. Бессистемно танцует и хорошо охотится на дворняг. В арсенале языков испанский, английский и португальский. Вырезает безделушки из подручных средств ножом - от дерева до овощей. Грубовато, но симпатично. Дарит о себе на память.
Хорош в вынюхивании. Натренирован на наркотики, но может отыскать многие другие вещи или же разобрать сложный запаховый букет, сосредоточившись. Острая память на личные запахи существ и людей, а также хорошая ориентировка по ним.


ИНФОРМАЦИЯ ОБ ИГРОКЕ
Стиль игры: Предпочитаю неспешный темп игры, возьму 2–4 эпизода, отвечать буду по ситуации, иногда могу ответить через час после поста соигрока, зависит от загруженности в жизни и желания писать. Размер постов соигрока не важен, сам за объемом не гонюсь, ориентируюсь по ситуации, но чаще пишу посты 4 тысячи символов.
Другие персонажи: не имеются.

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

Отредактировано Luka Gonzalez (06-12-2018 13:26:07)

+12

2

ХРОНОГОМОЛОГИЯ

19.oct.2018. with Letha Moore Хотели как лучше, а получилось как всегда

16.oct.2018. with Edwin Milton скажи мне правду

12.oct.2018. with sisters Дикие дети, сукины дети

10.oct.2018. with Daniel Grizzels and Cole Moore я вас не звал

17.aug.2018. with Roderick Ambrouse Freakshow

end of sept.2018. with Toni Dagger Moon

4 jule 2017. with Daniel Grizzels Зовите меня "амиго"

Отредактировано Luka Gonzalez (12-01-2019 19:28:02)

0


Вы здесь » Arkham » Сгоревшие рукописи » Лука Гонсалес, чупакабра